Сирия продолжает преподносить сюрпризы. 17 марта 2016 года в городе Румейлан на севере Сирии собрались представители свыше 30 политических партий и провозгласили Федерацию Северной Сирии. Ее точные границы пока не установлены, но столицей нового образования, включающего территории трех курдских анклавов: Африн, Кобани и Джазира, является город Роджава. Это вызвало эффект едва ли не менее оглушительный, чем заявление Владимира Путина о начале частичного вывода российских войск из Сирийской Арабской Республики назад в Россию. Чтобы понять причины произошедшего, следует пристально рассмотреть реакцию всех ключевых участников.

Традиционно начать следует с курдов, чье стремление к созданию собственного национального государства является одним из главных мотивов происходящего в регионе на протяжении многих десятков лет. Однако следует отметить, что Федерация создана не только ими. Кроме самих курдов, в Румейлане были представители этнических диаспор ассирийцев, арабов, армян и туркоманов. Так что фактически речь идет о проблеме, созданной еще более века назад, когда, при распаде Оттоманской империи европейские политики просто чертили карту местных государственных границ, что называется просто карандашом под линейку, без всякого учета многочисленных местных особенностей. Возможные ошибки не просто игнорировались, не признавалось даже их существование. Теперь все допущенные "недоделки" вылезают наружу.

Осознание этого факта со стороны России является основой нашей позиции по "сирийскому вопросу". Хотя Москва пока официально не высказалась относительно ФСС, тем не менее, Россия подчеркивает, что внутреннее устройство сирийского государства является делом самих сирийцев. Только им самим, курдам, суннитам, алавитам, друзам и другим конфессиональными и этническим группам решать, как дальше жить в собственной стране. Для России важно, чтобы Сирия осталась единым государством.

Это, пожалуй, самое правильное решение из всех возможных. Хотя реакция на него официального Дамаска понятна и предсказуема. Несмотря на то, что члены Федерации настоятельно подчеркивают свое желание оставаться строго в составе единого сирийского государства, сам процесс все же неизбежно затрагивает вопрос перераспределения властных полномочий, в котором центру с новой федерацией неизбежно предстоит чем-то делиться. Для Дамаска подобный передел выглядит угрозой. Особенно на фоне тяжелой гражданской войны, которую Сирия ведет с 2012 года. Опять же, ФСС претендует на легализацию статуса собственных вооруженных формирований, степень подконтрольности которых центру вероятнее всего будет низкой. Если они вообще станут подчиняться прямым приказам.

Другой вопрос, что выбор у Асада особо не богат. Для прекращения гражданской войны мало ликвидировать вооруженные отряды безбашенных повстанцев, это лишь важный, но все же только шаг к решению более существенной проблемы - достижения новой конструкции конфессиональной и социальной договоренности внутри общества. А для этого необходимо учесть новые реалии. В том числе существенно возросшую тягу тех же курдов к самоуправлению. Как ни крути, но отряды народной самообороны (YPG) - вооруженного формирования курдской партии Демократический союз (PYD) отбили у "зеленых" и "черных" более 400 километров территории вдоль сирийско-турецкой границы и фактически установили там собственную власть, игнорировать которую нельзя.

Дело не только в курдах. Третей по численности этнической группой в Сирии являются сирийские туркмены. Кроме них в стране существуют крупные и весьма значимые общины черкесов, армян и ассирийцев. Это не считая не менее важной религиозной составляющей: 70,5% населения страны - мусульмане-сунниты; 15,5% - алавиты, исмаилиты и шииты (численность последних особенно заметно растет с 2003 года вместе с потоком беженцев из соседнего Ирака); 7% - сирийские православные; 3% - друзы (хотя их часто причисляют к крайним шиитам, в действительности они являются обособленной религиозно-этнической группой); 2,5% - католики (Сирийской и Мелькитской католических церквей).

Курдистан

Кроме них есть еще общины Армянской апостольской и Русской православной церквей, а также езиды. Причем степень влияния религиозной принадлежности на бытовую и политическую жизнь там во много раз превышает привычный нам уровень. Так что другого выбора, кроме федерализации, у Сирии и Башара Асада фактически нет. Другой вопрос, по чьему сценарию пойдет сам федеративный процесс. Асаду на самом деле выгоден только российский. Это наглядно подтверждается уже известной реакцией прочих участников.

Весьма комично, хотя и полностью предсказуемо, смотрится реакция турков. Анкара категорически против появления у курдов чего-либо национально самостоятельного в любой форме. Ради этого она готова даже выступать за сохранения целостности сирийского государства, того самого, которое еще неделю назад обвиняло в террористической агрессии. Как ни крути, но Эрдогану сейчас приходится выбирать между двумя шкатулками, в каждой из которых явно лежит по гранате, и обе без чеки. Разница лишь в том, что та, которая с надписью "ФСС", взорвется раньше. Турки, не без основания, считают PYD и YPG сирийским крылом турецкой Рабочей партии Курдистана, с которой Анкара в последнее время фактически ведет прямую войну.

