Ливия — банды или силы безопасности?

Сейчас больше новостей из Египта - всем интересно, как там отдыхается нашим соотечественникам. Ну а я продолжу про Ливию. Тем более что события там развиваются по неблагоприятному сценарию. Вначале, конечно, о нефти.

Крупнейшие нефтеотгрузочные терминалы на побережье страны – Рас-Лануф, Эс-Сидр, Зутина, Марса аль-Харига – прекратили экспорт нефти из-за забастовок. В совокупности указанные терминалы могут обеспечивать свыше 70% ливийского экспорта нефти. Перспективы возобновления работы в ближайшее время остаются неясными.

Ливия - этническая карта

Ливия - этническая карта

Вскоре после того, как объемы нефтехранилищ на терминалах были заполнены, компании были вынуждены сокращать добычу нефти. Объем добычи на начало недели оценивался величиной 500-550 тыс. барр. в день, по сравнению с 1,5 млн. б/д в 1 кв. этого года. Сокращение произошло за счет экспортных объемов, которые сейчас оцениваются величиной лишь 300-340 тыс. б/д.

В прессу до последнего времени весьма скупо просачивалась информация о том, почему нефтеэкспортную отрасль поразила такая «эпидемия» забастовок, и чего же на самом деле хотят протестующие. Но отдельные фразы вызывают немалый интерес. Джон Хэмилтон (Libya Herald), со ссылкой на некоего ливийского полит. аналитика, сообщает : «…протест связан не только с уровнем зарплат и рабочими местами, но также является способом для активистов продемонстрировать свой, независимый, контроль над производством энергосырья на востоке Ливии… Политические группы, стремящиеся к автономии Киренаики, имеют свой интерес в блокаде экспорта, чтобы продемонстрировать силу на переговорах по конституции страны».

Контроль за терминалами берут вооруженные люди, которых не так просто причислить к работающему там персоналу. Цитата оттуда же: «остановки терминалов были произведены вооруженными группами, возможно, отвечающими за обеспечение безопасности предприятий». То есть как – «возможно»? Очень даже «отвечающими»! Эс-Сидр, Рас-Лануф и Марса аль-Харига были остановлены «Охраной нефтяных производств» («Petroleum Facilities Guard», PFG). А что представляет собой PFG? Это вооруженное формирование, созданное министерством обороны Ливии и непосредственно ему подчиняющееся. Цель существования этой организации – понятно, обеспечение безопасности нефтяных промыслов страны в нынешнее неспокойное время.

А еще PFG – это разношерстное сборище группировок с темным прошлым и весьма своеобразными представлениями об иерархии и дисциплине. Поэтому тот факт, что люди, которым поручено обеспечивать бесперебойную работу отрасли, вдруг решают эту отрасль прикрыть на месяц-другой, вас удивлять не должен. PFG, как теперь стало понятно, существует лишь в бюджетных планах – как получатель государственных денег на зарплату, технику, и, да, вооружение. Ну и еще в виде странички в фэйсбуке.

Дальше фэйсбука дело продвигается плохо. Группировки и формирования, существующие под «зонтиком» PFG, не особо прислушиваются к приказам минобороны и действуют в собственных интересах. А интересы в стране, разоренной революцией и с ВВП, который на 80% состоит из нефтегаза, естественным образом концентрируются вокруг добывающих и экспортных мощностей.

Как водится, число желающих «обеспечивать безопасность» (читай - контролировать) несколько превышает количество «лакомых» нефтегазовых объектов. Поэтому бывает, что интересы группировок пересекаются – тогда дело решается стрельбой. Самый вопиющий случай произошел в конце июня. Одна из вооруженных групп, в обязанности которой входила охрана нефтедобывающих промыслов Шарара на юге страны, что-то не поделила с руководством PFG. Недолго думая, ребята собрались в Триполи и там попытались взять штурмом штаб-квартиру своей организации. В завязавшейся перестрелке были ранены шесть человек, в том числе трое случайных прохожих.

Ливия - нефть и газ подробно

Ливия - нефть и газ подробно основной район.

Премьер-министр недавно попытался сменить главу PFG. 30 июля на эту должность был назначен Р. М. С. Альсабри. Проработать ему в новой должности удалось, видимо, всего неделю. 6 августа на упомянутой фэйсбук-страничке (официальной информации нет) появилось объявление о том, что у PFG теперь новый глава – Э. Абохамада. Возможно, перестановка связана с назначением нового министра обороны (о чем чуть ниже). И остается только гадать, как связана новая волна забастовок со сменой руководства «Охраны нефтяных производств».

