«Кто вы, председатель Си Цзиньпин?» – этот вопрос продолжает интересовать руководителей разных стран, как стремящихся к взаимовыгодной дружбе с Китаем, так и пытающихся сдерживать его возвышение, несовместимое с собственными планами мировой гегемонии. Специалисты по Китаю в университетах, дипломаты и разведчики в аналитических центрах, журналисты в серьёзных изданиях собирают и изучают те скупые данные о жизненном пути и политической карьере нового председателя КНР, которые им доступны. Политический портрет Си Цзиньпина даже через два года после прихода к власти все еще не очень четкий, но постепенно проявляется, как на старинной фотографии.

Крылья для полетов к солнцу

Си Цзиньпин получил свою фамилию, а точнее — иероглиф своей фамилии си от отца, крупного деятеля китайской компартии Си Чжунсюня. Интересно проанализировать этот иероглиф, в который заложен глубокий смысл. В Китае сейчас используют упрощенные варианты многих  сложных и потому особенно красивых иероглифов. Сокращенный  习 си похож на крыло и в современных словарях переводится как «изучать, повторять, тренироваться». В  полном традиционном написании, которое, кстати, председатель Си использует, ставя свою подпись, знак 習 си выглядит иначе.

В нем не одно, а два одинаковых крыла, они простерлись над еще одним знаком, который значит «белый» и является в этом случае измененной еще в древности формой иероглифа «солнце». В древнем словаре «Шо вэнь» 習 си толкуется как «много раз летать, повторять, учиться», и  таким образом, фамильный иероглиф Си Цзиньпина можно расшифровать примерно как  «крылья для обучения полетам к солнцу». Старинный трактат «Ли цзи» (конфуцианская «Книга ритуалов») дает еще одно истолкование этого иероглифа: «орел учится летать».

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

Имя «Цзиньпин», подобранное родителями, состоит из двух иероглифов и содержит пожелание судьбы своему наследнику. Первый иероглиф -   цзинь значит «приближаться, наступать». Второй, очень распространенный и оттого многозначный -  пин, может значить «ровный, равный, умиротворенный, спокойный, справедливый». В старинном трактате «Да  сюэ» («Великое учение») говорится, например: «Если в твоем царстве порядок, то умиротворится и вся Поднебесная». Таким образом, полностью имя Цзиньпин можно перевести как «приближающий умиротворение» или «приближающий равенство». Да, недаром русская поговорка гласит: «Как корабль назовешь, так он и поплывет»…

 Принцы тоже плачут

Судьба детей высших руководителей испокон веков складывается по-разному, то позволяя им взлететь на вершины успеха, то обрекая на тяготы или даже гибель. Не стал исключением и Си Цзиньпин. С конца 1950-х годов над головой его отца стали сгущаться тучи, а в 1962 году Си Чжунсюнь был арестован и отправлен под следствие, которое продолжалось 16 лет. К тому времени родившемуся 15 июня 1953 года Си Цзиньпину было всего 9 лет.

Со дня рождения юный Цзиньпин жил в особом мире членов семей высших руководителей партии и гоосударства. Сначала он попал в престижный детский сад-интернат для отпрысков высокопоставленных кадровых работников. В семь лет пошел в столь же элитную школу, но после ареста отца, обыска и конфискации семейного жилья, он поселился на служебной жилплощади матери, которая преподавала в Партшколе ЦК.

В декабре 1966 года, в самом начале «великой пролетарской культурной революции» юный Си Цзиньпин, охваченный энтузиазмом молодых бунтарей, вступил в отряд хунвэйбиновсвоей школы. Вступил обманом, поскольку числился «отродьем черной банды». Обман длился недолго – жена Кан Шэна, главного палача партии, занялась репрессиями членов семей «врагов председателя Мао», которых она призвала «расстрелять 100 раз».

