Культурная дипломатия более чем когда-либо становится полем борьбы за умы, сердца и кошельки людей по всему миру. В эпоху конфликтов и нестабильности роль культуры как инструмента «мягкой силы» невозможно переоценить. Это важный ресурс дипломатии, используемый для продвижения интересов государства, для улучшения взаимопонимания между элитами и народами. Перед Россией стоит задача найти новые культурные образы и символы и актуализировать старые для создания достойного имиджа страны и привлечения зарубежной аудитории, как это делают США, Франция, Италия и другие.

Cто раз сразиться и сто раз победить –

это не лучшее из лучшего;

лучшее из лучшего – покорить противника, не сражаясь.

Сунь Цзы. Искусство войны.

В 1785 г. один из отцов-основателей США, Томас Джефферсон, будучи послом в Париже, писал Дж. Мэдисону, что с помощью культуры и искусства можно «развить вкус наших соотечественников, улучшить их репутацию, обеспечить им уважение и почет в мире» [1]. Сегодня, спустя более чем двести лет, роль культуры в международных отношениях стали оценивать еще выше. С появлением понятия «мягкая сила» культура стала важным ресурсом дипломатии, используемым для продвижения интересов государства, расширения социокультурного сотрудничества и улучшения взаимопонимания между странами и народами.

Интересно, что термин «культурная дипломатия» появился в 1930-х годах и изначально имел явно выраженный пропагандистский оттенок, поскольку характеризовал политику СССР. Американский исследователь Ф. Баргхорн определял это понятие как «манипуляцию культурными материалами и кадрами в пропагандистских целях» [2]. В самом деле, в 1920‒1930-х годах руководство СССР было весьма заинтересовано в создании положительного имиджа государства на Западе. Начавшаяся в Советском Союзе индустриализация требовала привлечения зарубежных технологий и инженерно-технических кадров. Для достижения внешнеполитических целей советское руководство и использовало, среди прочего, методы культурной дипломатии.

В этот период получила распространение практика культурных обменов, когда в страну приглашали элиту западной интеллигенции – известных философов, писателей и общественных деятелей, стремившихся своими глазами увидеть государство «великого социального эксперимента». СССР посетили Г. Уэллс, Р. Роллан, Б. Рассел, А. Жид и другие видные деятели культуры. Контроль и наблюдение за пребыванием иностранных гостей осуществлялись Политбюро и лично И.В. Сталиным.

В рамках культурной дипломатии особое значение имела своеобразная техника гостеприимства. Организовывались встречи гостей с советской политической верхушкой, устраивались пышные приемы. Существенным инструментом создания положительного имиджа СССР были длительные беседы Сталина с зарубежными писателями и философами по самому широкому кругу международных и внутренних проблем. Так, в 1931 г. Сталин принимал Бернарда Шоу и Эмиля Людвига, в 1927, 1932, 1933 и 1934 г. ‒ Анри Барбюса, в 1934 г. ‒ Герберта Уэллса, в 1935 г. ‒ Ромена Роллана, в 1937 г. ‒ Лиона Фейхтвангера [3].

В технике гостеприимства, использовавшейся советскими властями, американский исследователь П. Холландер выделил два основных компонента: обхаживание визитера с целью «добиться того, чтобы гостю психологически было очень трудно испытывать и выражать негативные чувства по отношению к хозяевам и стране, которую они посещают, а также критиковать их» и «выборочное представление реальности», т. е. демонстрацию лишь той стороны жизни, которая оставит у иностранцев положительные впечатления [4]. Именно такую манипуляцию культурными связями для достижения политических и пропагандистских целей Ф. Бэргхорн и назвал культурной дипломатией.

Некоторые современные исследователи в русле этого подхода продолжают рассматривать культурную дипломатию в контексте продвижения и пропаганды интересов государства на международной арене средствами культуры, науки и искусства. В частности, А.В. Голубев, характеризуя период 1929‒1939 гг. как «звездный час» советской культурной дипломатии, дает следующее определение: «Культурная дипломатия ‒ это использование государством для достижения политических, дипломатических, пропагандистских целей существующих или специально установленных культурных, общественных и научных связей» [5].

