Курдский вопрос в Иране

После референдума о независимости в Иракском Курдистане 25 сентября в Анкаре и Тегеране решительно заявили о полной поддержке Ирака в вопросе его территориальной целостности. И это неудивительно, ведь США уже давно разыгрывают «курдскую карту», согласно которой, части территорий в Иране, Ираке, Сирии и Турции, где компактно проживает курдское население, должны сформировать новое государство на Ближнем Востоке, под названием «Курдистан».

В этой работе мы решили затронуть ситуацию с курдами Исламской Республики Иран. В основном курды расселены на территории четырёх останов (провинций) Ирана, а именно: Курдистан, Западный Азербайджан, Керманшах и Элам. Численность курдов страны, по разным данным, находится в пределах от 7 до 9% от её общего населения и составляет до 8 млн человек, хотя иранские власти приводят цифру 4−4,5 млн. В основном курды исповедуют ислам суннитского толка, но можно встретить и курдов-шиитов, езидов и т. д. К слову, численность курдов в Иране больше, чем в самом Иракском Курдистане.

После референдума иракских курдов Тегеран закрыл границы с автономным регионом на севере соседней страны, тем самым внося свой вклад в совместные с Анкарой и Багдадом усилия по изоляции Эрбиля (столица Иракского Курдистана).

Разумеется, руководство Ирана заинтересовано в том, чтобы сохранить внутреннюю стабильность и пресечь любые попытки аналогичных в Иракском Курдистане референдумов у себя. Для этого Тегеран выделяет немалые суммы (около 17 млн долларов) на увеличение рабочих мест в этих регионах, на поднятие местного производства и развитие сельского хозяйства. Однако, существуют проблемы, которые иранскому правительству ещё предстоит решить. В первую очередь, это проблемы с водоснабжением, электричеством, слабым развитием жилищного строительства, нехваткой школ и высших учебных заведений. Таким образом, среди части курдского населения Ирана складывается определённое недовольство в связи с недостаточным вниманием центрального правительства в Тегеране к нуждам и правам иранских курдов.

В действительности же всё не так просто, как кажется на первый взгляд. Десятилетия Иран испытывал огромные сложности в своей экономике по причине санкций, которые были введены США и целым рядом стран Запада. Санкции ударили по той сфере, от которой Иран больше всего зависел: по нефтегазовой отрасли. И именно этот фактор является одним из главных, когда разговор заходит о развитии в иранских провинциях. В предыдущие годы на помощь Ирану попытался прийти Китай, которому отчасти удалось обойти западные санкции и наладить отношения с Исламской Республикой в условиях новой геополитической ситуации. Но и это не смогло достаточно эффективно оживить иранскую экономику, хотя поддержка была существенной.

Пятая колонна США в Иране

Тем не менее, Иран продолжал активно принимать участие в политических процессах на Ближнем Востоке и разумеется ни на секунду не забывал о проблеме Иракского Курдистана. Так, в октябре 2011 года состоялся визит в Тегеран лидера иракских курдов Масуда Барзани, в рамках которого прошла встреча с верховным руководителем Ирана аятоллой Сейидом Али Хаменеи. На встрече с Барзани духовный лидер ИРИ подчеркнул, что все народы должны сосуществовать в мире, а также то, что Иран будет способствовать поддержанию стабильности в регионе и единства Ирака. Барзани в свою очередь тогда охарактеризовал Иран как «дружественную страну».

Территории расселения курдов Ирана слаборазвиты в социально-экономическом плане. Безработица среди молодёжи в возрасте от 18 до 30 лет находится на уровне 60%, медицинских и образовательных учреждений недостаточно. В отличие от другого национального (но самого крупного по численности) меньшинства — азербайджанцев, которые занимают самые различные и одновременно высокие посты в системе власти ИРИ, курды не принимают активное участие в политике и экономике страны.

В Иране действует запрет на печатные издания на курдском языке, а также создание культурных и правозащитных организаций курдов, включая женские ассоциации и профсоюзы.

С 2004 года на территории Ирана существует «Партия свободной жизни Курдистана» (PJAK), которая выступает за политические и культурные права курдского населения Исламской Республики. Боевое крыло этой партии под названием «Самооборона Восточного Курдистана» (HRK) признано террористической организацией не только в самом Иране, но и в Турции. К слову, PJAK считает Абдуллу Оджалана, лидера Рабочей партии Курдистана в Турции, своим идейным вдохновителем.

По мнению иранских властей, активисты PJAK получают финансовую помощь от спецслужб США с целью дестабилизировать обстановку в ИРИ. Были случаи, когда членов этой партии иранские власти приговаривали к высшей мере наказания. Связано это было, помимо прочего, и с тем, что представители PJAK называют себя атеистами или марксистами. То что партия также носит антиисламский характер, отследить не сложно — нередко можно встретить в СМИ заявления членов PJAK о своём отношении к государственной религии Ирана. Разумеется, такие заявления гарантированно приводят к вынесению иранскими судами самых суровых приговоров.