Вчера премьер-министр, видимо, потеряв терпение, заявил наконец на весь мир, что целью забастовок является продажа нефти в обход «Государственной Нефтяной Корпорации». А означает это ни много ни мало угрозу выхода Киренаики из-под власти триполийского правительства. Зейдан был настроен решительно и объявил всем потенциальным покупателям восточно-ливийской нефти, что «остановит любыми средствами» танкер, который попытается зайти на погрузку в бастующие порты. Под «любыми средствами» премьер понимает армию, ВВС и военный флот. Так что все очень серьезно. Фактически объявлена частичная блокада «протестующих» портов, и продолжатся она будет либо до мирного разрешения ситуации, либо до физического захвата территорий терминала силами триполийского правительства. Последнее крайне маловероятно, первое, впрочем, тоже имеет нерадужные перспективы.

Ливия - нефтяные поля

Территории отданные в концессии иностранцам, для проведения геологоразведки и добычи нефти и газа.

Принимаются попытки зайти и с другой стороны. Сообщается о «делегациях, отправленных правительством» на терминал Марса аль-Харига с «чемоданом» налички. Но пресловутый «осел, груженый золотом» не сработал, видимо, предложено было слишком мало. Порт по-прежнему не производит экспортных отгрузок. «Есть вещи, которые нельзя купить…», да.

Впрочем, для этого терминала список проблем не заканчивается на неуступчивой «охране». Arabian Gulf Oil Company (Agoco)– оператор терминала и связанных с ним системой трубопроводов нефтяных месторождений – находится в управленческом кризисе.

Руководство компании добивается большей автономии от Государственной Нефтяной Корпорации Ливии (National Oil Corporation, NOC). А та, в свою очередь, пытается убрать директора Agoco А. аль-Магбри и поставить на его место кого-то полояльнее. На площадках Agoco, тем временем, творится (вполне ожидаемый) бардак, что с технической стороны, что с организационной. Мы такое проходили в 90-ых годах. Фактически из всех месторождений компании добыча на 14.08 велась только на площадке Мессла, в объеме 50 кб/д. Для сравнения, в 2010 компания добывала (на всех площадках) 400 кб/д.

Такой низкий уровень добычи порождает проблемы не только для иностранных потребителей ливийской нефти, но и для самой страны. Крупнейший ливийский НПЗ, находящийся в г. Рас-Лануф и способный покрыть все нынешние потребности страны в нефтепродуктах, имеет запасы сырья только на 5 дней работы. Завод, правда, сам в последнее время простаивал больше, чем работал – то по техническим причинам, то опять забастовки. Даже если предположить, что будет обеспечена дальнейшая бесперебойная работа НПЗ, текущие объемы добычи не смогут обеспечить производство топлива в необходимом количестве. Небольшой НПЗ под Тобруком тоже не работает, соответственно на востоке Ливии может встать проблема с недостатком ГСМ.

Помимо «охраны», проблемы нефтяным промыслам создают и малые народности – племена берберов и тубу. Кочевники осознали, внезапно, что «снимать сливки» с нефтяных компаний намного круче, чем пасти овец и доить верблюдиц. Так, именно конфликт с местными племенами тубу стал причиной остановки добычи на месторождении Эль Филь (Элефант). К счастью, по последним данным, добыча на площадке вновь запускается.

Продолжающиеся перебои с поставками нефти наносят огромный ущерб экономики страны. И ВВП, и практически вся экспортная выручка, и почти весь государственный бюджет – углеводороды. Несложно посчитать потери страны от продолжающихся неурядиц: порядка 100 млн. долл. в день.

Тем временем, 6 августа в должность вступил новый министр обороны Ливии – Абдулла аль-Синни. И практически сразу взялся за дело. За несколько дней было мобилизовано более тысячи единиц техники, которая заняла позиции в Триполи и его окрестностях. Собственно говоря, по какому поводу ажиотаж? «Шаг сделан для того, чтобы защитить <столицу> от сил, желающих нарушить стабильность или планирующих силой навязать свою волю Конгрессу и правительству», - туманно формулирует Libya Herald.

Мобилизованные вооруженные формирования представляют собой структуру «Ливийский щит». Командует этими «силами безопасности» Мухаммед Муса, в основном личный состав собран из окрестностей городов Мисрата, Хомс и Бени-Валид. По большому счету, это те же самые дядьки с «революционным прошлым», что и в случае с «Охраной нефтяных производств», только с более очевидным исламистским уклоном.