Интересно, что в дальнейшем культурная дипломатия стала активно использоваться западными странами, и термин получил уже целиком позитивную интерпретацию, означая развитие культурных связей и их использование в международных отношениях для улучшения взаимопонимания между странами. Этот подход подразумевает более широкое толкование понятия «культура». Например, американский исследователь Акира Ирие понимает культуру как «разделяемую членами общества систему верований, материальных ценностей, идеологии, обычаев и образа жизни» [6].

Сюда включают культуру «высокую» (литературу, искусство, образование) и массовую (телевидение, кино, поп-музыку, индустрию развлечений). Исследователи авторитетного британского центра DEMOS полагают, что в современном постмодернистском мире границы между «высокой» культурой и поп-культурой постепенно стираются. Не последнюю роль в этом процессе играют распространение средств массовой коммуникации, Интернета и социальных сетей, а также развитие туризма и миграционных процессов.

Стоит отметить, что в отечественной литературе наряду с термином «культурная дипломатия» как синоним часто употребляется понятие «внешняя культурная политика». МИД РФ в программном документе «Основные направления работы МИД России по развитию культурных связей с зарубежными странами» дает следующее определение: внешняя культурная политика ‒ это специфический инструмент достижения внешнеполитических целей государства посредством развития международного культурного сотрудничества [7].

В документе также подчеркивается, что взаимодействие дипломатии и культуры имеет давние исторические традиции и служит национальным интересам России. Культурная дипломатия способна вносить существенный вклад в достижение основополагающих целей и повышение эффективности внешней политики России. Культурные связи как один из самых гибких и поэтому наиболее действенных инструментов в механизме внешнеполитической деятельности призваны работать на создание благоприятного и объективного образа России в мире [8].

В данном контексте культура, являясь инструментом внешней политики, должна развивать чувства симпатии к стране, укреплять позитивный имидж государства за рубежом, способствовать налаживанию долговременных связей между государствами, общественными организациями и людьми, вносить вклад в налаживание межгосударственного взаимодействия в других областях, в том числе в сфере экономики.

Наиболее распространенная в современной литературе трактовка американского исследователя Милтона Каммингса-мл. определяет культурную дипломатию как «обмен идеями, информацией, ценностями, традициями, верованиями и другими аспектами культуры, которые могут способствовать улучшению взаимопонимания». При этом культурная дипломатия является составной частью публичной дипломатии и представляет собой комплекс практических действий, имеющих стратегические и тактические цели в сфере культурного взаимодействия государств, международных организаций и других институтов [9].

Исследователи культурной дипломатии сходятся в том, что в современном мире наряду с дипломатией элит (политиков, послов и общественных деятелей) все большее значение приобретает народная дипломатия, подразумевающая масштабный культурный обмен между обычными людьми. Таким образом, в глобализирующемся мире культура становится важной составляющей международной политики и «мягкой силы» государства.

Британский исследователь Марк Леонард в работе «Дипломатия другими средствами» выделил важнейшие цели публичной дипломатии в XXI в. Все они связаны с развитием культурной политики:

  • повышение осведомленности о стране;
  • формирование позитивных представлений о стране и ее ценностях, обеспечение понимания ваших идей и взглядов;
  • привлечение людей в страну для туризма и учебы, продвижение за рубежом ее товаров;
  • привлечение иностранных инвестиций и политических союзников [10].

Можно сказать, что культурная дипломатия является своего рода стержнем публичной дипломатии государства, поскольку именно через культуру нация раскрывает миру свою идентичность, представляет свои ценности и идеи.

Вот несколько факторов, оказывающих влияние на культурную дипломатию государства: приоритеты внешней политики; стремление сформировать позитивный имидж; история страны; ресурсы и финансирование культурной политики; распространение и популярность государственного языка страны в мире; коммерческие интересы государства [11].

В рамках инициатив культурной дипломатии могут использоваться:

  • искусство, в том числе театр, кинематограф, музыка, танцы, живопись, скульптура;
  • выставки, включая международные выставки ЭКСПО;
  • образовательные программы и программы академического и научного обмена, языковые программы за рубежом;
  • литература: создание библиотек за рубежом и перевод на иностранные языки национальных произведений;
  • трансляция новостей и культурных программ за рубеж;
  • религиозная дипломатия, в том числе инициативы межрелигиозного диалога [12].

Одним из основных направлений культурной дипломатии является построение долгосрочных взаимоотношений с обычными людьми с помощью программ культурных и академических обменов, грантов и стипендий, тренингов, конференций, а также доступа к каналам информирования [13]. Таким образом, культурные связи могут стать эффективным инструментом публичной дипломатии государства и внести вклад в формирование благоприятного имиджа страны.

