Капитализм распространяется подобно опухоли на теле американского общества, заражая жизненно важные функции, в которых нуждается человек: здравоохранение и образование.
В 1980 году Мильтон Фридман (Milton Friedman) сказал: «Система свободного рынка распределяет плоды экономического рынка среди всех людей». Отец современного неолиберального движения, вероятно, был неправ намного глубже этого высказывания. Все эти 35 лет неравенство продолжает расти. И этот рост ускорился после рецессии 2008 года. Высокопоставленные американцы отхватили миллионы долларов, а остальная часть граждан нашей страны почти ничего не получила. Сегодня наши студенты и зависящие от медицины старики стали новым источником богатства для проповедников свободного рынка, поклоняющихся наживе.

Высшее образование: Администраторы получают львиную долю денег.

Выпускники колледжей смирились с 19% сокращением зарплат - за два года после рецессии. К 2013 году более половины чернокожих работников, недавно окончивших колледж, работали на должностях, для которых не требуется высшее образование. Стоимость обучения для школьников увеличивается быстрее, чем другие повседневные расходы, а средняя кредитная студенческая задолженность за последние 10 лет подскочила на 91%.

На другом полюсе сидят «победители свободного рынка, которые получили всё», и ничто не может сбросить их с вершины. Примечательно, что неравенство совсем не случайно растёт с 1980-х годов, когда в частных университетах удвоилось число администраторов. Теперь количество администраторов больше, чем число факультетов – во всех университетах этой страны.

Эти администраторы получают большие деньги. Лоуренс Уиттнер (Lawrence Wittner) пишет, что с 2009 по 2012 годы 25 самых высокооплачиваемых президентов увеличили свои зарплаты на треть – практически до 1 миллиона каждому. На каждого миллионера-президента государственного университета в 2011 году существовало 14 таких же президентов частных университетов и десятки администраторов нижнего уровня, которые пытаются получать наравне со своими начальниками. Например, в Университете Пердью в 2012 году административные ставки составляли: 313000 долларов в год для ректора, 198000 – для главного администратора, 253000 – для директора по маркетингу, 433000 – для руководителя школы бизнеса.

Все эти деньги должны поступать наверх из чьих-то карманов, то есть из факультетских и студенческих бюджетов. Преподаватели и их помощники, количество которых равно примерно 22% от количества 1969 года, теперь составляют около 76% штатов высших учебных заведений, при средней зарплате 2700 долларов за курс в 2010 году. Увеличение администраторских денег обеспечивается за счёт увеличения платы за обучение, которая с 1978 года увеличилась на 1000%.

По данным сенатского доклада о расходах в 2009 году: в коммерческих колледжах образовательные компании потратили около 23% всего дохода - на маркетинг и рекламу, и почти 20% дохода – на выплаты своим акционерам. Только 17,2% доходов они потратили собственно на обучение.

Медицина: корпоративная прибыль 10000%.

Как и в образовании, крайности свободного рынка подталкивают наше здравоохранение почти на край пропасти. Во-первых, касательно людей: в 2011 году 43% больных американцев отказались от визитов к врачу и покупок лекарств – из-за их чрезмерно высокой стоимости. Подсчитано, что каждый год более 40000 американцев умирают из-за того, что они не могут позволить себе медицинское страхование.

Что касается корпораций, в наше время производители таблеток получают 100 долларов на каждый потраченный доллар. Действительно, Gilead Sciences, производящая препарат Sovaldi, продаёт его в Египте за 10 долларов, а в США - за 1000 долларов. Прибыль в 10000%, с тем же неизменным успехом, поступает от финансируемого правительством Проекта Генома Человека, который, по некоторым оценкам, приносит 140 долларов на каждый потраченный доллар. Крупный бизнес ускоренно скачет дальше. Celera Genomics, Abbott Labs, Merck, Roche, Bristol-Myers Squibb и Pfizer наживаются буквально на всём.

Крайности капиталистической жадности очевидны при рассмотрении корпоративного лоббирования в Конгрессе, которое направлено на создание помех переговорам по Medicare и по уменьшению цен для американских потребителей. Американцев обманывают, когда корпорации платят ведущим производителям лекарств, чтобы те искустсвенно задерживали выпуск своей продукции на рынок, тем самым, на длительный срок гарантируя завышенную прибыль для крупных продавцов.

Глобальная жадность.

Жизни наших современников в США и во всём мире разорены неконтролируемым капитализмом свободного рынка. Глобальный форум исследований в области здравоохранения (Global Forum for Health Research) отмечает, что менее 10% бюджетов глобальных исследований в области здравоохранения тратятся на изучение 90% человеческих болезней.

А жадность обостряется. Может быть, это наша иррациональная боязнь социализма, достигнувшая апогея после окончания Второй мировой войны, которая принесла нам обычаи «победитель получает всё». В рейгановские времена мы слушали Маргарет Тэтчер, которая заявляла: «Не существует такой вещи, как общество».

А ведь были и более социально-сознательные времена. В 1955 году, когда доктор Джонас Солк (Jonas Salk) разработал вакцину от полиомиелита, репортёр Эдвард Мерроу (Edward R. Murrow) его спросил: «Кому принадлежит патент на эту вакцину»? А Солк ответил: «Ну, людям, так я скажу. На неё нет патента. Разве вы можете запатентовать солнце»?

Капитализм свободного рынка мог бы напомнить нам, что умелый управляющих хэдж-фондом может получать намного больше, чем тысячи Джонасов Солков.

http://antizoomby.livejournal.com/314023.html