Связанные с курдским фактором события в Сирии и Ираке заставляют думать, что курды этих стран попали под серьезный пресс обстоятельств.

Так, помимо формирования в иракской провинции Дияла совместной шиитско-курдской боевой группы при поддержке шиитов Ирака и иранских советников, курдские «пешмерга» 2 июля нанесли удар в южной части провинции Киркук и отбили у боевиков «Исламского государства» (ИГ) стратегически важный населенный пункт Губайба. Событие важное — в этой части Ирака исламисты безраздельно властвовали и бесчинствовали с конца июня 2014 г., и их оппоненты ни разу не пытались контратаковать.

Впрочем, Ирак сейчас, видимо, самое интересное место с точки зрения объединения анти-исламистских сил. Иран, согласившись на оказание военной и иной помощи 14 суннитским племенам иракской провинции Аль-Анбар, сработал в пользу восстановления единства Ирака. Однако в условиях изменившегося баланса внутренних сил попросил суннитов координировать свои действия с шиитским правительством в Багдаде. Следовательно, в Ираке назревает совершенно новая ситуация, и курды вскоре не смогут с этим не считаться, как бы не привлекали их призывы американцев типа Питера Гэлбрайта о скорейшей независимости Иракского Курдистана.

В связи с этим оставляет многозначительное многоточие решение иракского премьер-министра (шиита) Хейдара аль-Абади от 1 июля об отставке начальника штаба Общей иракской армии, курда Бабакра Зибари, занимавшего эту должность с 2003 г. Гостелеканал «Аль-Иракия», комментируя ситуацию, отметил без подробностей: «Генерал Бабакр Зибари ушел в отставку в соответствии с приказом премьер-министра, главнокомандующего иракскими вооруженными силами». Но при этом напомнил — сейчас иракская армия и силы безопасности готовятся к основным наступательным операциям против боевиков ИГ.

С начала войны в Ираке в 2003 г. генерал Зибари играл важную роль в оказании помощи коалиционным силам в Курдистане

Действительно, совместные действия в южной части провинции Кикркук 2 июля это подтвердили. Но кто же и по какой причине снимает с должности начштаба перед наступлением? Следовательно, причины были веские — толерантно выражаясь, «из-за утраты доверия». Хотя курдо-иракская газета «Хабат» сообщает, что Зибари был уволен «по собственному желанию».

С начала войны в Ираке в 2003 г. генерал Зибари играл важную роль в оказании помощи коалиционным силам в Курдистане. Это не первое увольнение Зибари с его высокой должности. По крайней мере, слухи о его отставке появлялись и опровергались еще во времена правления бывшего премьера Нури аль-Малики. Тогда окружение аль-Малики обвиняло генерала Зибари в предательстве и антииракской деятельности. А теперь прозрел и аль-Абади? Исключать ничего нельзя, тем более что перед самой отставкой правительство аль-Малики открыто обвинило по сути всех курдов и в центральном правительстве, и в окружении президента Иракского Курдистана Масуда Барзани в сговоре с главарями ИГ, чем и объясняли сдачу Мосула и т.д. А относительно недавно имела место и сдача Эр-Рамади, именно в Аль-Анбар. И, похоже, именно не самая жесткая определенность с курдами Ирака и сдерживает Запад от скорейшей военной помощи курдским «пешмерга». Так, правительство Нидерландов 2 июля заблокировало инициативу своего парламента о передаче вооружений и боеприпасов курдам.

В отличие от Ирака у курдов Сирии есть повод говорить о своей значительной роли, как сейчас, так и в обозримом будущем, и одновременно кричать о помощи. Наряду с рядом побед курды терпят поражение в тех частях Алеппо, оборона которых была «доверена» местным курдам. Исламские радикалы в Сирии 4 июля объявили о взятии под свой контроль Научно-исследовательского центра в Алеппо. В сражении применялись танки и артиллерия. Случайно или нет, но после этого власти Турции распространили кадры турецкого военного конвоя, движущегося в направлении границы с Сирией.