Модели культурной дипломатии в Европе и США

В Европе наиболее активно методы культурной дипломатии сегодня используют Великобритания, Франция и Италия – страны с богатыми культурными традициями. Однако мировым лидером в этой сфере уже долгое время являются США.

Франция: «культура – это политика»

Во Франции культурную политику традиционно финансирует государство. Концепцию французской культурной дипломатии наиболее емко характеризует фраза главы Французского института в Лондоне: «культура – это политика» (La culture, c’est la politique). При этом вместо термина «культурная дипломатия» используется более прямолинейное и широкое понятие «дипломатия влияния».

Отличительной чертой французской модели является координирующая роль государства в культурной дипломатии и высокий уровень государственного финансирования культурных программ. Франция является единственной страной Запада, централизованно объединяющей под эгидой Министерства иностранных дел и Министерства культуры и коммуникации все инструменты публичной дипломатии.

Приоритетными направлениями культурной дипломатии Французской Республики являются:

неуклонное наращивание аудиовизуального присутствия в мире, участие в разработке и использовании новых информационных и коммуникационных систем и технологий;

дальнейшее продвижение и распространение французского языка;

расширение межвузовского сотрудничества и обменов, наращивание потенциала возможностей, предлагаемых в области высшего образования;

развитие сотрудничества в областях, где интеллектуальное превосходство Франции было неоспоримым. Например, формирование в развивающихся дружественных странах и бывших колониях политической элиты и специалистов в области права, государственного администрирования, здравоохранения;

сохранение французского культурного наследия, развитие и продвижение в мире индустрии роскоши, моды, гастрономии [14].

Ключевым направлением деятельности французской культурной дипломатии остается поддержка Франкофонии – международной организации сотрудничества франкоязычных стран мира, объединяющей 56 государств. Французская Республика на 80% финансирует бюджет данной организации, которая неформально считается своеобразным «антиамериканским клубом».

Франкофония является довольно политизированной структурой, ярким подтверждением того, что культура – это политика. Согласно Бейрутской декларации 2002 г., важнейший принцип деятельности Франкофонии ‒ диалог культур ‒ был объявлен в качестве главного фактора установления мира и борьбы с терроризмом и превратился, таким образом, в политический принцип. В частности, главы государств и правительств заявили: «Мы убеждены, что диалог культур составляет необходимое условие в поиске мирных решений и позволяет бороться против… нетерпимости и экстремизма» [15].

К важнейшим инструментам культурной дипломатии Франции можно отнести следующие:

1. Международные СМИ:

  • главный франкофонный канал «TV 5 Monde», вещание которого осуществляется 24 часа в сутки, принимается в 200 странах мира, насчитывает 165 млн зрителей;
  • радио «Франс Интернасьональ» (RFI), которое ведет круглосуточное вещание на коротких волнах, занимает 4-е место среди радиостанций мира, насчитывая около 40 млн слушателей.

2. Международную сеть культурно-образовательных центров «Альянс Франсез», насчитывающую свыше 1000 организаций в 146 странах мира. Основными видами деятельности «Альянс Франсез» являются обучение французскому языку и продвижение культуры франкоязычных стран.

3. Французский институт (Institut français)неправительственную организацию, созданную в 2011 г. с целью распространения французского языка и франкоязычной культуры в мире.

Таким образом, французская модель характеризуется тесной связью внешней политики и культуры, значительной ролью государства в культурной политике и высокой долей государственного финансирования культурных программ.

Италия: «культурой сыт не будешь»

Бывший министр экономики Италии Джулио Тремонти запомнился фразой «культурой сыт не будешь», которой он пытался популярно объяснить сокращение государственных расходов на культуру в период кризиса. Сейчас Италия расходует на культуру менее 1% от национального бюджета, что составляет лишь половину среднеевропейского показателя (2,2%) и существенно меньше, чем аналогичные показатели Франции (2,5%) и Испании (3,3%) [16].

Итальянская модель культурной политики противоположна французской: государство не использует весь потенциал итальянской культуры для укрепления своего влияния в мире, финансируя культуру по остаточному принципу. Так, за 12 лет (с 2001 по 2013 г.) бюджет Министерства культуры Италии сократился в 2 раза ‒ до 1,5 млрд евро [17].