Почему арабы плохие солдаты

Журналист NY Times так описывает одного из полевых командиров «Щита»: «… он не скрывал своего тихого презрения к центральному правительству и регулярной армии как к пережиткам эры Каддафи… Несмотря на свою подчиненность начальнику штаба, г-н Бин Хамид явно не желал прощаться со своей вновь обретенной независимостью. Он критиковал недавние усилия ливийского спецназа занять контролируемую им территорию. А в прошлом месяце (май 2013 - Giovanni) Бин Хамид вместе с союзными отрядами взяли парламент и несколько министерств в осаду, требуя, чтобы был принят закон, запрещающий занимать государственные посты чиновникам, работавшим при Каддафи. Затем они стали требовать отставки премьер-министра Али Зейдана».

Жители Триполи вряд ли воспринимают «Ливийский щит» в качестве защитников. Вряд ли кто-то из триполийцев не знает о трагических событиях в Бенгази, произошедших два месяца назад. Тогда демонстрация протеста перед штаб-квартирой формирования за считанные секунды превратилась в ожесточенную перестрелку. Погибло около 30 человек, семь десятков получили ранения. Поэтому, учитывая специфику этих «сил безопасности», неслучайно в заявлениях властей через каждое слово повторялось: «передвижения выполняются по приказу минобороны», «операция не направлена против какого-то города», «в Триполи только те бригады, которые получили прямой приказ». Короче, это не рейд боевиков, а запланированная операция правительства. Видимо, для ливийского обывателя разница не такая уж и большая.

Так что там насчет «сил зла»? Ответ. сек. ливийского Высшего Революционного Совета Мухаммед Шабан рассказывает: «Угроза государственного переворота была очень реальной». Ему вторит неназванный источник из военных кругов: «Мы узнали о планах разогнать Высший Революционный Совет». Кто же именно посмел посягнуть на Революцию, и что планируется с этими гражданами делать, не уточняется. Это максимальный уровень конкретности, который доступен из официальных источников.

Можно рассматривать и вариант, что «угрозы переворота» на самом деле не существовало. Но тогда и другие поводы тоже не тянут на масштабную мобилизацию. Так, была атакована и разграблена военная база в 27 км от Триполи. Еще в начале августа были стычки между вооруженными группировками из городов Зинтан и Мисрата. Ничего экстраординарного, обычные суровые ливийские будни. Non-events.

Тогда единственная цель упоминания «угрозы переворота» - оправдание «экстренности» выдвижения вооруженных формирований в Триполи. И понадобилась «экстренность» для того, чтобы решение было принято в обход Конгресса. Потому что Конгресс никогда бы не согласился на ввод «Ливийского щита» в столицу. И дело не только в том, что сознание ливийского народа деградировало до феодального уровня, и «нашествие» нескольких тысяч вооруженных людей из Мисраты было бы чревато провокациями вроде той, что случилось в Бенгази. Просто у многих влиятельных людей в Конгрессе существуют свои подконтрольные (более-менее) «силы безопасности», и вновь прибывшим подразделениям они совсем не рады.

В таком случае шаг, предпринятый главой Конгресса Н.А. Сахмайном, министром обороны А. аль-Синни и начштаба минобороны А. аль-Обайди, ставит эту группу в неявную конфронтацию с другими членами Конгресса.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Самый интересный момент состоит в том, что основная задача, стоящая перед аль-Синни и аль-Обайди, – создание регулярной, надежной и полностью контролируемой армии. Предыдущий министр получил отставку именно за то, что у него не было никаких успехов на этом поприще. Новому министру на создание армии выделено ни много ни мало – шесть месяцев. На этом фоне первые шаги министра в должности смотрятся весьма и весьма неоднозначно. «Ливийский щит» - организация, которая должна быть полностью расформирована в ходе создания регулярных вооруженных сил.

Надо отдать должное полковнику Мухаммеду Мусе – пока не поступало никаких сообщений о конфликтах из-за присутствия «Ливийского щита» в городе. Но это объясняется тем, что основной состав прибывших в Триполи подразделений из Мисраты – родного города Мусы. Дисциплина этих бригад вопросов не вызывает.

Тем не менее, сложно сказать, во что выльется скрытый конфликт между Сахмайном и его влиятельными коллегами по Конгрессу. Новому министру обороны и начальнику штаба необходимо оперативно и решительно предпринимать меры по созданию армии. Тогда у Сахмайна появится серьезный аргумент в политической борьбе, а жители Триполи получат наконец хоть какие-то улучшения в безопасности. Пока же ситуация остается шаткой и есть вероятность очень неприятных провокаций.

http://giovanni1313.livejournal.com/31318.html

Опубликовано 03 Дек 2017 в 16:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.