Тринадцатилетнего мальчика не расстреляли, но таскали на допросы, сажали в камеру, вместо школы отправили в  колонию –  «учебную группу по исправлению малолетних преступников». Он голодал, скитался по улицам, как беспризорник. Самого худшего удалось избежать, только отправившись к бабушке, в уезд Фупин провинции Шэньси. Каждый день она давала внуку пить козье молоко, тем отходила и спасла его.

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

В декабре 1968 года председатель Мао Цзэдун осчастливил китайцев новым «мудрым указанием»: «грамотные молодые люди должны отправиться в деревню и там получить перевоспитание от бедняков и низших середняков». Уже через несколько месяцев «грамотный молодой человек» по имени Си Цзиньпин оказался вместе с тысячами не менее грамотных и молодых пекинских юношей и девушек в глухих деревнях одной из беднейших китайских провинций – Шэньси. Первые месяцы были самые трудные.

Местные жители относились к «городским умникам» плохо, хотя те трудились из последних сил. Жили горожане в пещерах, вырытых в мягком лёссе. Эти норы кишели блохами и для борьбы с ними под циновки, выполнявшие роль матрасов, подкладывали принесенные с полей гербициды. В отчаянии Си Цзиньпин сбежал к матери в Пекин, но снова попал в «учебную группу по исправлению». Полгода спустя его освободили, и молодой человек почел за благо вернуться в Шэньси.

Горная деревня Лянцзяхэ на несколько лет стала домом для Си Цзиньпина. Там он получил обучение на разных «факультетах деревенского университета»  –   пахал землю, носил на коромысле навоз и уголь, строил дамбы. Юноша быстро окреп и возмужал, стал высоким и крепким, мог таскать по горным дорогам мешки с пшеницей весом в 50–100 килограммов. Выносливый, трудолюбивый и образованный парень растопил сердца крестьян.

В холодной и голодной деревенской жизни стали проявляться черты как внешности, так и характера настоящего «китайского богатыря». Ведь Центральная равнина с долиной Гуаньчжун в Шэньси и с землями соседней провинции Хэнань – это не только родные края семьи Си. Это очаг китайской цивилизации, где правили древнейшие династии Ся (XXI–XVI вв. до н.э.) и Шан-Инь (XVI–XI вв. до н.э.), где с ХI века до н.э. процветало могучее царство Чжоу, а после его распада на соперничающие уделы повелитель царства Цинь победил все остальные царства Древнего Китая и в 221 году до н.э. стал первым императором объединенной Поднебесной под именем Цинь Шихуанди.

Впитывая соки и дух прародины всех китайцев, Си Цзиньпин из последних сил урывками читал учебники и немногие оставшиеся незапрещенными литературные произведения из стоявшего рядом с койкой деревянного ящика. Еще он придумывал усовершенствования для деревенской жизни и производства. Его первой «инновацией» стала деревенская кузница, создание которой решило проблему нехватки сельхозинвентаря и дала дополнительный доход местным жителям. Затем появилась установка по производству биогаза, информацию о которой он почерпнул из газет – Лянцзяхэ стала первой в провинции деревней, обеспечившей себя электричеством и теплом. Получив в качестве премии мотоцикл, Си Цзиньпин обменял его на ручной трактор и мощный насос для всей деревни.

Внутренняя энергия переполняла «грамотного молодого человека», ему хотелось учиться. В 1973 году появился лучик надежды – сосланным пекинцам предложили заочно пройти вступительные экзамены в престижный столичный университет Цинхуа. Си Цзиньпин успешно выдержал испытание и вошел в квоту из двух человек, выделенную на весь уезд. Но возникла проблема с анкетой. Власти университета не могли принять юношу с «контрреволюционной» биографией.

К счастью, в том же году дело отца, Си Чжунсюня, было переквалифицировано с «контрреволюционной деятельности» на «противоречия внутри народа», что влечет благоприятные последствия также для членов семьи находящегося под следствием.  В 1974 году Си Цзиньпину с десятой попытки позволили вступить в партию, а вскоре даже избрали секретарем партийной ячейки большой производственной бригады (деревни).

