Всего лишь ПЯТЬ гигантов диктуют, о чем массы должны думать и как им нужно развлекаться

С осени 2003 года официальный контроль над СМИ «цивилизованных наций международного сообщества», полученный путем скупки большей части акций, сконцентрирован в руках всего лишь пяти медиагигантов:

«АОЛ Тайм Уорнер»

«Вайеком»

«Эн-Би-Си Юниверсал»

«Бертельсманн»

«Мердок Ньюс Корп»

Поиск в Интернете слов «Media Giants» поможет узнать актуальный статус и проинформировать, какие конкретные фирмы (кино, новости, телевидение, радио, Интернет, музыка и т. д.) контролируются медиагигантами. А это – (почти) все, что есть на рынке.

Итак, всего лишь ПЯТЬ гигантов диктуют, о чем массы должны думать и как им нужно развлекаться. Не должен ли настораживать уже сам этот факт? Неужели это так уж невозможно, что главные акционеры или люди, принимающие решения в этих пяти медиагигантах, преследуют общую цель / идеологию или служат одним и тем же хозяевам?..

Если кто-то предполагает, к примеру, что медиагигант «Бертельсманн ГмбХ» – типично немецкая фирма из мирного провинциального Гютерсло, он забывает, что по крайней мере одним из его влиятельных участников (25%) является международная инвестиционная компания «Групп Брюссель Ламбер», которая вкладывает деньги либо от собственного имени, либо тайно, от имени клиента.

Короче: тот, кто хотел бы остаться анонимом, купит себе для начала, скажем, один или несколько маленьких банков или инвестиционных фирм, чтобы потом через них как нейтральных третьих лиц вкладывать деньги в медиагигант и, таким образом, оставаться в тени.

Об этом знал еще старый Ротшильд уже примерно 150 лет назад. Он делал инвестиции в США не от собственного имени, а выдвигал вперед своих «тайных партнеров» – Рокфеллера и Дж. П. Моргана. Его официальными представителями были тогда банкирский дом «Варбург» и Якоб Шифф – директор инвестиционного банка «Кун, Лёб и Ко». Почему сегодня это должно быть по-другому? И сегодня сэр Эвелин де Ротшильд (в Великобритании), его брат Дэвид де Ротшильд (во Франции) и другие члены семьи инвестируют не от собственного имени, а, кроме всего прочего, через тайный холдинг «Конкордия». «Конкордия» контролируется холдингом «Ротшильд континуэйшн холдинг». «Континуэйшн» – главный акционер известного банка «НМ Ротшильд». Пакеты акций, которые держатся от имени доверенных лиц или других секретных холдинг-компаний, остаются неизвестными.

Похожая ситуация – и у «Бертельсманна»: 57,3% акций «Бертельсманна» держит благотворительный фонд «Бертельсманна», 17,3% принадлежат семье Мон. Право голоса на 75% принадлежит управленческой компании и на 25% – «Брюссель Ламбер».

Порядочным людям видна только активная поддержка, которую оказывает благотворительный фонд «Бертельсманна» Израилю. Но ведь это – самое малое, что должно крупное немецкое предприятие «святой земле»... И может ли этот долг быть когда-нибудь полностью выплачен? Или его можно требовать снова и снова в любое время?

Доверенные лица, подставные лица и тайные компаньоны.

Каждая группировка, которая желала бы остаться анонимной, пользуется услугами зицпредседателей (доверенных лиц, марионеток), чтобы скрыть собственные интересы в монополии и исключить риски. Снабженные необходимым капиталом, те активизируются: официально – от собственного имени и в своих интересах, неофициально – в интересах хозяев. Тот, кто выходит за пределы дозволенного, может смертельно заболеть или испытать такую депрессию, что самоубийство покажется единственным выходом.

Хороший пример – британский медиалорд Роберт Максвелл, урожденный Людвик Хох. Его капитал происходит из легендарного офшорного источника денег – анонимных лихтенштейнских благотворительных фондов. Несколько лет назад босс СМИ якобы упал со своей яхты и утонул.

