Кто убил Кеннеди?

В конце 70-х в Конгрессе была создана новая комиссия чтобы ответить на вопрос кто убил Кеннеди. Консультант этой комиссии Роберт Гроден рассказывал потом, что никто так не тормозил работу конгрессменов как ЦРУ, которым руководил тогда Джордж Буш. Комиссия пришла к выводу, что Кеннеди погиб в результате заговора.

Недавно, в 50-ю годовщину убийства Джона Кеннеди портал Terra America опубликовал главу из книги Дмитрия Петрова, посвященной 35-му президенту США, чья жизнь и смерть еще долго будут вдохновлять многих людей по всему миру особенно сторонников теории заговора. Однако не менее загадочна жизнь и смерть единственного официального подозреваемого в убийстве Джона Кеннеди Ли Харви Освальда, застреленного двумя днями позже. О нем статья Кирилла Бенедиктова, чья мама была знакома с Освальдом, когда тот жил в Минске.

США армия

В полном размере:
Базы США в мире
Почему Америка не может поступать иначе, чем поступает сейчас
В статье:

Геополитика США
Также в статье:
Сделать Америку опять великой

Ровно пятьдесят лет назад, 25 ноября 1963 года, в квартире на набережной Максима Горького, две женщины молодая и пожилая смотрели телевизор.

На экране двое крепких мужчин один в светлом костюме и белой шляпе, другой в темном костюме и черной шляпе вели под руки худощавого молодого человека в свитере с сосредоточенным, немного удивленным лицом.

Да я же его знаю! воскликнула неожиданно одна из женщин.

Еще бы, иронически отозвалась вторая, не выпуская изо рта папиросу. Его весь мир знает. Это же Ли Харви Освальд, человек, который убил Кеннеди!

Нет! возразила первая. Мы с ним знакомы, я его встречала в Минске...

В эту секунду к группе одетых в строгие костюмы детективов приблизился, растолкав толпу журналистов, коренастый плотный мужчина и быстрым движением сунул в живот Освальду ствол револьвера. Грохнул выстрел, агенты отпрянули в стороны, а молодой человек с перекосившимся от боли лицом стал оседать на пол. Бесстрастный голос за кадром произнес: «Ли Харви Освальд умер два часа спустя в больнице города Далласа».

«Так, буквально у меня на глазах, был убит Освальд», вспоминала впоследствии одна из смотревших тогда телевизор женщин моя мама.

Мама действительно была знакома (хотя и шапочно) с Освальдом в 1960-1961 годы, когда он жил и работал в Минске. Город в то время был относительно небольшим, и молодежь, прогуливавшаяся по проспекту Ленина, хорошо знала единственного на весь Минск настоящего американца. Освальд жил почти в самом центре, на улице Коммунистической, в однокомнатной квартире, которую предоставил ему горисполком.

«Получил маленькую однокомнатную квартиру с кухней и ванной около завода (8 минут ходьбы) с прекрасным видом с двух балконов на реку, почти бесплатно (60 рублей в месяц), это русская мечта» записал Ли в своем дневнике.

Работал он на Минском радиозаводе («работаю как рабочий по металлу, «проверяльщик», зарплата 700 рублей в месяц, работа легкая, быстро учу русский»).

Чем руководствуется политика Америки
в статье

Идеология США
в статье
Опыт идеологической работы в США

С этим заводом связана одна загадка, которая уже давно не дает мне покоя. Радиозавод имени Ленина (до 1957 года имени Молотова, ныне «Горизонт») не был «ящиком», но все же производил приборы, применявшиеся в армии и в космической отрасли.

«Специализировался на выпуске радиоизмерительной аппаратуры и радиоэлектронных устройств, в том числе, и для военных целей», писал в своих мемуарах первый президент постсоветской Беларуси Станислав Шушкевич, работавший на радиозаводе инженером.

И вот на этот самый завод, более того в экспериментальный цех устраивается работать американский гражданин, бывший морской пехотинец армии США, который не имеет для этого необходимой квалификации.

«Больше всего боялся, чтобы его куратор настоящий слесарь-профессионал, как и большинство рабочих в экспериментальном цеху, не поручил ему делать детали по моему заказу. Испортит», вспоминал тот же Шушкевич.

