Культ оружия в США и рост насилия

Распространение оружия в американском обществе выгодно не только производителям оружия, идиотская фетишизация и культ оружия в США – гарант сохранения нынешней политики. Оружие поддерживает миф о суровом индивидуализме, который разделяет американцев, ослабляет единство и уничтожает общество, увековечивая бессилие. Владение оружием в США, которое криминализировано для бедных и цветных – мощное оружие угнетения. Оружие не защищает нас от тирании. Оружие – инструмент тирании.

«Сектанты Второй поправки по-настоящему верят, что оружие – это политическая власть,  На самом деле, они верят, что оружие – единственный источник политической власти. Вот почему, несмотря на любовь к оружию, несмотря на правые взгляды, они ненавидят вооруженных правительственных служащих (за одним лишь исключением – пограничный патруль).

Если вы думаете, что оружие, а не концентрированное богатство – источник политической власти, то вы гораздо больше возмущаетесь правительственной властью, чем властью миллиардеров и корпораций, потому что у правительства всегда больше оружия. На самом деле, такие противники правительства и сторонники оружия как олигархи Кохи – ваши естественные политические союзники, если вы считаете, что оружие – главное средство борьбы против концентрированной оружейной силы правительства».

- написал автор «Злость, убийство и восстание: от рейгановских рабочих мест до клинтоновской Колумбины» Марк Амес.

Американское насилие почти всегда исходило от линчевателей. Это продукт колониальных боевиков; армии США, которая устроила геноцид коренных американцев; рабовладельческих патрулей; наёмников; детективных агентств Пинкертона и Болдуин-Фелтса; банд штрейкбрехеров; угольной и железной полиции; военных компаний; Американского легиона ветеранов Первой мировой войны, который терроризировал членов профсоюзов; Совета белых граждан; Белой лиги; Рыцарей Белой камелии; и Ку-клукс-клана, который контролировал несколько штатов.

Эти группировки виновны в злодеяниях против цветных и левых американцев, которые впоследствии распространились на завоёванные народы Филиппин, Латинской Америки, Кореи, Вьетнама и Ближнего Востока. Генерал Джейкоб Смит подытожил американские взгляды на массовое насилие на Филиппинах, когда он приказал своим солдатам превратить остров Самар, обороняемый филиппинскими партизанами, в «вопиющую пустыню».

Массовая культура и большинство историков не признают закономерного развития насилия, которое существует с самого основания этой страны. Эта историческая амнезия ослепляет нас и провоцирует эпидемию насилия, которое лежит в основе нашей культуры и национальных мифов. Историк Ричард Слоткин, написавший книгу об американском насилии «Восстановление через насилие: мифология американского приграничья 1600-1860», сказал, что наша джексонская форма демократии определяется

«западным бизнесменом, спекулянтом, бешенным банкиром; а расистская иррациональность и лживая экономика оправдывают рабство в рамках американского демократического идеализма; и когда такие люди как Дэви Крокетт стали национальными героями, национальные устремления стали определяться количеством убитых медведей, захваченной земли, срубленных деревьев, убитых индейцев и мексиканцев».

«Первые колонизаторы видели в Америке возможность восстановить своё состояние, свой дух, и власть церкви и нации, но средства для этого восстановления, в конце концов, стали насильственными средствами, и миф о восстановлении через насилие стал системной метафорой американской жизни. Люди, которые не знают о происхождении своих мифов, скорее всего, будут продолжать ими жить, хотя мир вокруг них изменился и требует изменения их психологии, этики и институтов».

- написал Слоткин

Подробная карта по графствам тут: США - бездомные по округам Полная статья тут: Бездомные в США - официальная статистика

Подробная карта по графствам тут:
США - бездомные по округам
Полная статья тут:
Бездомные в США - официальная статистика

Метафоры, которыми мы себя описываем, коренятся в нашей национальной мифологии. Мы объясняем нашу историю и наш опыт и ищем свою национальную идею в мифах. Эти мифы связывают нас силами, которые сформировали нас и дали смысл нашей жизни. Эти мифы соединяют

«мир воображения и мир дел, мечты и реальность, желания и действия. Они формируют содержание личной и коллективной памяти, и развивают её на основе веры и действий», -

написал Слоткин.

Историк Роксана Дунбар-Ортис в своей книге «Заряжено: Обезоруживающая история Второй поправки» показывает, как расистский белый поселенческий взгляд на мир продолжает влиять на нашу реальность:

«Популистская колонистская идеология хорошо послужила правящему классу США и вновь возродилась в новой «индейской войне» под названием «вьетнамская война». Причина политического успеха Джона Кеннеди – он соединил колонистскую идеологию с популистской империалистической идеологией, говоря о «поселениях» на «пустующих» землях и «приручении дикарей». В 1960 году, выступая в Лос-Анджелесе, он заявил: «Я стою сегодня лицом на запад и вижу границу. С земель, которые тянутся на 3000 миль за моей спиной, пионеры, отказавшись от своей безопасности, от комфорта и даже своей жизни, отправились на построение нового мира на Западе… Сегодня мы снова стоим на краю нецивилизованного мира».

Эта метафора описывала план Кеннеди распространить политическую власть США на весь мир. Главным пунктом этого плана была Холодная война, которую Ричард Слоткин назвал «героической «длительной сумеречной борьбой» против коммунизма», и к которой Кеннеди принудил страну сразу после вступления в Белый дом. Когда он сел в президентское кресло, эта борьба приняла форму антипартизанской войны во Вьетнаме.

