Либералы о сломанной демократии

2016-й войдет в историю как год, когда демократия «поломалась». Как известно, с самого своего изобретения в античной Греции демократия (дословный перевод – «народовластие») противопоставлялась охлократии («власти толпы»), причем со временем западная цивилизация изобретала новые и новые механизмы с тем, чтобы власть народа не превращалась во власть большинства – представительные органы, разделение властей, а также СМИ как независимая «четвертая власть». В этом году сначала Brexit, а затем Дональд Трамп наглядно показали миру – эти механизмы больше не работают, причем не работают в странах с самой долгой историей демократии.

Парадоксально, но беда пришла не оттуда, откуда ее ждали. Когда демократия еще только формировалась, ее противники убеждали, что всеобщее избирательное право – это беда, потому что если дать право голоса женщинам и неграм, то они навыбирают себе бог весть кого. Последние же выборы в США показали, что женщины и цветное население оказались последним оплотом здравого смысла.

Угрозу демократии видели также со стороны левых, мол, разжигая ненависть к богатым, они мобилизуют плебс и устроят нам классовую войну. Но и здесь вышло все наоборот: левые движения оказались самыми ярыми борцами с Трампом.

Популизм Трампа и сторонников Brexit если и имеет исторические аналогии, то ближе всего к демагогии национал-социалистов времен Веймарской республики: гремучая смесь национализма, шовинизма, теории заговоров, апелляция к утраченному величию… В самой этой агитации нет ничего нового, вопрос в другом – почему она оказалась столь успешной сегодня?

Одна вещь сразу бросается в глаза – полное бессилие некогда влиятельных традиционных медиа, экспертов и политического истеблишмента. И в США, и в Британии судьбоносный поворот случился вопреки желанию обеих партий, преобладающего большинства СМИ и лидеров мнений. Раньше упреки в адрес западной демократии строились на том, что политический истеблишмент и медиакорпорации определяют все, теперь оказалось, что главная угроза демократии как раз в том, что от них не зависит ничего.

Как такое стало возможным? Благодаря интернету, который был призван стать новой опорой демократии, но при этом привел к непредсказуемым последствиям – формированию информационных пузырей. Во второй половине XX века обыватель узнавал новости из радио- и телеэфира и газет (чаще всего – крупных), сегодня же более 60% населения США и Британии узнают новости из социальных сетей, а из тех, кто смотрит новости в интернете, большинство пользуется только одним сайтом. Другими словами, происходит фрагментация информационного пространства, и, несмотря на изобилие СМИ, каждый живет в своем информационном пузыре, не желая знакомиться с альтернативными источниками информации.

Пару лет назад проблему информационных пузырей рассматривали только в контексте усиливающегося раскола в обществе, особенно в США, где сторонники республиканцев и демократов все более радикализовывались в течение последних 10-15 лет. Но мало кто осознавал, что за этим расхождением стоит более серьезная проблема – «молчаливое большинство».

Пока одна партия все сильнее  уклонялась вправо, а другая – влево, нишу в середине заполнили популисты. И этим популистам уже не нужно было одобрение истеблишмента, прессы или медиа, ведь есть же интернет, есть социальные сети. Демократичность Сети и отсутствие фильтров – классная вещь, если вы, например, талантливый музыкант. Но если вы политический демагог, отсутствие фильтров быстро превращает демократию в охлократию. Или в идиократию, пользуясь термином знаменитого фантастического фильма.

Впрочем, ленту «Идиократия» нельзя назвать пророческой, ведь там говорится об обществе, где упал средний уровень интеллекта. Нет никаких оснований полагать, что в США или Британии стало больше глупых людей, может быть, их даже стало меньше, но изменились механизмы влияния на общественное мнение. Идиоты сегодня имеют небывалые возможности по самоорганизации, объединению, выдвижению своих лидеров-дегенератов с их безумными идеями. И традиционная политическая система просто оказалась к этому не готова.

Вопреки многим рассуждениям, которые можно встретить сегодня, эта ситуация не имеет ничего общего с Россией и другими авторитарными странами. В США и Британии не закрывают оппозиционные каналы, не шлют из администрации «темники» о том, каких гостей звать в студию, не убивают оппозиционных политиков и журналистов, не сажают на 5 лет за одиночные пикеты. В США и Британии, в отличие от России, нет никаких серьезных проблем с институтами демократии. Просто эти институты были изобретены еще в эпоху Просвещения и не поспевают за изменениями в обществе.

Британия не развалится из-за Brexit, а США, скорее всего, кое-как переживут эти четыре года, будем надеяться, без ядерной войны и нового глобального экономического кризиса. Вопрос в том, что будет дальше: сможет ли демократия приспособится к новой реальности. Теперь ей придется бороться сразу с двумя видами идиотов – теми, кто голосует за популистов, и теми, кто, борясь с первыми идиотами, предлагает ограничивать демократию (например, вводя какие-то избирательные цензы или вообще отменяя всеобщие выборы).

Выход в этой ситуации только один: чтобы идиоты не побеждали на выборах, необходимо, чтобы идиотов было мало, хотя бы меньше половины от числа приходящих на выборы (причем, значительно меньше, ведь за Хиллари Клинтон проголосовало в этот раз большинство, но это не помогло из-за системы выборщиков). Сделать это за счет одной лишь системы образования, видимо, не получится (хотя, как показывают опросы, корреляция между уровнем образования и готовностью отдать голос за популиста достаточно очевидна).

Но все же требовать от школы и университетов такого образования, чтобы средний избиратель мог разбираться и в торговой политике, и в военных конфликтах, и системе здравоохранения – это просто несправедливо. Эта функция как раз относится к тем самым журналистам, экспертам и политикам, которые потеряли свое влияние, и потеряли его просто потому что замкнулись на своей обычной аудитории и не выходят за пределы своего пузыря.

Теперь, когда популисты неожиданно для самих себя получили власть, США и Британия волей-неволей будут вынуждены выйти из зоны комфорта. Кризис заставит пресловутый истеблишмент бороться за выживание. Если он эту борьбу популистам окончательно проиграет, то все может кончиться новым мощным мировым экономическим кризисом, всплеском национализма и военных конфликтов (как это уже было после поворота от глобализации к национализму вслед за кризисом 1929 года).

Но эту борьбу еще можно выиграть. Люди, голосовавшие за Brexit и за Трампа, в большинстве своем – неплохие и даже не всегда такие уж глупые. Они просто немного растерялись в этом информационном наводнении, им никто вовремя не помог разобраться с теми популистскими фейками и лживыми обещаниями, которые окружили их со всех сторон.

Теперь, когда наступивший кризис встряхнет всю политическую систему, этим параллельно существующим мирам внутри общества придется встретиться лицом к лицу. Если повезет, США и Британия могут выйти из него более сильными, чем до его наступления. С медиа, лучше доносящими информацию, политиками, лучше работающими «на земле» и более интегрированным обществом, чему-то научившимся на своих ошибках. Трамп может оказаться той бактерией, которая вызовет в американском обществе иммунный ответ, и после некоторого периода высокой температуры приведет к общему усилению политического организма.


Ведь именно так обычно и развивается история.  Если обернуться всего на полвека назад, вспомнить сегрегацию, отношение к женщинам, тогдашний уровень коррупции и популизма – можно утешать себя тем, что сегодня мы несмотря ни на что уже не такие идиоты.

http://theins.ru/opinions/35722

Опубликовано 19 Дек 2016 в 13:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.