Удивительная история. Неужели в Советском Союзе образца 1960-го года было возможно подобное административное разгильдяйство? Куда же смотрели «бдительные органы»? А между тем, секретарь парткома экспериментального цеха товарищ Либезин поручил Шушкевичу и его университетскому другу Александру Рубенчику подучить американца русскому языку. Естественно, от такого предложения отказаться было нельзя. Условия были поставлены жесткие: во-первых, уроки должны проводиться только втроем Шушкевич, Рубенчик и Освальд, а во-вторых, категорически запрещено было расспрашивать Освальда, кто он, откуда, где рос, учился, как попал в Минск. Темы занятий, вспоминал Шушкевич, тоже не побуждали откровенничать: погода, город, страна, цех, завод, спорт, магазин, базар, театр, кино. В общем, такое обезличенное общение, ориентированное на то, чтобы по возможности обогатить словарь странного американского слесаря...

Вообще контакты Освальда в Минске обычными не назовешь. Взять хотя бы Александра Зегера, польского еврея, эмигрировавшего в Аргентину в 1938 году, и вернувшегося на родину (уже в советскую Белоруссию) в 1955 году. В Аргентине Зегер работал на американскую радиотехническую компанию, а в Минске стал начальником отдела на том же радиозаводе. Именно Зегер начал исподволь отговаривать Ли от его стремления осесть в СССР насовсем, мало-помалу раскрывал ему глаза на неприглядные стороны советской действительности, мягко подталкивал к возвращению в Америку.

Но поначалу Освальд о возвращении и не думал. В Минске ему жилось привольно: на заводе он особенно не перенапрягался, да и белорусские красавицы явно баловали его своим вниманием.

«Освальд почти ничего не делал на работе, вспоминает монтажница радиозавода Галина Макеева, спал больше. Спрашивают его: “Чего спишь?”. “Любил много”, отвечает. Он вообще был такой неповоротливый, ничего не умел делать. Мы очень удивились, что он пришел, и ему стали сразу платить много, и дали квартиру. Я у него даже спрашивала: вот если б я к вам приехала, вы б мне такое же дали? Нет, конечно...»

«Знакомые ребята с завода рассказывали, говорит мама, что Освальд иногда садился прямо на пол посреди цеха и делал вид, что спит. «Ты чего?» спрашивали его товарищи по цеху. «Я бастую», отвечал Ли и улыбался. Начальство его за это не ругало...»

В какой-то момент Освальд начал подозревать, что КГБ установило за ним слежку. Однажды он сказал своему приятелю Эрнсту Титовцу, что у него в квартире есть «клопы» bugs. Наивный Титовец принялся помогать выискивать насекомых, и тогда Ли, ухмыляясь, объяснил, что имеет в виду подслушивающие устройства «жучки». Эрнст был в шоке «мы ведь и девочек приглашали». Приятели перевернули всю квартиру вверх дном, но, конечно, ничего не нашли.

Друзья и подруги (а их у Освальда в Минске было много) называли его Алик. Веселый, симпатичный, подтянутый, в темных очках, он был частым гостем на молодежных вечеринках. Ходил на танцы в парк Челюскинцев, где располагалась большая танцплощадка. Правда, по свидетельству знавших его девушек, танцевал плохо, больше стоял, улыбался.

Зимой участвовал в лыжных походах, причем на лыжах ходил хорошо. Один раз товарищи взяли его с собой на охоту, и вот тут Ли оскандалился. Выстрелил в зайца, который выскочил прямо у него из-под ног, но не попал, зато едва не уложил шедшего перед ним слесаря Леонида Цагойко. После этого приятелей Ли вызвало к себе заводское начальство, устроило головомойку и строго-настрого запретило брать американца с собой на охоту. Почему? Никто не знает.

«Я, как услышал по телевизору, что убили Кеннеди, сразу сказал: Освальд козел отпущения. Почему? Плохой он стрелок был, даже по зайцу не мог попасть», вспоминает Цагойко.

