Экономика должна постоянно расти — так звучит основной постулат западной экономической модели. И существенной частью этой экономики являются биржевые торги. Чем выше их курсы и больше объемы, тем существеннее вклад в итоговый показатель ВВП государства. А рост ВВП есть главный фактор, по которому оцениваются экономические итоги за год.

На этом фоне появившаяся в прессе информация о запуске на Московской бирже мини-фьючерсных торгов на индекс ММВБ должна сильно радовать: как минимум потому, что это приведет к росту объема торгов, а значит, и к экономическому росту в целом. В качестве подтверждения тому приводятся как итоги фьючерсных торгов на индекс РТС, так и еще более масштабные успехи американского фьючерса e-mini, аналогом которого проект Московской биржи и является.

Вот только внимательное рассмотрение идеи торговли фьючерсами на биржевые индексы вызывает стойкое ощущение откровенной реинкарнации известной пирамиды МММ.

Деньги утром, стулья никогда

Нет, сами по себе биржевые торги ничего плохого не несут. В сущности, это тот же базар, только вместо помидоров или картошки продаются и покупаются различные акции, облигации и прочие ценные бумажки. Другой вопрос, что к настоящему времени за забором специфического профессионального биржевого сленга сформировалось множество пузырей, по своей сути близких к откровенному мошенничеству, а часто как раз им и являющихся.

Взять для примера хотя бы понятие деривативов. В начале 2015 года на балансе у JP Morgan Chase находилось обязательств по деривативам на 63,6 трлн долларов, в то время как абсолютно все активы банка составляли 2,57 трлн долларов, или в 25 раз меньше. Формально дериватив — это производный финансовый инструмент, в основе которого лежит какой-нибудь реальный актив. Например, банк выдал ипотечный кредит на 10 млн руб. на 25 лет. Должник по нему платит, скажем, 70 тыс. руб. в месяц. В реальной экономике такими темпами деньги банку вернутся не скоро, но в биржевой реальности банк может под залог этого ипотечного контракта занять еще денег — например, в виде облигаций. Эти деньги он опять выдает в виде ипотечного кредита, чтобы потом опять выпустить новые облигации. И так по кругу. Эти облигации и называются общим термином «дериватив». По данным Goldman Sachs, сегодня совокупная стоимость деривативов в мире в 2295 раз превышает стоимость реальных активов, лежащих в их основе.

Есть еще замечательное слово фьючерс. В реальной экономике это просто коммерческое соглашение с отсроченной датой исполнения. Предположим, вам через полгода понадобится танкер нефти. Покупать его сегодня экономически невыгодно — придется не только заморозить существенную сумму денег, но еще и тратиться на оплату аренды танкера в течение полугода. Поэтому удобно было бы договориться с продавцом о поставке вам этого танкера через шесть месяцев, но по уже сегодня зафиксированной цене — чтобы вы сразу понимали, сколько денег к тому моменту вам понадобится. Такой контракт и называется фьючерс. Удобная, в общем-то, вещь: обеспечивает выгоды для реального сектора экономики, позволяя планировать и даже минимизировать финансовые риски.

Но полезные инструменты нередко используются для совсем не полезных целей: молотком можно забить гвоздь, а можно и пробить голову. И Московская биржа явно предпочитает второй вариант.

Контракт на воздух

На сайте Московской биржи написано: «Фьючерс на Индекс ММВБ — производный финансовый инструмент, базовым активом которого является значение Индекса ММВБ. Фьючерсы на фондовые индексы по своей природе являются расчетными срочными контрактами, поэтому поставка ценных бумаг при их исполнении не осуществляется».

Но, простите, базовым активом, то есть физическим предметом сделки, например, фьючерса на нефть является нефть. Точно так же, как, скажем, зерно — у фьючерса на зерно, а газ — у фьючерса на газ. А что покупается или продается фьючерсом на биржевой индекс? В сущности — ничего. Совсем. Индекс — это просто цифра. Например, индекс ММВБ отражает совокупную стоимость некоторой «корзины акций», сформированной из бумаг ведущих российских предприятий. Сам по себе индекс ничего не стоит и никакого материального воплощения не имеет. Он служит лишь своего рода индикатором состояния рынка. Это примерно как показание спидометра в автомобиле. Смысл в показании есть, а материального воплощения нет. Потому нельзя купить, допустим, 40 километров в час. Впрочем, покупая фьючерсный контракт на индекс, покупатель отдает свои деньги тоже ни за что. Поставка входящих в индекс ценных бумаг изначально не предполагается.