Сегодня, если что-то и может сближать Иран и Турцию, то это действительно курдский вопрос. Обе страны в жёсткой форме заявили о недопустимости проведения любых референдумов, которые направлены на распад государств. На одной из встреч с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом аятолла Хаменеи заявил о том, что «Иран и Турция должны принять все возможные меры для противостояния этому (созданию Иракского Курдистана)». По мнению иранского лидера, проведение референдума в Иракском Курдистане послужило интересам «Тель-Авива и Вашингтона, которые стремятся создать в регионе новый Израиль». Эрдоган и Хаменеи сошлись во мнении о том, что независимость Иракского Курдистана несёт прямую опасность для их стран, так как он может стать «главным другом Израиля».

Нацисты в Иране

Реальность же сегодня такова, что у курдов нет той сплочённости, которая позволила бы им претендовать на что-либо большее. Исторически сложилось так, что курды являются частью тех или иных стран и нужно прекрасно понимать, что ни одно государство ближневосточного и других регионов мира не расположено к добровольным «разводам». Выход лишь один — война. А готовы ли курды к тотальной войне со всеми противниками их государственной независимости — большой вопрос. События после референдума 25 сентября указывают, пожалуй, на однозначную неготовность курдов к длительному противостоянию.

Проблема иранских курдов достаточно серьезна для современного Ирана, и я бы даже не решился отнести ее к узкоспециальным вопросам. Но суть тут в том, что в современной печати, как российской, так и зарубежной (в том числе иранской), данной проблеме отводится совсем незначительное место. И очень многие люди, даже из числа тех, кто интересуется современным Ираном, об этом не знают. Хотя эта тема очень и очень интересная.

«Курдский вопрос» остро стоит для многих стран Ближнего Востока. Напрямую же это касается Турции, Ирана, Сирии и Ирака. Проблема тут в том, что многомиллионная курдская община не имеет своего государства. Карта Ближнего Востока за последнюю тысячу лет кардинально перекраивалась десятки раз, но курдам там так места и не нашлось. В итоге курды так и остаются самым большим народом в мире, не имеющим своего национального государства.

Иракский Курдистан, в котором де-факто власть принадлежит курдской общине, юридически все же подконтролен официальному Багдаду. Фактически же та часть курдской общины, которая правит в Эрбиле, подконтрольна больше Анкаре и Вашингтону. Но об этом — чуть позже. Также стоит отметить, что курды не имеют своего литературного языка и, как правило, проявляют апатию к участию в официальных внутриполитических процессах в странах своего проживания.

Но это проблемы курдского населения в целом. Сейчас остановимся на проблемах иранских курдов. Курды в Иране проживают в провинциях Илам, Курдистан, Западный Азербайджан и Северный Хорасан. Общая численность курдского населения Ирана составляет около пяти миллионов человек. Стоит отметить, что общая численность населения Ирана — около 77 миллионов человек.

Исторически заселенные курдами провинции Ирана считались самыми отсталыми в плане экономического развития. В современном Иране ситуация изменяется для курдов в лучшую сторону, но контраст между курдскими провинциями и остальным Ираном по-прежнему достаточно разителен. Также близко к нулю участие курдов в политической жизни Ирана. Например, часть иранских курдов бойкотировала президентские выборы в Иране, прошедшие 14 июня 2013 года. Ими это объяснялось тем, что якобы ни у одного из баллотировавшихся на пост президента Ирана кандидата в программе не ставился вопрос о правах национальных меньшинств.

Иностранный легион Ирана

При этом иранским курдам никто не мешает самим участвовать в иранской политике. Хотя до сих пор из курдской среды в Иране не вышло ни одного видного политического деятеля. Чего нельзя сказать, например, об иранских азербайджанцах, давших Ирану не один десяток известных политиков, в том числе нынешнего иранского рахбара Сейеда Али Хаменеи.

При этом среди иранских курдов сильны сепаратистские настроения, которые подогреваются извне. В частности, речь об Иракском Курдистане. Так, в Иране есть такое объединение, как «Партия свободной жизни» (PJAK). Иранская разведка установила, что финансирование PJAK идет по линии «Моссада». Боевики PJAK в 2011 году отметились в Иране терактами и вооруженными нападениями на иранские военные части. На их счету было несколько десятков убийств иранских военнослужащих, включая многих офицеров Корпуса стражей исламской революции. КСИР в итоге был вынужден проводить против PJAK контртеррористические операции. Часть боевиков PJAK бежала потом в Иракский Курдистан, где их преследовали иранские подразделения, из-за чего даже возникла напряженность на границе Ирана и Иракского Курдистана.

