Ситуация в Ливии вызывает все большую обеспокоенность мирового сообщества: эта страна становится важнейшим по значению очагом воинствущего исламизма на Ближнем Востоке — после Ирака и Сирии. Недавняя показательная казнь египетских христианин в городе Сирт имела широкий международный резонанс, а последовавшие за этим египетские военные операции против исламистов еще раз показали, что события в Ливии непосредственно затрагивают геополитические интересы всех стран региона и могут привести к изменению баланса сил в Северной Африке и южном Средиземноморье. Что же происходит в этой североафриканской стране?

Спустя три с половиной года после свержения режима Муамара Каддафи страна находится в состоянии полураспада. В Ливии продолжается процесс фрагментации и радикализации общества, развала государства, стремительной исламизации. Страна стала региональным центром исламизма: сюда стекаются джихадисты изо всех арабских стран, и отсюда же исламские радикалы из магрибского ответвления "Аль-Каиды", "Братьев-Мусульман", "Ансар аш-Шариа" и других движений расползаются по арабо-мусульманскому миру.

События, которые начались здесь в марте 2014 года и продолжаются до сих пор, принято называть второй гражданской войной. В то время как первая гражданская война завершилась в октябре 2011 года убийством Муамара Каддафи, вторая война ведется за наследство Джамахирии, за источники нефти и нефтяные терминалы, за зоны влияния и контрабандные каналы переправки беженцев в Европу. Ее участники — как вооруженные формирования, боровшиеся с режимом Каддафи, так и бывшие сторонники этого режима. Кроме того, в Ливию прибыли тысячи джихадистов из Алжира, Туниса, Египта, Йемена и других арабских стран.

Ливия - политическая карта

В полном размере: Ливия - политическая карта

Кровавые междоусобицы подорвали ливийскую экономику: добыча нефти упала с 1,6 миллиона баррелей в день до менее чем полумиллиона. Этого явно недостаточно, чтобы поддерживать государственные учреждения и инфраструктуру: страна все глубже погружается в хаос, все ожесточеннее борьба за сокращающуюся ресурсную базу.

В 2014 году в результате боев между враждующими группировками столица страны — Триполи — перешла под контроль исламистского альянса "Рассвет Ливии", в который входят боевики из движений "Ансар аш-Шариа", "Аль-Каида" и местных формирований "Братьев-мусульман". Они поддержали распущенный старый парламент (Всеобщий национальный конгресс — ВНК), где доминировали исламисты и созданное ими "правительство национального спасения".

В Ливии сложилась ситуация двоевластия: новоизбранный легитимный парламент (Палата представителей) работает в городе Тобрук на востоке страны, а назначенное им светское правительство — в городе Аль-Байда, также на востоке. Все попытки установления межливийского национального диалога при международном посредничестве были до сих пор неудачными.

У признанного мировым сообществом правительства под руководством Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани практически нет силовых ресурсов и влияния на воюющие фракции, ему не удается разоружить военизированные формирования и создать национальную армию. Триполи был даже вынужден обратиться за помощью к мировому сообществу и НАТО, чтобы международные силы оказали ему поддержку с воздуха в борьбе с повстанцами. Однако вместо оказания помощи большинство стран приступило к эвакуации своих дипломатических представительств.

Ливия - раздел

Эксперты отмечают, что ат-Тани — слабый лидер, и ему следует передать все полномочия мятежному генералу Халифе Хафтару, который начал в прошлом году операцию против исламистов под лозунгом "Достоинство Ливии". Хафтар — уже немолодой военный, один из сподвижников Муамара Каддафи, бежавший от него в США в результате внутренних распрей. Имеются сведения, что он связан с ЦРУ и начал выступление на востоке страны — в Бенгази — при негласной поддержке Вашингтона, а теперь заручился еще поддержкой Каира.

Как уже было отмечено, Ливия стала вторым по значению очагом воинствующего исламизма после Сирии и Ирака. Однако новизна возникшей в этом году ситуации заключается в том, что ранее разрозненные исламистские группировки Ливии одна за другой переходят под знамена "Исламского государства" (ИГ), бывшего ИГИЛ. Ливия стала важнейшей опорной базой ИГ в Северной Африке, здесь проходят подготовку тысячи джихадистов, которые затем перемещаются по всему Ближнему Востоку. По имеющимся данным, ливийцы являются вторым по численности после саудовцев контингентом в отрядах ИГИЛ — около 20%. А пропорционально численности населения Ливия стоит на первом месте по рекрутированию боевиков-исламистов в арабском мире.

