Левые и русофобия Запада

В последнее время, на волне интереса нашей блогосферы к американским событиям, обнаружилась достаточно интересная вещь. А именно: выяснилось, что достаточно значительная часть россиян - разумеется, из тех, кто уделяет американским возмущениям хоть какое-то внимание – занимают сторону защитников монументов. То есть – сторонников Конфедерации, и противников разного рода «леваков» и либералов. (Кстати, последние без кавычек, поскольку либералы в США –именно либералы в историческом смысле, то есть, сторонники свобод. А не «борцы с совком», как у нас.) Самое же интересное во всем этом –то, что среди указанной «категории» встречается немало левых. Наверное, даже больше, чем в противоположном лагере.

Подобное положение вызывает удивление. Ведь, если поддержка американских правых со стороны русских правых выглядит, по крайней мере, логично – то поддержка российскими левыми участников факельных шествий, сторонников «расовой сегрегации» и любителей «традиционных правых ценностей» смотрится, как абсурд. Хотя на самом деле, и с правыми не все так просто – в том смысле, что если под ними подразумевать не просто антисоветчиков, а националистов, для которых поддержка своих американских «коллег» не так выгодна, как кажется на первый взгляд. Впрочем, данную проблему рассматривать надо отдельно – тут же стоит обратить свое внимание именно на левых – на людей, ожидать от которых поддержку подобной стороны следовало бы меньше всего. Подобная ситуация, как не трудно догадаться, в свою очередь порождает достаточно резкие высказывания со стороны тех, кто считает себя противником «белых супрематистов», ку-клукс-клановцев и т.п. публики.

Некоторые из них уже заявляют о том, что российские левые, выступающие против «конфедератопада» – на самом деле являются «скрытыми правыми». Отказывая, таким образом, им в праве причисления себя к людям с социалистическим и коммунистическими взглядами. Особенно достается «сталинистам» - в которые, во-первых, сейчас записывают всех противников сноса памятников, а, во-вторых, от которых ждут самых различных «пакостей». Впрочем, противники «конфедератопада» в долгу не остаются, объявляя своих обвинителей в том, что они «либералы» — в самом, что ни на есть, постсоветском значении этого слова. Но, в любом случае, подобный «раздрай» среди левых вряд ли может рассматриваться, как желательный. Тем более, что в реальности в его основе лежит банальное заблуждение и непонимание.

Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

Дело в том, что указанная «любовь» к американским сторонникам Юга и выбор стороны, противостоящей левой и либеральной общественности США, для российских левых не случайность, и не ошибка, и уж тем более, не знак признания правоты «правых ценностей». А следствие гораздо более фундаментального явления. Дело в том, что выступая против американских «левых», они выступают против достаточно известного «проекта», который принято называть «будущее без России и за счет России». Слово «проект» дано в кавычках –поскольку это вовсе не проект, а нечто иное, о чем будет сказано ниже. Пока же стоит отметить, что данный конструкт очень широко известен в РФ, где является чуть ли не единственным консенсусом среди большей части политических сил – от националистов до «государственников».

Ну, разумеется, левых данное явление так же не могло обойти стороной. Собственно, «у нас» еще лет десять назад практически все – кроме «либералов» – были уверены: Запад хочет уничтожить Россию. Конечно, на вопрос: почему ему надо сделать – представители разных течений отвечали по-разному. (От «естественной русофобии Запада» у имперцев и националистов, до «страха перед возрождением СССР» у представителей КПРФ.) Но общий смысл был один: Запад не остановится, пока не уничтожит нашу страну.

Разумеется, разбирать подобное представление, а равно, и причины его появления надо отдельно. Тут можно отметить только то, что связано оно было, во-первых, с особенностями мышления наших апологетов Запада. Которые и являлись (являются) носителями той самой русофобии, причем зачастую в клинической форме. А ведь, поскольку они, по понятной причине, выбрали для себя роль быть посредниками между нашим обществом и западными странами, то это самое общество было вынуждено воспринимать Запад через их представления.

