Что-то очень странное происходит в Вашингтоне. На днях я выступал с докладом на конференции в Вашингтоне на тему «реализма и сдержанности» как основной формулы реформирования внешней политики Соединённых Штатов. Большинство презентаций более-менее отражало эту повестку дня, но, как ни странно, один из докладчиков заявил, что Соединённым Штатам необходимо застолбить своё место в мире «с большой дубинкой в руках», в то время как другой участник дискуссии утверждал, что ключевая миссия американского народа – «помочь другим странам в стремлении к свободе». И тот и другой говорили о том, каким образом Соединённые Штаты должны вести себя по отношению к России, и можно было подумать, что они забрели в эту аудиторию по ошибке, намереваясь вместо этого посетить близлежащий Американский институт предпринимательства.

То, что такие взгляды просто обязаны были появиться на конференции, посвящённой «сдержанности», на самом деле не должно считаться особенно удивительным, если взять на себя труд послушать республиканские ли демократические ли, так называемые дебаты. Национализм и американская «исключительность» – это товар, который завсегда хорошо продаётся, но в последнее время в них появилась надрывная воинственность, лицезреть которую достаточно удивительно, в особенности учитывая то, что только один из кандидатов когда-либо служил в армии, да и то был там юристом. Такой вот «парад ястребят».

Рекомендую поразмыслить над теми их словами, которые представители партии Республиканцев произносили в ночь на вторник. Травлю повела Карли Фиорина лаем: «Одна из причин, по которым я сказала, что не буду разговаривать с Владимиром Путиным прямо сейчас – та, что мы говорим с ним с позиции слабаков, которой мы обязаны нынешней администрации. Так что какое-то время я не буду с ним разговаривать, но я сделаю следующее: я начну прямо у него под носом восстанавливать шестой флот, восстанавливать армию, программу противоракетной обороны в Польше прямо у него под носом.

Я проведу очень агрессивные военные манёвры в странах Балтии, с тем чтобы он понял: мы защитим наших союзников по НАТО… и я, возможно, введу ещё несколько тысяч солдат в Германию, не для того, чтобы начать войну, но для того, чтобы позаботиться о том, чтобы Путин понял, что Соединённые Штаты Америки будут поддерживать своих союзников…Мы должны установить в Сирии бесполётную зону, потому что Россия не имеет права указывать Соединённым Штатам Америки, где и когда летать нашим самолётам. У нас также есть ряд союзников на Арабском Ближнем Востоке, которые знают что ИГИЛ* – это их сражение… но они должны видеть лидерскую поддержку и решимость Соединённых Штатов Америки… у нас самая сильная армия на этой планете, и каждый должен об этом знать».

Бен Карсон вставил свои пять копеек: «И мы должны признать, что Путин на самом деле пытается распространить своё влияние по всему Ближнему Востоку.  Он должен стать его базой. Но мы должны эффективно противостоять ему там... То, что мы до сих пор делали – было не эффективно, но мы не можем сдать ему эту территорию. И мы должны рассматривать этот вопрос в глобальном масштабе. Мы говорим о глобальных джихадистах. И их желании разрушить нас и разрушить наш стиль жизни.

Поэтому  мы должны говорить о том, как нам сделать так, чтобы они выглядели лузерами? Потому что таким образом они способны набрать большое влияние... И, я думаю, для того, чтобы заставить их выглядеть лузерами, мы должны разрушить их халифат. И какое самое лучшее место для этого?  Это должно быть сделано в Ираке. И если вне Анбара в Ираке есть большое нефтяное поле, давайте отберём его у них. Давайте отберём у них эту землю. Мы могли бы это сделать, полагаю, довольно легко, я узнал это из разговоров с несколькими генералами, а затем мы двинемся дальше».

И сенатор Марко Рубио добавил собственное видение, заявив: «Я уверен, что мир – здоровей и лучше, когда Соединённые Штаты самая сильная военная держава в мире… Я никогда не встречался с Владимиром Путиным, но я знаю о нём достаточно, чтобы понимать, что он – гангстер. Он, по существу, воплощение организованной преступности, которая управляет страной и контролирует экономику величиной в $2 трлн. Он приучился ускоренно наращивать свою армию, невзирая на то, что его экономика – это катастрофа. Он понимает только геополитическую силу. И каждый раз, когда он действовал где-нибудь в мире, будь то на Украине, или до неё в Грузии, или теперь на Ближнем Востоке, это было из-за того, что он верит в слабость... наши союзники в этом регионе не верят нам.