Быструю карьеру магната обеспечил себе и шеф «Вайэком», владелец контрольного пакета акций «Сумнер Редстоун», урожденный Меррей Ротстайн. Во время Второй мировой войны, работая еще в военной разведке, американец, бывший адвокат, бешено скупал акции СМИ. Сегодня он, наряду с Рупертом Мердоком, один из заправил в медийном бизнесе.

Очень интересен и австралиец, магнат спутникового телевидения Руперт Мердок со своей зарегистрированной на бирже Сиднея «Ньюс Корп». Что явилось причиной его успеха? Быстрый и крутой подъем оказался возможен благодаря финансовой помощи Гарри Оппенгеймера* (картель по добыче и продаже золота и бриллиантов «Англо-Америкен» и «ДеБирс»), Эдгара Бронфмана-старшего** (медиаконцерн «Сигрэм», председатель Еврейского всемирного конгресса), Арманда Хаммера и Ротшильдов, или же только благодаря созданию программ на самом низком культурном уровне (ср. «Бильд») («Бильд» – самая массовая газета в Германии, яркий представитель немецкоязычной желтой прессы. – Прим. пер.)? «Ротшильд Инвестмент Траст» абсолютно официально является крупным акционером «Ньюс Корп.» с собственным директором в правлении медиагиганта.

А как мыслит король СМИ Руперт Мердок? Независимо и политически нейтрально, как журналиста обязывают факты? Само собой разумеется, он охотно говорит о «my faith and News Corporation's faith in the integrity and worthiness of the Zionist undertaking» («Целуя ботинки Медиа-Голиафа», Норманн Соломон, «Криэйторс Синдикат»). Перевод: «Моей вере и вере «Ньюс Корпорэйшнз» («его» фирмы) в честность и достоинство сионистского проекта».

Официальными учредителями и главными акционерами частного федерального банка США (Федеральные резервы, FED) в 1913 году были «Банк Ротшильда» (Лондон, Париж), «Банк братьев Лазар» (Париж), «Сейф-банк Израэля Мозеса» (Италия), «Банк Варбурга» (Амстердам, Гамбург), «Банк Леманна» (Нью-Йорк), «Банк Кун, Лёб и Ко» (Нью-Йорк), «Чейз Манхэттен Банк Рокфеллера» (Нью-Йорк) и «Банк Голдмана Сакса» (Нью-Йорк). Смотри «Руки прочь от этой книги» (Ян ван Гельсинг) и «Банки, хлеб и бомбы II» (Штефан Эрдманн), обе книги от www.amadeus-verlag.com.

Другие источники называют только семерых банкиров: Ротшильда, Варбурга, Рокфеллера, Шиффа, Харримана, Вандерлипа и Моргана. Не смущайтесь. Банки сливаются, меняют название, но семьи – истинные владельцы, находящиеся за кулисами – не меняются. Якоб Шифф был, например, президентом «Кун, Лёб и Ко», а с 1916 года – и председателем «Сионистского движения в России».

Дж. П. Морган и Рокфеллер были и остаются доверенными лицами Ротшильда в США. Их потомки и сегодня тайно и отстраненно, скрываясь под именами крупных банков США «Чейз Манхэттен» и «Ситибанк», контролируют 52,86% всех акций Нью-Йоркского банка федеральных резервов FED, которому подчиняются остальные 11 филиалов FED в США (1997, Эрик Самуэльсон), сегодня банки более известны как «Джи-Пи Морган Чейз» и «Сити Групп».

