Лужков о коррупции в России

Мнение мужа бизнесвумен Батуриной о системе, которую он сам холил и лелеял, и был встроен в самое ее гнездо. Прозрел дедушка Юрий Лужков на старости лет. Столько лет молчал, и тут запел. Не буду упоминать тут ложь и передергивания (типа разоряемых тысяч предпринимателей, которые часто оказываются зарегистрированными как предприниматели сотрудниками фирм, чтобы не платить лишнее) которые персонаж бросает не глядя, но почитать стоит. Сам о себе же говорит человек. Хотя старается не задевать времени своего руководства - но сквозь строчки все видно. (Админ сайта)

Юрий Пронько: У нас в гостях человек, который не нуждается в специальном представлении, человек, которого вы все точно хорошо знаете. Сегодня в «Ежедневнике» Юрий Михайлович Лужков. Юрий Михайлович, вечер добрый.

Юрий Лужков: Здравствуйте.

Юрий Пронько: Спасибо большое, что согласились прийти. Я за эфиром вам сказал о том, что меня сейчас крайне беспокоит сложившаяся ситуация в стране вокруг малого и среднего бизнеса. Более 300 тысяч предпринимателей с начала этого года закрыли свое дело. Решение конкретных чиновников федерального уровня, которые повысили социальные взносы. Уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов общался с господином президентом, но Владимир Путин не дал прямого поручения разобраться в этой ситуации.

Как устроено российское общество
В статье:

Скрытая реальность в России
В статье:
Скрытые пружины России
В статье:
Построение нации в России

Ситуация усугубляется, и у меня складывается такое чувство, что власти без разницы как себя чувствует малый и средний бизнес. Ставка делается не на тех, кто своими руками, мозгами, опытом реализует проекты, а на тех, кто будет бегать в государственные Собесы, и простите, просить паечку. Я хочу узнать ваше мнение, неужели действительно малый и средний бизнес так и будет влачить жалкое остаточное существование?

Юрий Лужков: Во-первых, малый бизнес, начиная с 90-х годов через ИП, а потом кооперативы, потом малый бизнес начал активно развиваться. Я помню, я еще стоял у истоков развития малого бизнеса в Москве, мне это дело было поручено еще партийными органами в советское время. Радость, которую мы испытали, когда создали первые 10 тысяч кооперативов, и когда прозвучали первые 4 кооператива - Кропоткинская 36, - это был взрыв интереса, это был подъем, была надежда на то, что наконец-то людям, которые хотят заняться собственным делом, хотят себя проявить на этом, хотят и заработать на этом, может быть предоставлена возможность организации дела.

Нужно сказать, что малый бизнес в Москве развивался очень приличными темпами. Городские власти создавали очень льготные условия для малого бизнеса: существенно низкие арендные платежи за нежилые помещения, которые принадлежали городу и предоставлялись малому бизнесу; быстрые кредиты; правовая защита; активная работа по воздействию на тех, кто преступным образом мешал малому бизнесу. Общественные организации, которые были созданы, это Совет по малому бизнесу, Департамент поддержки малого бизнеса в Москве.

Юрий Пронько: То есть была заинтересованность?

Юрий Лужков: Да, и город был заинтересован, я вам могу сказать. Доходы городу малый бизнес приносил немалые – 33% городского бюджета Москвы, громадного бюджета в 500 миллиардов рублей – а это третья часть городского бюджета, - приносил малый бизнес.

Юрий Пронько: Что произошло в стране? Почему убивают?

Юрий Лужков: Это крупная государственная ошибка, в которую нужно вмешаться президенту и которую нужно поправлять. Увеличить в разы налоги и ждать, когда это все будет воспринято малым бизнесом безропотно и, может быть, с энтузиазмом, это означает, ждать развала малого бизнеса в стране. И не только это, цифра называлась совсем недавно – 297 тысяч.

