Последние несколько недель на здании Европейской комиссии висит огромный плакат. Надпись гигантскими буквами напоминает всем, что 2013 год — это "Год европейских граждан". Даже самый близорукий прохожий не может не увидеть этот лозунг: "Главное — это Европа. Это ВЫ. Участвуйте в обсуждении".

Мартен Пижон (Martin Pigeon) назначил нам встречу здесь, на площади Робера Шумана. Предложенная им экскурсия, к сожалению, рисует не самый радужный образ европейской демократии, в руководстве которой гражданам иногда отводится куда меньшая роль, чем различным группам влияния. По оценкам его ассоциации "Европейский центр корпоративного мониторинга" (Corporate Europe Observatory, CEO), на различные лобби в Брюсселе работают от 15 000 до 30 000 человек: 10% из них — на гражданское общество, 20% — на государственный сектор, а остальные две трети — на частные компании.

Этот центр, который финансируется различными фондами и поддерживает тесные связи с движением альтерглобалистов, на протяжении вот уже 15 лет занимается изучением и критикой деятельности самых разных лобби, от агробизнеса до пищевой промышленности и финансов. Его сотрудники регулярно устраивают туры по европейскому кварталу для приезжающих в столицу чиновников, студентов, активистов и даже просто любознательных людей. Кроме того, вдохновившись знаменитым британским туристическим путеводителем, они выложили в открытый доступ в сети свой Lobby Planet.

Нефть и табак

Площадь Шумана — это стоящие в круг офисные здания, в которых находятся вперемешку различные объединения предприятий, посольства, представительства и адвокатские конторы. Единственный след их присутствия — это скромно висящие на фасадах здания или вестибюлях таблички: Европейская табачная ассоциация, Pernod Ricard, Shell...

Настоящий отец Евросоюза
в статье

Евросоюз придуман при Гитлере

Мартен Пижон останавливается перед офисом British Petroleum, зданием номер 11. Охранник с подозрением смотрит на нас через стеклянную дверь, пока гид рассказывает о том, как это богатое и влиятельное лобби подтолкнуло Европу в 2005 году к формированию рынка квот на выбросы парниковых газов. Далее мы движемся от черного золота к голубому и дому номер 6, где расположена возглавляемая Veolia и Suez федерация Aquafed, которая, по утверждению CEO, борется за либерализацию рынка водоснабжения.

Пройдя по проспекту Кортенберга, мы попадаем к офису BusinessEurope. Напротив этой европейской ассоциации руководителей крупных предприятий находится Главное управление Европейской комиссии по внутренним рынкам, которое возглавляет Мишель Барнье (Michel Barnier).

За фасадом здания 168 расположен Европейский форум услуг. Сам он описывает себя как "голос европейской сферы услуг в международных торговых переговорах". По словам Мартена Пижона, организация поддерживает тесные связи с сотрудниками управления по внутренним рынкам:

"Люди из главного управления приходят к ним, проводят брифинги о ситуации по различным вопросам и даже приносят черновики торговых переговоров. Но когда мы просим у них эти документы, нам отвечают, что это конфиденциальные сведения!

Почему Европа перестала быть военной силой
в статье

Причина военной слабости Европы

Таким образом, Европейский центр корпоративного мониторинга подал на Европейскую комиссию в Суд Европейского Союза в Люксембурге по обвинению в дискриминации и нарушении европейских правил прозрачности. Сейчас мы ждем решения суда".

Академия лоббирования

Далее мы движемся по направлению к Европарламенту. Горожане окрестили здание "капризом богов", потому что его очертания напоминают упаковку сыра с одноименным названием. После принятия Лиссабонского договора этот институт приобрел куда большее влияние в законодательном процессе. И хотя площадь Шумана по-прежнему пользуется популярностью среди лоббистов, ее постепенно обходит площадь Меюса, которая идеально расположена неподалеку от парламента.

Мы быстро проходим мимо Европейского института тренинга, где за какие-то жалкие 1990 евро (без НДС) можно принять участие в двухдневном семинаре и ознакомиться с новыми методами лоббирования, о которых, как с гордостью говорится в программе, рассказывают "бывшие официальные лица Европейского Союза".

По дороге Мартен Пижон описывает все тонкости лоббирования. Если бы он не был убежденным активистом, то мог бы сам проводить занятия в одном из центров повышения квалификации для пиар-консультантов:

"Чтобы донести послание до адресата, лоббисту нужно пройти через как можно большее число различных каналов. Если же за вашими плечами стоит не просто предприятие, а целая ассоциация, это придаст вам больше веса. Если вам удастся протолкнуть эксперта, еще лучше. А если у вас получится провести ваше послание через псевдо НКО, которое якобы представляет гражданское общество, это вообще замечательно!

Основная причина европейской политики 20 века
в статье

Леваки и марксисты побеждают в Европе
Так же в статье
Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

В 2006 году журналист The Guardian установил, что так называемый союз раковых больных Cancer United на самом деле был создан пиар-агентством Weber Shandwick для компании Roche. Это особенно отвратительный, но, к сожалению, не единственный пример такого поведения".