В отличие от Ирака и Сирии, где "Исламскому государству" противостоит международная антитеррористическая коалиция, Ливия как несостоявшееся государство (failed state) стала легкой добычей для исламских экстремистов. Ливийский филиал ИГ контролирует широкий отрезок побережья — от Дерны на востоке до Сирта в центре и Сабраты на западе Ливии. Другая джихадистская группировка — "Ансар аш-Шариа" — прочно закрепилась в Бенгази, втором городе страны. В отличие от Ирака и Сирии ливийское ИГ имеет свободный выход к морю, контролируя не только контрабанду оружия и нефти, но также нелегальные миграционные потоки из Африки в Европу.

Ливия - этническая карта

Ливия - этническая карта

Вместе с тысячами нелегалов джихадисты могут легко проскользнуть в любую из европейских стран. Выгодное геостратегическое положение на севере Африки позволяет им налаживать связь с движением "Боко Харам" в Нигерии, а также с исламистами в Мали и всем сахарском регионе. В начале этого года джихадисты взяли под свой контроль город Сирт — вотчину бывшего диктатора Ливии Муамара Каддафи. Именно этот город предполагается сделать штаб-квартирой ливийского ИГ.

Другим оплотом исламистов является город Дерна — на востоке страны. Еще прошлой осенью в Дерне о присоединении к ИГ объявила радикальная группировка "Совет Шуры Исламской Молодежи", а сам город был захвачен при содействии джихадистов из Туниса и Йемена. Таким образом, влияние ИГ постепенно распространяется на все побережье Ливии, и справиться с ним не могут ни легитимное правительство, ни мятежный хенерал Хафтар. Если ИГ окончательно закрепится в Ливии, это может иметь необратимые последствия для региона.

Возникновение гигантской зоны нестабильности в южном Средиземноморье представляет серьезную геополитическую угрозу для Европы, Ближнего Востока и Африки. Перспектива того, что исламисты будут контролировать всю береговую полосу Ливии (около 2 тысяч км) внушает серьезное беспокойство руководству соседних североафриканских стран — Египта, Туниса и Алжира. Велика также вероятность, что к "Исламскому государству" на побережье Ливии может примкнуть сахарская провинция Феццан: местные племенные вожди уже ведут с исламистами переговоры. Таким образом, исламистская сфера влияния может распространиться на регионы южнее Сахары — вплоть до Мали, ЦАР, Чада и Нигерии.

Светские режимы Алжира и Египта, ведущие непримиримую борьбу с исламистами, с тревогой наблюдают за расширением влияния ИГ в сопредельной стране и при необходимости готовы начать контртеррористические операции на территории Ливии. Египетские официальные лица уже заявили, что в случае обострения обстановки они будут вынуждены ввести войска в Ливию. По их мнению, ситуация в этой стране представляет угрозу для Египта и всего арабского мира.

Египет всегда был активным региональным игроком: он вмешивался в гражданскую войну в Йемене, угрожал применить силу против Эфиопии в случае строительства крупной дамбы на Ниле, объединялся с Сирией и Ливией, оказывал влияние на Судан. Сейчас, когда вследствие американских действий на Ближнем Востоке система международного права практически разрушена, Египет может попытаться аннексировать Киренаику (восточную Ливию) с ее громадными нефтегазовыми, а потенциально и водными ресурсами (подводными озерами в Ливийской пустыне).

Исключительно благоприятный повод для такой операции дала казнь 21 копта-христианина в Сирте, которая была растиражирована по всем видеоканалам. Сразу после этого Египет нанес авиаудары по базам исламистов и городу Дерна. Одновременно спецподразделения египетской армии провели операцию внутри ливийской территории, уничтожив до 150 боевиков. Египет предложил также ввести военно-морскую блокаду Ливии, чтобы блокировать поставки оружия террористам.

После убийства коптов-христиан в Дерне около 15 тысяч египетских гастарбайтеров покинули территорию Ливии. Каир призывает всех своих граждан вернуться и даже направляет в Ливию чартерные самолеты. В этой стране, по ряду данных, все еще работает до 200 тысяч египтян, и их возвращение на родину может усилить социальную напряженность в Египте.