Не смог попасть в зайца практически в упор? Это Ли Харви Освальд, который в 1956 году во время экзамена по стрельбе выбил 212 очков (норматив для снайпера 210)? Правда, уже в 1959 году его результат 191 очко, в то время как норматив для «меткого стрелка» 192. Получается, что его стрелковое мастерство падало год от года. Но как же тогда роковым днем 22.11.1963 он сумел сделать три поразительно метких выстрела (при этом молниеносно перезаряжая винтовку) с расстояния в 175, 240 и 256 футов соответственно? «Может, правда, позже стрелять научился?» недоумевает Цагойко. Но в апреле 1963 года Ли стрелял в отставного генерала Эдвина Уолкера, которого считал фашистом, с расстояния в 30 метров (90 футов)... и не попал. Вот вам и снайпер, вот вам и меткий стрелок. Правда, о том, что в Уолкера стрелял именно Освальд, известно только со слов его вдовы, Марины Прусаковой (ныне Марина Освальд Портер), которой он об этом рассказал на следующий день после покушения.

Марину Ли встретил в Минске, уже в то время, когда начал подумывать о возвращении на родину.

«Я и Эрик сходили на профсоюзные танцы. Скучно, но в последний момент меня познакомили с девушкой, у которой были французская прическа, красное платье и белые туфли. Я танцевал с ней, а потом провожал домой, вместе с пятью другими поклонниками. Ее зовут Марина. Мы сразу друг другу понравились, она дала мне свой телефон и уехала с другом на такси», записал Освальд в дневнике 17 марта 1961 года.

А 30 апреля Ли и Марина поженились.

Между тем, семена, посеянные аргентинским эмигрантом Зегером, дали свои всходы. Освальд убеждает жену, что им гораздо лучше и веселее будет в Америке. И в 1962 году, вскоре после рождения дочери Джун, Ли и Марина (которой неожиданно быстро дают разрешение на выезд из СССР) возвращаются в США.

А там ничего хорошего семью Освальдов не ждет. Ли пытается писать мемуары о жизни в Советском Союзе, но довольно скоро бросает это занятие литературных способностей у него нет, терпения тоже не хватает. Марина постоянно конфликтует со свекровью, они с Ли все чаще ссорятся, Освальд ищет, но не может найти себе работу. Он уезжает в Новый Орлеан, где сближается с левыми, ориентированными на Кастро, организациями, раздает на улице листовки в поддержку революционной Кубы. Марина живет у друзей, среди которых много русских эмигрантов. С Ли они теперь видятся нечасто, но былая страсть еще жива в октябре 1963 у Освальдов рождается вторая дочь, Одри.

Ли мечется, едет в Мексику, где пытается получить визу на Кубу, но кубинский консул ему отказывает. Там же, в Мексике, он приходит в советское посольство, и сообщает сотруднику, что находится под постоянным наблюдением и хотел бы немедленно вернуться в СССР. Сотрудником оказывается резидент советской разведки в Мексике Николай Сергеевич Леонов. Позже он вспоминал, что у Освальда было «необычайно бледное лицо», а на столе перед ним лежал заряженный револьвер (как он пронес оружие на охраняемую территорию посольства? Еще одна загадка).

Когда Леонов мягко сообщил странному визитеру, что вопрос о возвращении гражданства крайне сложен, и требует тщательного рассмотрения всех обстоятельств дела, Освальд страшно разволновался. Глаза его лихорадочно заблестели, руки затряслись так, что он не мог держать авторучку. Леонов понял, что за столом перед ним сидел человек с перевозбужденной нервной системой, находившейся на грани срыва.

«Когда некоторое время спустя я узнал о том, что именно Ли Харви Освальд обвиняется в совершении покушения на президента США Джона Кеннеди, увидел на экране телевизора момент его убийства в тюрьме Далласа, закамуфлированного под случайное покушение, мне стало ясно, что он был очевидным козлом отпущения. Никогда человек с такой раздерганной нервной системой, пальцы рук которого не могли твердо держать перо, не смог бы столь расчетливо, хладнокровно, с большого расстояния точно произвести фатальные выстрелы», пишет Леонов.

Знал ли резидент советской разведки в Мексике о том, что было известно белорусскому КГБ? На недавней пресс-конференции в РИА Новости, посвященной 50-летию со дня смерти Джона Кеннеди, полковник КГБ в отставке Олег Нечипоренко рассказал:

«Проявление агрессии и склонности Освальда к насилию в нашем деле, Комитета госбезопасности, отражено... Когда он собрался возвращаться, разочаровавшись в реалиях нашего социализма, то он вдруг создал контейнер, гранату, и искал возможность найти наполнение для этого самодельного взрывустройства, но поскольку он был под колпаком, это стало известно. У него ничего не получилось. А собирался он это сделать накануне визита в Минск руководства страны...»