В то же время 3 июля сообщили, что якобы самообъявленная столица «Исламского халифата» — город Ракка, находится под серьезной угрозой вторжения курдских «пешмерга». Главная сирийская курдская партия — «Демократического Союза» (PYD) на этом фоне в очередной раз предостерегла Турцию против любой военной интервенции в Сирии, заявив, что это будет угрожать международному миру, и что курдские силы готовы к любой агрессии и призвала не совершать «провокационные и опрометчивые поступки». PYD даже призвала членов НАТО воспрепятствовать «безрассудному» вмешательству Турции. Тем не менее, несмотря на воодушевление курдов, по тексту заявления видно, что они встревожены и на самом деле не желают вооруженных столкновений с турками, в особенности, когда повсеместно в Сирии и Ираке идет планирование совместных действий шиитов и курдов против формирований ИГ.

ИГ потеряла 25% территории, контролируемой ею на пике своего расширения в Ираке и Сирии

Кстати, в июле появились и первые экспертные оценки текущей ситуации Пентагоном. Американцы прекрасно знают своих «питомцев» — так что есть смысл им доверять в этом вопросе. Так, полковник Стив Уоррен сообщил, что ИГ потеряла 25% территории, контролируемой ею на пике своего расширения в Ираке и Сирии. Правда, он приписал все заслуги «возглавляемой США коалиции» и американским авиаударам. С учетом обвинений самих же курдов, шиитов региона и Ирана в том, что слишком часто во время авианалетов военные США «ошибаются», а то и вовсе помощь «по ошибке» сбрасывали боевикам ИГ, а не бойцам анти-исламистских формирований, заявления полковника Уоррена в этой части можно поставить под вопрос. Но констатация утраты ваххабитами контроля над 25% ранее захваченных территорий — это явь, поскольку подтверждается источниками в Багдаде, Дамаске и Тегеране.

Здесь напрашивается вывод — вопрос с ИГ решится быстрей в зависимости от того, куак скоро Турция прекратит вмешательство в дела Сирии и Ирака, а курды Сирии и Ирака прекратят выступать в неком двойственном положении и смысле. И что-то подсказывает, что обе задачи могут быть решены благодаря спецопераций и помощи антиисламистским силам Сирии и Ирака со стороны Ирана. А это вызовет противодействие США, учитывая нерешенность американо-иранских противоречий.

Ориентировочно, начиная с 14−15 июня, на Ближнем Востоке произошли-таки кардинальные изменения, пусть и тактического характера. По истечении времени, сейчас за точку отсчёта принимают зачистку сирийского города Телль-Абьяд и посёлка Айн-Исса от террористов группировки «Исламское государство» (ИГ) в северной сирийской провинции Ракка, осуществлённую, по одним источникам, исключительно силами сирийских курдов из Партии «Демократического союза» Сирии (PYD) и «параллельной» организации Отрядов народной самообороны «Курдского верховного комитета» (YPG и YPJ[женские бригады]), по другим же — данными курдскими формированиями совместно с отрядами антиасадовской оппозиционной «Свободной сирийской армии».

Оснований больше доверять, конечно же, первым источникам — сугубо курдским, так как состояние так называемой «Свободной сирийской армии», мягко говоря, уже прекратили рисовать в розовых красках и на Западе, который и пытался, начиная с 2011−12 гг., представить эту структуру чуть ли не как вполне боеспособную и достойную замену конституционной регулярной армии Сирии и прочил «оппозиционерам» ещё в 2012-ом взятие Дамаска «в считанные месяцы». За три с лишним года же «Свободная сирийская армия» столько раз пережила внутренние дрязги и разложение, что трудно поверить в то, что в её рядах вообще осталась хотя бы тысяча-другая боеспособных бойцов — многие сдались правительственной армии и получали амнистию, возвращаясь в ряды регулярной армии Сирии, другая часть разбрелась по исламистским группировкам различного толка, в том числе в «Джебхат-ан-Нусра» (сирийский филиал «Аль-Каеды») и «Исламское государство».

Принципиальная важность разобраться в том, что же имело место в провинции Ракка при освобождении Телль-Абьяда и Айн-Исса, заключается в том, что почти сразу же после объявленной победы сирийских курдов с Запада и из Турции раздались обвинения в адрес PYD и YPG/YPJ в том, что они приступили и к «зачисткам» с убийствами и насильственными депортациями по отношению к местным туркоманам и арабам. Видимо, именно беря данные сведения за основу, после Телль-Абьяда американский парламент вновь заблокировал вопрос об оказании военной помощи курдским «пешмерга» в Ираке и Сирии (видимо, в США эти «два Курдистана» уже мысленно объединили). Но не верить в озабоченность официальной Анкары по поводу туркоманов Северной Сирии резонов нет.