«Через семь лет после выдвижения Кеннеди, американские военные начали рассматривать Вьетнам как индейские земли и проводить убийственные операции по принципам «индейцев и ковбоев»; и посол Кеннеди во Вьетнаме оправдал бы массовую военную эскалацию необходимостью отбить «индейцев» от «форта», чтобы «поселенцы» могли выращивать «кукурузу»».

- пишет Слоткин.

Оружейная культура позволяет обездоленным людям, разорённым экономической и политической элитой, покупать огнестрельное оружие, чтобы упиваться чувством всемогущества. Оружие внушает американцам, что они – божественные орудия очистки, предназначенные Богом и Западной цивилизацией для перестройки мира по своему образцу. Насилие в Америке – это не защита свободы и перемен. Это защита господства, расизма и ненависти. Американские линчеватели – это ударные войска капитализма. Они убивают слабых в интересах сильных.

«Американская душа – твёрдая, одинокая, стоическая и убийственная, Она ещё ни разу не таяла».

- как написал английский писатель Лоуренс.

В США существует примерно 310 млн. единиц огнестрельного оружия, включая 114 млн. пистолетов, 110 млн. винтовок и 86 млн. дробовиков. Количество оружия военного образца - включая полуавтоматическую винтовку AR-15, которая использовалась в расстрелах в средней школе Марджори Стоунман Дуглас в Паркленде (Флорида) и в начальной школе Сэнди Хук в Ньютауне (Коннектикут) – около 1,5 млн.. В США самый высокий уровень владения оружия в мире – в среднем 90 единиц огнестрельного оружия на 100 человек.

«Общая смертность от огнестрельного оружия в США – около 37000 в год, причём две трети этой статистики приходится на самоубийства, оставшиеся 12000 – убийства, более тысячи убийств совершают полицейские, Массовые расстрелы – во время которых ранят и убивают 4 и более человек – происходят теперь в США в среднем один или более раз в день. Тем не менее, массовые расстрелы виновны только в 2% оружейных смертей в год. Общее ежегодное официальное число смертей от оружия в США – 37000 – примерно равно количеству смертей от автомобильных аварий».

- пишет Дунбар-Ортис.

Если бы правящие элиты боялись вооружённого восстания, драконовская форма контроля над оружием немедленно стала бы законом. Но основная причина пристрастия к оружию – это не ненависть к правительству. Это страх белых перед чёрными и коричневыми, поскольку многие белые верят, что эти низшие классы угрожают им и всему обществу. Оружие, которым, в подавляющем большинстве, владеют белые, редко поворачивается против государства. В этом США являются исключением. Местное население тяжело вооружено, но сохраняет лояльность к правительству. Здесь произошло всего несколько вооружённых восстаний: Восстание Шейса 1786-1787 годов, вооружённое восстание 1921 года 10000 угольных шахтёров на горе Блэр в Западной Вирджинии – но все они были быстро и жестоко подавлены вооружёнными линчевателями, нанятыми капиталистами. Эти восстания возникли из-за локальных проблем и не призывали к системным переменам. Революция – иностранная, а не наша интеллектуальная традиция.

Поскольку рабочие места и производство мигрируют за границу, общины рушатся, отчаяние охватывает большую часть страны, а хроническая бедность поразила американские семьи, оружие кажется последним реликтом свободной и мифической Америки. Оно предлагает иллюзию власти, защиты и свободы. Именно поэтому бессильные не отказываются от него.

«В сердце страны есть люди, которые чувствуют себя жертвами перманентного экономического насилия двухпартийного тиранического правительства.  В 2008 году Барак Обама совершил большую ошибку, которая показала одну вещь: сельские жители будут «цепляться» за оружие. Не потому, что они унылы и невежественны, а потому, что это последнее право, которое, по их убеждению, у них осталось – по крайней мере, свобода вместо возможностей».

«Аутсорсинг и оружие – две ключевые проблемы, которые возбуждают сторонников Трампа в сельском Кентукки, Это взаимосвязанные проблемы. Единственная разница только в одном: белые сельские избиратели смирились с поражением в битве против аутсорсинга, а защита Второй поправки – единственная политика, в которой чиновники ещё прислушиваются к ним».

- написал в 2016 году редактор New York Times Даниэль Хайес.

Вторая поправка, как отмечает Дунбар-Ортис в своей книге, никогда не защищала свободу личности. Она лишь защищала насилие белых линчевателей.

«В колониях всегда существовали боевики и сторонники права на оружие, которые выполняли ту же роль, что и в США: разрушали общины коренных народов с целью захвата их земель и жестоко порабощали африканское население». Критику культуры оружия и насилия, которая наносит ущерб всей стране, многие владельцы оружия считают нападением на национальные идеалы. Чем мощнее оружие, чем сильнее его владелец. Маргинализированные и озлобленные люди испытывают соблазн, особенно из-за лёгкого доступа к боевому оружию, использовать своё оружие для очистки мира. Одинокий убийца, почти всегда белый мужчина, прославляется Голливудом и нашими национальными колонизаторскими мифами. Это исключительное американское прославление насилия «выходит из прошлого, чтобы калечить и убивать»,

- написал Слоткин.

https://antizoomby.livejournal.com/602561.html

Опубликовано 06 Апр 2018 в 15:00. Рубрика: Заграница. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.