Курды в контексте трубопроводов

Курдистан в контексте трубопроводов

Легализация курдской автономии в Северной Сирии неизбежно приведет к росту тылового обеспечения отрядов РПК, действующих в Турции, в то время как боевые возможности и, что куда важнее, психологическая стойкость турецкой армии постепенно снижаются. Если турецкие ВВС еще могут наносить сокрушительные бомбо-штурмовые удары по курдам, то сухопутная армия уже способна лишь на отдельные короткие терроризирующие операции с очень ограниченными целями. Да и после преподнесения русскими курдам "подарка с нюансом", дальнейшие способности ВВС Турции сохранять господство в воздухе над турецким Курдистаном уже вызывают серьезные сомнения даже в собственном турецком Генеральном штабе.

Еще более забавно выглядит заявление Госдепа США, категорически отказывающегося признавать какую бы то ни было курдскую федерацию в Сирии. Надо признать, Владимир Владимирович и тут сумел серьезно прищемить американцам хвост дверью. На протяжении трех лет Вашингтон заигрывал с курдами, стремясь использовать их в качестве лома для сирийской государственности. В свое время примерно также Америка сыграла с курдами в соседнем Ираке против Саддама. Кроме того Пешмерга рассматривалась Вашингтоном в качестве основной пехоты в боях с боевиками ИГИЛ. Как бы США ни пыжились на тему немеряности и несокрушимости собственной военной мощи, но реальных сухопутных сил, способных вступить в контактный бой с отрядами Исламского государства непосредственно на суше, у них уже нет.

Курды в Сирии

Курды в Сирии

Предел американских возможностей - выставить экспедиционный корпус численностью не более 15 тыс. пехоты, да и то после подготовительного периода длительностью как минимум в 6-8 месяцев. Причем, не раньше, чем они там у себя выберут нового президента, т.е. даже в теории - не раньше осени 2017 года. В то время как по генштабовским расчетам для претендования на сколько-нибудь серьезный успех, необходимо собрать сухопутную группировку численностью как минимум в 100-120 тыс. человек, причем, что называется, прямо сейчас, немедленно. При нынешней общей численности ВС США в 460 тыс. солдат и офицеров невозможность подобного сценария очевидна.

Потому Вашингтону и нужны курды. Причем, гораздо больше, чем турки. Но расплачиваться за проливаемую кровь с ними США с самого начала не собирались, надеялись отделаться только туманными обещаниями о чем-то таком в будущем. Именно поэтому на женевских переговорах "под эгидой ООН" кто только не должен был принимать участие. Заявиться туда собирались даже представители "ан-Нусры" - группировки лишь самую малость по черноте отличающейся от демонов ИГИЛ. Но "Демократический союз" курдов туда категорически не приглашали. Устройство будущей "демократической Сирии" американцы, вместе с саудитами и турками, собирались решать без курдов вообще, а тут вдруг, бац, и здравствуйте, дорогая бабушка! Создали себе федерацию явочным порядком. Внешне в полном соответствии с американскими требованиями. Вы что-то говорили про обязательную федерализацию "новой Сирии"? Ну так вот, мы уже сделали федеральный кусочек. Получите, распишитесь.

Не то чтобы США против самой такой инициативы. Вашингтон не может согласиться лишь с тем, что в этой новой структуре мировой гегемон оказался совершенно никем и звать его никак. Ключевое влияние там имеют только эти несносные русские и перехватить инициативу у них там не представляется возможным. Но и игнорировать этот, явно российский, геополитический ход в регионе невозможно тоже. Без Асада, контролирующего, как минимум, 70% территории Сирии, без курдов с их примерно 9%, что остается? К настоящему времени контроль умеренной оппозиции распространяется всего на 12% Сирии, из которых что-то около 8-9% уже пошли готовиться к объявленным Асадом парламентским выборам через российский центр по примирению и на российских условиях. Таким образом, кто остается для американского проекта? Те немногие "зеленые" на 4% Сирии и сидящие по барханам в пустыне "черные" из ИГИЛ, которых сами США назвали на всю голову отморозками?

Для США признать инициативу курдов является совсем кислой перспективой. Это полностью выбросит Америку из миротворческого процесса на Ближнем Востоке. Но и ее отрицание чисто автоматически переводит их в зону полномочий Москвы. Что значит, это неправильная федерация? А какая тогда правильная? И если с этой сейчас несвоевременно, то своевременно это конкретно когда? Вашингтон четыре года вола му-му диетическими завтраками, а пришли русские, пять месяцев и сразу ощутимый практический результат. Во всяком случае, для курдов - точно.

Курды - пешмерга в Ираке

В полном размере: Курды - пешмерга в Ираке

В общем, сирийская геополитическая партия еще чрезвычайно далека от завершения. Фактически в ней сейчас удалось только с правилами определиться и провести ревизию аккредитованных участников. Основная игра еще впереди. Но уже сейчас видно, как решительно Россия наращивает темп операции, и насколько сильным с каждым нашим шагом становится отставание противников.

Оно еще не стратегическое, оно пока только оперативное. Запад (и не только он) проспал приход российского экспедиционного корпуса в Сирию. Потом - разгром там всего выстроенного "западными миротворцами" бардака. Затем полной внезапностью оказался вывод российских войск. А теперь в обстановке критического цейтнота все оказались вынуждены реагировать на следующий наш ход. Удары сыплются по всех сторон, прямо как по дежурной макиваре. Но с каждым ходом количество оперативного запаздывания неумолимо приближает противника к стратегическому поражению во всей партии. Но не забываем, противник все еще силен и не сломлен, потому ждем в ближайшие недели его попытки переломить игру.

http://alex-leshy.livejournal.com/743239.html