В 2010 году, с июля по сентябрь в 20 регионах России бушевали пожары. Было уничтожено 127 населенных пунктов, погибло 53 человека непосредственно от пожаров, но кроме того повысилась и смертность от задымления, поэтому точное количество пострадавших посчитать достаточно сложно. Прошло пять лет, и история повторяется – горит Хакасия, горят леса Забайкалья, перекинувшиеся на территорию Китая, обнаружены пожары в Подмосковье. Неужели события пятилетней давности ничему не научили?

На особом противопожарном положении находятся сейчас районы Смоленской, Волгоградской, Иркутской, Амурской областей, Забайкальского края, республики Алтай, некоторые районы республики Бурятия и Красноярского края. Режим ЧС – в Хакасии, Забайкальском крае, Амурской области, Красноярском крае и республике Бурятия. По состоянию на 14 апреля на территории РФ зафиксировано 140 лесных пожаров, охвативших территорию в 21 107 га. Для тушения привлекается более 3 тысяч человек, но ситуация остается прежней.

Отчего горят леса?

Для начала нужно разобраться в причинах – почему горят леса? Часто в СМИ в этом обвиняют бесконтрольный пал полей, и такое объяснение кажется логичным. Действительно, большая часть лесных пожаров связана с человеческим фактором, неосторожным обращением с огнем и безответственным отношением к лесу. Но опасность лесных пожаров в связи с деятельностью человека существовала всегда, именно поэтому и были организованы контролирующие органы, которые, кроме всего прочего, осуществляли профилактику лесных пожаров, наблюдение, быстрое реагирование на возникшие очаги возгорания.

А где же российские контролирующие органы были сейчас? Лесники, пожарные? Ведь у такой богатой лесами страны, как Россия, не может не быть особенно пристального внимания к лесу и лесному хозяйству.

Однако вопреки здравому смыслу за три года до памятных пожаров 2010 года была проведена так называемая лесная реформа. Благодаря ей была упразднена Гослесохрана, в штате которой только лесников-обходчиков было около 70 тысяч человек – таким образом, контролирующий орган фактически ликвидирован, а специалисты на местах, которые реагировали даже на слабый запах дыма, были уволены.

При этом в Белоруссии служба лесников продолжает функционировать. Как следствие, Белоруссия не горела в то время, когда совсем рядом, в таких же лесах и торфяниках на территории России полыхали пожары... Как говорится, сделано своими руками.

В России функции Гослесохраны были распределены между региональными властями и частными арендаторами. Но разве можно представить чиновника, который проводит обход леса? Или бизнесмена в той же роли, на которого государство перекинуло ответственность за сохранность арендованного леса?

Сейчас тушением и предупреждением пожаров в основном занимается Рослесхоз и МЧС, в тушении пожаров принимает участие и Минобороны, когда этого требует ситуация.

Однако пожарная безопасность в лесу получается размазанной по трем ведомствам, причем в основном всё наблюдение ведется в населенных пунктах – но далеко не в каждом населенном пункте в России в связи с некоторыми особенностями расселения есть пост пожарных или МЧС. И уж тем более не приходится надеяться на то, что людей, работающих в лесном хозяйстве, хватит для обхода леса. Местная пожарная авиация также ликвидирована.

Данные статистики не могут в полной мере отразить ситуацию со специалистами в области лесного хозяйства, так как занятость в лесном хозяйстве объединяется с показателями занятости в сельском хозяйстве. Таким образом «смазывается» картина как с охотой и лесным хозяйством, так и с сельским хозяйством. Однако примерную картину происходящих процессов статистика показать может.

Лесная служба

Среднегодовая численность занятых, по данным Росстата

При таком снижении занятых в этих областях экономики вполне закономерна бесхозность и лесных массивов, и сельскохозяйственных земель, что во много раз повышает риски пожаров.

Конечно, сейчас наблюдение за возникновением очагов лесных пожаров проводится и с воздуха – но в связи с недофинансированием, в некоторых регионах это невозможно. Например, в Саратовской области точно нет авиатехники для выявления и тушения лесных пожаров с воздуха.

Кроме того, модная реформа оптимизации коснулась и МЧС. Было урезано финансирование программы вызова экстренных служб по единому номеру в два раза, а недостающие средства правительство предложило изыскивать у региональных властей. Но регионы не способны обеспечить такую финансовую поддержку в связи с тем, что сами, за исключением нескольких,  находятся в состоянии недофинансирования. Это как в нашумевшей истории с электричками.

Поэтому в январе МЧС подготовило документы о сокращении на 20% штатов Главного управления МЧС по Москве и на 10% сокращение штатов надзорных подразделений в регионах. Под сокращение попадает и производственно-технические службы, и филиалы профильных научных подразделений МЧС. Сокращения коснутся и тех подразделений, которые отвечают за профилактику лесных пожаров. Что будет результатом? Правильно – пожары. Зачем это делает власть? Ответа нет.

В Рослесхозе, конечно, есть штаб по тушению лесных пожаров и мониторингу ситуации в стране, существует и оперативная парашютно-десантная пожарная служба, которую перебрасывают на крупные пожары, численностью 700 человек.

