Начало активных операций ВС РФ в Сирии породил большую волну обсуждений. Самых разных. От опасения "получить второй Афган" до возмущения в стиле "почему Сирия да, а Украина нет". В некотором смысле все эти вопросы имеют право на существование. Но как обычно это бывает, в большой стратегии не все очевидное реально и не все фактическое очевидно.

Вот взять хотя бы недавний ночной удар ВВС США по позициям ИГИЛ в районе населенного пункта Райян под Алеппо. Официально американцы целили в террористов, а фактически попали в трансформаторные подстанции и оставили без электричества весь район. Пилоты промахнулись? Можно над ними смеяться? Отнюдь. Что ИГИЛ будет вытеснен из Сирии уже очевидно. Способность "умеренной оппозиции" удержать власть на "освобожденной" территории и наладить там элементарную работу гражданской инфраструктуры крайне сомнительна. Значит, кому в конечном итоге отойдут эти земли? Кроме официального правительства Сирии, больше некому. Стало быть, решать проблему с восстановлением электроснабжения придется тоже ему. Следовательно, против кого был направлен этот ночной удар?

Вот это самое - "следовательно"- и есть стратегия, а обсуждение последствий появления у боевиков переносных зенитно-ракетных комплексов - не более чем сиюминутная тактика. На тактическом уровне Россия в Сирии действительно воюет против исламских радикалов. Потому, что каждый террорист, ликвидированный где-нибудь в песках под Алеппо, не появится в Средней Азии, на Кавказе или в Татарстане. Но стратегически картина выглядит на много масштабнее.

Принято считать, что ИГИЛ создали США. В определенном смысле так оно и есть. Но в действительности Америка на Ближнем Востоке "создала" только "умеренную сирийскую оппозицию". Ну, как создала, собрала всякие местные, и без того существовавшие, группировки и пообещав им разные плюшки. От сиюминутных оружия и денег до будущего места в "новом демократическом правительстве". От них всего то и требовалось, что выступить пару раз перед камерой с красивыми заявлениями нужного содержания в стиле "Асад обязан уйти".

Результат выдали за успех. Оппозиция в Сирии есть! А что в этой оппозиции оказались группировки, вроде Джебхат ан-Нусра, признанной террористической организацией даже в самих США, это уже технические мелочи. Впрочем, качество результата наглядно показала история с "Тридцатой дивизией", добровольно и сознательно перешедшей под знамена ИГИЛ сразу по выходу из американского учебного лагеря в Турции.

В действительности американцы остались верны себе. ИГИЛ ими только используется, реальными авторами проекта являются суннитские монархии Ближнего Востока. Прежде всего - Саудовской Аравии, чьей поддержкой эти террористы пользуются до сих пор. Без саудовских денег, связей и регионального, а также мирового влияния проект ИГИЛ сам собой сдулся бы еще год назад. Впрочем, там присутствуют и катарские и некоторые другие деньги и интересы.

Победить, тем более полностью уничтожить, игиловских террористов только в Сирии нельзя. Даже если воспользоваться приглашением правительства Ирака и зачистить от них иракскую территорию. Причин тому несколько.

Во-первых, в реальности ИГИЛ невелик. Подавляющее большинство тех, кто бегает по пустыне под черными знаменами и режет перед телекамерами людям головы являются самостоятельными бандами, лишь присягнувшими исламистам в верности. На Востоке подобное вообще является в порядке вещей. Присоединиться. Отсоединиться. Снова примкнуть. Разве что конкретно у ребят в черном принцип "вход - рубль, выход - два" соблюдается строго. А так... в случае неблагоприятного расклада реальное руководство ИГИЛ может вполне спокойно перебраться в Северную Африку, где под его контролем находится практически весь Магриб.

Во-вторых, ИГИЛ сегодня все больше становится прежде всего брендом. Когда-то главным страхом "всего цивилизованного мира" являлась Аль-Каеда. Потом ее сменил Талибан. Сейчас настала очередь ИГИЛ. Меняется лишь внешний антураж. Неизменной остается суть. Пытавшиеся разжечь религиозную войну в Чечне и Дагестане исламские радикалы декларировали своей целью построение всемирного Халифата на точно тех же принципах, что сегодня озвучивает ИГИЛ.

Прекратится все это лишь тогда, когда удастся уничтожить источник, все эти проекты порождающий. Какой? Достаточно посмотреть на то, кого именно и что конкретно возмутило в российской операции в Сирии.

США ругаются лишь потому, что РФ реализует свой собственный план и не собирается его как-либо с американцами синхронизировать. Да, есть разногласия по Асаду, но в целом не более чем "конфликт начальников".

Еще возмущаются турки, однако хорошо видно, что делают они это больше для порядка. Отрезая ИГИЛ от турецкой границы Россия тем самым ломает им бизнес на контрабанде нефти, подпольно поставляемой Халифатом. Еще разве что из-за осложнения проблемы с курдами, которые в Сирии хорошие, потому что воюют против ИГИЛ, а в самой Турции плохие, потому что добиваются от нее независимости. Ну и конечно стране, давным-давно являющейся южным столпом могущественного НАТО, несколько обидно, на сколько лихо на ее границе оперируют российские ВКС, не особенно обращая внимание на ее ПВО, на минуточку, соответствующую всем стандартам Альянса.