Из чего состоит русская национальная идея
В статье:

Идеи Ивана Ильина и современная Россия
В статье:
Истоки русского мессианства
В статье:
Почему России не нужна идеология
В статье:
Почему консервативная Россия - угроза миру

Юрий Пронько: Сейчас уже 340 тысяч.

Юрий Лужков: Идет обвал, его надо останавливать. Это не только 340 тысяч руководителей или хозяев этого бизнеса. В каждом малом бизнесе работает в среднем от 5 до 50 человек, это армия ,которая теряет работу, которая в последующем может стать или криминальной нагрузкой, или социальной нагрузкой для властей.

Те налоги, которые государство ожидает получить, увеличивая их для малого бизнеса, обернутся безработицей, пособиями по безработице и дополнительными расходами, которые государство будет нести в других областях социальной сферы.

Юрий Пронько: Объясните мне, как такие преступные решения могут появляться? Юрий Михайлович, вы были во власти, вы знаете, как принимаются решения.

Юрий Лужков: Я думаю, что это неграмотность и примитивность получения выгоды от какого-то одного решения, не видя тех производных безобразий, сложностей, которые возникнут после этого принятия решения.

Юрий Пронько: Люди уходят в тень либо уезжают из страны.

Юрий Лужков: Да. В тень – это плохо, вещь недопустимая, потому что сейчас уже почти все города - дотационные, области, республики и края РФ - почти все дотационные. Наверное, сейчас и Москва тоже может не устоять, потому что малый бизнес Москве всегда приносил очень большие доли в городской бюджет. Все это становится очень проблемным с точки зрения формирования самого бюджетного процесса государства.

Откровения чиновника о работе

То есть малый бизнес, после того как появились первые кооперативы - это 86 год еще, начало 87 года, - считайте, 26 лет прошло от начала. Он развивался, он формировался через систему государственной поддержки, систему льгот, это все занимало большую часть трудовых ресурсов, которые высвобождались и выбрасывались из государственной промышленности, из государственной экономики.

У нас было бы катастрофическое положение, скажем в Москве, если бы мы при потерях потенциала государственной экономики, государственного производства не развили бы малый бизнес, в который было вовлечено 1,5 миллионов человек. Эти 1,5 миллиона были выброшены за ворота из-за олигархической политики, приватизации и т.д. Эти 1,5 миллиона были вобраны в систему малого бизнеса. И у нас всегда уровень безработицы в Москве был 0,6%. Что будет сегодня я с трудом себе представляю.

Высшая власть должна срочно принять срочное решение по исправлению ситуации. Малый бизнес полезен в любой стране. Германия сейчас это демонстрирует, даже в сложное для Европы время, когда она поражена большим проблем финансовых, экономических, проблем производства, проблем безработицы - в Испании больше 20% безработицы. А что делается на Кипре. А Германия имеет больше 60% тех затрат трудовых ресурсов, которые относятся к малому и среднему бизнесу.

Юрий Пронько: Но вывод тогда один – власть в России некомпетентна?

Юрий Лужков: В этой части, если она принимает такие решения, то да.

Юрий Пронько: Юрий Михайлович, я неспроста заговорил о власти, последняя инициатива президента по поводу запрета иметь чиновникам, депутатам, сенаторам активы за рубежом, счета. Скандалы за скандалами сотрясают Совет Федерации и Госдуму. Президент не доверяет той элите, которую он сформулировал за последние 20 лет? Если посмотреть законопроект, который он предложил, и вышел он из администрации президента, там ведь четко написаны бенефициары, кому запрещается. Получается, что этим людям глава государства не доверяет? Такая опасная ситуация сложилась, когда необходимо вводить запрет?

Предсказание Троцкого о современной России

Юрий Лужков: Я думаю, что этот запрет сам по себе не является цивилизационной мерой.

Я как свободный человек могу иметь счета за рубежом, если мне выгодно иметь деньги и получать проценты больше, чем в России, то я должен иметь свободное право разместить за рубежом.