Стоит отметить, что PJAK — это далеко не единственная структура, которая подогревает радикальные настроения среди курдского меньшинства Ирана в интересах третьих сил. Существует целое национально-демократическое движение иранских курдов, которое представляет собой конгломерат политических организаций. На территории Ирана деятельность такого рода организаций, безусловно, пресекается.

Курды в контексте трубопроводов

Курдистан в контексте трубопроводов

Стоит также отметить, что в среде иранских курдов та же PJAK имеет репутацию не столько какой-либо освободительной или политической структуры, сколько организованной преступной группы. Боевики PJAK промышляют, помимо терроризма, в том числе и в Иране, контрабандой, грабежами, торговлей наркотиками и др., поэтому даже в курдской среде к ним и отношение соответствующее. Базируются как PJAK, так и остальные структуры из национально-демократического движения иранских курдов на территории Иракского Курдистана. Оттуда для Ирана и идет основная угроза на курдском направлении. И сейчас я объясню, почему это обстоит именно так.

Так, в материале О.И. Жигалиной «Новый этап курдского национально-демократического движения» есть очень интересный абзац, который я рекомендовал бы особо отметить. «В реализации проекта создания "Великого Курдистана", являющегося важнейшей частью американской доктрины "Большого Ближнего Востока", заинтересованы Саудовская Аравия и другие монархии Персидского залива, которые хотят быстрейшего расчленения Ирака, Сирии, Ирана и Турции. Вашингтон не впервые пытается активно разыгрывать "курдскую карту" в регионе и намерен использовать курдов как "пятую колонну" для усиления давления на правящие режимы, прежде всего в Сирии и Иране». Так что вероятность активизации курдских сепаратистских группировок против Ирана достаточно высока. Иран и Турция, в свою очередь, понимают данную опасность и даже организуют против боевиков Курдской Рабочей Партии (КРП) совместные военные операции.

Но основная опасность для Ирана сейчас идет не от КРП, а от президента Курдистана Масуда Барзани. Сам Барзани родился на территории Ирана в городе Мехабад как раз в то недолгое время, когда там существовала курдская национальная Мехабадская Республика (первая и неуспешная попытка создать курдами свое национальное государство на территории Ирана). Причем его отец — Мустафа Барзани — был главнокомандующим армией данной республики.

Шиитский джихад и глобализм

Достаточно широко известна одна фраза Масуда Барзани, полностью отражающая все его политические воззрения относительно иранского Курдистана — «Я был рождён в тени курдского флага в Мехабаде, и я готов служить и умереть ради этого флага». С такой вот политической позицией Барзани идеально подходит для США и Израиля в борьбе против Ирана. При этом он также имеет очень хорошие отношения и с Турцией, которая путем определенного рода геополитических интриг внутри своей элиты также является одним из самых активных участников процесса по дестабилизации Ближнего Востока.

Что касается Ирана, то официальные лица этой страны обвиняют в поддержке курдских сепаратистов как раз именно США и Израиль. Косвенно эти обвинения абсолютно справедливы, потому что сейчас именно США обеспечивают политическую поддержку курдского сепаратизма, а Израиль поставляет курдам современное оружие. В принципе, в случае падения режима Башара Асада в Сирии в ходе идущей там сейчас гражданской войны создание Курдистана на территории Северного Ирака и сирийской провинции Аль-Хасаке станет реальностью.

Учитывая, что власть в этом образовании с огромной долей вероятности достанется Масуду Барзани, а КРП имеет все шансы попасть под его влияние, а также принимая во внимание уже свершившуюся на данный момент сдачу позиций КРП в Турции, можно утверждать, что основной вектор деятельности курдских сепаратистов переместится с Турции на Иран. Это, в принципе, как раз и происходит в настоящий момент.

Иран и завоевание Евразии

Так вот, на основе всего вышесказанного уже имеет смысл подвести некий итог по «курдскому вопросу» в Иране. Курдское меньшинство составляет около 6,5% от всего населения Ирана. Оно проживает в наименее экономически развитых провинциях на северо-западе Ирана и практически никак не участвует в его внутриполитической жизни. Определенное влияние на курдское население в Иране имеют разного рода политические структуры, дислоцирующиеся в соседнем Иракском Курдистане. При этом экстремистские структуры вроде PJAK поддержкой среди иранских курдов не пользуются.

В тоже время Вашингтон, Тель-Авив и Анкара, действуя через президента Северного Ирака Масуда Барзани, который априори крайне негативно настроен по отношению к руководству современного Ирана, пытаются дестабилизировать обстановку в населенных курдами провинциях Исламской Республики Иран, поставляя экстремистам оружие и оказывая финансовую поддержку деятельности, направленной против Ирана.

Источник: http://bit.ly/2k5wxFI

Источник: http://bit.ly/2Bn27Gx

Опубликовано 22 Дек 2017 в 16:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.