Так же Турция вела себя и в случаях, когда в Северном Ираке руководство Курдского регионального (автономного) правительства в той или иной форме возвращалось к притеснениям в отношении туркоманов Мосула и других населённых пунктов Иракского Курдистана. Есть и другие причины, из-за которых события в Телль-Абьяде и вокруг него приобретают серьёзное значение. Например, эксперты и в Сирии, и на Западе хором напоминали, что, во-первых, теперь курдам открыта дорога на Ракку — своеобразную «столицу» пресловутого «Исламского халифата». Ну, а Ракка — это же и дорога к Алеппо, и на юг к Тадмору-Пальмире.

Правда, курды так и не поспешили преследовать боевиков «Исламского государства» по пятам — в этом случае, можно не сомневаться, повторилась бы история иракского Тикрита, ведь террористы ИГ в основном хороши в стремительных «наездах» на города и посёлки, но никак не в оборонительных боях. Так оправдывались курдские источники 16 июня: развить успех не удалось, поскольку, мол, «из Ракки под Айн-Исса перебрасываются подкрепления террористической группировки».

Во-вторых, Телль-Абьяд был значимым городом для ИГ, так как это своего рода пропускной пункт в Турцию, через него идёт немалая часть контрабанды нефти, происходит перемещение пополнения из Турции, идут караваны с оружием. Понятно, что такая деятельность без поддержки Турции (или какой-то её серьёзной элитной группировки) попросту невозможна, и поэтому за судьбу нефти, оружия и пополнения для IS беспокоиться не приходится — наладят в другом, пусть и менее удобном месте.

Оправдательная оговорка курдов о неразвитии наступления на Ракку не выглядит достоверной. Ведь когда курды зачистили от террористов из ИГ приграничные с Турцией города Рас-аль-Айн и Айн-эль-Араб, то ни одна из попыток исламистов вернуть себе под контроль эти населённые пункты не увенчалась успехом. Более того, освобождению Телль-Абьяда и Айн-Исса предшествовал ряд успешных военных операций и в другой северной провинции Сирии — Хасеке. Резонанс от побед в Хасеке был таков, что президент Сирии Башар аль-Асад распорядился тут же выделить $7 млн. на нужды отрядов сопротивления, восстановительные работы в провинции, и т.д.

Именно с провинцией Хасеке, как и сведениями об этнических зачистках в Телль-Абьяде и его округе, и связаны самые главные «сюрпризы» сирийских курдов. Оказывается, в городе Эль-Камышлы (провинция Хасеке — кстати, город компактного совместного проживания курдов и армян) 15 июня курды из YPG и YPJ атаковали позиции сирийской армии. Завязались интенсивные бои за пограничный переход и в ряде городских районов. Позиции сирийской армии в регионе Эль-Камышлы фактически были блокированы со всех сторон курдами, которые ранее тесно сотрудничали с правительственными войсками.

Конечно, оригинальная плата курдов за 7-миллионную долларовую помощь от Дамаска. Но не сходит с повестки дня вопрос — почему? Первый ответ лежит на поверхности — очевидно, в секретные цели курдов, как и в случаях с Рас-аль-Айн, Айн-эль-Араб, Телль-Абьядом и другими, входит не просто выдворение отрядов ИГ из Северной Сирии, но и оттеснение арабов, сирийской армии от турецкой границы. А вот для чего это нужно курдам из Партии «Демократического союза» и YPG/YPJ — только ли для жёсткого очерчивания границ будущего «автономного Сирийского Курдистана» или же для перевода в обозримом будущем борьбы и на территории Турции (ведь PYD иногда называют и «сирийским крылом» Рабочей партии Курдистана братьев Оджаланов…), это станет ясным только из дальнейшего хода развития кризисов в Ираке и Сирии, как и их войны с «Халифатом».