Здесь у президента, у власти, другая цель – цель борьбы с коррупцией. Если у человека все прозрачно, если он держит деньги здесь, то он гораздо больше прозрачен и подконтролен, с точки зрения не того, как он тратит свои деньги, а как они образовались, откуда он получил эти деньги, и с точки зрения того, что он не может эти деньги увести за рубеж, и там эти серые деньги, пользоваться этими деньгами за рубежом как деньгами, полученными серым путем, будем так называть, не совсем праведным.

Юрий Пронько: Криминальным, фактически, путем, если называть вещи своими именами.

Юрий Лужков: Если называть своими именами, да. Эта мера, она не является мерой цивилизационной, по правам человека размещать деньги там, где ему удобней и выгодней. Эта мера, может быть она и обоснована, является мерой по предотвращению коррупционных действий со стороны тех представителей, которые работают в органах госвласти.

Юрий Пронько: Вы считаете в России борются с коррупцией?

Юрий Лужков: Слабо.

Юрий Пронько: В чем причина? Может быть, причина в том, что этой борьбой занимаются как раз те люди, которые пользуются этими схемами?

Почему Запад обгоняет Россию?

Юрий Лужков: Причина, я бы сказал такая: объявления не соответствуют мерам, коррупция порождена незаконной приватизацией. Коррупция – это свойство не только производителей, коммерсантов - мы сегодня видим массу таких случаев, а коррупция – это свойство структур госуровня, органов правопорядка, судебных органов, госорганов, это все по существу является образом нашей страны, к которой во всем мире стали относится с недоверием, именно из-за размеров коррупции.

Юрий Пронько: Это причина оттока капитала из страны?

Юрий Лужков: Конечно. Причина оттока капитала заключается не только в коррупции, она связанна с несовершенством нашего делового законодательства, когда любую формулу закона можно трактовать по-разному. Причина оттока капитала связанна сегодня с растущей со стороны, в первую очередь, иностранного капитала, еще и свои тоже так, многие наши бизнесмены считают, заключается в том, что здесь невозможно осуществлять нормальную производственную работу без взяток и без коррупционных проявлений со стороны всех слоев, всех уровней власти. Еще одна причина заключается в том, что есть такие факты – непорядочной конкуренции, когда или в пределах одной фирмы, или, когда две фирмы начинают задавливать своего конкурента с помощью госорганов.

Юрий Пронько: Вы бы открыли свое дело в России?

Юрий Лужков: У меня есть дело в России.

Юрий Пронько: Вы все-таки считаете, не так бесперспективно это все?

Юрий Лужков: Надежда умирает последней. Я веду сейчас сельско-хозяйственный бизнес в Калининградской области и стараюсь понять, как вообще можно в области сельского хозяйства человеку решать проблемы расширенного сельско-хозяйственного производства.

У нас вообще с сельским хозяйством полный швах. Мы сегодня потеряли треть посевных площадей, потеряли 43 миллионов гектаров – это территория полностью равная территории Франции.

Оставшаяся часть – в районе 80 миллионов гектаров, берите любую половину, она обрабатывается, все остальное – это земли, которые залежные, целинные, то есть земли, которые не обрабатываются, у нас осталось в сравнении с советскими временами в РФ треть тракторов.

Похожа ли Россия на Карфаген?

Юрий Пронько: У нас нет ресурсов для импортозамещения?

Юрий Лужков: У нас нет сегодня сельского хозяйства.

Юрий Пронько: А промышленности?

Юрий Лужков: Сейчас скажем и о промышленности, я приведу цифры, они могут быть страшными, но они иллюстрируют. У нас осталось треть комбайнов. Треть земель, треть тракторов, треть комбайнов. У нас уменьшился валовой сбор зерна, до 60 миллионов тонн, со 120 миллионов тонн. У нас количество мелиорированных и орошаемых земель уменьшилось почти в 7 раз: с 6,1 миллионов гектаров до 0,9 миллионов гектаров. Когда я слышу заявления власти, которые прозвучали, мне об этом рассказал один из специалистов, от премьер-министра о том, что до 30 года будет увеличен объем орошаемых и поливных земель на 266 тысяч гектаров, то на фоне потери 5 миллионов гектаров в советские времена, это просто ноль. Это катастрофа, без орошаемых земель, без мелиорированных земель Россия жить и увеличивать урожай не сможет.