Несмотря на это, культура парадоксальным образом приносит итальянскому бюджету ежегодно около 80 млрд евро (что составляет 5,8% ВВП), а такая отрасль, как культурный туризм, растет на 3% в год. В целом эти показатели не удивительны, учитывая, что Италия владеет 40% мирового культурного наследия. В списке всемирного наследия ЮНЕСКО Италия – на первом месте с 47 памятниками культуры (второе и третье места занимают Испания и Китай).

Культурная дипломатия Италии получила новый импульс развития в 2013 г., когда глава МИД Э. Бонино заявила, что огромный потенциал итальянской культуры следует использовать в целях развития национальной экономики и внешней политики [18].

Но настоящая «перезагрузка» итальянской публичной дипломатии состоялась в 2015 г. и была связана с успехом Всемирной выставки ЭКСПО в Милане. ЭКСПО стала ярким событием культурной жизни, площадкой для встречи культур и межнационального диалога, привлекла интерес к Италии и способствовала развитию национальной экономики. Благодаря насыщенной программе ЭКСПО-2015 (с акцентом на богатой итальянской культуре, искусстве, креативности, экологической ответственности, новых «умных» технологиях) были значительно усилены культурная и инновационная составляющие «мягкой силы» Италии.

Приоритетными целями культурной дипломатии Италии являются распространение итальянской культуры за рубежом, популяризация итальянского языка и образа жизни [19].

Конкурентные преимущества и проблемные зоны итальянской модели культурной дипломатии представлены в табл. 1.

Таблица 1. SWOT-анализ модели культурной дипломатии Италии

Strenghths – сильные стороны Weaknesses – слабые стороны
‒ Страна богатейшего культурного наследия, внесшая весомый вклад в мировую культуру (музыка, искусство, архитектура)

‒ Развитая креативная индустрия (мода, дизайн, архитектура, инженерия, hi-tech)

‒ Привлекательное туристическое направление (3-е место в Европе). Рост культурного туризма

‒ Недостаточная оценка государством богатого культурного потенциала страны

‒ Низкий уровень государственного финансирования культуры

Opportunities - возможности Threats - угрозы
Успех Всемирной выставки EXPO 2015 в Милане, которая привлекла интерес к стране, стала площадкой международного культурного обмена и дала новый импульс «мягкой силе» Италии Отсутствие стратегического подхода к культурной дипломатии и «мягкой силе» на государственном уровне

Подводя итог, отметим, что основной чертой итальянской модели культурной дипломатии Италии является связь культуры, политики и экономики. Для страны, переживающей острый экономический кризис, приоритетом внешней политики является восстановление экономики, развитие культурного туризма, привлечение инвестиций [20].

США: поп-культура на службе внешней политики

Американская модель культурной дипломатии существенно отличается от европейской. Исторически сложилось так, что государственная политика и культура в США были отделены друг от друга по причине преобладания частного финансирования в культурном секторе. Этот феномен отражается также в своеобразном разделении ролей между Нью-Йорком ‒ культурной столицей Америки и Вашингтоном – центром политической жизни государства.

Культура становилась ядром американской внешней политики лишь в критические периоды истории ‒ например, во время холодной войны. Как отмечается в докладе Госдепартамента США, «когда нация находится в состоянии войны, нужно использовать каждый инструмент в багаже нашей дипломатии, включая продвижение наших культурных достижений» [21].

В годы холодной войны основная ценность политической культуры Америки – свобода ‒ активно продвигалась в мире с помощью искусства и культурных достижений (джаз [22], абстрактный экспрессионизм и т.д.). В этот период правительство США сделало приоритетным направлением организацию и проведение выставок, демонстрирующих достижения американского искусства. Известно, что на протяжении 1950‒1960-х годов ЦРУ вложило десятки миллионов долларов в «Конгресс за свободу культуры» и связанные с ним проекты [23].

Важным инструментом культурной дипломатии США стала программа культурных и академических обменов, получившая развитие в 1948 г. с принятием Закона об информационном и образовательном обмене (The Information and Educational Exchange Act). Целью программы было «улучшение взаимопонимания между народом Америки и народами других стран». Как точно заметил сенатор У. Фулбрайт, «в долгосрочной перспективе понимание другими ваших идей обеспечивает стране большую безопасность, чем еще одна подводная лодка».