Совершенно иначе себя ведут саудиты. Фактически можно с уверенностью сказать, что они объявили России войну. Хотя непосредственно КСА ограничилось лишь жестким официальным возмущением, однако выпестованные ею отряды "сирийской оппозиции" уже прямо заявили о начале боевых действий против ВКС РФ. Правда, один из сделавших такое заявление лидеров вскоре распрощался с жизнью в результате авиаудара, но сути дело это не меняет.

8 октября 2015 года с более чем прозрачными антироссийскими угрозами выступил Ахмад Акрад - командующий "Сирийской свободной армией". А кувейтское издание "Аль-Кабас" сообщило, что Саудовская Аравия направляет отрядам ССА партию оружия с целью противодействия войскам Асада и его союзников. Там же говорится, что оружие будет распределено между группировками, входящими в ССА, Джейш аль-Фатх и так называемым Южным фронтом. Надо ли объяснять, кого именно из союзников Башара Асада они имеют в виду? Вопрос риторический.

Таким образом, вырисовывается следующий основной стратегический расклад. В Сирии Россия воюет не против США. Этот геополитический вектор не в Сирии возник, не там он и закончится. Асад его касается косвенно, в объеме демонстрации реального ослабления США по сравнению с официально разрекламированным образом гегемона.

С Америкой мы "воюем" не за Сирию, а за Европу. В первую очередь, за Германию. Устояв под санкциями, налаживая сотрудничество с Китаем и реализовывая собственную внешнеполитическую линию Россия продемонстрировала наличие достаточной экономической мощи. А "каспийский салют Дагестана" ко дню рождения Владимира Путина показал еще полное отсутствие перспективы грозить нам оружием. НАТОвская система ПВО/ПРО стрельбу "Калибрами" откровенно прохлопала. "Лица в погонах", ответственные за нерушимость воздушного пространства Альянса узнали о пролетевших российских ракетах лишь из новостных репортажей.

На сколько хорошо эти прозрачные намеки поняли в ЕС мы узнаем в ближайшее время. Впрочем, некоторым, пусть и косвенным сигналом может являться внезапный отъезд миссии МВФ из Украины. Безусловно любые совпадения случайны. Чиновники Фонда естественно только сами вдруг обнаружили, что кредиты на пользу Украине не идут и со следующим траншем стоит повременить. Кстати, предыдущий они украинцам тоже задержали.

А вот с кем мы в Сирии воюем на самом деле, так это с суннитскими монархиями Ближнего Востоке, в первую очередь с Саудовской Аравией. Только с ликвидацией этого источника (финансового, идейного, идеологического, материально-технического) можно будет поставить жирный крест на самой идее Всемирного Халифата. Именно по этому ВКС РФ не видят никакой разницы между умеренной и неумеренной сирийской оппозицией, а также между ними и ИГИЛ. Потому что монархии делают ставку на все силы в регионе. С достаточно прозрачной целью. Кто контролирует деньги, тот держит поводок. И не важно, чьими руками будет расчищено геополитическое пространство и установлен контроль над территорией. Как Ближнего Востока, так и Турции, Южной Европы, Кавказа и Средней Азии.

Кстати, как бы парадоксально это ни звучало, но мы в этом с позицией Запада очень даже сходимся. Еще 27 сентября 2015 года в газете "Индепендент" вышла статья одного из "золотых перьев" Великобритании Ясмин Алибхай-Браун под интригующим названием "Настоящий враг Запада - Империя зла Саудовская Аравия". В ней Королевство названо злокачественным, дегенеративным и опасным, смертельным врагом, который ничего не боится. Причем дело тут не в конкретно саудовском Королевстве или семействе Аль Саудов. Дело в том, что суннитские монархии сделали смыслом своего существования продуцирование конфликта цивилизаций, западной и, если так можно выразиться, исламской. Причем в самой средневековой его форме и только суннитского толка.

Отсюда следует, что поддерживать Асада нам необходимо не потому, что он "просто хороший парень". И не потому, что у Америки на него зуб. Созданная в Сирии модель общества и государства, при всех имеющихся там недостатках, является прежде всего светской. Она обеспечивала баланс между многочисленными религиозными и клановыми факторами на протяжении многих десятков лет. Чем заканчивается ликвидация такой модели на практике, можно наглядно увидеть на примере Ирака и Ливии.

Сохранение светского государства в Сирии не только дает России "воинскую" славу и прочие репутационные преимущества, это еще создает нам союзника на Ближнем Востоке. А также тыловой район базирования, который весьма понадобится России в будущем, учитывая, с кем мы сейчас в Сирии воюем на самом деле.

http://alex-leshy.livejournal.com/621333.html