Возникает закономерный вопрос о смысле этой биржевой инициативы. Он есть, и весьма существенный. Биржа является торговой площадкой, предоставляющей трейдерам удобную возможность осуществления сделок купли-продажи. За это она взимает «долю малую». По большому счету, самой бирже без разницы, чем именно торгуют трейдеры: реальными акциями реальных компаний или фьючерсами на показание скорости движения автомобиля — лишь бы сборы капали. Например, каждая сделка по фьючерсному контракту MXI-12.15 только за его регистрацию в биржевой системе приносит 0,3 руб. и еще столько же за исполнение контракта. Плюс на время действия контракта покупатель перечисляет на счет площадки гарантийное обеспечение на сумму 1741 руб.

Идеальный газ и реальные проблемы

В физике есть такое понятие — идеальный газ. Оно широко используется для формулирования физических законов реального мира, хотя самого идеального газа в реальности не существует. Тем не менее он служит отличным примером связи абстракции с реальностью. Биржевой индекс — это абстракция. Деньги — это реальность. Фьючерс на биржевой индекс их связывает. На это можно было бы махнуть рукой: какие-то альтернативно одаренные жадные люди ведут какие-то свои странные биржевые игры на какие-то абстрактные фантики. Нам-то какое дело?

Все это так, если не вспоминать существующую в нашей экономике проблему дефицита денег. Их не хватает промышленности, и не только на наращивание, но местами даже на поддержку производства. Их не хватает потребителю, чтобы это самое потребление обеспечивать и тем формировать платежеспособный спрос на товары и услуги реального сектора. В то же время существует проблема инфляции, риск обострения которой долгое время не позволял просто так компенсировать дефицит простым запуском печатного станка.

И при всем этом в биржевом секторе значительные суммы оказываются оторванными от реальной экономики, сосредоточенными в растущих пирамидах. Уже в 2007 году только на одной срочной секции Российской товарно-сырьевой биржи (РТС — FORTS) средний объем фьючерсных торгов достигал отметки 600 млн долларов в день. Из них не менее трети составляли фьючерсы на индекс самой РТС. Но это был лишь первый опыт торговли воздухом в России, торги на индекс ММВБ находились в стадии планирования. А к 2011 году, по данным сайта option.ru, только за один день — 4 октября — объем торгов по фьючерсам и опционам на РТС — FORTS и только на индекс ММВБ составил 8,715 трлн руб., или 267,42 млн долларов. За один день было реализовано 66 955 таких контрактов.

С тех пор масштабы торговли воздухом на российских биржах лишь возрастали. Как свидетельствует статистика, находящаяся в открытом доступе на сайте Московской биржи, только контрактов с кодом RTS-12.15 и только за один день 13 ноября 2015 года было реализовано 292 477 штук на общую сумму 88,618 млрд руб. А ведь это далеко не единственный инструмент, с которым играют трейдеры. Например, было заключено 81 208 уже упоминавшихся выше контрактов с кодом MXI-12.15 — на 1,41 млрд руб. А еще были контракты MIX-12.15 (фьючерс на индекс ММВБ) на 2,38 млрд руб. и многие другие…

Деньги на воздух

Таким образом, по всем российским биржевым площадкам торгов фьючерсами на биржевые индексы ежедневно проводится около миллиона сделок на общую сумму более четверти триллиона рублей. И это только закрытые контракты, а ведь кроме них существуют и те, дата завершения которых еще не подошла. По разным видам контрактов соотношение несколько различается, но в среднем открытых контрактов в шесть раз больше, чем тех, сделка по которым завершается. Следовательно, можно с уверенностью сказать, что в целом по стране в этих пирамидах с фьючерсами на биржевые индексы в России на данный момент связано не менее триллиона рублей. По данным Министерства финансов РФ, на февраль 2015 года общая денежная масса (М2) России составляла 31,44 трлн руб. Выходит так, что сегодня в торгующих воздухом биржевых пирамидах обращается более 3% российских денег.

Оно как бы немного, скажете вы, ведь 97% находятся в обороте. Вот только статистика все того же Минфина говорит, что к 1 сентября 2015 года дефицит государственного бюджета достиг 994 млрд руб., и эти деньги придется брать из Резервного фонда, то есть из аварийных запасов страны. Возникает явный парадокс. Бюджету в условиях кризиса и санкционной войны для исполнения своих, в том числе социальных, обязательств не хватает триллиона рублей — и такая же, а то и больше, сумма крутится в пирамиде фьючерсов на биржевые индексы, считается частью российской экономики, учитывается в статистике как элемент «роста экономики».

Где здравый смысл?

http://alex-leshy.livejournal.com/650323.html