ВАЖНО: Федеральный банк США принадлежит вовсе не государству США или правительству, а нескольким частным собственникам, вышеназванным банкам и стоящим за ними лицам. Не иначе и в других странах: например, немецкий Федеральный банк и банк Англии находятся в частном владении. Если у государства есть долги, оно должно не самому себе, а, как правило, своему Федеральному / Центральному банку и, вместе с тем, собственникам центрального банка. И именно им платятся проценты с налоговых миллиардов каждый год. Того, кто хотел бы заняться выяснением этих обстоятельств (бизнес-школы и университеты либо ничего не знают, либо хранят тайну), нередко без промедления ставят в антисемитский угол. Американские президенты, которые пытались освободить США от контроля банкиров (например, Кеннеди), или хотели отказаться от их кредитов (например, Линкольн), были убиты «сумасшедшими». Оба президента хотели ввести государственную беспроцентную денежную систему с обеспечением обращения и освободиться тем самым от процентной кабалы частных банков. При Линкольне эти деньги назывались «Грин Бакс», при Кеннеди также были напечатаны несколько миллиардов свободных долларов. Первым официальным актом следующего президента Линдона Б. Джонсона стало немедленное изъятие этих денег с рынка.

Зять Бронфмана, барон Ален де Гунцбург – выходец из еврейской банкирской семьи, которую в 1830 году облагородили Габсбурги. Барон де Гунцбург находится в родственных связях с парижскими Ротшильдами, а также связан с ними общими гешефтами через «свои» банки – «Банк Луи Дрейфуса» и «Банкирский дом Вормса». С 1976 года де Гунцбург был членом правления в бронфмановском «Сигрэме».

Почти неизвестно, но классика – влияние его, а теперь и его сына, Эдгара Бронфмана-младшего, вместе (или от имени тестя Лёба и его банковских и инвестиционных партнеров) на СМИ через фирмы «Сигрэм» и «Кемп Инвестментс» (кроме всего прочего, «Эм-Джи-Эм», «Парамаунт Пикчерз»). С 70-х начались инвестиции и в сырьевые ресурсы (прежде всего нефть).

Изначально Бронфманы сделали состояние на пойле – «виски» двухдневной выдержки (нормально – 6-12 лет), которое контрабандой ввозилось из Канады в США во времена сухого закона под названиями «Джонни Уокер» и «Гленливет». Если верить Петеру К. Ньюману, ежемесячно таким образом зарабатывались $500 000. Неплохо для 1920-1930-х гг. Эти прибыли, естественно, стали возможны только благодаря сухому закону, который стоил жизни 34 000 американцам, отравившимся недоброкачественным контрабандным товаром, а также 2500 гангстерам, перестрелявшим друг друга в борьбе за монополию сбыта, плюс 500 полицейским, застреленным преступниками. Тот, кто вдруг обнаружит здесь параллели с «борьбой с наркотиками» или, не дай Бог, предположит, что такие запретительные законы принимаются политиками-марионетками в тумане истерии СМИ, чтобы гарантировать монопольно высокие прибыли нескольким инсайдерам – нехороший человек.

Канадская фирма по производству спиртных напитков «Сигрэм», контролируемая Бронфманом, при помощи выгодного финансирования тайно скупала акции СМИ до тех пор, пока «безобидная» лавка по продаже горячительного не превратилась во второй по величине медиаконцерн мира (наибольшим влиянием во всем мире пользуется медиагруппа «АОЛ Тайм Уорнер» («Си-Эн-Эн», «Уорнер Бразерс», «Тайм Мэгэзин» и т. д.), крупным акционером которой был и «Сигрэм»). За тайные вложения капитала отвечала бронфмановская «Кэмп Инвестментс».

В это же самое время от имени фирмы с жизнерадостным, приятственно-свежим названием «Вивенди Юниверсал» неистово скупал по всему миру акции СМИ. (Кроме всего прочего, «Юниверсал» – французский утилизатор сточных вод.) Менеджера Жана Мари Мессира СМИ чествовали как гения предпринимательства. Курс акций «Вивенди» взлетел до небес. Высокая стоимость собственных акций позволила «Вивенди Юниверсал» скупить бóльшую часть акций «Сигрэм» и вытеснить Бронфманов с огромным барышом от продажи акций по биржевому курсу из топа 2000.

