Недавнее убийство белым полицейским и последующая демонизация безоружного 18-летнего афроамериканского юноши Майкла Брауна из Фергюсона (Миссури) продемонстрировала военизированную метафизику, которая властвует над современной американской жизнью. Полицейские превращены в солдат, которые считают районы, в которых работают, боевыми зонами. Одетые в бронежилеты и каски, вооружённые пулемётами, бронетранспортёрами и другим смертельным оружием, привезённым с полей сражений в Ираке и Афганистане, они должны всегда быть готовыми к бою. Стоит ли удивляться, что насилие, а не кропотливая полицейская работа на вверенном участке и взаимодействие с населением становится нормой во время встреч с предполагаемыми «преступниками», особенно сейчас, когда криминализируется огромное множество поступков?

Но я хочу обратить внимание на один нюанс. Я думаю, что ошибочно сосредотачиваться только на милитаризации полиции и её расистской деятельности в связи с убийством Майкла Брауна. В результате этого зверского убийства и мобилизации государственного насилия мы можем наблюдать симптомы неолиберального, расистского, болезненного положения и развития общественной смерти, распространившихся по всему миру. Неолиберальная убийственная машина едет по всей планете. Неолиберальные мучения – слишком велики, чтобы продолжать их отрицать, а единственный способ контролирования левых руками властей, которыми управляют корпорации – насилие. Насилие против самых незащищённых: детей-иммигрантов, протестующей молодёжи, безработных, обедневшей интеллигенции и негритянской молодёжи.

Неолиберальные государства больше не могут оправдывать и узаконивать свою безжалостную власть и последствия капиталистического казино. Учитывая тот факт, что сегодня корпоративная власть действует над и вне национальных границ, финансовая элита может обойтись без политических уступок для достижения своих опасных для жизни целей. Более того, как говорит Славой Жижек: «глобальный капитализм может перестать терпеть… глобальное равенство» [1]. А также, в условиях тотального неравенства, роста нищеты, распространения государственных преследований и нападений на общество, неолиберализм больше не может прятаться под маской демократии. Капиталистическая элита: управляющие хедж-фондами, миллиардеры из Силиконовой Долины, директора банков и корпораций - больше не волнуются по поводу идеологии, которая раньше служила для их легитимизации. Теперь сила стала основой их власти, с помощью неё они управляют ключевыми институтами американского общества. Наконец, я думаю, что, справедливости ради, нужно отметить, что они слишком высокомерны и безразличны к чувствам общества.

Неолиберальный капитализм не имеет ничего общего с демократией, и это начинает становиться всё более и более очевидным для всех людей, особенно для молодёжи по всему миру. Жижек отмечает: «связь между демократией и капитализмом разрушена» [2]. Важные проблемы справедливости подчинены безумному насилию и рыночным интересам, которые противопоставляют себя общественным ценностям, а также они подчинены правящей элите, которая беспокоится только о своей прибыли и защищает только свои интересы. Именно поэтому, я считаю, что совершенно неправильно говорить только о милитаризации местной полиции, и забывать о том, что термин «боевая зона» стал основой глобальной политики, в которой социальные и общественные интересы были замещены финансовыми интересами, милитаризацией общества (а не только полиции) и преследованиями, которые распространены от тюрем до школ и улиц. Некоторые справедливо говорят, что эта тактика давно действует против чернокожего населения и абсолютно не нова. Конечно, полицейское насилие продолжается уже давно, но новое в нём – высокая интенсивность и смертельная техника в военном стиле. Например, Кевин Зис и Маргарет Флауэрс отмечают, что милитаризация полиции США – относительное новое явление, которое впервые появилось в 1971 году:

«Милитаризация – новое явление [и признак] быстрого роста Полицейских Военизированных Отрядов (Police Paramilitary Units, PPUs – неофициальное название спецназа SWAT), которые организованы по принципам армейских отрядов специального назначения. PPU не было до 1971 года, пока шеф полиции Лос-Анджелеса Дэрил Гейтс (Daryl Gates) впервые не использовал для сноса домов бронетехнику, оборудованную таранами. К 2000-ому году уже существовало 30000 полицейских отрядов специального назначения, а к концу 1990-х 89% полицейских управлений городов с населением 50000 человек имели PPU, что вдвое больше, чем было в середине 1980-х; в 2007 году в 80% городов с населением 25000-50000 человек существовал PPU, по сравнению с 20% в 1980-х. Отряды SWAT стали более активными, в 2007 году они провели 45000 операций, тогда как в начале 1980-х их было только 3000. Наиболее распространённые операции – облавы с целью поисков наркотиков (80%), но также, они всё чаще и чаще используются для патрулирования улиц» [3].

В то же время, воздействие ускоренной милитаризации местной полиции на бедные негритянские районы – ужасное и симптоматическое насилие, характерное для государств, в которых проводится геноцид. Например, согласно недавнему докладу под названием «Операция Буря в Гетто (Operation Ghetto Storm)» составленному Общественным Движением Малкольм Икс (Malcolm X Grassroots Movement): «полицейские, охранники и самовольные линчеватели в 2012 году без суда и следствия убили не менее 313 афроамериканцев… Это означает, что каждые 28 часов в США убивается один негр. В докладе подчёркивается, что «реальное число может быть намного больше» [4].