Поддержка сельского хозяйства - 6 копеек на 1 рубль производства. Норвегия (я недавно был там по овцеводству, договаривался о совместных проектах) - 68 копеек, Европа – 32 копейки. А мы входим в ВТО, нам нужно с ними соревноваться. Если при поддержке Европы 32 копейки, мы имеем 6 копеек, то какая конкуренция? Они тратят 5% от увеличения стоимости на транспорт сюда. Какая конкуренция, они всегда нас задавят.

Юрий Пронько: Юрий Михайлович, вы по поводу промышленности хотели сказать. Кстати, по Карлу Марксу государство – частная собственность бюрократии. У меня такое впечатление, что чиновники сделали ставку на государственные компании, государственные корпорации, которые никем не контролируются, ни перед кем не отчитываются. Я спрашивал депутатов Государственной Думы и сенаторов: «Вы можете проконтролировать?» - «Нет» - «Как это так? Вы по каждой приняли закон, и вы их не контролируете». Вот эти «Ростехнологии», «Роснано» и так далее. Что происходит?

Юрий Лужков: Что касается права контроля, возможности контроля, если это упущено государством, то это дает возможность этим, так называемым, государственным корпорациям действовать даже и не всегда в интересах государства, не всегда в интересах строительства той техники и создания той техники, решать какие-то, может быть, финансовые, экономические задачи, меркантильные и так далее. Это вопрос отдельный. Я хочу поговорить о другом. Мы перестали производить почти все. Беда, это страшные вещи.

Аналог Путина в римской истории

Страна великая, могучая, высочайшего интеллекта до сих пор не может производить собственные мобильные телефоны. Но мы перестали производить уже самолеты, мы перестали производить свои автомобили, за небольшим исключением - «Камаз», но если смотреть, то это исторический момент, то это техника, которую мы купили. Мы перестали производить морские суда, я уже не говорю о круизных. Мы закупаем вертолетоносцы. Наличие таких потрясающих предприятий, как Звездочка, Севмашпредприятия, которые могут делать все.

Я вспоминаю восстановление возможности производства строительства корабля «Юрий Долгорукий», это подводный крейсер, я там часто и много бывал, помогал Севмашпредприятию в организации этого производства, я видел эту мощь, думаю, вряд ли в мире можно найти что-то подобное. И при этом закупать технику за рубежом. Это означает оставить свои предприятия, своих конструкторов, своих разработчиков без заказов, без работы. Меня волнует не только то, что мы сейчас перестали производить многое. Есть два момента. Первый, у нас закончилась отраслевая наука.

Юрий Пронько: У нас, по-моему, вообще наука закончилась.

Юрий Лужков: Это отдельный разговор. Я говорю о прикладной, отраслевой науке. Наука, которая была в существовавших ранее министерствах, она была мощной, крупной, она разрабатывала технологический процесс, она разрабатывала новые станки, новое оборудование и так далее. Сегодня ее почти не существует. То есть сегодня мы в своем развитии можем закупать только то, что создавалось 10 лет назад, потому что любая закупка любой технологии, это десятилетняя работа в прошлом той фирмы зарубежной, которая нам эту технику или технологию поставляет.

Есть еще одна беда – отсутствие сегодня полноценной кооперации. Любое сложное техническое изделие, начиная от ракеты и кончая автомобилем, комплектуется грандиозным количеством различных видов приборов, полимеров, материалов, металлов, смазок, различных видов герметиков и так далее. Вот сегодня мы не в состоянии уже производить высокотехнологическую технику, оборудование из-за того, что возможности кооперации развалены, и многое из того, из чего можно комплектовать сложное техническое изделие в стране перестало производиться. Беда пришла в наш аул.