Ради всего святого, на Ближнем Востоке есть только одна демократия свободного предпринимательства – это государство Израиль. А у нас есть президент, который относится к премьер-министру Израиля с меньшим почтением, чем он оказывает его иранскому аятолле... И у нас есть законный интерес. И вот почему. Потому что все эти террористические группы... они идут к нам. Они вербуют американцев с помощью соцсетей. И они ненавидят нас не просто за то, что мы поддерживаем Израиль. Они ненавидят нас из-за наших ценностей. Они ненавидят нас за то, что наши девочки ходят в школу. Они ненавидят нас из-за того, что женщины в Соединённых Штатах водят автомобили».

Губернатор Джон Кейсич продемонстрировал, почему ему лучше было бы оставаться в Огайо, заявив: «На Украине – вооружить народ, чтобы они могли сражаться за себя. В восточной части Европы убедиться, что финны и прибалты знают, что если русские двинутся, мы двинемся тоже. В Сирии – да, бесполётная зона на севере, вдоль границы с Турцией, бесполётная зона на юге, на границе с Иорданией. Залетел в первый раз – возможно вылетишь. Залетел повторно – не вылетишь… в странах Персидского залива Бахрейн, начинает работать Кливлендская клиника. Мы ясно видим, что мы с ними одинаковы. А в Израиле для нас нет лучшего союзника в мире, и мы окажем ему поддержку тем, что больше не будем публично критиковать.

Губернатор Джеб Буш, торопясь, дабы наверстать упущенное во время своей вялой избирательной кампании, добавил: «Я уже говорил, что это [угроза номер один, стоящая перед Соединёнными Штатами] – исламский терроризм, и, возвращаясь к вопросу, с чем мы имеем дело в Ираке, когда мы отступаем – пустоты заполняются. В этом и заключается урок истории, и, как ни печально, этот президент не верит в лидирующую роль Америки. Он не верит в неё, и, в конечном счёте, мы получили халифат размером с Индиану, который набирает силу с каждым днём, для того, чтобы вербовать американцев в нашей собственной стране, и эта угроза нашей родине связана с тем фактом, что мы не боролись с угрозой терроризма на Ближнем Востоке.  Мы должны были установить бесполётную зону в Сирии. Нам следовало бы поддержать остатки Сирийской свободной армии и создать зоны безопасности... Без лидирующей роли Америки каждая страна в округе начинает менять свои приоритеты. То, что мы видим в Ираке – печально, а остальные страны ведут переговоры с Россией. Не так давно Россия не имела вообще никакого влияния в этом регионе. А значит, Соединённым Штатам необходимо лидировать повсеместно».

Я мог бы практически живописать парней и девушек из разных организаций неоконов, таких как Инициатива Джона Хэйя, Фонд защиты демократий и Американский институт предпринимательства, расплывающихся в улыбке во время брифинга по внешней политике с кандидатами от партии Республиканцев.  Какое наслаждение иметь в своём распоряжении стадо девственно чистых досок, охваченных общим интеллектуальным любопытством трубкозуба, добросовестно дожидающихся своей очереди для того, чтобы наполнить свои пустые головы чепухой. Карли выигрывает приз в номинации за абсолютную злобу и готовность начать войну. Она бы стреляла по русским на земле и в небе. Для чего? Для того чтобы мы могли летать где хотим.

Но я думаю, Бен Карсон мог бы взять приз за тупость за свой блестящий план разрушения «Халифата», отобрав у них «большое нефтяное поле». А Рубио наступает ему на пятки со своим заявлением, что Путин не более чем гангстер, плюс утверждение а-ля Джордж У. Буш, что террористы ненавидят нас за наши «ценности», позволяющие женщинам ходить в школу, а также водить машины. Тем временем Кейсич рассматривает Кливлендскую клинику в качестве индикатора цивилизации, одновременно бросая вызов любому, кто пытается осмыслить, что сказал Джеб Буш. Который, очевидно, унаследовал способность к языкам от своего брата.

Помимо прочего, конечно же, похвала Израилю, тому – который единственная «проамериканская демократия свободного предпринимательства» на Ближнем Востоке, наряду с «нет лучшего союзника в мире», никогда не повредит. Аминь.