С тех пор, как известно, дела «Вивенди Юниверсал (Сигрэм)» резко пошатнулись. Падающие курсы акций (и внезапное сокращение кредитов банками?) вызвали кризис ликвидности. В 2002 году, после того как курс акций упал более чем на 80%, Жана Мари Мессира уволили, а крупным акционером Бронфманом с помощью нескольких банков был организован «пакет спасения», который, кроме всего прочего, предусматривал продажу акций «Вивенди Юниверсал (Сигрэм)» незадорого американским медиаконцернам. В довершение всего «Вивенди Юниверсал (Сигрэм)» (или ее наследник) была обязана зарегистрироваться на Нью-Йоркской бирже, чтобы американские инвесторы СМИ смогли войти в нее напрямую.

Бронфман сумел вновь по дешевке обеспечить себе и своим друзьям контроль над «Вивенди Юниверсал (Сигрэм)». Сюда, естественно, входили и дорого проданные им двумя годами ранее пакеты «Сигрэм». Итог через 2 года: как и ранее, контроль над старыми СМИ, принадлежавшими «Сигрэм», но теперь и контроль над СМИ, принадлежавшими «Вивенди Юниверсал» плюс огромная прибыль. Неплохо для пары телефонных разговоров и поездок в Париж.

В 2003 году бóльшая часть «Вивенди Юниверсал (Сигрэм)» была скуплена американским медиагигантом «Эн-Би-Си», который сейчас называется «Эн-Би-Си Юниверсал» и, по официальным данным, на 80% контролируется транснациональной корпорацией «Дженерал Электрик». Однако для Всемирного еврейского конгресса это было не слишком болезненно, поскольку со времени продажи в 1996 году в США медиахолдинга Теда Тернера («Си-Эн-Эн» и т. д.) компании «Тайм Уорнер» больше не существует ни одной влиятельной группы СМИ, которая бы не контролировалась марионетками или членами Всемирного конгресса. Тот, кто не желает этому верить, должен сам разыскать хотя бы одну и назвать ее мне.

Хотя Бронфманов, похоже, интересуют не только СМИ и алкоголь: в 1981 году они скупили по всему миру бóльшую часть Церкви Саентологии. Причина: Рон Хаббард достиг при помощи описанной в его бестселлере «Dianetics» техники для освобождения от психологических блокад и манипуляций больших успехов. Успехов, которые могли бы в перспективе стать угрозой обороту алкоголя и влиянию СМИ? Или это был страх перед знанием посвященного, которое открывалось при помощи техники возвращения? Во всяком случае, после покупки Бронфманом с этим было покончено. Хаббард потерял контроль, многочисленные члены вышли из церкви, СМИ объявили саентологию «опасной сектой», и она перестала представлять из себя опасность. Оболванивание масс манипуляциями СМИ и регулярное одурманивание алкоголем могло безмятежно продолжаться, как и ранее.

А что пришлось выслушать от Эдгара Бронфмана Лотару де Мезьеру (немецкий политик, последний председатель Совета министров ГДР. – Прим. пер.), когда он в сентябре 1990 года посетил Нью-Йорк? Цитата: «Для немцев настанет ужасный конец, если будущие поколения прекратят платежи Израилю... Тогда немецкий народ исчезнет с лица земли» (Иоахим Кольн, «Наследство Моисея», стр. 3; Харольд Сесил Робинсон, «Проклятый антисемитизм», стр. 119). Теперь даже самый последний глупец знает, каким целям и намерениям служат Бронфманы и их «независимые» средства массовой информации...

Еще один интересный игрок в медийном гешефте – Хаим Сабан, являющийся гражданином Израиля и США, который помог Руперту Мердоку стать влиятельным человеком СМИ («Фокс», «Ньюс Корп.» и т. д.), но сам всегда держался в тени. В Германии его имя попало в заголовки первых полос крупных газет в феврале 2003 года, когда он решил приобрести находящийся на грани банкротства медиаконцерн «Кирх». Кроме всего прочего, он купил «Про Зибен» и «Сат 1» – самые большие частные телеканалы Германии. В некоторых немецких газетах о Сабане, как ни странно, написали, что он – «египтянин». «Шпигель» (2003 год, № 7) описал его как безобидного миллионера, который начинал бас-гитаристом. Ну-ну, если и это не гарантирует симпатий... Ну как можно такого не любить?

