Уходящий год можно по праву назвать годом победы популизма. Лучше всего это олицетворяют два события: итоги июньского референдума о выходе Великобритании из Европейского Союза и победа республиканца Дональда Трампа на президентских выборах в США. Но если в первом случае, популизм действительно нашел отклик как среди простых граждан, так и среди политического истеблишмента, то в американском формате это приняло совершенно иную форму. Особенно в части проецирования результатов на выстраивание политики США в отношении России.

Другими словами, победа Трампа как раз выступает вне контекста популистских и традиционалистских лозунгов американской элиты, которые по большей части являются антироссийскими. Взять тот же Конгресс, где доминируют республиканцы. На протяжении всего 2016 года они приняли практически все законодательные инициативы, направленные на ослабление позиций России, такие как закон о поставке летального вооружения Украине, запрет на признание Соединенными Штатами воссоединения Крыма с Россией или предоставление сирийской оппозиции систем ПВО.

Тем самым, будущему президенту, уже заочно признанным самым пророссийским в истории, будет не так уж и просто отстаивать свою «пророссийскость» с таким Конгрессом. Однако будет ли Трамп в действительности таким ярым сторонником сближения Белого дома с Кремлем каким его пытаются обрисовать некоторые СМИ и аналитики? Для поиска лучшего ответа и понимания логики современных российско-американских отношений следует немного обратиться к истории вопроса.

США армия

В полном размере:
Базы США в мире
Больше в статье:
Геополитика США

Отношения с Россией были перезагружены Соединенными Штатами с приходом администрации Барака Обамы в 2009 году. И по началу, прагматичное предложение о нормализации отношений, которые стали стремительно ухудшаться еще к концу первого срока президентства Дж. Буша-младшего (и одновременно Владимира Путина), привели к успеху.

Так, в 2010 году был подписан СНВ-3, Москва дала согласие на использование своей территории для передислокации американского военного контингента в Афганистане, Белый дом и Кремль даже смогли договориться о том, что ядерная программа Ирана должна быть пересмотрена Тегераном. Более того, разговоры о расширении НАТО на Восток, тоже ушли на второй план в повестке дня, а в 2011 году Москва, по сути, поддержала Вашингтон и его союзников, воздержавшись во время голосования в Совете Безопасности ООН о принятии резолюции, вводившей бесполетную зону над Ливией. Но вот дальше отношения стали ухудшаться.

Сначала резкой критике со стороны Белого дома подверглись действия Кремля в отношении несогласных с итогами парламентских выборов в России, когда массовые протесты, проходившие в основном в Москве, привели к задержаниям и арестам лиц, названных в США «активными оппозиционерами» или «политическими заключенными». Следующим шагом стал так называемый «Закон Магнитского», заменивший собой в 2012 году поправку Джексона-Веника, и также направленный на «соблюдение прав человека и принципа верховенства права». В рамках данного законодательного акта, США ввели санкции в отношении отдельных государственных и частных лиц России, причастных к смерти аудитора Сергея Магнитского и нарушению прав и свобод человека в целом.

Немного о настроениях в США и Британии
в статьях:
Национальный характер англосаксов
а также
Фашизм в США сегодня

Но главным камнем преткновения в российско-американских отношениях выступает Украина, а отправной точкой нынешнего российско-американского кризиса является присоединение Крымского полуострова в 2014 году («аннексия», как это официально называет Вашингтон). С этого момента Соединенные Штаты наложили на Россию самые жесткие санкции, что привело к ответным санкциям с российской стороны и так далее.

То есть так часто используемый в отечественной и зарубежной экспертной среде тезис о том, что Сирия является проблемой номер один для Москвы и Вашингтона, на мой взгляд, не является справедливым и верным. Сирию можно назвать некоей площадкой, где Россия и США в лучших традициях холодной войны продвигают свою региональную политику через поддержку «своих» при этом не приводя к открытой военной конфронтации непосредственно между Кремлем и Белым домом. Но именно украинский вопрос стал катализатором для введения санкций, приведших к сильнейшему за последние годы ослаблению рубля, а также к увеличению военного контингента США и НАТО.