Есть у лоббистов и множество других методик. Так, они очень любят отклонять европейскую гражданскую инициативу от изначально поставленной цели:

"Европейская гражданская инициатива (ЕГИ) — это прописанная в Лиссабонском договоре инновация, которая должна дать новый импульс участию людей в демократическом процессе. Она позволяет поставить на рассмотрение Европейской комиссии любые вопросы при условии сбора по меньшей мере миллиона подписей. И вот теперь Fleishman-Hillard выпускает рекламу и предлагает предприятиям запустить собственную кампанию с использованием ЕГИ!"

Эксперты

Чуть дальше находится площадь Журден. Ведущий группу туристов экскурсовод не преминул бы отметить, что тут можно попробовать лучший во всем Брюсселе картофель-фри. Однако наш гид привлекает наше внимание к стоящей у сверкающего здания толпе курильщиков.

В конференц-центре Albert-Borschette проводятся собрания экспертов, которые консультируют Европейскую комиссию по разрабатываемым в данный момент законопроектам. Это стратегически важное место для размещения представителя группы влияния. Как отмечают в CEO, среди примерно тысячи экспертных групп, которые работают с Еврокомиссией, по меньшей мере сто находятся под контролем промышленных лобби.

Мнение экспертов зачастую приводят как аргумент для оправдания существования лобби. Их анализы позволяют европейскому руководству быстро оценить "температуру" вопроса, стоящие цели и задачи, а также масштабы задействованных сил. Кроме того, Европейская комиссия сама создала и профинансировала первые лобби бизнеса, профсоюзов, потребителей и экологов.

Как считает Мартен Пижон, главная опасность возникает в тот момент, когда такая ориентированная на определенные цели информация становится единственной темой обсуждения:

"Иногда Европу воспринимают как огромную бюрократическую машину. Тем не менее, число европейских чиновников не превышает 50 000 человек. То есть, по масштабам она равна парижской мэрии, но вынуждена решать вопросы целого континента! Как нам кажется, этого недостаточно, чтобы создать внутренние возможности для экспертной оценки.

А административная реформа Нила Киннока (Neil Kinnock), которую тот провел после ухода комиссии Сантера в 1999 году, сделала все только хуже. В ней предполагается, что высокопоставленные чиновники должны перейти на другой пост по истечению определенного срока. Но это полностью лишает их всякой возможности приобрети опыт в своей сфере".

Лоббистское древо

Мы проходим мима Парка Леопольд и зеленых лужаек у входа в библиотеку Сольве. Престижное здание в стиле ар-нуво снимают две экспертных группы, "Центр обороны и безопасности" и "Друзья Европы". Во второй организации явно не рады появлению нашей "экскурсии":

"У нас случаются с ними перепалки. Обычно экспертные группы не любят, когда их записывают в категорию лобби. Они называют себя независимыми аналитическими организациями, но всегда намеренно проводят дебаты незадолго до голосования по тому или иному важному вопросу. Кроме того, на таких собраниях в одном зале обычно можно встретить докладчика, занимавшихся подготовкой законопроекта людей из Еврокомиссии и представителей международных компаний".

Когда Мартен Пижон заканчивает свои объяснения, мы подходим к зданию Парламента на площади Люксембурга. В четверг вечером в местных кафе спиртное течет рекой.

Именно тут предпочитает расслабляться небольшое сообщество европейских экспатов. Так, например, ирландский паб Fabian O’Farell’s, на месте которого сегодня находится Exki, описывался в Lobby Planet как "любимое место британских евродепутатов и обхаживающих их лоббистов". В CEO не скрывают раздражения по этому поводу:

"В Брюсселе существует два города. Бельгийский и европейский. Европейский район можно считать однородным как с точки зрения застройки, так и социологии. Большинство из 85 000 человек, которые каждый день приходят сюда на работу, это экспаты. Этот маленький мирок живет словно сам по себе. Границы между частным и государственным сектором здесь дырявые и размытые.

Достаточно лишь посмотреть на то, как люди выстраивают здесь карьеру: стажер в Европейской комиссии становится младшим сотрудником в лобби, а затем сдает экзамены на еврочиновника. А по достижению пенсионного возраста многие европейские служащие уходят работать в адвокатские конторы, принося с собой знание процесса принятия решений, организации...

Как мне кажется, лучший способ добиться чего-то от человека — это пообещать ему работу. Достаточно лишь спросить его за обедом: "Скажите, а после вашего срока вы не хотели бы работать в агентстве?" Это предельно просто, не оставляет никаких следов и дает серьезные шансы на то, что этот человек в будущем будет внимательнее относиться к вашим просьбам".

Чтобы завершить экскурсию на символической ноте, Мартен Пижон приводит нас на улицу Вертц. Там, на перекрестке неподалеку от здания Европарламента, сбрасывает последние листья чахлое деревце.

Но это не обычное дерево! Его посадила в 2001 году Николь Фонтен (Nicole Fontaine), спикер Европейского парламента и глава Общества европейских профессионалов бизнеса (одна из трех профессиональных ассоциаций лоббистов). На цоколе из синего камня красуется такая надпись: "Решать серьезные вопросы нужно путем выступления, обсуждения и голосования, заручившись решимостью, терпением и преданностью делу". Золотые слова...

http://inosmi.ru/world/20130325/207226193.html