Сабан не очень-то любит немцев. В «Нью-Йорк Таймс» он описал Германию как слишком «критично относящуюся к Израилю» («Шпигель Онлайн» 06.08.05). Однако это не помешало ему снимать здесь сливки. Летом 2005 года он втридорога продал свои акции «Про Зибен», «Сат 1», «Кабель 1» и «Н24» медиаконцерну «Спрингер» . В результате этой сделки люди, стоящие за ней, получили не только быстрые $3 млрд прибыли, но и уверенность, что новый собственник, «самая большая газетная и телевизионная империя Германии», будет не только слегка привскакивать по их желанию, а по-настоящему прыгать («Springer» по-немецки «прыгун». – прим. пер.). Сабан, разумеется, вошел в «Спрингер» как крупный акционер.

Не следует упускать из виду и итальянца Сильвио Берлускони, мелкое телосложение которого, по моему мнению, стало причиной огромного комплекса неполноценности и гигантской неукротимой жажды власти. Сладострастие власти и тщеславие – вот предпосылки для идеальной марионетки... Его дружба с Мердоком, американским правительством и Израилем (слепая поддержка иракской войны: по его мнению, Израиль должен быть членом ЕС, а ЕС больше не должно вести переговоры с Организацией освобождения Палестины) открывает все двери. Между прочим, малыш с якобы заработанным собственным трудом миллиардным состоянием фактически контролирует 90% итальянских СМИ и, таким образом, итальянские массы. Откуда на самом деле появились деньги для взятия под свой контроль и управление средств массовой информации? Из того же самого источника, как и у Руперта Мердока? Наверняка не благодаря часто приписываемым ему контактам с мафией... Влияние на СМИ гарантировало ему выбор главой правительства в Италии, хотя многие образованные итальянцы скорее испытывают неловкость, глядя на него, а многочисленные обвинения из-за самых различных экономических правонарушений не очень способствуют укреплению доверия. Однако до сих пор его ни разу не осудили.

Гораздо важнее, чем имена всевозможных партнеров или марионеток, которых при необходимости можно в любое время заменить, сам принцип. Вышеупомянутые медиамагнаты, которые, по-видимому, всегда располагают миллиардными ликвидными средствами, вопрос о происхождении которых едва ли будет поднят (в СМИ!), и поэтому оно, скорее всего, останется неизвестным, покупают якобы от собственного имени медиахолдинги и акции СМИ. Также бросается в глаза, что все медиамагнаты в высшей степени дружественно относятся к Израилю. Всех по-настоящему успешных людей объединяет именно это, не так ли?

Относительно независимые медиаконцерны, которые не хотели бы продаваться, можно сознательно довести ограничительной политикой финансирования до кризиса ликвидности, чтобы спровоцировать их на выставление акций на бирже (и тем самым дать возможность влияния каждому, кто эти акции купит), продажу (подставным лицам дирижеров) или банкротство (а вместе с тем – потерю влияния или взятие под свой контроль и управление за недорого имущества несостоятельного должника).

В конце концов, денежный кран всегда можно быстро закрутить. На практике заинтересованное лицо попросту скупает у банков-кредиторов медиаконцерна долговые обязательства (или 50,1% акций банка-кредитора) и в короткий срок предъявляет их к оплате. Если денег для оплаты нет, медиаконцерн находится на грани банкротства. Зачастую единственной альтернативой в таком случае становится превращение долговых обязательств в паи в предприятии, т. е. заинтересованное лицо становится компаньоном с правом голоса или контроля. Такой медиаконцерн, независимый внешне, тайно становится частью монополии по содержанию.

Без благоприятного финансирования сегодня не удастся никакая миллиардная экспансия. Откуда поступают эти финансы? Какие еще условия, кроме погашения кредита и процентов, должны быть выполнены (ведь погашение и проценты можно обеспечить и при помощи надежных государственных ссуд)? Кто всегда имел деньги и давал их в долг под большие проценты? Где сконцентрирован сегодня самый большой капитал? Что здесь общего с Уолл-стрит и американской политикой?