Но ведь «под колпаком» Освальд мог быть не только у советской госбезопасности. Родные американские спецслужбы наверняка интересовались им не меньше резонно предполагая, что он мог быть завербован КГБ. В процессе наблюдения наверняка открылось, что это не так, но к тому моменту спецслужбам уже был известен психологический портрет Ли Харви Освальда, идеально подходивший для того, чтобы сделать из него кандидата на роль убийцы президента.

Ли Харви Освальд был схвачен полицией в кинотеатре в пригороде Далласа Оак Клифф через час после роковых выстрелов на Дили-плаза 22 ноября 1963 года. Когда Ли увидел полицейских, пробирающихся к нему через ряды кресел, он встал и шагнул к ним навстречу со словами «Well, it is all over now» «Ну вот, теперь все кончено». Офицер полиции Ник Макдональд, однако, заявил, что Освальд пытался выстрелить в него, но спусковой крючок заклинило, и полицейскому удалось выбить пистолет. При задержании Освальд был сильно избит, ему повредили глаз.

Освальда доставили в Департамент полиции Далласа, где допрашивали в течение двух дней. Однако в ходе допросов Ли отрицал как свою причастность к убийству Кеннеди, так и к убийству патрульного полицейского Типпита, а также владение винтовкой Каркано калибра 6,5 миллиметров, из которой стреляли в президента. Так он ни в чем и не сознался до того самого рокового часа, когда в подземном полицейском гараже, куда Освальда привели, чтобы посадить в машину и перевезти в окружную тюрьму Далласа, его застрелил управляющий ночным клубом Джек Руби (Джейкоб Леон Рубинштейн).

Сам Руби впоследствии обещал рассказать о чем-то весьма важном главе Президентской комиссии по расследованию убийства Кеннеди Эрлу Уоррену, однако ставил условием свой перевод из Далласа в Вашингтон, утверждая, что в Техасе его жизнь находится в опасности. Уоррен отказал, сославшись на правовые нормы и повышенный общественный интерес к делу. Спустя три года Руби умер в тюрьме, унеся с собой в могилу информацию, которая могла бы пролить свет на многие темные детали двух убийств в ноябре 1963 года в Далласе.

Комиссия Уоррена пришла к выводу, что Освальд был стрелком-одиночкой, действовавшим на свой страх и риск и не связанным с другими людьми или организациями. Позже этот вывод подтвердили еще три правительственных комиссии. Но ни один из минских знакомых Освальда в его вину не поверил.

А за всемирно известную фотографию, запечатлевшую убийство Ли Харви Освальда Джеком Руби, ее автор, журналист Боб Джексон, получил престижную Пулитцеровскую премию.

«Государственная фальшивка»

Убийство расследовала комиссия во главе с председателем Верховного суда США Эрлом Уорреном, представившая в итоге 800-страничный доклад. Из этого доклада следовало, что в Кеннеди стрелял бывший морской пехотинец Ли Харви Освальд и все выстрелы якобы были сделаны из окна школьного книгохранилища. «Первая пуля, — сообщалось в докладе, — попала в спину Джона Кеннеди, вышла через шею и ранила в спину и запястье сидевшего перед ним губернатора Техаса Джона Коннали. Вторая пуля попала в голову президенту». У критиков официальной версии, среди которых, например, известный кинорежиссёр Оливер Стоун, возникает множество вопросов.

Что это за волшебная пуля, способная так причудливо менять траекторию? Как можно за несколько секунд сделать три выстрела из винтовки, два из которых попали в цель? Проводился даже следственный эксперимент, и профессиональные снайперы этот рекорд повторить не смогли. Можно ли поверить, что установил его человек, которого в армии называли отвратительным стрелком, а сотрудники КГБ, ходившие с ним в Минске на охоту, окрестили «мазилой».

Вот что рассказал «Однако» ветеран внешней разведки Николай Леонов, которому за две недели до убийства Кеннеди довелось встречаться с Освальдом, обратившемся в советское посольство в Мексике с просьбой об убежище:

«Передо мной предстал очень худой, я бы даже сказал, истощённый человек с бегающими, нервными глазами и болезненно трясущимися руками. Освальд пожаловался, что после возвращения в Соединённые Штаты из СССР, где он работал на автомобильном заводе в Минске, его постоянно преследуют неизвестные лица и организации.