Впрочем, даже вне данных «посредников», следует помнить, что любые государства в нашем мире действуют в рамках капиталистической конкуренции. В которой любая слабая страна – это «еда». А поскольку государства бывшего СССР – по умолчанию слабые страны, то ожидать сколь либо «комплементарного» отношения к ним было бы странным. В итоге неизбежные попытки «утилизировать» еще остающиеся на данной территории богатства неизбежно подтверждали «русофобскую модель». В том смысле, что вместо ожидающегося диалога США и страны Европы раз за разом выбирали жесткое давление на Россию. (Поскольку, договариваться с «едой» нет никакого смысла.)

В чем ложь демократии?

Правда, теперь данное утверждение уже не выглядит столь очевидно – события последних лет показали, что мир устроен на порядок более сложно, нежели казалось в 1990-2000 годы. Поскольку, во-первых, стало понятно, что ничего особо ценного на бывшей советской территории нет. (А в реальности и не было, это СССР, как сверэффективное общество мог создать сверхдержаву из бросовой, в общем-то, территории.) А, во-вторых, стало очевидным ослабление самого Запада, который получил довольно близкую перспективу самому превратиться в «еду». Разумеется, по частям: наиболее слабые страны должны быть сожраны более сильными.

То есть, стало понятным, что никакого единого Запада — как это считалось еще лет десять назад – не существует, а есть некий конгломерат хищников, готовых сожрать слабейшего. (В том числе, и из своих рядов.) И, в основном, большая часть их действий направлено в данном направлении – а все идеологические проявления данной борьбы, вроде «расширения демократических свобод» и «защита прав человека» есть банальное прикрытие указанных целей. Причем – под хищниками надо подразумевать не только государства, но и отдельные силы внутри них. (Вроде ВПК, продавливающего наращивание вооружений. В том числе, и очень сомнительных с практической точки зрения, вроде пресловутого эсминца «Zumvalt», истребителя f-35, а так же крайне дорогостоящей системы ПРО.)

В любом случае сейчас рассматривать мир в рамках «русофобии» было бы бессмысленным. Но так же не просто бессмысленным, но и ведущим к полному непониманию ситуации, является исключение из нее указанного выше процесса – то есть, запрет на восприятие мира, как конгломерата непрерывно конкурирующих друг с другом сущностей. (Как это любят делать сторонники т.н. «общечеловеческих ценностей». ) Понимание указанной особенности и является ключом к пониманию поставленной выше темы – в том смысле, что оно позволяет раскрыть причину «низкой любви» наших левых к своим американским «коллегам».

Дело в том, что последние – как это вытекает из их «левизны», занимаются тем, что способствую улучшению жизни американских обездоленных слоев. Да – остается, конечно, вопрос, какие слои считать обездоленными, например, можно ли к таковым относить обитателей негритянских кварталов, поголовно сидящих на пособиях? (На самом деле, конечно, можно – но это надо разбирать отдельно.) В любом случае, следует понимать, что американские левых заняты решением своих, «внутриамериканских» проблем. И в этом плане вполне способны идти на союз с самыми различными силами, которые могут им помочь в данных действиях.

Путь зла

Разумеется, эти силы могут быть полностью реакционны в общем плане – но ведь речь то идет о «левых», а не о коммунистах. То есть – о людях, желающих снизить страдания своих соотечественников, но не имеющих теории, объясняющей, почему эти страдания происходят. (Точнее—имеющих массу теорий, ни одна из которых не имеет отношение к реальности. Почему – будет сказано ниже.) Поэтому неудивительно, что происходит некая «смычка» между ними и американскими неолибералами – политическим течением, занявшим господствующее положение в постсоветское время. Дело в том, что эти самые неолибералы своим базовым положением имеют концепцию «экспорта противоречий» - то есть, переноса всех американских проблем на остальной мир.