Ещё один сомнительный момент — курдские источники и их резиденты-«субподрядчики» в различных странах мира хором утверждают, что за Телль-Абьяд и Айн-Исса шли многочасовые ожесточённые упорные бои. Правда, при этом курдское наступление было «стремительным» — но ведь понятно, что при стремительности обороняющиеся, как и в принципе, получилось в Телль-Абьяде, не успевают вести многочасовых ожесточённых боёв. Они, как и сообщают СМИ, «частично отступили на запад и на юг [т.е. в сторону Алеппо и Ракки — прим.], частично бежали в Турцию». Но даже и в направлении турецкой границы курды не стали преследовать исламистов.

При этом курдские источники утверждают, что якобы «в боях были уничтожены 146 боевиков ИГ и успех был результатом умного одновременного удара со стороны Кобани [т.е. города Айн-эль-Араб — прим.] и со стороны провинции Хасеке». При этом вспоминаются, как минимум, два элемента: 1) по странному стечению обстоятельств, «антитеррористическая коалиция» во главе с США также сообщали в эти дни об уничтожении «146-и террористов», но в результате ракетно-бомбового удара силами эскадрилий F-16; 2) когда курдское население Айн-эль-Араба было поставлено на грань геноцида, то курдские «пешмерга» смогли ценой длительных и ожесточённых боёв — освободить этот город лишь тогда, когда путём различных хитросплетённых договорённостей в треугольнике Иракский Курдистан-Турция-США, власти Анкары всё же разрешили проход из Ирака по своей территории отрядов «пешмерга» иракских курдов и езидов. А вот тут-то и родилась версия, на наш взгляд, вполне заслуживающая внимания — а никаких «боёв» за Телль-Абьд и Айн-Исса могло не быть!

Так, кто-то там для вида пострелял, и «халифатчики» бесследно растворились, курды их не преследовали. Скорее, результат действия каких-то договорённостей ИГ с курдами. Напомним, что в 2014 г. шиитское правительство Ирака Нури аль-Малики именно в сговоре обвиняло руководство автономного Курдистана, по которому курды не стали мешать ИГ захватывать Мосул, а сами оккупировали Киркук. По большому счёту курдам в Сирии нечего больше отвоёвывать — почти вся территория этнических курдов у них под контролем, почти вся протяжённость сирийско-турецкой границы — тоже. Да и «халифатчики» теперь могут перебросить свои силы куда-нибудь в более перспективном направлении — например, к западу и к югу от Пальмиры.

Но участвует ли в договорённостями с курдами администрация президента Башара аль-Асада? Ведь из Дамаска не было ни подтверждений, ни опровержений, ни, соответственно, каких-то гневных речей в адрес курдов PYD и YPG/YPJ из-за событий в Эль-Камышлы. За 17−22 июня многократно сообщалось и о новых терактах в Хасеке и других провинциях (Дамаск, Алеппо, Хомс и др.), и о продолжении боёв (удачные действия сирийцев в щепетильном районе Эль-Кунейтра и др.). Кстати, в Алеппо особо пострадали опять христианские кварталы города.

Большая удача была на стороне Сирии в Хомсе — там только за день 17 июня сдались 243 боевика из ИГ и других исламистских групп. А сайт британской газеты «Financial Times» сообщал даже об экономической блокаде со стороны ИГ тех районов Северной Сирии, которые были освобождены от террористов. Исламисты, занявшие богатые нефтью районы востока республики, в настоящее время пытаются помешать поставкам в регион продуктов питания, а также вещей первой необходимости. «Если бы у ИГ была возможность, они перекрыли бы нам доступ к кислороду и воде», — заявил «Financial Times» Виссам Мохаммед, солдат так называемой «Армии Евфрата», одной из местных вооружённых групп. Эти сведения сирийские СМИ широко распространяли. Но нет ни единого упоминания о том, что курды в Эль-Камышлы ведут бои с сирийской армией.

В принципе, Асад давно и ведёт закулисные переговоры с курдами и «своими», и иракскими, причём небезуспешно. Именно этим, как и согласием на фактическое самоуправление курдов в Северной Сирии и, по сути, обусловлено сформирование именно армии сирийских курдов (численность, по различным источникам, варьируется от 15 до 50 тысяч человек, причём в рядах сирийских курдов воюют и добровольцы из различных стран мира — некурды, в том числе таких, как Канада, Австралия и др.).