Я предложил ему написать заявление в Президиум Верховного совета: он испортил полдюжины листов бумаги, и несмотря на то, что я практически диктовал ему текст письма, он так и не смог завершить его. У него так тряслись руки, что он рвал пером бумагу, и, в конце концов, плюнул на всё, назвал советских дипломатов бюрократами и бездушными людьми, заявил, что не может ждать четыре месяца, необходимые для рассмотрения его документов, и пойдёт в кубинское посольство.

Освальд всё время говорил, что за ним следят, и поэтому он был вынужден приобрести револьвер. Он продемонстрировал его мне, открыл барабан и вдруг из него высыпались патроны. Мы с ним вдвоём на четвереньках собирали их, чтобы вновь заложить в барабан. И вот через некоторое время я узнаю, что этот человек убил американского президента. Думаю, он был физически на это неспособен. Чтобы выстрелить из снайперской винтовки на расстояние 200-300 метров, нужно иметь хорошие спортивные данные и железные нервы. Ни того, ни другого у него не было».

Однако, по официальной версии, Освальд сумел сделать это. Также правительственная комиссия проигнорировала показания более 20 свидетелей, утверждавших, что стреляли не только из здания книгохранилища, но и со стороны травяного холма, который возвышается над Элм-стрит. В интервью «Однако» специальный корреспондент Гостелерадио Валентин Зорин рассказал о журналистском расследовании, которое он провёл через два дня после убийства:

«Когда я оказался в Далласе вскоре после роковых выстрелов, меня не покидало ощущение, что здесь действует какая-то рука, определяющая ход событий.

Я разговаривал с людьми, имевшими непосредственное отношение к произошедшему: с офицерами участка, где застрелили Освальда, с полицейским, показавшим мне водопроводный люк, из которого, по его мнению, был произведён смертельный выстрел. Хорошо, что я поторопился, потому что в течение очень короткого промежутка времени — двух-трёх месяцев — большая часть моих собеседников (более 50 человек) при странных обстоятельствах ушли из жизни. И это, думаю, свидетельствовало о том, что речь идёт о тщательно организованном заговоре, за которым стоят серьёзные влиятельные силы. Что же касается выводов комиссии Уоррена — то это типичная государственная фальшивка».

Цепочка смертей, последовавшая за убийством в Далласе, является, наверное, лучшим опровержением официальной версии. Комиссия Уоррена не ответила, да и не могла ответить на целый ряд волновавших американское общество вопросов. По какой причине, например, владелец ночного клуба Джек Руби застрелил главного подозреваемого в убийстве Кеннеди на пороге полицейского участка ещё до того как Освальд начал давать показания? Можно ли считать совпадением, что сам Руби внезапно умер в больнице накануне судебного заседания? А журналистка, взявшая у него интервью, погибла от передозировки наркотиков, хотя до этого никогда их не употребляла?

Не удивительно ли, что полицейский, побывавший в квартире у Освальда сразу после убийства, погиб от самопроизвольного выстрела? А хирург, который производил вскрытие тела президента, якобы совершил самоубийство, причём, будучи левшой, сжимал пистолет правой рукой?

«Думаю, такая же цепочка смертей последовала и среди подлинных убийц Кеннеди, — утверждает Леонов, — независимые следователи подозревали, например, что роковой выстрел сделал один из пилотов Eastern Airlines, однако вскоре он погиб при невыясненных обстоятельствах».

ЦРУ против президента

По словам экспертов, всё это очень напоминает стиль спецслужб или мафиозных кланов. У мафии, безусловно, были счёты с семьёй Кеннеди: младший брат президента Роберт, занимавший пост министра юстиции, развернул борьбу против влиятельных преступных группировок, а учитывая тот факт, что отец Кеннеди — Джозеф — сам создал себе капитал на продаже алкоголя во времена «сухого закона», в криминальном мире считали, что братья Кеннеди «сдают своих». Однако, по мнению экспертов, в одиночку организовать убийство президента главари мафиозных кланов не смогли бы.

И версия о том, что ЦРУ приложило руку к событиям в Далласе, возникла буквально в тот момент, когда президент испустил дух. Уже на следующий день после убийства его брат Роберт примчался к директору Управления Джону Мак-Коуну с единственным вопросом: «это вы устранили Джека?»

«В отличие от маньяка-одиночки Ли Харви Освальда у ЦРУ были серьёзные мотивы для этого преступления и прекрасные организационные возможности».

