Ллойд-Джордж отец Ближнего Востока

95 лет назад, 7 декабря 1916 года премьер-министром Великобритании стал Дэвид Ллойд-Джордж. Ллойд-Джордж был весьма нехарактерной фигурой для британской политики. Он был первым, и на сегодняшний день единственным валлийцем на посту британского премьер-министра. Его сдвоенная фамилия не была наследственной – приставка Ллойд была присоединена Дэвидом , урожденным Дэвидом Джорджем, в честь дяди по материнской линии, Ричарда Ллойда.

Отец Ллойд-Джорджа умер, когда тому было всего полгода. Дядя, баптистский священник, сыграл огромную роль в формировании мировоззрения племянника, и оказывал на него воздействие вплоть до смерти в феврале 1917. Начав успешную карьеру адвоката, Ллойд-Джордж быстро перебрался в политику. Он был избран депутатом парламента от либеральной партии в 1890 году. Он продолжал оставаться членом парламента 55 лет – до смерти в 1945.

Истоки и причины жестокости британской политики
в статье:

Преступления английского капитализма
а также в статье:
Террор НАТО в Британии
а также в статье:
Корни английского расизма
а также в статье:
Английский геноцид ирландцев

Итоги его бурной деятельности потрясают воображение. Он стал одним из основоположников концепции “социального государства”, фактическим военным диктатором Британской Империи в 1916-1918 годах и архитектором послевоенного устройства Европы. Также во многом благодаря Ллойд-Джорджу Запад влез в ранее закрытые и неинтересные для белого человека ближневосточные трясины.

В 1908-1915 Ллойд-Джордж был министром финансов, заняв пост лорда Аскавита, который стал премьер-министром. В предвоенный период он пытался сократить военные расходы, обещая “положить конец безумным тратам на вооружения, которые превратились в традицию благодаря безответственности наших предков”. Ллойд-Джордж является также одним из основоположников концепции социального государства, и именно он впервые ввел в Британии государственные пенсии для немощных и престарелых.

Между осенью 1916 и осенью 1917 года рухнули три основных правительства Антанты – Британии, России и Франции. Оттоманская империя, “больной человек Европы” весь этот период, вопреки прогнозам, держалась на удивление крепко.

Турецкий успех в защите Дарданелл сыграл главную роль как в падении правительства Асквита в Британии, так и в свержении царского режима в России. Падение трех союзных правительств привело к власти в Британии, Франции и России людей, взгляды которых на войну коренным образом отличались от взглядов предшественников.

Этнопсихология англоговорящих стран
в статье:

Национальный характер англосаксов
а также в статье:
Этнолог об англичанах

Лорд Асквит, благодаря которому Англия вступила в войну, стал первой жертвой. Он правил праздно, по-патрициански, любое его триумф, казалось бы, ничего ему не стоил. В процессе управления гигантской империей и войной он никуда , не спешил – у него всегда находилось время на еще один званый обед , еще одну вечеринку, или – на худой конец – на еще один коньяк.

В момент, когда военные катастрофы нарастали, как снежный ком, в Месопотамии, Галллиполи и на Западном фронте, его привычка достигать консенсуса стала казаться неуместной, в то время как его желание пойти на крайние меры – такие, как введение всеобщей воинской повинности – демонстрировало меньший, чем казалось тогда необходимым запал и желание победить в тотальной войне.

По контрасту, Ллойд-Джодж, ( с мая 1915 – министр вооружений) превратил всеобщую повинность в главный пункт, лозунг своей программы. Разница была драматической: в то время как Асквит, втолкнувший Британию в в войну, продолжал придерживаться либеральных ценностей мирной эпохи, Ллойд-Джордж, совсем недавно бывший радикалом, протестовавшим против самой идеи войны, был готов пожертвовать свободами индивида ради победы. Традиционные либералы, всегда выступавшие против принуждения, чувствовали, что Ллойд-Джордж превратился в изменника.

Потеряв старых политических друзей, Ллойд-Джордж приобрел новых, куда более могущественных. Одним был сэр Эвард Карсон, ирландский тори, который возглавил кампанию за всеобщий призыв в Палате Общин. Второй – наиболее важный – знаменитый поборник империализма Альфред Мильнер, возглавлявший кампанию за призыв в Палате Лордов и бывший главой Лиги Национальной Службы.