Программы обменов и грантов У. Фулбрайта, Э. Маски, Х. Хамфри способствовали распространению и популяризации американских ценностей, идеалов, культуры и науки в мире, стали мощным оружием в борьбе против Советского Союза. Участниками программ международного академического обмена стали будущие мировые политические лидеры: Тони Блэр, Герхард Шрёдер, Маргарет Тэтчер, Хамид Карзай и многие другие.

После окончания холодной войны культурная дипломатия была отодвинута на задний план американской внешней политики. Упразднение в 1999 г. Информационного агентства США (USIA), курировавшего публичную дипломатию, и передача его функций Государственному департаменту обозначили конец «золотого века» американской публичной дипломатии. Сегодня основным государственным институтом, занимающимся культурной дипломатией, является Бюро по делам образования и культуры Госдепартамента. Однако его бюджет был сокращен более чем на треть, а проекты не носят системного характера и слабо связаны с целями внешней политики государства [24].

Кроме того, многие проекты культурной дипломатии США прекратили свое существование. В частности, был закрыт ряд культурных центров и англоязычных библиотек по всему миру, а число стипендий для иностранных студентов, приезжающих в учебные заведения США, упало с 20000 в начале 1980-х годов до 900 сегодня. Как полагает Дж. Най, с окончанием холодной войны средства косвенного воздействия, или «мягкая сила», американцам стали казаться отыгравшими свое, и они предпочли экономить деньги, а не вкладывать их в подобные проекты [25].

В 2005 г. был опубликован доклад Комиссии по культурной дипломатии Госдепартамента США, который рекомендовал активизировать усилия в этой сфере и увеличить финансирование: «Американское искусство, музыка, кино и литература продолжают оказывать воздействие на жителей иностранных государств, вне зависимости от их политических воззрений. Культурная дипломатия демонстрирует наши ценности и борется со стереотипами, утверждающими, что американцы поверхностны, агрессивны и безбожны» [26].

На сегодняшний день самым эффективным (но не контролируемым государством) каналом американской культурной дипломатии остается поп-культура – от кока-колы до голливудских фильмов, от канала MTV до джинсов «Levi’s». Как справедливо отмечал З. Бжезинский, «культурное превосходство является недооцененным аспектом американской глобальной мощи. Что бы ни думали некоторые о своих эстетических ценностях, американская массовая культура излучает магнитное притяжение, особенно для молодежи во всем мире» [27]. Именно массовая культура создала привлекательный образ Америки в мире, способствуя реализации внешнеполитических приоритетов государства и бизнес-интересов американских корпораций.

Великобритания

Великобритания является одним из признанных мировых лидеров в области культурной дипломатии и «мягкой силы» ‒ «культурной сверхдержавой» [28]. Из года в год страна входит в тройку сильнейших государств по версии рейтинга «The New Persuaders. A global ranking of soft power», а также возглавляет рейтинг 2014 г. «The Soft Power 30» [29], составленный международным агентством «Portland Communications».

Успех британской «мягкой силы» связан с распространением и популярностью английского языка, престижностью британского образования, а также важной ролью Великобритании в мировой истории и культуре.

Политика в области «мягкой силы» и культурной дипломатии Великобритании централизованно координируется государством. Перечислим ключевые ведомства и институты, осуществляющие культурную дипломатию Великобритании:

Министерство иностранных дел и по делам Содружества наций (Foreign and Commonwealth Office);

Министерство международного развития;

Совет по национальной безопасности (The National Security Council);

Министерство культуры, СМИ и спорта;

Всемирная служба BBC («BBC World Service»), имеющая статус государственной корпорации;

Британский Совет.

Британский Совет является ведущим институтом «мягкой силы» Великобритании с 1934 г. Это неправительственная организация, созданная по инициативе МИД Великобритании. Среди ее целей выделяются: распространение за рубежом информации о Соединенном Королевстве, британском образовании, философии и образе жизни британцев; продвижение английского языка; установление тесных культурных связей и улучшение взаимопонимания между Великобританией и другими странами, что в перспективе должно способствовать позитивному восприятию внешней политики страны [30]. Организация частично финансируется из средств государства, однако около 80% доходов она получает за счет собственной коммерческой деятельности (в частности, преподавания английского языка).