По крайней мере, не следует исключать вероятности того, что хоть Башар аль-Асад, возможно, и не в сговоре с курдами и какой-то частью даже исламистов ИГ, но отлично в курсе событий и в Телль-Абьяде, и в Эль-Камышлы, но предпочитает молчать. Не зря же, на фоне молчания Дамаска, именно главный оппозиционный суннитский религиозный авторитет — Сирийский Исламский Совет 19 июня издал фетву, запрещающую людям вступление в Рабочую партию Курдистана (PKK) или Партию «Демократического Союза» (PYD) для «курдистанской сектантской борьбы».

Совет обвинил PKK в проведении «сектантских чисток» в Телль-Абьяде, причём по сути (как и в 2014-ом шииты Ирака!..) приравнял сирийских курдов к террористам «Халифата»: «Так же, сирийский мусульманский совет издал фетву, запрещающую присоединение к ИГ. Он запрещает присоединение к этим двум бандам в их несправедливой и сектантской борьбе». Оппозиционные суннитские духовные иерархи обвинили курдов в этнических чистках, в сущности, не только в Телль-Абьяде, но и во всей провинции Ракка, провинциях Хасеке, Алеппо и др.

Курды, правда, опровергли эти обвинения, в том числе заставив свидетельствовать против суннитских богословов и Абдулкарима аль-Ибейда, командира бригады «Тахрир», одной из бригад «Свободной сирийской армии», сотрудничающих с YPG, давшего специальное интервью агентству «Aranews», а также «мягко посетовали» на то, что авторы фетвы молчали, когда творился геноцид над курдами Айн-эль-Араба и когда боевики ИГ уничтожали ассирийцев, и т.д.

Тем не менее, и в молчании официального Дамаска, и в «обмене любезностями» между оппозиционным суннитским духовенством Сирии и курдами содержится множество вопросительных знаков и кулуарного драматизма. В конце концов, Северная Сирия — это не только курды, не только ассирийцы или туркоманы с арабами, это ещё и издревле компактно проживающие христиане, в том числе и так называемые «первохристиане» — арамейцы, сохранившие-таки язык Христоса, и армяне, и другие. Что же тогда творится с этими немусульманскими общинами, если уж даже среди суннитов Сирии — раскол, не говоря уже об общинах шиитов, алавитов, друзов, поселений палестинских беженцев и т.д.

В то же время, становится странным, что кое-кто на Западе и в Турции (а то и в странах СНГ) ещё месяц-два назад поторопился и «похоронить» Сирию как государственность, и провозгласить о чуть ли не «всепобеждающем гении» такфиристской группировки ИГ. Получается, что в Сирии война — войной, а закулисные политические торги — торгами. И как все воюют со всеми, так и торги ведут — все со всеми.

В ином случае, например, Дамаск был обязан заклеймить курдов, атаковавших сирийских армейцев в Эль-Камышлы. Именно Дамаск должен был (а не оппозиционный Сирийский Исламский Совет) осудить курдов — хотя бы конкретно подозреваемых лиц — в этнических чистках в провинциях Алеппо, Ракка и Хасеке. О торгах косвенно говорит и то, что руководство группировки ИГ «молчит» — как будто не было бегства её отрядов из Телль-Абьяда и Айн-Исса.

Зато не молчит Иран, образно выражаясь. Тегеран говорит и в общем, и конкретно — по курдам. Совпадение или нет, но именно 15 июня, когда курды атаковали сирийскую армию в Эль-Камышлы и входили в Телль-Абьяд, в Иране был повешен активист антиправительственной так называемой «Демократической партии Курдистана Ирана» Мансур Арванд. Осужденного ещё в 2010 г., в сущности, держали 5 лет, а казнили именно 15 июня. Восток — дело тонкое, и это не совпадение по времени, а «мессидж» курдам региона прямо-таки открытым текстом.

Из Тегерана напомнили, как звучали обвинения в адрес М. Арванда — «пропаганда против государства» и «вражда против Бога», а за это в Иране — любому, смертный приговор. Затем 18 июня шиитские ополченцы атаковали мирных жителей в Хурмату (Иракский Курдистан), что усилило напряжённость между ополченцами и курдскими силами «пешмерга», арестовавшими до этого несколько шиитов. Это — конечно, предупреждение не «чисто иранское», но — в то же время, именно курдам, пусть и не Сирии, а Ирака.