В результате, жизнь «внутри» страны должна становиться лучше – ну, а все остальное «американских левых» касается слабо. Правда, тут ключевое слово «должна» - поскольку в реальности происходит нечто противоположное. И, по сути, вся внутренняя (да и внешняя) политика неолибералов может рассматриваться, как непрерывная череда провалов – что поделаешь, но от течения, основанного на ложных посылках, ничего иного ожидать не стоит. (Почему так происходит, и какие ложные посылки лежать в основе идей «неолибов» - надо говорить отдельно. Пока же можно сказать только то, что основано все это на особенностях постсоветского мира – мира, аномального с точки зрения всей человеческой истории.)

Впрочем, если в плане реальной реализации своих целей связка левые-неолибералы оказывается провальной, то в плане идеологическом она выглядит намного более успешной. В том смысле, что тут победой объявляются вещи, крайне малозначимые для подавляющего числа граждан – вроде разрешения однополых браков в ряде штатов. (А то, что, скажем, при этом десятки миллионов американцев не имеют страховки – банально замалчивается.)

Но именно эта идеологическая иллюзия и выступает главной причиной указанной выше коллизии. В том смысле, что из нее неизбежно следует соотнесение американских левых сил с уже указанной идеей «будущего за счет России. И все действия их «у нас» воспринимаются именно как стремление решить свои проблемы за счет создания проблем «нам». Со всеми вытекающими... Даже если реально никакие проблемы «там» не решаются, и вообще, к нашим бедам американские левые не имеют абсолютно никакого отношения.

Почему интеллектуалы поддерживают интервенции

Таковы последствия существования «постсоветского мира» - мира аномального, основанного на утилизации «советского наследства» - и всех, созданных им идей и концепций. Впрочем, как уже не раз писалось, этот мир сейчас разваливается на куски – и за его невнятными контурами и радужными силуэтами все сильнее проступает железная поступь исторического развития с железными же челюстями реальных проблем. И оказывается, что все, что мы привыкли считать важным и жизненно необходимым, на самом деле представляет собой лишь детскую игру в песочнице под защитой великой «Советской Тени». (Хотя эта самая «Тень» давно исчезла, но благодаря высокой инерционности общественного сознания она все еще определяет поведение многих людей.)

То есть – и российские левые с их концепцией «русофобии Запада» (слава Богу, уже разрушающейся), и американские левые с их идеями «защиты меньшинств» - на самом деле представляют собой «героев вчерашних дней», борющихся с тенями и фантомами, которые на самом деле являются всего лишь искаженными проявлениями реальных проблем. До недавнего времени сокрытых аномальным миром «Советской Тени», а так же – аномального же богатства, созданного в «советское время». (Поскольку тогда было возможным вкладывать средства в реальные вещи – а не в вечную и бессмысленную конкурентную борьбу друг с другом.)

Но, разумеется, рано или поздно железная необходимость Истории заставит и тех и других отбросить данное «покрывало Майи», и взглянуть на реальный мир. («Добро пожаловать в реальным мир, Нео!») И только тогда и для тех, и для других станет ясно – кто же реально выступает другом, а кто –врагом. (Ну, и разумеется, тогда – и только тогда – станет возможным овладение левыми той самой теорией, которая реальность и описывает.) Ну а пока – слепые ругаются со слепцами о тонкостях окружающего пейзажа…

P.S. Кстати, в плане «возвращения к реальности» Трамп и «неоконы» есть, безусловно, прогрессивное явление. В том смысле, что через них проявляется это самое «возвращение» – через отбрасывание того самого «покрывала» постсоветского общественного сознания. Да, подобный прогресс жесток и несет массу страданий – но эти страдания для жителей «искаженного мира» неизбежны в любом случае. Тем более, что лишь через них возможно «отрезвление», и начало настоящей, реальной борьбы людей за свои права…