Для египетской военной операции в Ливии имеются весомые внутренние причины. Если руководству Египта не удастся в короткое время подавить исламистов у себя в стране, опасность их возвращения к власти при поддержке "исламского интернационала" значительно вырастет. Египет чрезвычайно обеспокоен ситуацией в соседней Ливии. Здесь нашли прибежище тысячи египетских исламистов, которые регулярно совершают вылазки в Египет и поставляют контрабандное оружие боевикам ИГ на Синайском полуострове. Северный Синай стал ареной ожесточенного противостояния с исламистами сразу после свержения президента-исламиста Мохаммеда аль-Мурси в июле 2013 года. За это время в боях были убиты сотни египетских военнослужащих и боевиков. Самая активная исламистская группа на Синае — "Ансар Бейт аль-Макдис" — принесла присягу на верность "Исламскому государству Ирака и Леванта".

Каир не может себе позволить борьбы на два фронта и из последних сил пытается блокировать активность "исламского интернационала" по всему внешнему периметру. Вместе с тем, ресурс возможностей у египетского руководства ограничен. Страна задыхается от перенаселения и должна обеспечить работой молодежь. Экономическая ситуация тяжелая, а туристическая отрасль не восстановилась после кратковременного правления "Братьев-мусульман". Аннексия восточной Ливии (Киренаики) позволила бы решить сразу несколько проблем: обеспечить Египет нефтегазовыми ресурсами, дать территорию для расселения миллионов египтян и создать буфер безопасности на восточном направлении.

Вероятность того, что Египет будет втянут во внутренний ливийский конфликт и оккупирует восточные регионы страны, вызывает тревугу в других арабских столицах — в первую очередь в Алжире и Катаре, который поддерживает исламистов. Самым активным противником египетской операции в Ливии является Иран. По мнению Тегерана, Каир использует фактор ИГ как предлог для оккупации Ливии и получения доступа к ее ресурсам. США и ЕС также выступают против масштабной военной операции Египта в Ливии. В Вашингтоне недовольны тем, что они не были поставлены в известность о недавних авиаударах египетских ВВС по городу Дерна. США не поддержали и предложение Каира об установлении морской блокады у берегов Ливии, высказавшись за "политическое решение" внутриливийского конфликта. Естественно, против любых односторонних действий Каира выступит Турция, которая вместе с Катаром оказывает поддержку (в том числе оружием) исламистам в Ливии.

Двойственную позицию в ливийском кризисе занимает Алжир, который с опаской смотрит на геополитические амбиции Каира. Алжирский МИД отметил, что военная операция в Ливии была проведена Египтом без мандата Арабской лиги или ООН, однако не осудил ее. Алжир готов вмешаться в ливийский конфликт только в том случае, если под угрозу будет поставлена его собственная безопасность. Вместе с тем, руководство Алжира серьезно опасается расползания исламистской угрозы. Гражданская война между правительством и исламистами продолжалась здесь с 1991 по 2002 годы, она унесла жизни сотен тысяч человек. Опасность новой вспышки насилия на религиозной почве сохранилась: Исламский фронт спасения Алжира лишь формально сложил оружие, значительная часть боевиков перекочевала в Ливию и на территорию Леванта.

Руководство Египта осознает, что его односторонние действия сопряжены с большим риском, их осудит мировое сообщество, поэтому Каир формально выступает за международную акцию по наведению порядка в Ливии. Президент Ас-Сиси уже предложил создать объединенный арабский контингент для борьбы с исламистами в Ливии. По его словам, Иордания и ОАЭ поддержали эту идею. Но совершенно очевидно, что эта инициатива натолкнется на сопротивление других арабских стран, в том числе Катара и Алжира. Гораздо реалистичнее выглядит идея создания многонациональных сил по поддержанию мира в Ливии под эгидой ООН с участием Италии, Франции и Саудовской Аравии. Россия уже заявила, что поддержит эту инициативу.

Западные страны также склоняются к мысли о проведении международной операции под эгидой ООН. Морская блокада Ливии, считают они, позволит остановить нелегальную торговлю нефтью, контрабанду оружия и неконтролируемые потоки мигрантов в Европу. Соответствующий документ уже рассматривается в ООН. В нем говорится, что неспособность Ливии остановить торговлю оружием требует введения эмбарго, аналогичного тому, что было введено в 2011 году против режима Каддафи. Египет поддержал эту инициативу и в минувшем месяце вместе с законным правительством Ливии обратился к Совбезу ООН с просьбой установить морскую блокаду участков ливийского побережья, не подконтрольных центральным властям. Вместе с тем, мировое сообщество продолжает попытки (пока безуспешные) по налаживанию межливийского диалога, который проходит в Женеве под эгидой ООН. Все стороны понимают, что если в Ливии не будет создано правительство национального единства, стране угрожают перманентный хаос, распад государственности, внешняя оккупация, или — исламистская диктатура.

http://inosmi.ru/op_ed/20150303/226609294.html