А тем временем права собственности в 10 000 маленьких, некогда независимых радиостанций США распределены среди немногих крупных медиагрупп.

Стратегия наиболее успешных (а потому и наиболее влиятельных) кинематографистов – сосредоточиться на одной медиакомпании и финансово ее контролировать. Никто не станет рисковать собственными миллионами, производя кинопродукцию, если он не сможет без риска для себя занять капитал. Актуальный пример – студия «Дримворкс», кооперация Джеффри Катценберга (друга Айснера, бывшего шефа Диснея) с Дэвидом Геффеном и Стивеном Спилбергом.

Собственно, достаточно полностью держать под контролем только распространение фильмов в международном масштабе и допускать в кино, на телевидение и в видеотеки только фильмы, манипулирующие в желаемом направлении. Но почему бы сразу не контролировать и все производство кинопродукции в целом?

Вывод: тот, у кого есть деньги, может вполне законным и демократически корректным путем купить средства массовой информации, а, тем самым, манипуляционные возможности и, в итоге, власть, и тайно сосредоточить их в руках маленькой влиятельной группировки.

Контроль через систему участия в фирмах

Как уже указывалось ранее, никто не может быть абсолютно уверен, что знает, кто контролирует американские акционерные общества и медагиганты с миллиардными капиталами (а также банки, индустрию, сырье, фармацевтику, питание, вооружение и т. д.) на самом деле, хотя четкую тенденцию невозможно игнорировать. Само собой, есть имя (например, Мердок, Редстоун, Бронфман, Сабан, Гольдензон («Эй-Би-Си»), Пейли («Си-Би-Эс»), Сарнов («Эн-Би-Си»), Сульцбергер («Нью-Йорк Таймс»), Мейер-Грэхем («Вашингтон Пост», «Ньюсуик») и т. д.), но никто может быть уверен, имеет ли зарегистрированный, официальный собственник право слова на деле, или же он – просто умная марионетка, которая либо разделяет взгляды истинных хозяев, либо преданно проводит их в жизнь.

Сегодня большинство пакетов акций СМИ распределено между транснациональными медиаконцернами и холдингами, которые очень сложно контролировать юридически. Кроме того, в США информацию о доле собственности в зарегистрированных на бирже фирмах нельзя раскрывать до тех пор, пока в руках одного лица не сосредоточатся более 5% акций. Что означает (по крайней мере, теоретически), что всего 11 человек (например, семья) могут вместе мажоритарно скрыто контролировать 11 акционерных обществ (например, медиаконцерны), если каждый из этих людей ограничится пакетом в максимум 4,99% акций в каждом АО. Другими словами, каждый из них легально владеет пакетами 4,99% акций в 11 медиаконцернах. Эти пакеты в зависимости от потребности или остаются в «семье» и/или могут легально и анонимно контролироваться маленькой группировкой.

(Далее автор приводит другие схемы для получения тайного контроля через банки, благотворительные и инвестиционные фонды, офшорные компании и т. п. – Прим. пер.)

Вывод: концентрация и контроль над СМИ маленькой группировки возможны, и это можно замаскировать без особых издержек.

Кому принадлежат крупные информационные агентства?

Рейтер

Агентство Рейтер было основано в 1851 году Самуэлем Леви Йозефом, третьим сыном раввина из Касселя. Позже Йозефа крестили, он взял имя Пауль Юлий Рейтер (или Ройтерс, так звучат по-немецки фамилия и название агентства. – Прим. пер.) и сочетался браком с дочерью банкира. Сначала он пробовал себя при финансовой поддержке своего тестя как книготорговец, издатель и журналист, к сожалению, безуспешно; и тогда в 1848 году он внезапно уехал в Париж и начал там работать переводчиком в телеграфном агентстве Шарля Хавара. Попытка самостоятельной работы снова провалилась, и он вернулся в Германию, в Аахен. Рейтер организует доставку информации о биржевых курсах из Брюсселя в Аахен, используя почтовых голубей. Когда бывший служащий агентства Хавар Бернхард Вольфф при финансовой поддержке Вернера Сименса открывает телеграфное агентство в Берлине, Рейтер по совету Сименса открывает свое агентство в Лондоне. Он начинает передавать телеграфом курсы акций в Париж и Берлин.