Аналог Путина в римской истории

В плане продолжения рассмотрения поднятой в прошлом посте темы было бы неразумно не затронуть самую главную причину сложившегося положения. А именно – то, что указанные проблемы – путаница в действиях и мыслях современных левых – проистекают из-за того аномального состояния, в котором находится современный мир. Настолько, что его можно выделить в особую «постсоветскую эпоху». Причем, это касается и «нас» - то есть, страны бывшего СССР. И «их» - то есть, те государства, которые принято именовать «Западом». Более того указанная «аномалия» поразила не только левых, но и все остальные политические и неполитические силы – просто левые нас интересуют особо. Хотя бы потому, что именно они имеют – в потенциальном плане, разумеется –реальную возможность для разрешения тех жизненно важных проблем, что стоят перед современным миром. (В отличие от тех же националистов – которых так же поразила та же «зараза», но существование которых, в общем-то, не имеет исторического смысла.)

Именно поэтому поиск причин, превращающих одних представителей левых в пресловутых «леваков», а других – в не менее пресловутых «красконов», является жизненной необходимостью. (Названия, разумеется, условны, и соответствуют современной РФ. В иных условиях данный раскол идет по другому – но, в любом случае, он наличествует.) Впрочем, особой тайны в данном вопросе тут нет – дело в том, что в настоящее время речь стоит вести о достаточно уникальной ситуации в истории. Эта ситуация состоит в том, что мир в настоящее время переживает переход от более развитого к более упрощенному состоянию, в то время, как в последние столетия наблюдался обратный процесс. Если брать всю совокупность т.н. «развитых стран» целиком, то в истории последних столетий вообще трудно найти однозначный период «нероста». Скажем, в ту же Великую Депрессию шло активное развитие СССР, периоды Первой и Второй Мировых войн означали катастрофу в плане уничтожения людского и материального потенциала, однако наука, техника и социальная организация в это время двигалась вперед.

И вполне возможно, что ближайшим периодом, более-менее соответствующим нынешнему, следует считать время Тридцатилетней войны. Хотя наша страна в этот период, напротив, активно развивалась – к примеру, именно в середине XVII века произошло воссоединение Украины с Россией. Впрочем, и сейчас можно говорить о росте бывшей Периферии «цивилизованного мира» во главе с Китаем. Тем не менее, ядро существующей «мир-системы» уже несколько десятилетий находится в состоянии перманентного кризиса. Не экономического – хотя и экономику за это время неоднократно лихорадило, причем – чем дальше, тем серьезнее. А кризиса системного, означающего невозможность дальнейшего усложнения и роста той сложнейшей системы организации человеческой жизни, которую можно назвать системой общественного производства.

Показатели развития которой отличаются от формальных показателей «экономического роста». (Кстати, последнее мы можем наблюдать невооруженным взглядом: в последние полтора десятилетия был период относительного роста во всех постсоветских странах. Однако при этом новые производственные предприятия открывались довольно редко – а старые закрывались часто. Тем не менее, был рост! Более того, он, к примеру, есть сейчас на той же Украине – где открыто происходит деиндустриализация и общая деградация. Что прекрасно показывает связь «официальной экономики» с реальностью.)

Похожа ли Россия на Карфаген?

Впрочем, разбирать ошибочность восприятия мира по «экономическим показателям» надо отдельно. Тут же можно отметить только то, что последние десятилетия характеризуются одной важной чертой. А именно – резким превалированием «распределительных» областей человеческой жизни над производительными. В том смысле, что те, кто занимается преобразованием Природы – в том числе, и социальной, как, например, учителя – находятся в глубоком загоне. А «наверху» оказываются те, чья деятельность состоит в перераспределении уже созданных благ: это торговля, пресловутая «финансовая сфера», сфера «рекламы и пропаганды», , наконец, сфера «государственного управления». Именно работа в данных отраслях – финансах, юриспруденции, рекламе или пропаганде, государственном управлении – в настоящее время стала символом успеха. (Правда, иногда случаются забавные вещи – когда чистый «распределитель» и «маркетинговый гений», как, например, Джобс или Маск, изображает из себя «производителя» (типа, инженера или ученого). Хотя на самом деле, все его достижения представляют собой вовремя «приватизированные» разработки совершенно иных людей.)