Но это не меняет ситуацию в целом, а именно – состояния разорванности профессиональной системы охраны лесов и погрома местной лесной инфраструктуры. События 2010 года, казалось бы, наглядно показали последствия лесной реформы по ликвидации лесников-обходчиков. Однако такого опыта, видимо, недостаточно.

Очередная попытка сэкономить с помощью сокращений может обернуться весьма плачевно – ведь по факту профилактических мер не хватало и без сокращений, что подтверждается ежегодными лесными пожарами в России, которых насчитывается от 10 до 35 тысяч ежегодно. В 2014 году, согласно данным МЧС, было зафиксировано 16865 лесных пожаров.  Такого нет в Белоруссии, где сохранили охрану леса, такого нет в Китае – если не считать, что пожар во Внутренней Монголии произошел благодаря российской системе «предупреждения» пожаров.

Лес: максимизация прибыли при минимизации затрат

Вполне предсказуемо сложилось так, что лесное хозяйство – отрасль экономики, а значит, должна приносить доход, при этом с малыми затратами.

В сочетании с бесхозностью и невозможностью провести мониторинг это привело к воровству и вырубке леса, браконьерству.

С 1 марта 2015 года в силу вступили поправки к Лесному кодексу – и, казалось бы, логично было бы исправить допущенные в 2006-2007 году ошибки. Но нет, в новой редакции Лесного кодекса вводится административная ответственность за незаконный оборот круглого леса, обязательная подача лесной декларации и отчета об использовании леса и обязательное декларирование сделки с древесиной в новой единой системе – единой государственной информационной системе учета древесины.

Подготавливается также ряд законов, направленных на повышение инвестиционной привлекательности лесов (упрощенная схема доступа к лесным ресурсам для бизнеса), пролонгация договоров аренды лесных участков (с предельных 49 лет до 98 лет) и введение лесных конкурсов вместо аукциона.

То есть все новации и поправки направлены исключительно на как можно более прибыльное использование леса.

В результате вместе с широким распространением аренды лесов сократилось финансирование природоохранных предприятий – ведь за охрану леса теперь отвечает арендатор либо регионы. А в связи с тем, что Россия на полном ходу скатывается в кризис, от запланированного объема бюджетное финансирование сократится на 10%. Из федерального бюджета на финансирование лесного хозяйства в 2015 году выделяется 22,3 млрд рублей.

Но не обернется ли такая экономия только большими потерями? В 2010 году ущерб от лесных пожаров превысил 10 трлн рублей. Недавние лесные пожары в Хакасии по предварительным оценкам уже нанесли ущерб в размере 5 млрд рублей – а пожары продолжаются в других районах, в том числе в Забайкальском крае.

В среднем в год ущерб от пожаров составляет 20 млрд рублей – почти столько же, сколько выделяется из государственного бюджета на лесное хозяйство.

Повторится ли 2010 год?

В 2010 году, кроме принятых решений по ликвидации лесников и ухудшении контроля лесами, наблюдалась аномально высокая температура, которая сыграла важную роль в распространении лесных пожаров.

Согласно оценочному докладу Росгидромета, климат в России изменяется в 2.5 раза быстрее скорости глобального потепления, а температура воздуха год от года только увеличивается.

Таких же позиций придерживается и МЧС в своих долгосрочных прогнозах. По расчетам ведомства, опубликованным ещё в декабре 2014, начало раннего пожароопасного периода в 2015 году ожидалось в Приморском, Забайкальском крае, западных районах Центрального и Северо-Западного федеральных округов, а также в Южном, Северо-Кавказском и Крымском ФО.

По прогнозам Министерства природных ресурсов и экологии, наиболее пожароопасная ситуация будет наблюдаться в Красноярском крае, Иркутской области и Республике Бурятия. Согласно прогнозу МЧС, в весенний, летний и осенний период ожидается особенно высокая пожарная опасность в Волгоградской, Тамбовской, Липецкой и Курганской областях.

Любопытно, что ещё в декабре 2014 года прогнозировался повышенный риск перехода природных пожаров на населенные пункты в Амурской области, Забайкальском, Красноярским краях и Омской области, в Свердловской и Челябинской областях. Несмотря на этот прогноз, пожары состоялись и нанесли немалый ущерб.

Официальные лица, в том числе от МЧС, заявляют, что пожары уровня 2010 года не состоятся. Однако принимая во внимание сокращение расходов на лесные ведомства, включая и «лесной спецназ», техническую зависимость от иностранной промышленности, оптимизацию МЧС и ожидаемое во многих регионах России засушливое лето, верится в это слабо. Уже сгорело 1200 домов.

Скорее, повторение ситуации 2010 года вполне вероятно -  только в отличие от 2010 года, число занятых в лесной сфере уменьшилось, и финансирование лесного хозяйства сократилось – и происходит это на фоне общей кризисной ситуации в экономике в целом и в лесном хозяйстве в частности. Причем кризисная ситуация началась с рыночных реформ и гонки за прибылью – в том числе  за счет природных ресурсов России. Но ведь такова общая концепция всей российской политики – меньше вложиться, больше нажиться. Либерализм в действии.

http://rusrand.ru/events/snova-lesnye-pozhary-chto-izmenilos-za-pjat-let