Во всех или практически во всех канадских университетах студенты обязаны становиться членами студенческого союза, что добавляет сколько-то сотен долларов к стоимости обучения, но предоставляет дополнительную медицинскую страховку, а также возможность состоять в спортнивных и прочих клубах. Что в свою очередь означает необходимость всем университетким клубам соблюдать одни и те же правила.

В начале марта сего года в самом молодом и маленьком университете Торонто на собрание одного из таких клубов не пустили двух студентов факультета журналистики из-за цвета их кожи. Причем этот клуб (или группа) получает дополнительное финансирование от студенческого союза и само мероприятие было отмечено как открытое для всех. Для тех, кто не сходил по ссылке, не допущенные студенты были белыми, а клуб якобы ставит своей целью помощь тем, кто пострадал от расовой дискриминации.

Нет, на этом дело не закончилось. Студентка факультета журналистики написала статью, где объяснила всем, что этнические меньшинства нуждаются в безопасном месте, где бы их не доставали белые. Мол, мы, цветные, так пострадали от белых, что нуждаемся во взаимной поддержке. Для тех, кто не в курсе, в Канаде не было рабства, законы, несправедливые к китайцам или индейцам были, но все пострадавшие, если еще живы, то явно не входят в число сегодняшних студентов. Если члены данного клуба на самом деле где-то и пострадали от дискриминации, то явно не в Канаде.

Комментарии на сайте отразили усталость значительной части канадцев от истеричных обвинений в расизме и новых требований всё новых и новых поблажек, халявы, преференций и т.п.

Казалось бы, ну, повели себя по-хамски одни уроды, ну, написала одна дура тупую статью, что с того, все же мы знаем, что дураков много. Но дело не в нескольких наглецах и хамах, дело в идеологии, которая всё это раздувает уже много лет.

Исследователи из Северо-западного, Корнелльского и Калифорнийского (в Ирвайне) университетов изучали влияние разных факторов на моральные суждения. Как это обычно бывает с западными исследованиями, подопытными в основном были студенты тех же самых университетов, согласившие на участие в обмен на часть оценки за курс.

Большинство подопытных посчитали, что раса, гражданство (национальность для американцев означает именно это, а не этнического происхождение) и пол предполагаемой жертвы не могут повлиять на их моральные оценки.

Я уже писал про классический эксперимент в психологии морали, где надо выбрать между жизнью одного человека или нескольких и соответственно или сбросить на пути перед вагонеткой одного, чтобы спасти других, или не сбрасывать и соответственно не спасти (есть и вариант с переводом стрелки и прочими опосредованными действиями) – “the trolley problem“.

Примерно тоже самое должны были сделать студенты, но интересовало ученых не всем известное, а детали: если мы назовем потенциальную жертву именем, типичным для негров, а возможно спасенных “Нью-Йоркским Филармоническим оркестром”, в другом варианте если потенциальная жертва будет иметь имя, типичное для англосаксов, а спасать надо 100 музыкантов “Гарлемского джазового оркестра”, – как будут вести себя люди в зависимости от политических взглядов?

Чем либеральнее подопытный, тем вероятнее, что благие последствия будут играть роль, если надо скинуть на рельсы белого, но не черного. У консервативных подопытных ситуация более-менее единообразна, различия есть, но они статистически не значимы.

В другом варианте опыта подопытных спрашивали, к какой расе по их мнению относится тот, кем жертвуют: 79% идентифицировали белого и 62% негра. На вопрос о том, поменялось ли бы их суждение о том, жертвовать одним или не жертвовать, дабы спасти 100 человек, в зависимости от расы 92% ответили, что нет.

Но тогда провели еще один эксперимент (разумеется, с другой группой): первая часть опыта была идентична, после оценки сценария, надо было перевернуть страницу и ответить на противоположный сценарий, т.е. вместо негра, коим надо пожертвовать для спасения НЙФО, жертвовали белым для спасения гарлемского джаза (или наоборот). Как и ожидали психологи, после того, как только что пожертвовали белым жертвовали и белым, а если не решались пожертвовать негром, то и белым не хотелось жертвовать. И опять же никто не признавался, что расовые характеристики повлияли на его решение.

Хотя ученые не конкретизировали расовый состав участников, можно предположить, что в подавляющем большинстве они были белыми (таковы студенты психологических факультетов престижных университетов, тогда как представители всяких меньшинств предпочитают получать практичное образование, а с бакалавром по психологии никакую работу не найти, кроме той, для коей вообще высшее образование не требуется). На основании полученных данных можно говорить об однозначном расизме левых либералов, т.к. в зависимости от расы участников умозрительного эксперимента меняется их решение. Но только расизм левых либералов направлен против белых же, жизнь негра для них ценнее, чем жизнь белого.

Поскольку левые либералы определяют повестку дня в западных университетах, то и идейки о том, что их дискриминируют и угнетают, упомянутые в самом начале представители меньшинств получают от тех самых левых либералов.
Тема расизма – одна из самых значимых для левых либералов, они постоянно ее педалируют. Но именно они сами являются наиболее выраженными, законченными расистами. Как в случае недопущения белых на открытые мероприятия, так и в экспериментах в психологических лабораториях. Как все прекрасно знают, “Воры!” громче всех кричат сами воры.

https://khvostik.wordpress.com/2015/03/28/left-liberals-are-racists/