Про импортозамещение у нас потрендели и забыли. Между тем в некоторых сферах это вопрос не экономической целесообразности, а вопрос физического выживания. Например, в фармакологии. Собственно, развитые страны от папуасий отличаются тем, что первые могут делать самолеты, реакторы и таблетки, а вторые могут это лишь иметь, если материальное положение позволяет. По этому критерию Россия находится на полпути между развитой страной (каковой она была во времена СССР) и папуасией, в которую она стремительно превращается. Атомные реакторы мы пока еще делаем в кооперации с западными концернами. Самолеты –  уже почти только военные, гражданские только закупаем. А вот в фармацевтике все настолько плохо, что состояние отрасли лучше всего передаст разве что похоронный марш.

Если СССР экспортировал медикаментов на миллиарды долларов в год, то теперь на миллиарды долларов РФ лекарства импортирует (например, в 2011 г. – на $13,2 млрд.) при экспорте в  $0,3 млрд. Причем речь идет о зависимости от импортных препаратов, относимых к категории жизненно важных. Например, инсулин – его производство в России утрачено, только и можем, что импортный фасовать. Или вакцины – с ними тоже обстоит дело очень плохо.

Словно приговор российской фармацевтике, звучит слово «НЕКОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ». А почему  она стала неконкурентоспособной? Причины по большому счету всего две:

1.Лекарства – продукт высоких технологий. Если западные фармацевтические концерны тратят на научные разработки до 30% своей прибыли, то у нас… Собственно,  какая тут прибыль – если год продержались и не обанкротились – уже хорошо.

2. Инвестиции. Кто будет вкладывать деньги в фармпроизводство в России? Это ж рискованно. Не, лучше нефтью барыжить, торговые центры строить или бюджетные подряды брать. Помните, в 90-е на слуху было имя Владимира Брынцалова? Парень сделал миллиарды на торговле водкой, а потом с какой-то дури решил вложиться в производство лекарств. Закончилось все это разорением и судом: предпринимателя обвинили в том, что он торговал фальшивыми лекарствами. С западными партнерами у него бизнес тоже не задался – они разорвали с ним отношения, обвинив в нарушении лицензионных соглашений.

Итог всего этого печален: РФ утратила свою фармацевтическую научную школу, лекарства производятся самые примитивные или дженерики (копии), производственные линии – импортные, лицензии – импортные, сырье – импортное, упаковку – и ту часто сами сделать не можем. И пусть вас не вводят в заблуждение руссие бренды и надписи на коробочках «Made in Russia». По нашим законам медикамент считается произведенным в РФ, если на территории страны он расфасован и упакован. Будете смеяться, но когда препараты, разработанные за границей, произведенные там,  расфасованные в России на принадлежащих иностраным корпорациям заводах, вывозятся в Казахстан или Туркмению, в СМИ начинаются танцы с бубнами: мол, Рассиюшка встает с колен, наращивает экспорт СВОЕЙ высокотехнологичной продукции.

А меж тем рынок сбыта  у нас огромен – 8-й по величине в мире ($27 млрд. в 2012 г.). Именно поэтому западные компании яростно бьются между собой за такой лакомый кусок. И тут – любые средства хороши. Рынок лекарств отличается высокой степенью госрегулирования, значительный сегмент рынка – госзакупки. Следовательно, если ты нашел общий язык с чиновниками – твой бизнес будет процветать вне зависимости от того, насколько твоя продукция качественна и насколько адекватны цены.

Сегодня на глаза мне попалась расследование «Версии», где описываются художества американской компании Pfizer. Издание сообщает о том, как американцы нагло и нахраписто покупают чиновников, обеспечивая процветание своему бизнесу:

«Pfizer и российских медицинских чиновников связывают давние отношения, которые, как мне кажется, иначе как коррупционными назвать невозможно. Например, в 2003 году сотрудник Pfizer Russia принёс в бухгалтерию своего концерна счёт за расходы «первого замминистра здравоохранения» на заграничную поездку. Необходимость оплаты мотивировалась тем, что это «будет способствовать включению препаратов компании в список льготных лекарств», то есть в перечень медикаментов, которыми снабжают больных за счёт бюджета.

В 2004 году другой сотрудник концерна предъявил в бухгалтерию счёт на оплату «спонсорства» чиновника Департамента здравоохранения Москвы. В пояснениях говорилось, что этот человек принимает участие в выборе закупаемых антибиотиков. В обмен на финансовую компенсацию он обязался включить в курируемый им список именно препараты Pfizer. В 2005 году бухгалтерам опять предложили оплатить расходы российских чиновников, а именно поездку одного из них на зарубежную конференцию. В виде благодарности госслужащий брался посодействовать увеличению закупок лекарств компании до суммы в 100 тыс. долларов.

То есть год за годом американские фармацевты подсаживали на финансовую иглу нечистоплотных российских «решальщиков», спонсируя их поездки за рубеж и прочие «хотелки». Стоит ли удивляться, что в 2013 году, например, Pfizer вошёл в тройку самых влиятельных иностранных фармкомпаний в отраслевом рейтинге, о чём гордо сообщается на сайте концерна».

