Синай, Бейрут, Париж, Бамако и Тунис: последняя серия террористических атак на трех континентах – напоминание нашему международному сообществу о том, что патологические силы анти-современности продолжают разжигать ненависть и насилие.

Устраивая одну бойню невинных за другой, регрессивные радикалы пытаются навязать миру брутальное варварство в качестве новой нормы. Готовы ли мы воевать с этим злом? Судя по спектру реакций на последние террористические атаки, ответ, однозначно – “нет”.

Мировое сообщество не объединилось против терроризма. Оно, возможно, объединилось в осуждении терроризма, но мы различаемся во всем остальном.

Каждый раз, когда большая террористическая атака ударяет по городу на Западе, применяется обновленная версия закона Годвина (как только дискуссия затягивается, неизбежно кто-нибудь сравнит ситуацию с Гитлером и нацизмом), только его субъектом является не нацизм, а ислам.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

После каждого террористического события, когда проходит начальный шок, завязывается бесполезный и стремительно раздувающийся диалог, состоящий из столкновений, конфликтующих мнений, разочарования, виктимизации и обвиняющего тыкания пальцем, которое всегда, в конце концов, указует на ислам.

Возникают два лагеря. Один защищает ислам и состоит, как правило, из мусульман и леваков, либеральных представителей Запада. Второй кластер беспощадно атакует и демонизирует мусульман.

Общий результат этой бессмысленной игры ничего не прибавит эффективности борьбы с терроризмом и приводит лишь к нарастанию исламофобии в различных западных обществах.

Наш коллективный провал в деле эффективной борьбы с террором происходит от нашей неспособности сосредоточиться на задаче. Вместо этого мы занимаемся нонсенсом, семантическими препирательствами. Это ислам или не ислам? Это политика или религия?

Вопреки тому, что утверждают многие мусульмане и либеральная западная элита, современный терроризм, вне всякого сомнения, имеет в себе религиозный элемент. Отрицать это – просто неискренне. Но в равной степени бесполезно судить ислам. Ислам – не образование, не государство и не нация.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Как и другие религии, ислам – это не то, что написано в текстах, ислам – это то, что люди применяют к своей жизни.

Радикалы попросту достали из могил старые интерпретации религиозных текстов и извратили эти концепции самым циничным и фарсовым способом, с тем, чтобы оправдать собственные изуверские действия. Их поведение, в реальности – отражение более широкого культурного суицида мусульманского мира, но не мусульман самих по себе.

Настало время признать, что мы не сумели основать современной исламской культуры, которая занимает нашу молодежь и предотвращает ее дрифта в радикализм. Наш ислам пытается выжить, потому что различные действующие лица политизировали ислам и превратились в агентов смерти, продающих загробную жизнь в качестве ультимативной альтернативы.

Наше нынешнее культурное банкротство довело даже основные религиозные институты до прославления прошлого. Наши учебники заняты отбеливанием прошлого – Андалузия, Османская Империя, Аббасидский Халифат, Салах эд-Дин, и многое, многое другое – полностью лишились любых негативных аспектов.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Вместо этого нашей молодежи предлагают небылицы. Результатом стало бегство от жизни, в качестве антидота к вызовам современности. Наше исламское прошлое превратилось в опиат для многих мусульман, стремящихся к лучшей жизни. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ISIS&Co привлекает так много разочарованных юношей, вроде лузера Салаха Абдельслама, архитектора парижских атак, и его банды.

Некоторые справедливо указывают на то, что исламское учение нуждается в более либеральных интерпретациях. И это действительно правда. Тем не менее, радикализм – это не только то, что написано в текстах, но готовность смириться с религиозным регрессом.

Без конфронтации с нашим собственным эскапизмом, наша молодежь отвергнет либеральные интерпретации и будет зарываться еще глубже в поисках героев прошлого.

Нашим мусульманским общинам настоятельно необходима доза реализма об исламской истории. Ни один из исламских героев не был ангелом.