Юрий Пронько: Юрий Михайлович, может быть, выход из этой ситуации – политические реформы? Если эти господа профессионально не пригодны, если они принимают преступные решения, я все о малом и среднем бизнесе, то пора менять?

Юрий Лужков: Я не стал бы называть эти решения преступными. Это ярком, может быть, с вашей стороны, громко, я их называю неквалифицированными. Решения, которые равноценны преступным, но они не являются предметом целенаправленным преступных действий. Они просто от отсутствия квалификации.

Юрий Пронько: Не от большого ума.

Юрий Лужков: Одно и то же. До 2030 года наш премьер говорит: будет у нас увеличена площадь на 266 тысяч гектар. Мелиорация и орошение. А мы потеряли 5 миллионов гектар по сравнению с советскими временами, которые не были у нас какими-то тучными с точки зрения мелиорации. У нас 124 миллиона гектар земли в РФ. Мы потеряли 5 миллионов, и до 2030 года хотим всего 260 тысяч. Это ноль. Лучше об этом вообще ничего не говорить. А если премьер выдает такую цифру, она выглядит, может быть, для обывателя большой. А на самом деле это говорит специалистам, сельхозникам о том, что мелиорации у нас до 2030 года не будет.

Юрий Пронько: Вы в обиде на Дмитрия Медведева? Есть у вас это чувство после известного указа?

Юрий Лужков: Нет. Это абсолютно неквалифицированное решение. Есть такая притча, что обижаться можно только на умные решения. Продолжайте дальше, я остановлюсь на этом.

Юрий Пронько: Вы один из самых ярких политиков России. Вы подчеркиваете, я просматривал ваши интервью, которые, кстати, немногочисленны, вы готовы вернуться в политику? Вы хотели бы вернуться в политику? Ведь вам есть что сказать, а самое главное – вы знаете, как это сделать.

Юрий Лужков: Есть, что сказать, это опыт. Я состоялся как хозяйственный руководитель в советские времена. Не знаю, наверное, могу сказать, что я не потерялся и в новые времена. Перевод на рыночные принципы московского хозяйства, если вы помните плодоовощного хозяйства, когда через наши работы мы отказались от привлечения людей, перевели не по Чубайсу, а по-московски на рыночные рельсы весь плодоовощной комплекс.

Юрий Пронько: Это была реформа, да.

Юрий Лужков: Это была мощная реформа революционного типа. Конечно, есть что сказать. Я думаю, что государству опыт таких людей, как: Шаймиев, Муртазаев – много таких, никак нельзя терять. Это люди, которые являются носителями этого опыта, которого у сегодняшней публики недостаточно. Хотя есть яркие фигуры в правительстве и сегодня. Если говорить о хозяйственных делах, если говорить об экономике, то мне интересно принять участие в реализации каких-то экономических проблем. Для политики сейчас абсолютно мутное время. В мутной воде я не хочу ловить рыбу.

Юрий Пронько: Вас считают одним из отцов-основателей «Единой России».

Юрий Лужков: Да. «Отечество».

Юрий Пронько: В свое время было движение «Отечество» и была «Вся Россия» Минтимера Шаймиева, вы объединили эти силы, получилась «Единая Россия». Я помню ваше высказывание, вы достаточно жестко об этой партии высказались. На ваш взгляд, эта партия должна уйти с политической сцены.

Юрий Лужков: Думаю, что она будет существенно снижать свои электоральные позиции и позиции в обществе. Она не получилась.

Юрий Пронько: В чем причина?

Юрий Лужков: Исходная причина была в единстве, там собралась публика случайная, ее подбирал Борис Березовский, их было много. Когда произошло объединение, то часть этого единства поглотила интеллект «Отечества». Сегодня, если говорить о «Единой России», то в ней просто нет лидеров. Там был Шойгу, там был Шаймиев и другие. А сегодня их нет. Сегодня там уже возобладала серая масса администрации. Беда сейчас заключается в другом. Мы должны строить в государстве политическую структуру, многопартийную, безусловно, но, как в других цивилизованных странах, если мы сами не может сообразить, то посмотреть опыт: а где получается неплохо.