Копы-воины и государственная слежка идут рука об руку, и отражают не только санкционированный государством расизм, но и рост авторитаризма в обществе, и устранение гражданских свобод. Жестокость соединяется с нападениями на свободу, инакомыслие и мирные протесты, что было характерно для неолиберальных латиноамериканских диктатур 1970-80-х годов. События в Фергюсоне говорят, что американцы забыли об американской и иностранной истории, и пренебрегают будущими опасностями. Несмотря на свои традиционно правые политические убеждения, Рэнд Пол правильно разобрался в ситуации и заявил: «Когда вы соединяете милитаризацию правоохранительных органов с уничтожением гражданских свобод и правовых процедур, в результате чего полицейские становятся судьями и присяжными – вспомните письма национальной безопасности, внезапные облавы, широко распространённые ордера, конфискации до вынесения приговора – вы сталкиваетесь с серьёзной проблемой». Даниэль Ласуса (Danielle LaSusa) отмечает, что наше общество находится не просто на краю авторитаризма, оно давно свалилось в эту пропасть. Действительно, стоит согласиться с Ханной Арендт, которая сказала, что мы живём в «тёмные времена».

В условиях неолиберального режима расширяется круг людей, против которых необходимо использовать государственное насилие. Тяжёлая рука государства - не только расистская; это часть авторитарных методов управления, которые готовы проводить насилие в отношении любого, кто угрожает неолиберальному капитализму, белому христианскому фундаментализму и власти военно-промышленно-академически-следящему государству. Пристрастие США к смертельному оружию, которое применялось за границей, теперь развернулось лицом к дому, и это оружие теперь направлено против американских граждан. Так как полиция становится всё более похожей на армию, то смертельное оружие становится более смертоносным, а традиционные убийства гражданских лиц стали признаком, как внешней так и внутренней, американской политики. На фоне роста государственного терроризма, насилие внедрилось в ДНК общества, которое не желает решать большие системные проблемы (как например, массовое неравенство в доступе к благосостоянию и власти), а нынешнее правительство без стеснения служит олигархам и корпорациям, и сделало насилие принципиальной основой своего правления [5].

Международная реакция на происходящее в Фергюсоне проливает свет на расистскую и военную суть американского общества, претензии которого на идеал демократии выглядят лицемерными и политически бессмысленными. В то же время, такие протесты выявляют то, что Гоя называл сном разума – ошибки в наблюдении, недостаточное внимание и игнорирование совести, которые лежат в сердце неолиберального закабаления американского общества. В США вновь оживает политическая жизнь - в результате отказа от погружения в потребительство и навязчивую приватизацию. Пришло время признать, что Фергюсон говорит не только о насилии, усилении власти белых и расизме в одном городе; он говорит о системной власти белых и закоренелом расизме по всей стране, которая смирилась с тем, что США попали под власть политики рыночного фундаментализма, милитаризма и одноразовости.

Фергюсон заставляет нас заново осмыслить политику и начать думать не о реформировании, а о генеральной перестройке наших ценностей, институтов и представлений о том, как должна выглядеть реальная демократия. Мы должны жить в стране, которая при виде насилия волновалась бы, а не развлекалась. Пришло время, когда американский народ должен объединиться вокруг нашей общей судьбы для построения радикальной демократии, вместо того, чтобы вместе дрожать от общих страхов, отравленного клея государственного терроризма и ежедневного насилия. Фергюсон напоминает о некоторых гнусных реалиях нашего прошлого и настоящего. А общественная реакция указывает на кое-что другое, совсем противоположное. Фергюсон сообщил нам, что политическое и моральное воображение всё ещё живо, люди жаждут справедливости и не желают, чтобы тёмные тучи авторитаризма навсегда заслонили свет. Но чтобы достичь успехов, мы должны перейти от морального негодования к коллективной борьбе против государственной слежки и военно-промышленного комплекса. Сколько ещё детей, чернокожей молодёжи, иммигрантов и других людей должны умереть, прежде чем начнётся эта борьба?

Ссылки:

1. Slavoj Žižek, Demanding the Impossible, ed. Yong-June Park. (Cambridge, UK: Polity Press, 2013), p. 58

2. Ibid., Žižek, Demanding the Impossible, p. 68.

3. Kevin Zeese and Margaret Flowers, “Ferguson Exposes the Reality of Militarized, Racist Policing,” Truthout (August 18, 2014). Online: http://truth-out.org/news/item/25645-ferguson-exposes-the-reality-of-militarized-racist-policing

4. Adam Hudson, “1 Black Man Is Killed Every 28 Hours by Police or Vigilantes: America Is Perpetually at War with Its Own People,” AlterNet (March 28, 2013). Online: http://www.alternet.org/news-amp-politics/1-black-man-killed-every-28-hours-police-or-vigilantes-america-perpetually-war-its; see also the report titled Operation Ghetto Storm. Online: http://mxgm.org/wp-content/uploads/2013/04/Operation-Ghetto-Storm.pdf

5. See, especially, Radley Balko, Rise of the Warrior Cop: The Militarization of America’s Police Forces (New York: Public Affairs, 2013), Michelle Alexander, The New Jim Crow (New York: The New Press, 2010), and (and Jill Nelson, ed. Police Brutality (New York: Norton, 2000).

http://antizoomby.livejournal.com/313737.html