Ислам учит нас, что ни одно человеческое существо не совершенно, так почему же наши исламские ученые настаивают на том, что лидеры нашего прошлого были идеальны? Нашей молодежи необходим ясное зеркало, которое покажет, что и в нашем прошлом были и колониализм, и империализм, и они не были ни справедливыми, ни оправданными.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Наши прошлые войны были не менее дикарскими, чем нынешняя война в Сирии – и даже хуже. Наши предки не были совершенными. Только с ясным историческим перископом наша молодежь может отвергнуть отсталость и средневековье, пропагандируемыми Исламским Государством и прочими радикалами.

Со всем должным уважением, я не думаю, что правые или левые относятся к нынешним террористическим атакам с той серьезностью, которую они заслужили. Через несколько десятилетий после второй мировой войны, мы, как представляется, утратили способность воспринимать глобальные угрозы адекватно, и вместо этого постоянно пытаемся загнать их в рамки наших узких политических интересов.

В Америке, например, Обама более озабочен своим собственным политическим “наследием”, чем тем воздействием, которое оказывает на весь остальной мир его пугливая и запутанная внешняя политика. По контрасту, республиканцы демонизируют сирийских беженцев – чтобы выглядеть “круче” в глазах избирателей.

В Европе ситуация ничем не лучше. Было больно читать в июле высказывания Федерики Могерини, верховного представителя ЕС по внешней политике и безопасности о том, как ядерная сделка с Ираном превратится в катастрофу для ISIS.

События ноября продемонстрировали, что Могерини просто выдает желаемое за действительное. Многие на Западе попали в ловушку исламистского нарратива о том, что все мусульмане являются “одной нацией”.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Печально, но мы – не одна нация. Сделка с шиитским Ираном только помогла суннитским джихадистким группам типа ISIS. Такие группы считают шиитов еретиками и процветают среди разочаровавшихся суннитов. Подобные взгляды лишь усилились из-за продолжающейся холодной войны между Ираном и Саудовской Аравией на Ближнем Востоке.

Еще один аргумент связывает политические репрессии против исламистов с подъемом радикального джихадизма. Его сторонникам удобно игнорировать повторяющиеся раз за разом террористические атаки в Тунисе, и утверждать, что исламистская молодежь обращается к насилию только потому, что для нее “закрыты демократические каналы”.

Этот аргумент может показаться логичным, поскольку любое подавление контр-продуктивно, но в перспективе все это проблематично. Политический ислам, таким образом, превращается в идеологию, рассматривающую любые формы насилия в качестве рефлексивного “плана Б” в любом конфликте, и косвенно санкционирующую бесконтрольный гнев в качестве нормальной реакции на любую несправедливость. И то, и другое – неправильно, с точки зрения ислама.

Исламское учение требует от мусульман проявлять терпение сопротивляться гневу. “Терпение” является одним из основных принципов исламской веры. После того, как с ним плохо поступили в Мекке, пророк не начал кампанию обезглавливания своих оппонентов и убийства невинных. На деле, пророк никогда не демонстрировал гнев в качестве своей начальной реакции. По иронии судьбу исламисты и их западные попутчики стараются не вспоминать об этом факте.

Ислам

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

Более того, некоторые либеральные и лефтисткие ученые мужи, и защитники прав человека, по обеим сторонам Атлантики игнорируют главную задачу – как воевать с ISIS и вместо этого заняты обсуждением того, как их политические оппоненты должны воевать с ISIS.

Наша интеллектуальная элита комфортно играет роль арбитров войны с террором, нор не готова слезть с пьедестала собственного идеализма и заняться грязной работой в окружающей болезненной реальности.

Арабский и мусульманский мир продолжает посылать Западу смешанные сигналы. Сирия – наиболее вопиющий пример. Мы критикуем Запад за его неспособность разгрести это месиво (которое , между прочим, фундаментально наше), и после этого мы обрушиваемся с проклятиями на иностранные интервенции, напоминая о крахе, последовавшем за войной с Саддамом Хуссейном. Так чего же мы, собственно хотим? “Идеальная Интервенция” может быть хорошей компьютерной игрой, но в реальной жизни ничего подобного не существует.

Настало время обновить наш стратегический арсенал и начать сортировку сложных вызовов терроризма. И мусульманский мир, и Запад должны объединится перед лицом терроризма. В настоящий момент мы не воюем с терроризмом, мы воюем друг с другом.

http://postskriptum.org/2015/11/29/culture/