Таковое положение стало возможным по двум причинам. Во-первых, потому, что за время «Золотых десятилетий» - то есть, времен Холодной войны 1950-1970 годов – по обе стороны Атлантического океана было построено и развернуто колоссальное количество объектов инфраструктуры. Автомобильных и железных дорог, электростанций, линий электропередач, портов и верфей, заводов и фабрик, шахт, карьеров, месторождений и т.д. А так же – школ, больниц, поликлиник, детских садов и прочих структур, ответственных за создание высококвалифицированной рабочей силы.

За это время было «сформировано» несколько образованных и здоровых поколений, которые не просто могли работать на сложных производствах, но и обладали на порядок большими способностями к адаптации в сложных условиях. (Все это очень хорошо видно на постсоветском пространстве – где, во-первых, в течение десятилетий было возможно вообще не вкладываться в систему жизнеобеспечения: ЖКХ, инфраструктуру, энергетику и т.д. А, во-вторых, где жители смогли при крайне низком уровне доходов поддерживать достаточно высокий уровень жизни. )

Сходство Римской Империи и США

Подобный мир оказался просто раем для разного рода «распределителей» («утилизаторов» - в крайнем своем выражении). То есть, людей, занятых исключительно обеспечением своего комфортного и высокого положения в жизни. На самом деле, они и в других, относительно развитых обществах, как правило, оказываются наверху – но там этот процесс протекает гораздо медленнее. В самом деле, если система жизнеобеспечения слаба, то одна ошибка может привести к тому, что область, которой руководит подобный тип (бизнес, город, страна) проваливается в Катастрофу. И наш утилизатор-карьерист, всю свою стратегию построивший на том, чтобы пробиться наверх, заканчивает свои дни в нищете и лузерстве. (А раньше – вообще мог оказаться на копьях вошедших в город варваров.)

Теперь же этого нет – можете вспомнить незабвенного Бориса Николаевича, половину своего правления проведшего в бессознательном состоянии. Или поглядите на нынешнее руководство Украины – состоящее из алкоголиков, воров и открытых психов. (Впрочем, у нас положение не на много лучше – психов и алкашей наверху, конечно, нет в таком количестве, но воров хватает с избытком.) Может показаться, что в данном положении вот-вот, и все превратиться в хаос – но нет, заводы кое-как работают, вода по трубам поступает, свет горит и даже самолеты могут летать. (Что показывает, насколько наши предки поработали на славу.)

И такое состояние можно найти в самых различных областях. Неудивительно, что в подобном мире пресловутые «шаловливые мальчики» (по выражению И.А. Ефремова) везде оказались на первых ролях. Это касается и левых – где пресловутое «утилизаторство» расцвело таким же буйным цветом, как и везде. Конечно, может показаться странным – зачем же любителям «легкой жизни» лезть в оппозицию? Однако, этот вопрос, не сказать, чтобы сложный: во-первых, во «власти» мест всем не хватает. А, во-вторых, господствующий у «властей» тип стратегий поведения неизбежно оказывает влияние на все остальное общество. В том смысле, что приводит к определенной «расслабленности» в плане достижения общих ценностей. К тому же к оппозиции в «утилизаторском мире» относятся намного мягче – поскольку реальных общих «сверхцелей» нет ни у нее, не у ее противников, то почему бы им не найти общий язык? Не договориться о том, что каждый «окучивает свою паству»? И единственные люди, которые тут чем то рискуют – так это те редкие «принципиалы», которые видят за лозунгами что-то реальное. Вот с этими обходятся «по взрослому» - в том смысле, что для них получить реальные сроки на несколько лет (как Удальцову) выглядит еще легким наказанием.