Чтобы понимать, каков масштаб бизнеса Pfizer, достаточно сравнить его, например, с «Газпромом». Википедия сообщает, что в 2009 г американский фармацевтический гигант имел оборот $67 млрд и получил чистую прибыль $8,6 млрд. Газпром в 2014 г. отчитался о прибыли в $3 млрд, которую он получил с оборота в $70 млрд. Капитализация Pfizer  в 2014 г. составила $189 млрд. против $55 млрд у «Газпрома». Число сотрудников в Газпроме – 430 тыс. чел.; в  Pfizer – 116 тыс. чел. То есть возможности для того, чтобы «прогнуть» под себя российский рынок, у американского монополиста имеются.

И рынок прогибается, да еще как! Чиновники Минздрава, верстают условия конкурса на госзакупки вакцин таким образом, чтобы максимально соответствовать не потребностям пациентов, а параметрам производителя. Например, в условиях тендера на обеспечение вакцинами от пневомкокковых инфекций специально уточнялось, что предпочтение при закупках следует отдать препарату с максимально возможным спектром покрытия возбудителей инфекции.

Ныне существует несколько вакцин от пневмококков. Две из них – «Превенар» и «Превенар 13» от Pfizer покрывают 7 и 13 различных видов пневмококков соответственно. Pfizer выигрывает конкурс, и на эти препараты были потрачены около 3,5 млрд рублей государственных средств. У экспертов сразу возникли вопросы. Снова процитирую «Версию»:

«Вскоре выяснилось, что Минздрав заключил контракт с американцами, не имея полных данных о том, какие именно виды пневмококка распространены в России. «Согласно выводам Роспотребнадзора уровень диагностики пневмококковой инфекции в Российской Федерации пока недостаточен, а данные её статистического учёта не отражают истинного уровня заболеваемости. Получается, что в календарь введена вакцина по инфекции, достоверных данных по которой нет», – констатирует директор фонда «Здоровье» Эдуард Гаврилов.

Действительно, в разных странах мира распространены разные штаммы вирусов, и прививать жителей, например, Африки от австралийских бацилл – значит просто создавать избыточную нагрузку на иммунитет. А он у ребенка, как известно, ещё не вполне сформировавшийся. Так что в данном случае «больше» отнюдь не значит «лучше».

Но, оказывается, вопрос даже не в том, чья вакцина лучше (с Pfizer пыталась конкурировать британская компания GlaxoSmithKline со своим препаратом «Синфлорикс», защищающим от 10 разных видов вирусов). Дело в том, что эти вакцины вообще не нужны в России. по нормам ВОЗ прививать детей до 5 лет от пневмококка следует тогда, когда смертность от данной инфекции достигает 50 случаев на 1000 человек. По данным за 2013 г. в РФ от всех вообще болезней умерло меньше одного ребёнка на 1000 человек этой возрастной группы. То есть государственные миллиарды были потрачены не потому, что детишек надо было срочно спасать от заразы, а лишь потому, что американцы «задобрили» чиновников.

А вот здоровье наших детей они поставили под угрозу куда большую, нежели несет мифическая пневмококковая инфекция. Дело в том, что Pfizer прославилась во всем мире многочисленными скандалами:

- В Нигерии монополист решил поэкспериментировать на детях со своией новой вакциной от менингита. В итоге 11 малышей сканчались и десятки остались инвалидами.

- Власти Японии приостанавливали использование вакцины от пневмонии и менингита производства Pfizer после того, как от нее скончались четверо детей в возрасте от полугода до двух лет.

- В Великобритании Pfizer выиграл тендер на госзакупки препарата от эпилепсии. После этого лекарство было переименовано и его цена подскочила в 27 раз!

- В РФ благодаря «дружбе» менеджеров Pfizer с чиновниками, многие препараты поступают на рынок по фальшивым сертификатам соответствия. То есть если вашего ребенка убьет очередная супервакцина, которую никто не испытывал в России и необходимость которой вообще не очевидна, то американцы лишь разведут руками: мол, мы не несем ответственности, спрашивайте с тех, кто тестировал препарат. А он и не тестировался!

В общем, бизнес и ничего более. А трупы - ну, это так, побочный эффект. Чем теснее коррупционные связи наших госчиновников с западными фармакологическими гигантами, тем больше угроз  нашему здоровью создается. Побочный эффект этой "дружбы", замешанной на грязных деньгах и крови - деградация отечественной фарминдустрии.

UPD. А вот еще одна статья в «Версии». Получается, что там, где контроль более слабый, америкосы просто берут и давят в РФ целую отрасль! Хорошо хоть без смертей. Но наглость впечатляет! Хотя, ничего нового: берется псевдоэкспертная организация, у которой даже учредителями являются американцы, в СМИ сливается порция компромата или жареная новость, что стоит совсем немного денег, и - вуаля - глава Роспотребнадзора (регулятор рынка) Попова прыгает на задних лапках перед заокеанской монополией и фактически убивает российский рынок биоактивных добавок. И ладно если бы речь шла о двух российских компаниях. Но тут следует обратить внимание на другое: высокоранговые чиновники даже никого не боятся - америкосы платят, а те убивают российский бизнес.

А вы говорите - импортозамещение... Ага, щас!

http://kungurov.livejournal.com/150881.html