А на следующий день один из высших командиров спецназа «Кодс» Корпуса Стражей Исламской революции (КСИР) Ирана генерал Эсмаил Каани открыто заявил, что группировка ИГ «была создана США и Израилем, чтобы провоцировать разобщённость в исламском мире и разрушить мусульманские государства». «Однажды они создали Джебхат ан-Нусра, потом ИГ или Сирийскую свободную армию, независимо от того, как их называют, все они — солдаты США и сионистов, призванные посеять разногласие среди исламских стран», — заключил иранский военачальник.

Отметим, что и спикер иранского Парламента Али Лариджани также ещё раз отметил связи экстремистских группировок с западными странами. «Одна из террористических групп в регионе имеет вооружение на сумму $30 миллиардов, и мы должны понимать, что это оружие не упало с неба, а скорее всего поступило от западных государств и может быть использовано против Ирана», — заявил Лариджани. Уже 19 июня иракский премьер (шиит) Хейдар аль-Абади во главе министерской делегации посетил Тегеран с однодневным визитом и на переговорах шла речь именно о борьбе с IS.

Наблюдатели в регионе отмечали, что встреча в Тегеране прошла на следующий день после переговоров аль-Абади с шефом Национальной разведки США Джеймсом Клэппером. В Иране иракского премьера принимали почти на самом высочайшем уровне — и у аятоллы Сейеда Ахи Хоссейн Хаменеи, и у президента Хасана Роухани и 1-го вице-президента Эсхака Джахангири, и др. Суть предложения аль-Абади известна — создать «единый антитеррористический фронт». То есть, по сути, сформировать некое подобие шиитского «Халифата». Насколько это — инициатива именно аль-Абади, а не передача предложений американца Дж. Клэппера, покажут не слова, а действия Ирана.

Например, Роухани в чисто иранской манере дал понять, что спасение иракцев — дело рук самих иракцев, хотя, конечно, Иран не оставит шиитов без помощи и поддержки: «Главная ответственность за борьбу с терроризмом и, наконец, несомненно, победу, падает на плечи иракской нации и армии». А секретарь иранского Высшего совета национальной безопасности Али Шамхани высмеял заявления западных чиновников о том, что для победы над ИГ может понадобиться от 5 до 7 лет, назвав это «результатом заговора с целью продления кризиса в регионе ради сепаратистских западных интересов». «Учитывая высокий потенциал и возможности Ирака, полная ликвидация террористической группы может быть достигнута в краткосрочной перспективе, а безопасность — полностью восстановлена в стране», — заявил он.

Роухани и Шамхани, конечно, оптимисты, но, видимо, у них были и есть на то основания. В конце концов, союзные Ирану силы в исследуемый период ведут активные наступательные и контрнаступательные действия практически везде на Ближнем Востоке. Так, 16 июня сирийская армия и ливанские шииты полностью зачистили от террористов из ИГ район Западный Каламун. Был полностью восстановлен совместный пограничный контроль на сирийско-ливанской границе.

21 июня о полной поддержке ливанским шиитам заявил христианин, экс-президент Ливана генерал Мишель Аун. 22 июня ливанцы пресекли попытку исламистов просочиться в сторону Рас-Баальбек. 19 июня в Саудовской Аравии шиитская (исмаилиты) оппозиция провозгласила о сформировании движения за свержение Саудовской династии — «Ахрар Наджран» («Свободные граждане Наджрана»).

По сообщению иранского агентства «Tasnim», это именно военно-политическое, а не чисто политическое движение, и его отряды уже успешно атаковали королевскую армию, саудовцы бегут. Один из лидеров организации «Ахрар Наджран» Абу Бакр Абу Ахмед ас-Салами призвал, по сути, к всеобщей мобилизации молодёжи провинции Наджран и соседнего Йемена на борьбу на ликвидацию власти Аль Саудов. 21 и 22 июня — вообще, знаменательные дни для шиитов региона. Иракская армия и шииты в провинции Салах-эд-Дин очистили от террористов ИГ район Тель Аз-Заатар и взяли под контроль селение Аль-Баджвари в районе Байджи.