Анализ стратегии действий
британского неоколониализма
в статье

Природа британских военных операций
а также в статье:
Мягкая сила по британски
а также в статье:
Как англичане создавали революционеров

Мильнер, выдающийся колониальный администратор, был одним из главных зачинщиков англо-бурской войны, которой противостоял юный идеалист Ллойд-Джордж. В то время молодой Ллойд-Джордж яростно атаковал лорда Мильнера, критикуя империализм, вооруженное вмешательство в дела других государств и военные авантюры.

В тот же период Мильнер, бывший либеральный юнионист, превратился в настоящую икону империализма, в центр империалистической философии. Его идеалом был имперский союз. Вместе с молодыми людьми, осуществлявшими его политику в Южной Африке (“Детский сад Мильнера”) он инициировал превращение разбросанных по всему миру клочков империи в органическое целое. Административные качества Мильнера позднее оказались бесценными в процессе достижения победы в первой мировой войне.

В 1916 Ллойд-Джордж стал военным министром вместо лорда Китченера (Старый вояка утонул по пути в Петербург. Его корабль продырявила немецкая торпеда). Это был один из наиболее тяжелых моментов в истории Европы. Позднее историки подсчитали, что во всех европейских конфликтах за 100 лет с 1815 по 1915 годы погибло меньше людей, чем за один день битв в 1916.

Британцы потеряли 142 тысячи за четыре дня наступления под Аррасом, но настоящим пиком отчаяния стало наступление 1 июля на Сомме, где потери составили 60 тысяч человек за один день. Когда наступление на Сомме завершилось, потери превысили 420 тысяч человек. Среди убитых был сын премьера, Раймонд Асквит.

Как Гитлер брал пример с англичан
подробнее в статье

Англия - родина нацизма
Так же в статье
Третий Рейх и Британия
Так же в статье
Британские корни немецкого нацизма

Всеобщая воинская повинность была введена в мае 1916 года (для неженатых мужчин в возрасте 18-41 года в январе). В армию были призваны 6 миллионов человек. К концу войны 750 тысяч из них были убиты, миллион 700 тысяч ранены.

На бесконечных и бессмысленных заседаниях военного кабинета Ллойд-Джордж приходил в отчаяние. 9 ноября он поделился с секретарем кабинета, Маурисом Ханкей: “Мы проигрываем эту войну”.

Примерно в то же время поднялась волна общественного возмущения, вызванная поражением на Галлиполи. Черчилль, который уже официально покинул офис морского министра, постарался максимально насолить своим врагам, предоставив комиссии по расследованию документы, свидетельствующие, что операция не была его единоличным решением. Асквит, почуяв неладное, попытался заткнуть рот прессе, но было поздно.

В британской прессе тогда сложилось уникальное положение – в ней доминировал один человек. Его звали Альфред Хармсфорт, виконт Нортклифф. Он владел половиной лондонской прессы – в эпоху, предшествовавшую радио и телевидению, когда газета была единственным средством массовой информации. Он владел и престижной The Times, и популярной Daily Mail. Это давало ему “и классы, и массы”. Нортклифф использовал свое громадное влияние для того, чтобы драматизировать теорию о том, что Асквит его гражданские коллеги не дают генералам и адмиралам выиграть войну.

Газеты Нортклиффа сомкнули ряды за сэром Эдвардом Карсоном, ведущим адвокатом Британии, который возглавил мятеж против Асквита в парламенте и в стране. Карсон был наиболее опасным животным в политических джунглях того времени. Поджарый, темный и раздражительный ирландец был полной противоположностью премьер-министру. Один из современников так характеризовал его: “Он был одержим безжалостной устремленностью, беспощадной враждебностью в отношении германцев, что резко контрастировало с унылыми декларациями Асквита и его круга”.

Несмотря на публичные отрицания, Ллойд-Джордж осенью 1916 начал тесно сотрудничать с Карсоном и лордом Бивербруком.

После серии запутанных маневров Асквит ушел в оппозицию, забрав с собой всех лидеров Либеральной партии, за исключением Ллойд-Джорджа. Понукаемый Бивербруком, лидер консерваторов Бонар Лау поддержал Ллойд-Джорджа ( при этом главным условием консерваторов было исключение Черчилля из будущего правительства). 7 декабря Ллойд-Джордж стал премьер-министром и главой второго коалиционного правительства.