Белая ворона, Дональд Трамп, на самом деле был более-менее разумен, заявив: «... Если Путин хочет пойти выбить к чертям дух из ИГИЛ, я обеими руками за это, на 100%, и я не могу понять, как кто-нибудь может быть против этого... Асад – плохой парень, но мы понятия не имеем, кто такие так называемые повстанцы – я читал про повстанцев, никто даже не знает кто они.  Ну и что, что мне не нравится Асад? Но мы понятия не имеем, кто эти люди, и кем они собираются стать, и кого они собираются представлять. Они могут быть гораздо хуже Асада. Посмотрите на Ливию. Посмотрите на Ирак. Посмотрите на этот хаос, который мы получили после того, как потратили 2 триллиона долларов, тысячи жизней и раненых воинов повсеместно…»

Было высказано также некоторое несогласие сенатором Рэндом Полом, который посоветовал привязать оборонную политику к национальному интересу в дополнение к обоснованной стоимости, но большинство остальных кандидатов стремились превзойти друг друга в том, что касается поношения России и Путина одновременно с жёсткой риторикой о том, как они будут вести с ним дела.

В самом деле, желание сражаться с русаками и персами одновременно в нынешней серии дебатов возникало неоднократно. Но представьте на минуту, что война с второсортной державой Ираном станет чем-то меньшим, чем лёгкая прогулка, даже если всё пройдёт на ура, а ведь известно, что война редко идёт по плану. У Ирана изощрённая противовоздушная оборона и военно-морские силы, способные нанести серьёзный ущерб в узкой акватории Ормузского пролива. Американский авианосец может быть легко уничтожен. Это может стать повторением худшего опыта войны в Ираке в сочетании с худшим опытом войны в Афганистане, учитывая рельеф Ирана, размеры, ресурсы и готовность сражаться.

Но, оставив Иран в сторонке, в центре внимания неизменно Москва. Загонять российского Путина в угол, где он мог бы почувствовать, что должен первым нанести удар находящимися в его распоряжении военными ресурсами, включая тактическое ядерное оружие, это было бы чем-то совершенно другого уровня, и слово «катастрофа» немедленно приходит на ум. Даже если Россия ограничится только военными целями, он сможет в кратчайшие сроки потопить все американские хвалённые и в высшей степени уязвимые авианосцы, а также разрушить спутниковые коммуникации, от которых зависят современные вооружённые силы Соединённых Штатов.

Один ведущий военный аналитик даже считает, что Российская армия лучше приспособлена для ведения современной наземной войны, чем в высшей степени более дорогая версия, имеющаяся на вооружении Соединённых Штатов, которая не удивит никого. Полковник Дуглас Макгрегор предполагает, что вооружённые силы США будут, вероятно, уничтожены.

Большинство обитателей Вашингтонской Кольцевой, поощряя конфронтацию, возражают, что Вашингтон и Москва долгое время сдерживались, в принципе, тем, что известно как «взаимно гарантируемое уничтожение», имея в виду, что ядерная война немыслима, потому что она разрушит обе страны, а возможно и мир. Но в обоих правительствах могут быть отдельные воротилы, которые считают, что ограниченный обмен ядерными ударами можно каким-то образом контролировать, даже понимая, что если ядерный «зуб за зуб» обострится – целеуказания могут запросто перекинуться на большие города. Несомненно, кандидаты от партии Республиканцев заигрывают с лелеянием этой возможности, даже если не вполне понимают, что при этом подразумевают.

По правде говоря, опасный Вашингтонский консенсус, что России по каким-то соображениям необходимо противостоять и даже дестабилизировать её, действительно не укладывается в голове, в особенности из-за того, что он стал догмой для обеих политических партий и даже для многих критиков глобальной войны с террором и всех её гнилых продуктов. А политика балансирования на грани войны с соперником, вооружённым ядерным оружием, которая разыгрывается – это, как заметил ветеран дипломатии Уильям Полк, «продвижение всё ближе к опасной точке провоцирования его использования».  Трудно понять причину этого.

Россия, если уж на то пошло, помогает в Сирии и могла бы даже выступать своего рода посредником урегулирования путём переговоров, в то время как ситуация на Украине и в Крыму далеко не такая манихейская, как её пытаются изобразить американские СМИ. Россия не угрожает Соединённым Штатам и не запугивает Восточную Европу. Но если слишком долго и слишком сильно перегибать палку, кошмарный сценарий может запросто разразиться, приводимый в движение небрежно подбрасываемыми в огонь страхом и бездумными речами, состоящими на службе у войска кандидатов в президенты, равно как у их учёных посредников.

http://polismi.ru/politika/obratnaya-storona-zemli/1256-koe-kto-khochet-vojny-s-rossiej.html