Полемические заметки научного обозревателя «НВ» Владимира Губарева на полях отчета о совещании в Ново-Огареве по вопросам финансирования фундаментальных научных исследований.

Президент с грустью слушал сообщение своего помощника. Более того, мне показалось, даже с какой-то неподдельной тоской и безнадежностью. Опять обещания, что ученые через несколько лет (а вероятнее всего, десятилетий) подарят России баснословно щедрые открытия, но сейчас им нужно дать денег. Много денег, иначе ничего не получится…

Президент и три министра (один из них — бывший) подводили итог встречи с руководителями «Мегагрантов», на которых так сильно надеялись еще в недалеком прошлом, но обещанного чуда так и не случилось.

Конечно, со стороны все выглядело прекрасно. В Россию возвращаются те ученые, которые уехали на Запад, там неплохо зарекомендовали себя, а теперь они становятся во главе новых проектов. А чтобы стимулы к возвращению у них были, им платить будут по «заграничным ставкам», то есть намного (в десятки раз!) больше, чем тем, кто не уезжал.

«Мегагранты» — это не только выделенные большие средства, но и большие ожидания: мол, появятся прорывные открытия и технологии, благодаря которым отечественная наука станет мировым лидером…

И что же в итоге? Понятно, что руководители «Мегагрантов» просили денег, и столь же понятно, что они их получили. На совещании г-н Фурсенко убеждал президента, что в генетике, информационных технологиях и новых способах получения энергии скоро появятся уникальные результаты.

Почему же президент смотрел на своих собеседников с грустью? Мне кажется, он уже начинает понимать, что его в очередной раз (извините за грубое слово) дурят.

Чем же возвращенцы лучше тех, кто не уезжал? Это примитивное представление о том, что на Западе все лучше, живет еще со времен Сталина. Как известно, он не доверял своим ученым. Именно поэтому требовал, чтобы они сделали атомную бомбу в точности такой же, как в Америке, а ракеты — копией немецкой. И наши ученые вынуждены были копировать иностранное, хотя собственные предложения и по ракетам, и по самолетам, и по бомбе были лучше. Впрочем, чуть позже наши ученые блестяще это подтвердили.

«Лихие девяностые» еще раз напоминают нам, сколь пагубно слепое копирование американских и западных образцов.

«Высшая школа экономики» — копия американского университета — прославляется тем, что выдает рекомендации, которые привели к краху отечественную экономику, нанесли непоправимый ущерб высшей и средней школе, сделали здравоохранение самым неэффективным и затратным. Исследования «Вышки» поражают примитивизмом и бесполезностью. Именно поэтому их так «любят» на Западе.

«Сколково» — затрачены огромные средства. Попытка создать свою «силиконовую долину» окончилась провалом. Иначе и не могло быть, так как копия никогда не бывает лучше оригинала. Говорят, что «высшее научное достижение» Сколково — это лучшее в России поле для гольфа. Не проверял, но похоже. Знаю точно: там, где Сколково, раньше простирались поля, на которых ученые выращивали фантастические урожаи озимой пшеницы… Такие, какие обещают в будущем генетики из одного «Мегагранта».

«Роснано» — детище Анатолия Чубайса. Понятно, что это еще одна авантюра «великого реформатора». Бюджетные деньги шли туда непрерывным потоком, много говорилось о науке, о новых технологиях, о небывалых прибылях и тому подобное. Все это — на бумаге и в речах. Точнее — в новых «приватизационных чеках», на которые каждый из нас купил по две «Волги».

И, наконец, реформа РАН. Три года уже прошло. Пора признать, что сделана большая ошибка, нанесшая огромный ущерб стране, ее науке, ее интеллекту. Не следовало и объединять три академии — возникло громоздкое, плохо управляемое учреждение. Поистине следовало читать классиков, в особенности, сатириков и баснописцев. Все-таки лебедь, рак и щука не могут тащить повозку в нужном направлении…

Итак, что же делать?

Россия тратит на науку огромные средства. Но они распыляются по всевозможным мегагрантам, сколковым, нанопроектам и так далее. Единственная организация в стране, заслуживающая поддержки и развития, это Академия наук России. Сейчас у нее особая роль. Я имею в виду ситуацию в мире. Только Академия наук может в полной мере обеспечить безопасность страны. Повторяю: только она! Все средства необходимо направить в Академию, а не распылять их по разным так называемым «научным проектам», которые способны только «осваивать средства», ничего не давая взамен. Такова реальность, и ее надо признать!

На совещании в Ново-Огареве речь, повторяю, шла о дополнительном финансировании фундаментальной науки. Было решено: изыскать средства. А куда они будут направлены? Думаю, что не туда, где они больше всего необходимы. Я в этом убежден, потому что на этой важной для ученых встрече не было президента Академии наук России академика Фортова. Я поинтересовался: может быть, он был в отъезде или болел? Нет, Владимир Евгеньевич был на своем рабочем месте. Его забыли пригласить или, что печальнее, не захотели пригласить на встречу, посвященную развитию фундаментальной науки…

http://nvtornik.ru/chernye-dyry-nauki.html