Очень быстро Ллойд-Джордж установил режим военной диктатуры. Был создан новый военный кабинет, в который первоначально вошли пять членов. Новый премьер-министр лично его возглавил. Бонар Лау, получивший портфель министра финансов, также вошел в военный кабинет. Еще одним членом стал лидер лейбористов Артур Хендерсон. Реальную работу по управлению войной исполняли два других члена военного кабинета – Лорд Мильнер, на которого Ллойд-Джордж особо полагался, и, в меньшей степени, лорд Керзон. Маурис Ханкей вновь стал секретарем военного кабинета, в его обязанности входил надзор за исполнением принятых решений.

Это было по-настоящему революционное изменение. Бывший премьер-министр, лорд Артур Бальфур, получивший в новом кабинете портфель министра иностранных дел сказал: “Он хочет быть военным диктатором? – Пусть будет! Я – только за, пусть пробует, если он сможет выиграть войну”.

Одним из непредвиденных и не увиденных историками последствий установления военной диктатуры стало коренное изменение правительства к войне на Востоке. Асквит и бывший министр иностранных дел Эдвард Грей были против завоевания новых территорий на Ближнем Востоке. Покойный лорд Китченер обладал собственным оригинальным видением всего комплекса восточных проблем, и Ллойд-Джордж всегда был его главным оппонентом.

В отличие от Китченера, Ллойд-Джордж верил, и продолжал верить, что Восток может сыграть огромную роль в войне. Всего через несколько дней после того, как Ллойд-Джордж занял пост премьера, в разговоре с Ханкей он упомянул о планах подготовки “грандиозного переворота в Сирии”.

Ллойд-Джорджем двигала ненависть к оттоманскому режиму. От своего первого политического учителя, Уильяма Глэдстоуна, он унаследовал отвращение к туркам, к их жестокостям в отношении к христианам. Он симпатизировал грекам, у которых были собственные территориальные планы в Малой Азии и всецело поддерживал сионистский проект в Святой Земле. Позднее, он правда дал понять, что он ожидал развития еврейского национального отечества в контексте британского правления.

Только через пару лет после того, как Ллойд-Джордж стал премьером, стало ясно, что он рассматривает Ближний Восток не только в качестве пути в Индию, но и как военный трофей. В отличие от британских правителей 19-го века, ограничивавших свои цели недопущением в регион конкурентов, Ллойд-Джордж мечтал об установлении британской гегемонии. Премьер пытался перенести главный театр военных действий в Палестину – частично для того, чтобы снизить влияние Генерального Штаба и военной верхушки на определение перспектив и целей войны. Эта попытка была заблокирована шефом Имперского Генштаба генералом Робертсоном. Ему удалось добиться от командующего британским контингентом в Палестине, генерала Алленби выдвижения требования о посылке дополнительно 13 дивизий – требования который никто, даже Ллойд-Джордж не мог ни принять, ни выполнить.

В качестве премьер-министра Ллойд-Джордж еще больше сблизился с Мильнером и империализмом. По натуре Ллойд-Джордж был прагматическим, интуитивным оппортунистом. Лорд Мильнер, с его германским происхождением, был методичен в действии и систематичен в размышлении – и это были именно те качества, которых не хватало премьеру.

Мильнер быстро расставил своих людей на ключевых бюрократических постах – двое в секретариате военного кабинета и еще двоих – в неформальный штаб, который создал для себя Ллойд-Джордж на манер американского президента. В Британии возник странный вид диктатуры двоих: Ллойд-Джорджа и Мильнера: каждый день в 11:00 утра Ллойд-Джордж встречался с Мильнером и главой Имперского Генерального Штаба, обсуждал наиболее острые проблемы, и только после этого встречался с остальными членами военного кабинета.

В 1918 Мильнер формально был назначен военным министром – на деле он руководил гражданской частью ведения первой мировой войны уже два года. Ллойд-Джордж и Мильнер взаимно воздействовали друг на друга. Уже в начале 1917 Ханкей отметил: “Мильнер полностью принял точку зрения Лойд-Джорджа, согласно которой наше основное усилие должно быть направлено против Турции”.

Конечным результатом “усилий” стало создание привычного нам образа Ближнего Востока – процесс, который будет описан в дальнейшем.

Источник:http://postskriptum.org/2018/04/02/lloyd/

Опубликовано 20 Апр 2018 в 12:00. Рубрика: История. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.