пишет американский исследователь Джеймс Дуглас

Противостояние Кеннеди и ЦРУ началось с провальной операции в Заливе Свиней, когда кубинские барбудос разгромили отряд вооружённых эмигрантов, подготовленных американскими спецслужбами. Руководители ЦРУ провозгласили президента предателем, который, несмотря на свои обещания, отказался обеспечить отряду поддержку с воздуха. Кеннеди обвинил разведчиков в том, что они переоценили антикастровские силы, и бросил в сердцах, что хотел бы «разобрать ЦРУ на тысячу кусочков и развеять их по ветру».

Вскоре он отправил в отставку властного и неуправляемого директора организации Аллана Даллеса, который вот уже десятилетие считался воплощением ЦРУ.

«Даллес был взбешён тем, что выскочка Кеннеди лишил его любимого детища, и, по словам некоторых свидетелей, грозился отомстить президенту»,

— отмечает автор книги «Предательство: ЦРУ и убийство ДФК» Роберт Морроу. (В отставку был отправлен и заместитель директора ЦРУ Чарльз Кебелл, брат которого, Эрл Кебелл, кстати сказать, занимал пост мэра Далласа. А ведь сторонники теории заговора утверждают, что городские власти сыграли очень важную роль в организации и сокрытии преступления).

Избавившись от влиятельных руководителей ЦРУ, Кеннеди повёл настоящий крестовый поход против амбициозной организации, возомнившей себя «государством в государстве». Он закрыл тренировочные лагеря, в которых шла подготовка к повторному вторжению в Залив Свиней, с негодованием отверг представленный ЦРУ план «Северный лес», согласно которому в США следовало провести серию терактов, возложив ответственность за них на коммунистическую Кубу. Он обещал провести ряд законопроектов, ограничивающих участие сотрудников ЦРУ в политической жизни, планировал сократить полномочия Управления, передать часть его функций военным и создать комиссию для расследования спецопераций ЦРУ за границей.

Наконец, президент отказывался начать массированное наземное наступление в Индокитае, и это очень раздражало американский военный истеблишмент и спецслужбы. В ночь перед убийством Кеннеди пообещал уволить представителя США во Вьетнаме Генри Лоджа, который отстаивал интересы «ястребов», и отклонил план эскалации конфликта, предложенный его советником по национальной безопасности Макджорджем Банди.

«Президент сам подписал себе смертный приговор, ведь он не только призывал вывести из Вьетнама войска, но и свернуть подрывную деятельность спецслужб».

утверждает полковник Флетчер Прути, отвечавший за военную поддержку секретных операций ЦРУ.

Заговор элит

В 1968 году окружной прокурор Нового Орлеана Джим Гаррисон провёл самостоятельное расследование «преступления века» и пришёл к выводу, что ключевую роль в его организации сыграли «сотрудники ЦРУ и крайне правые милитаристы», которые считали Кеннеди «бесхребетным слабаком». Они были убеждены, что президент совершил роковую ошибку, отказавшись нанести удар по Кубе во время Карибского кризиса (ведь, по словам военного министра Роберта Макнамары, даже в администрации Кеннеди 75 процентов сотрудников отстаивали радикальный сценарий).

Их выводили из себя тайные переговоры с Кастро, которые санкционировал президент. Многие ястребы воспринимали в штыки и попытки Кеннеди наладить отношения с Советским Союзом, сравнивая их с «политикой умиротворения».

«Линия Кеннеди, которую сегодня мы назвали бы «перезагрузкой российско-американских отношений», не устраивала очень влиятельные круги, в том числе и заточенное на антироссийскую работу Центральное разведывательное управление».

рассказывает Зорин.

ЦРУ, по словам ряда политологов, было главным вдохновителем заговора, в котором участвовали ключевые представители американского истеблишмента, недовольные как слабостью президента во внешней политике, так и его наступлением на крупные корпорации (Кеннеди попытался ввести ограничения для нефтяных компаний, вёл борьбу против повышения цен на сталь и монопольного контроля за национальной валютой со стороны Федерального резерва).

Судя по всему, немалую роль в заговоре сыграла так называемая техасская группа во главе с нефтяным королём Гарольдом Лафайетом Хантом, получившем в Америке прозвище «мистер миллиард».