Стоит отметить, что Британский Совет получает правительственное финансирование по принципу «вытянутой руки» [31], что обеспечивает его независимость от политических решений и одновременно позволяет правительству Великобритании реализовывать свои внешнеполитические цели [32]. Представительства Британского Совета действуют в 110 странах мира. Согласно недавнему исследованию МИД Великобритании, Британский Совет является весьма эффективным институтом культурной дипломатии с узнаваемым брендом, развитой сетью представительств и квалифицированным персоналом.

Продвижение британской системы образования является одним из приоритетных направлений культурной дипломатии, поскольку обеспечивает влияние на будущие элиты зарубежных стран. Образование в Великобритании занимает второе место в мире по привлекательности для иностранных студентов. Существуют финансируемые правительством стипендии для получения образования в Великобритании: стипендия Маршалла (для граждан США), стипендия Британского Содружества Наций и так называемый Чивнинг (Chevening).

Большое значение для культурной дипломатии Великобритании, так же как и для США, имеет привлекательность поп-культуры страны во всем мире. Особенно стоит отметить вклад в современную поп-музыку, литературу и кинематограф. Британские романы, фильмы и сериалы приобрели рекордную популярность: имена Гарри Поттера, комика Мистера Бина, агента 007 Джеймса Бонда известны по всему миру.

Вопрос о роли культурной дипломатии и «мягкой силы» во внешней политике страны находится в центре внимания правительства и парламента. В 2013 г. в Палате лордов был создан Комитет по «мягкой силе» и влиянию, в задачи которого входил анализ эффективности «мягкой силы» и культурной дипломатии Великобритании в контексте продвижения национальных интересов и подъема мирового престижа страны. По результатам деятельности Комитета был опубликован доклад «Убеждение и власть в современном мире» с рекомендациями правительству Великобритании.

Среди основных рекомендаций можно выделить: необходимость формулирования долгосрочной государственной стратегии «мягкой силы», определения основных целей и задач в этой сфере; привлечение широкой общественности к обсуждению и разработке политики «мягкой силы» и культурной дипломатии; использование результатов научных исследований в процессе выработки стратегии «мягкой силы» [33].

Выделим основные конкурентные преимущества и проблемные зоны британской модели культурной дипломатии.

Таблица 2. SWOT-анализ модели культурной дипломатии Великобритании

Strenghths – сильные стороны Weaknesses – слабые стороны
- Страна богатой культуры и истории, привлекательность «высокой» культуры: музеи и галереи Великобритании одни из наиболее посещаемых в мире

- Привлекательность поп-культуры страны: кинематографа, телешоу, музыки, литературы

- Одна из лучших и самых престижных в мире систем образования

- Лидирующие позиции английского языка в эпоху глобализации

- Развитая креативная индустрия (мода, дизайн, архитектура, инженерия, hi-tech)

- Централизованная координация политики «мягкой силы» и культурной дипломатии со стороны государства

- Развитая, постоянно расширяющаяся сеть посольств

- Жесткая визовая политика страны, создающая проблемы для развития культурной дипломатии, туризма, академических обменов.
Opportunities - возможности Threats - угрозы
Возможность стать не только региональным, но и мировым лидером в области «мягкой силы» и культурной дипломатии Отсутствие четкой долгосрочной стратегии развития «мягкой силы» и культурной дипломатии на государственном уровне

Подводя итог, можно отметить, что культурная дипломатия сегодня является полем борьбы за умы, сердца и кошельки людей по всему миру. В эпоху конфликтов и международной нестабильности роль культуры как инструмента «мягкой силы» в дипломатии невозможно и просто опасно недооценивать. Тем не менее Россия пока недостаточно использует огромный потенциал культуры и искусства для формирования привлекательного образа государства. И государство, и немногочисленные культурные фонды вкладывают в развитие культурной политики очень мало средств.

Однако в критические моменты истории, в периоды конфликтов и противостояний, именно культура была мощным источником вдохновения и притягательности нашей страны для зарубежной аудитории. В конце ХIХ ‒ начале ХХ в. Россия активно «экспортировала» литературу, оперу и балет; в середине ХХ в. пропагандировала свои достижения в освоении космоса, в области точных наук.

Сегодня перед нами стоит задача найти новые культурные образы и символы для создания достойного имиджа России и привлечения зарубежной аудитории ‒ либо творчески переосмыслить возможности традиционных архетипических культурных образов и символов, благо их потенциал поистине неисчерпаем.

Источник: http://vk.cc/4tjlA9