Смотрите, республиканцы и демократы, консерваторы и лейбористы, левые центристы и правый центр – во всех странах Европы, в Америке есть две партии. Одна партия левого центра, партия с социальными целями, но базирующаяся на результатах рыночной деятельности, реализации рыночных принципов, а другая партия – либеральная, правая партия, которая имеет больше интереса к формированию экономики, к либеральным ценностям, и они между собой конкурируют. Получается свободный, безреволюционный плавный переход, когда социалисты слишком много уделяют внимания социальным проблемам, ухудшается экономика, приоритет получают консерваторы.

Юрий Пронько: Алексей из Вологодской области пишет: «Страна пошла вразнос, точка возврата пройдена, печально». И таких реплик огромное количество. На ваш взгляд, в России действительно предреволюционная ситуация.

Юрий Лужков: Нет, пока нет. Революционная ситуация может возникнуть в двух случаях, когда правительство страны неспособно выполнять свои социальные обязательства перед народом, когда экономика настолько развалена и когда поступление денег со стороны за нефть и газ, за ресурсы природные не обеспечивает государственных обязательств, которое несет правительство. Когда Америка стала разрабатывать эти битумные пески и сланцевый газ выпускать, это является для мира, может быть, полезным, для нас является опасным, потому что она хочет поставлять этот сланцевый газ в Европу и установить, таким образом, серьезную конкуренцию «Газпрому». При этом Америка говорит, что она будет поставлять газ примерно в два раза меньшей цены за 1000 кубометров, чем это складывается для Европы от «Газпрома».

Юрий Пронько: То есть прямая угроза России.

Юрий Лужков: Прямая угроза России и это уже не отдаленный период. Если «Газпром» будет получать в какое-то количество в разы, в раз, в два раза меньше платежей за поставки своего газа, то государство не сможет обеспечивать социальные обязательства, а промышленность у нас уже практически во многих своих направления отсутствует, это первая причина, нужно к ней готовиться, нужно иначе решать вопрос.

Если мы будем поставлять Китаю этот газ, который Европа откажется у нас брать из-за высоких цен, то Китай тоже захочет получать газ, который стоит в Европе. Это сложная вещь, это первая причина. Я могу сказать и о нефти, Америка сейчас обеспечивает себя своей собственной нефтью. И не хочет покупать в арабском мире, это значит, что нефть даже при росте потребности в нефтепродуктах, может тоже прилично подешеветь. Эти причину можно исключать, но нужно действовать предельно быстро, развивая собственное производство, развивая собственную экономику.

Наша страна имеет полную возможность, особенно вместе с Белоруссией и с Казахстаном, сформировать свой самостоятельный внутренний рынок, нужно производить у себя, а мы только покупаем. Первая причина, которая может вызвать революционную ситуацию, экономическая. Вторая причина – политическая, если народ полностью будет разочарован во власти, если власть не будет выполнять электоральные чистоплотные обязательства.

Юрий Пронько: Две причины – экономическая и политическая.

Юрий Пронько: Болотная может повториться?

Юрий Лужков: Болотная может много раз повторяться.

На Болотную площадь народ вышел для того, чтобы протестовать против обмана выборов в Госдуму. Но на Болотной площади организаторы второй раз обманули народ.

Потому что они не предложили людям лозунгов, целей, которые нужно было направить правительству, властям, чтобы власти разобрали этот вопрос. Там выступает Ксюша Собчак, там выступают люди, которые красуются на трибуне, но ничего по существу они не сказали.

Юрий Пронько: Я с вами согласен. Дважды обман.

Юрий Лужков: Двойной обман.

Юрий Пронько: Это очень опасная ситуация.

http://www.silver.ru/air/programmes/ezhednevnik/list/50152/

Опубликовано 07 Мар 2018 в 08:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.