Украинский кризис и рост влияния ИГИЛ на Ближнем Востоке значительно повлияли на систему глобальной безопасности. Особенно в рамках внешнеполитического планирования США. В итоге, это привело к тому, что на волне конфронтации, пускай и холодной, с Россией, администрация Барака Обамы в 2016 году совершила мощный рывок в сторону Азии. Сразу вспоминаются визит Обамы в Хиросиму (и ответный визит японского премьер-министра Синдзо Абэ в Перл-Харбор), во Вьетнам (где были подписаны многомиллиардные оборонные контракты), в Лаос (первый визит президента США, который также свидетельствует о четких намерениях США по выстраиванию отношений нового уровня с этим давним российским партнером). Не стоит забывать и том, что Обаме удалось поднять на новый уровень отношения с Индией, традиционным союзником России.

То есть, разыграв украинскую и сирийскую карты, Обама перевел основное внимание России к решению этих двух проблем, а сам, в свою очередь, взялся за Азиатско-Тихоокеанский регион. Ведь немаловажен и тот факт, что в Стратегии Национальной Безопасности США от 2015 года, несмотря на всю официальную риторику Вашингтона в отношении России, основным направлением для внешней политики был выбран именно АТР.

Чем руководствуется политика Америки
в статье

Идеология США
в статье
Опыт идеологической работы в США

И вот под занавес уходящего неспокойного 2016 года Барак Обама решается на жесткий шаг – высылает 35 российских дипломатов и объявляет о введении новых санкций в отношении, как отдельных российских государственных лиц, так и отдельных государственных компаний и учреждений. И если ко второму пункту можно было бы и привыкнуть, то вот высылка представителей дипломатического корпуса – дело серьезное и используется в мировой политике не так уж и часто. На мой взгляд, это полностью олицетворяет то ощущение, которое сейчас присутствует в американском политическом истеблишменте.

Это своего рода симбиоз разочарования итогами президентских выборов, где победил «не свой человек», и желание лишний раз продемонстрировать всему миру, что США не отходят от своих политических убеждений. Ведь если Россия «аннексировала» Крым, то она будет наказана до тех пор, пока не вернет его обратно. Или если Россия продолжает помогать «тираническому» режиму Башара Асада и «массово уничтожает» мирное население Сирии, то она также будет за это наказана.

Потому что США, в восприятии американской элиты, являются сильнейшей мировой державой, которая должна нести свое слово и отстаивать свою позицию, которая априори является демократической, по всему миру. И если США дадут слабину, простят России все ее прегрешения, то они предадут свои идеалы. А этого они сделать не могут. В этом и заключается главная причина, по которой Обама решил применить столь жесткие меры.

После такого провала нынешнего продемократического курса на президентских выборах, он должен был объяснить американским гражданам, кто в этом виноват. И он нашел виновных в лице российских хакеров, обеспечивших республиканцев компроматом на Хиллари Клинтон и Демократическую партию в целом. Именно действия российских хакеров привели к тому, что американских граждан ввели в заблуждение, расставив акценты не на позитивных сдвигах во время президентства Обамы, а на негативных моментах, вроде многочисленных ошибок и просчетов его госсекретаря.

Но сейчас интересно другое. Изменится ли политика США в отношении России при Дональде Трампе кардинальным образом? Ведь даже в ответ на последние жесткие действия Обамы многие республиканцы не высказались резко против, а, скорее, даже поддержали такой шаг уходящего президента. Более того, Спикер палаты представителей Пол Райан, являющийся лидером республиканцев в палате представителей, заявил, что санкции были приняты с опозданием. Сам Дональд Трамп, до этого не выражавший особого желания ходить на совместные с Обамой брифинги разведслужб о нынешней ситуации в мире и не признававший «российского следа» в президентских выборах, сказал, что встретится с лидерами разведывательного сообщества, чтобы получить свежую информацию об этой ситуации.

Скорее всего, Трамп пойдет по пути своих предшественников – начнет свое президентство с попытки снизить накал страстей. В стремлении нормализовать отношения с Москвой, он будет дожидаться ответных шагов Кремля и расценивать все риски, взвешивать все «за» и «против». Ведь если Соединенные Штаты (а мы помним про главный лозунг Трампа «Сделаем Америку снова великой») не получат адекватные уступки и гарантии от России в ключевых для себя регионах (АТР, Европа, Ближний Восток), то и Трамп, как опытный бизнесмен и переговорщик, не будет особенно охотно «дружить» с Кремлем.

То есть речь идет именно о дипломатии в ее классическом понимании, где нужно быть готовым идти на уступки и максимально прагматично взвешивать свои шансы и потенциал с целью пожертвовать чем-то определенным для достижения компромисса по более глобальным вопросам. Готовы ли к такому подходу в Москве?

http://russiancouncil.ru/blogs/Ilya-Kravchenko/?id_4=3061