«Не могло быть совпадением то обстоятельство, что на столе у Джона Кеннеди лежал готовый законопроект, который лишал нефтяные компании серьёзных льгот, полученных ими ещё в начале XX века. Тем более что, придя в Белый дом, Линдон Джонсон первым делом похоронил этот акт, который мог ударить по карману его покровителей из Техаса».

— уверяет Зорин.

Джонсон был обязан своей карьерой Гарольду Ханту, который даже рассчитывал выставить его кандидатуру на президентских выборах 1960 года. Но Кеннеди перебежал дорогу техасцам и с большим скрипом согласился сделать Джонсона вице-президентом. В администрации он постоянно задвигал его на задний план, и ходили слухи, что ещё до следующих выборов на место Джонсона будет назначен кто-то из ближайшего окружения Кеннеди. Честолюбивому южанину это явно было не по душе, и, по мнению многих исследователей, он принял непосредственное участие в заговоре. По крайней мере, как рассказывает его любовница, за два дня до убийства Джонсон вышел от Ханта раскрасневшийся и сообщил ей, что

«мерзавец Кеннеди скоро уже не сможет издеваться над ним и подвергать публичным унижениям».

Многие отмечают, что именно вице-президент назначил руководителя личной охраны Кеннеди, разработал маршрут его кортежа в Далласе и уговаривал своего личного друга — губернатора Техаса Джона Коннали — «не садиться в машину с Джеком». Возможно, помощь Джонсону оказывал и глава ФБР Эдгар Гувер, который с невероятным цинизмом сообщил Роберту Кеннеди о смерти брата, даже не выразив соболезнования. После того как новый президент занял Овальный кабинет, Гувер фактически стал пожизненным руководителем ФБР, что, по словам ряда историков, подтверждало его заслуги перед заговорщиками.

Однако среди критиков официальной версии мало кто решится оспорить тот факт, что сотрудники ЦРУ сыграли ведущую роль в организации убийства. И именно им удалось превратить его расследование в фарс. Неслучайно комиссию Уоррена современники называли комиссией Аллана Даллеса. Бывший шеф Управления сделал всё возможное, чтобы замести следы.

«Зачем, спрашивается, в комиссию был включён Даллес? Ведь все же знали, что он был уволен со своего поста по распоряжению Кеннеди. Смысл его назначения в том, чтобы, если понадобится, выгородить Управление».

— говорит Николай Леонов.

Несколько лет назад отставной офицер ЦРУ Эверет Хант поведал на смертном одре, что убийство президента спланировали сотрудники спецслужб, большинство из которых принимали участие в операции в Заливе Свиней и не могли простить Кеннеди своего провала: сам Хант, Корт Мэйр, Дэвид Эттли Филипс, Дэвид Моралес, Уильям Харви. Стрелял якобы Люсьен Сорти — самый дорогой наёмный киллер того времени. Освальд же был нужен для прикрытия. По словам некоторых исследователей, в операции принимал участие и Джордж Буш-старший, который был на тот момент агентом ЦРУ в Техасе, тесно связанным с нефтяными королями. Любопытно, что Джордж Мореншильд, сотрудник ЦРУ, который «пас» Освальда, снимал соседнюю комнату с Бушем. А когда в 70-е годы он попытался поведать правду о трагедии в Далласе, его быстро устранили, несмотря даже на слёзные письма к бывшему соседу.

В конце 70-х в Конгрессе была создана новая комиссия по расследованию убийства Кеннеди. Консультант этой комиссии Роберт Гроден рассказывал потом, что никто так не тормозил работу конгрессменов и не ставил им палки в колёса как ЦРУ, которым руководил тогда Джордж Буш. Комиссия пришла к выводу, что Кеннеди погиб в результате тщательно спланированного заговора. И если это так, надо сказать, что заговорщики добились своих целей. Заняв Овальный кабинет, преемник Кеннеди Линдон Джонсон сохранил льготы для нефтяных компаний и пересмотрел планы по выводу войск из Вьетнама, заявив генералам, что сразу после выборов «начнёт эту чёртову войну».

«Темнокожий Кеннеди»

Многие историки считают, что Кеннеди — не единственный президент США, который пошёл наперекор истеблишменту и поплатился за это своей жизнью. Рассказывают, например, что Франклин Рузвельт умер не своей смертью, а был отравлен накануне выступления в Конгрессе, в котором он планировал говорить о послевоенном альянсе с Советским Союзом. Загадкой до сих пор остаётся и убийство Авраама Линкольна. По официальной версии, его застрелил актёр Джон Бут. Как и в случае с Кеннеди — убийца-одиночка, ни с кем не связанный и не участвовавший ни в каком заговоре.