Официальные крупные акционеры Рейтер, по его собственным данным:

– «Рейтерс Фаундерс Шэйр Компани» (30% с правом вето) (право вето должно предотвращать «недружественное» поглощение. Другими словами, могут быть приняты только дружески настроенные к наследникам Пауля Юлия Рейтера крупные акционеры)
– «Файделити Инвестментс» (9%)
– «Лигал энд Дженерал Инвестмент» (4%)
– «Барклайс Банк» (3,75%)
– «Мерилл Линч» (3,48%)

По структуре всех 28 100 акционеров Рейтер можно судить о возможностях сокрытия участия:

– инвестиционные фонды, тресты, благотворительные фонды (34%)
– пенсионные фонды (частные фонды пенсионного страхования) (24%)
– ADS (американские депозитарные расписки банка Дж.П. Моргана в Нью-Йорке) (9%)
– банки (не Великобритании) (4%)
– страховые компании (4%)
– частные акционеры (2%)
– некоммерческие общества (1%)
– правительства (1%)

64% акционеров из Великобритании, 19% из США, 11% из Европы (не Великобритании) и 5% не идентифицированы. Акции «Рейтерс Фаундерс Шэйрс», а также акции, принадлежащие служащим Рейтер, не учитывались.

Associated Press

«Ассошиэйтед Пресс» официально зарегистрировано как некоммерческое общество, которое объединяет 1500 американских ежедневных газет. Тот, кто мажоритарно контролирует ежедневные газеты, контролирует вместе с тем и АП.

В США едва ли еще существуют независимые ежедневные газеты, и часто в большом городе есть только одна городская газета. Если в виде исключения в городе есть две ежедневные газеты, то они зачастую принадлежат одному и тому же издательству: например, «Бильд» (газета для рабочих) и «Вельт» (газета для служащих) принадлежат издательству Шпрингера. Большинство американских ежедневных газет (а через них – и АП) контролируется крупными издательствами медиагигантов.

АП сообщает 1700 американских газет и 5000 радиостанций и телецентров в США, что произошло в мире. В мировом масштабе о том, что должны знать их читатели и зрители, АП информирует 8500 газет, радиостанций и телекомпаний в 121 стране.

«Нью-Йорк Таймс Сервис» (NYT)

Рассылает сообщения, статьи и фотографии в 506 других газет. Информационное агентство принадлежит «Нью-Йорк Таймс», газете, которую инсайдеры считают рупором «дирижеров», а посему информация агентства может (и должна) безо всякого риска для себя и без лишних раздумий повторяться всеми «приличными» журналистами, и это способствует карьере.

(Проверьте как-нибудь, насколько высока доля статей этих трех агентств в международной части Вашей ежедневной газеты...)
_______________________________________________________________________________

Примечания:

* Кроме того, сторонники теории заговора знают: Оппенгеймер обучался банковскому делу во Франкфуртском банкирском доме у старого Ротшильда и, вплоть до основания им собственного банка, работал там в качестве партнера. Оба банкирских дома и сегодня имеют дружеские и деловые связи.

** Многие знают Эдгара Бронфмана как председателя Еврейского всемирного конгресса. Многим также известны и его тесные коммерческие и семейные связи с Ротшильдами: первая жена Бронфмана Анн Маргрет Лёб – дочь старшего компаньона одного из самых влиятельных банков Уолл-стрит (ранее известного как «Лёб, Роадс и Ко») немецко-еврейского происхождения. Под названием «Кухх, Лёб и Ко» Лёбы вместе с Ротшильдами отвечали за основание Центрального банка федеральной резервной системы США. Все дети и наследники старого Бронфмана (например, его сын – сегодняшний магнат СМИ Эдгар-младший) происходят из этого брака, который распался в 1973 году.

http://www.km.ru/news/komu-prinadlezhat-mirovye-smi