США разрушается по образцу Рима

Правда, к великому счастью, подобных людей даже в оппозиции оказывается немного – поскольку, как уже было сказано, в любой системе, лишенной четкого определения общих целей (т.е., имеющей целью только свое существование), они неизбежно проигрывают тем, кто избрал противоположную стратегию. Впрочем, для нас подобные тонкости не особенно важны – для нас важно то, что в теплом, «безопасном мире» традиционные представления о левых, как о борцах за права обездоленных, теряют всякий смысл. Во-первых, потому, что – как было сказано выше – тут любая структура чем дальше, тем сильнее теряет всякий смысл заниматься чем-то, кроме обеспечение своего существования. (А точнее – существования тех лиц, которые занимают в ней более-менее высокие места. Что очень хорошо видно по КПРФ – структуре полностью вырожденной и лишенной вообще какого-либо потенциала.) Ну, а во-вторых, потому, что значительная часть обездоленных реально находится несколько выше того уровня, за которым начинает угроза их существованию. (Что было нормой еще сто лет назад. Да что сто лет – еще во времена Великой Депрессии десятки миллионов людей существовали на грани голодной смерти, а умерло от голода предположительно от 2 до 5 миллионов человек.)

Сейчас же даже подобная судьба не грозит даже гастарбайтерам – и большая часть угроз является не текущими, а отложенными. Ну, как, например, нарастающая волна замены «настоящих» продуктов питания суррогатами, лишенными питательных свойств. (Вместо «обычного» голода.) Или угроза потери системы образования и здравоохранения – а точнее, замены их такими же суррогатами, имеющими внешние признаки, но не выполняющими требуемые функции. Или – грядущее сокращение социальных выплат, включая пенсии. Что является давно уже не предположением, а событием, имеющим 100% вероятность в будущем. Или… Да, этих самых «или» можно найти огромное количество – но большинство их них находится в будущем, пускай и ближайшем. То есть – в области, видеть которую человек «безопасного общества» давно отвык, а обучение этому заново есть долгий и трагический процесс. В любом случае, странно был было ожидать от масс использование «прогностических стратегий» - в то время, как самый оптимальный путь поведения человека в локальной области состоит в обратном. (Не думай о будущем, и будешь успешным! – это альфа и омега поп-психологии нашего времени, начиная с Карнеги.)

Таким образом, мы можем увидеть, что нынешнее положение неизбежно приводит к тому, что самым оптимальным становится не прямая и открытая борьба, и имитация ее. А точнее – направленность данной борьбы на любые, практически наобум взятые действия. Мы можем долго спорить на тему: является ли пресловутая «борьба за права меньшинств» следствием некоего «заговора» или нет. Но это не особенно важно – поскольку гораздо важнее тут то, что выход подобной «борьбы» на первый план означает то, что никаких иных, более значимых целей у современных левых нет. Кстати, если взять исторический аспект – то «права меньшинств» всегда были в арсенале не просто левых, но даже коммунистических сил. Другое дело, что тогда они находились на заднем плане по сравнению с главным – с необходимостью бороться за права трудящихся. А значит, их «сверхзначимость» сегодня связана только с исчезновением данной борьбы. Причина же подобного описана выше…

* * *

В общем, можно сказать, что ничего удивительного в нынешнем положении левых нет. Есть общая деградация «безопасного мира», лишенного своего «мотора развития» в виде СССР. Что, в свою очередь, привело к деградации и «суррогатизации» практически все области – и было бы удивительным что-нибудь иное. Впрочем, не стоит думать, что все так безнадежно – поскольку, как уже было сказано, это относится т.н. «развитые страны» (к которым надо отнести и бывший СССР). На периферии все по другому – а значит, нет нужды думать, что история остановилась. Напротив, она идет – и очень скоро мы увидим ее реальные плоды. (И как бы не горьки они показались для нынешних людей – но это будет реальная, настоящая История, а не ее имитация.) Но это, разумеется, уже тема совершенно иного разговора…

http://anlazz.livejournal.com/209576.html

http://anlazz.livejournal.com/209711.html

Опубликовано 29 Авг 2017 в 17:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.