Бута начали преследовать солдаты, которым был дан чёткий приказ: взять преступника живым. Тем не менее, когда войска окружили предполагаемого убийцу в одном из сараев неподалёку от Вашингтона, они открыли ураганный огонь и сделали из Бута изрешечённое чучело. До сих пор непонятно, кто стоял за актёром, который убил президента, отменившего рабство и крайне непопулярного в истеблишменте. Однако тактика — назначить козла отпущения, а затем, не откладывая в долгий ящик, устранить его, судя по всему, была впервые применена ещё в XIX веке.

…В заключение хотелось бы отметить, что Барак Обама, которого ещё в 2008 году окрестили «темнокожим Кеннеди», во многом повторяет судьбу своего кумира. Политтехнологи, работавшие на Обаму во время первой предвыборной кампании, пытались убедить американское общество в том, что аналогия с Кеннеди неслучайна. Оба — выпускники Гарварда, сторонники левых взглядов, готовые провозгласить новую эру в американской политике и реформировать Демократическую партию. Кеннеди — первый католик, избранный президентом США, Обама — первый афроамериканец, претендовавший на этот пост.

Среди активных сторонников темнокожего сенатора оказался бывший спичрайтер Кеннеди Теодор Соренсон.

«У Кеннеди и Обамы много общего. Как и Кеннеди, Обама обладает фантастической улыбкой, улыбкой победителя. Как и Кеннеди, он может завладеть вниманием аудитории, не боится выступать по телевидению, не кричит в микрофон, а спокойно разговаривает с избирателями».

В начале 2008 года в газете New York Times появилась статья дочери Джона Кеннеди, Кэролайн, в которой она провозгласила Обаму преемником своего отца. А вскоре его кандидатуру поддержал и глава семейства Кеннеди, младший брат легендарного президента, Эдвард.

Придя к власти, Обама постоянно продолжал ссылаться на опыт Кеннеди. Ближний круг нового президента по аналогии с командой советников Кеннеди окрестили «Камелотом». Как и Кеннеди, он заигрывал с интеллектуальной элитой США и Голливудом. Обамамания, охватившая поначалу Америку, напоминала восторженное отношение простых американцев к 35-му президенту США. При этом ненависть, которую вызывал нынешний хозяин Белого дома у некоторых представителей истеблишмента, вполне можно было сравнить с враждебными чувствами к Кеннеди.

Обама попытался выстроить прагматичную внешнюю политику, во внутренней же бросил вызов так называемым «жирным котам».

«Он мнит себя трансформационным лидером, который призван провести кардинальные реформы. Он — типичный популист, призывающий к перераспределению доходов. Он горит идеями равенства и социальной справедливости».

— заявил в интервью «Однако» президент американского Центра национальных интересов Дмитрий Саймс. — И неудивительно, что нынешний президент нажил себе множество врагов среди представителей традиционного американского истеблишмента.

За шесть лет, что Обама находится у власти, ему не раз уже грозили судьбой Кеннеди, не поладившего с «южными кланами и вашингтонскими ястребами».

«Если американцев удалось убедить, что строптивого президента убил маньяк-одиночка Ли Харви Освальд, то их будет также легко уверить в том, что Обаму устранили радикальные расисты из «Ку-клукс-клана»».

— отмечал, например, корреспондент The Nation.

Конечно, нынешний хозяин Белого дома, скорее всего, благополучно завершил свой второй срок и войдёт в историю как президент полумер, желающий казаться реформатором, но не дотягивающий до уровня более ярких предшественников (свой Даллас, похоже, ему уже не обрести — никто просто не будет возиться). Однако нельзя не признать, что против Обамы в США сложилась практически та же самая коалиция, что противостояла в своё время Кеннеди: крупные нефтяные магнаты из Техаса, военный истеблишмент и спецслужбы, недовольные «политикой умиротворения».

http://terra-america.ru/chelovek-kotorii-strelal-v-kennedi.aspx

http://www.odnako.org/blogs/show_32883/

Опубликовано 02 Апр 2018 в 11:00. Рубрика: История. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.