В провинции Анбар в районе Аль-Карма ВВС Ирака разгромили конвой автомобилей-«тачанок» с крупнокалиберными пулемётами и т.д. В те же дни вооружённые силы и отряды народных комитетов Йемена нанесли до 50 ракетных ударов по военным объектам режима Аль-Сауда в провинции Джизан. Интересно (но — ожидаемо), что в саудовской провинции Мариб на помощь королевским вооружённым силам пришли… формирования «Аль-Каеды».

Таким образом, шиитские силы региона при разнообразной помощи и поддержке Ирана решили показать свою подлинную силу — как в Сирии и Ливане, так и в Ираке и на Аравийском полуострове. Венчает этот вывод тот факт, что 22 июня в Тегеране в ходе совместной пресс-конференции министра внутренних дел Ирана Абдолрезы Рахмани Фазли и его сирийского коллеги генерала Мохаммада Ибрахима аш-Шаара было объявлено, что Иран и Сирия заключили меморандум о взаимопонимании в области сотрудничества по вопросам безопасности.

Тегеран и Дамаск также планируют провести трёхсторонний саммит для обсуждения совместных стратегий противодействия террористическим угрозам. При этом Рахмани Фазли также выразил надежду, что трёхсторонний саммит откроет «новую главу» в отношениях мусульманских государств, «способствуя росту единства в исламском мире». Однако при этом очевидно, что реального единства в исламском мире не будет — пусть даже на примере тех же Ирака и Сирии, ведь уже ряд международных экспертов, в том числе и из России, подчёркивает, что действия сирийских курдов ведут к тому, что регионы их компактного проживания в Северной Сирии, в сущности, уже объединены в курдское квази-государство, естественно, тяготеющее к Средиземному морю. А это уже напомнило о закулисных переговорах 2013−14 гг. лидера курдской партии PYD Салеха Муслима с режимом турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Конечно, ни Турция, ни лидер сирийских курдов никогда не откровенничали относительно того, что обсуждается и к чему пришли или не пришли стороны. Но вот то, что глава PYD сейчас вступил в тайные переговоры с иракским премьером-шиитом аль-Абади может говорить о том, что сирийские курды либо почувствовали, либо точно знают, что маятник войны и стратегической конъюнктуры на Ближнем Востоке неуклонно пошёл в обратную сторону от той, в которую его вначале «закручивали» Запад и, если верить иранским спецслужбам, Израиль и Турция.

Обратим внимание на сведения курдского агентства «BasNews»: «Муслим встретился с аль-Абади, чтобы обсудить сотрудничество между PYD и иракским правительством, и оказание помощи сирийскому режиму», — заявил источник агентства, пояснив, что премьер-министр Ирака просил Муслима сотрудничать с сирийским режимом в районах вблизи иракско-сирийской границы. «Если PYD и шиитские бойцы продвинутся к границам, PYD должны позволить Ираку оказать помощь в пересечении их территории и достижении расположения сил сирийского режима. В свою очередь, правительство Ирака будет поддерживать PYD в различных аспектах». Источник также заявил, что PYD и Багдад договорились усилить давление на Иракский Курдистан, чтобы смягчить его позицию по отношению к иракскому федеральному правительству.

В этих договорённостях, если информация о них достоверна, явственно ощущается «рука Тегерана», ещё летом 2014-го клятвенно заверившего мир, что не допустит «реализации израильского плана расчленения Ирака». И нельзя исключать, что, возможно, Башар аль-Асад промолчал в ответ на события в Эль-Камышлы и по той причине, что заранее знал о готовящемся (посредством иракского премьера) вмешательстве в ситуацию в Северной Сирии официального Тегерана.

Если переданные агентством «BasNews» сведения о сути переговоров аль-Абади с Муслимом соответствуют действительности, то получится, что сирийские курды согласились, по сути, помогать Ирану косвенно контролировать сирийско-турецкую границу. А это кардинально ограничит ресурс «игры» в регионе тех сил, которые создавали и пестовали и ИГ, и программировали «арабскую весну», и до сих пор лелеют надежду о своём плане «переформатирования» территорий в так называемый «Глобальный Ближний Восток».

http://regnum.ru/news/polit/1936907.html

http://regnum.ru/news/polit/1940376.html