Его университеты

В октябре 1975 года после семи лет ссылки в деревню Си Цзиньпин открыл  новую страницу своей жизни  –   по рекомендации «бедняков и низших середняков» деревни Лянцзяхэ его зачислили на химико-технологический факультет университета Цинхуа по квоте «представителей рабочих, крестьянских и солдатских масс». Но долгожданная учеба началась не сразу – буквально в те же дни в университете развернулась политическая кампания «критиковать Дэн Сяопина, давать отпор правой тенденции пересмотра приговоров». Со всей страны в Цинхуа за опытом потянулись любители и профессионалы «классовой борьбы», ожидалась новая волна репрессий и погромов. Конечно, в таких условиях учеба в университете Цинхуа, ставшем штабом новой погромной кампании, была приостановлена.

В конце концов, занятия начались, но шли кое-как под влиянием событий, которые то и дело круто меняли судьбу Китая и каждого ее гражданина. В январе 1976 года после долгой болезни скончался премьер Госсовета (правительства) Чжоу Эньлай, старавшийся смягчать наиболее одиозные решения «самого красного солнышка» и снискавшего за это ненависть «банды четырех», но зато любовь народа. Охваченные скорбью пекинцы, особенно молодежь и студенты, накануне Дня поминовения усопших Цинмин вышли 4 апреля на площадь Тяньаньмэнь. Начались стихийные демонстрации, появились плакаты, которые маоистами были справедливо сочтены как выпад против них и косвенно – против председателя Мао.

В очередной раз Дэн Сяопин был отстранен от занимаемых постов, посажен под домашний арест и ждал решения самого строгого судьи, Мао Цзэдуна. Приговор был фактически вынесен – Дэн Сяопина объявили «контрреволюционным элементом». До расправы дело не дошло только из-за резкого ухудшения состояния здоровья Мао. 9 сентября 1976 года «красное солнце» закатилось навсегда.

Всего несколько дней потребовалось ветеранам Компартии, возглавляемым Е Цзяньином, Ли Сяньнянем, Ван Дунсином и Хуа Гофэном,   чтобы организовать арест «банды четырех» и предотвратить повторение ужасов «культурной революции», полную экономическую и политическую катастрофу. В 1977 году на XI съезде Компартии были аннулированы все решения и приговоры времен «культурной революции». Отличие от ХХ съезда КПСС состояло только в том, что Мао Цзэдуна, в отличие от Сталина, не объявили виновником всех бед партии и государства. Была избрана такая формулировка: на 70% Мао был прав, на 30% ошибался.

Как и в СССР после 1956 года, в Китае началась «оттепель». Из тюрем и ссылки стали возвращаться ветераны КПК, в том числе и отец Си Цзиньпина, Си Чжунсюнь. В ноябре 1978 года Дэн Сяопин на партийном пленуме провозгласил стратегию «реформ и открытости». Жизнь понемногу стала налаживаться, у людей появилась надежда на будущее. В таких исторических условиях в апреле 1979 года Си Цзиньпин заканчивает учебу в университете Цинхуа.

Чтобы подняться вверх, надо опуститься вниз

До этого момента жизнь 26-летнего молодого человека состояла из последовательности счастливых и несчастливых случайностей. Рожденный «принцем», он легко мог погибнуть или стать деклассированным элементом на столичных улицах. Мог умереть от истощения и перенапряжения сил в глухой горной деревне. Мог не только не вытянуть выигрышный билет поступления в университет, но и не быть допущенным к судьбоносной лотерее. Но Небо, испытав Си Цзиньпина на прочность, позволило ему выжить, окрепнуть, получить образование. Подошло время вмешаться другим, вполне земным силам.

Сразу после окончания учебы в университете Цинхуа молодой инженер-химик попадает не на производство или в научную лабораторию, а в одно из самых могущественных учреждений Китая.  В структуре ЦК КПК Военный совет занимает одно из высших мест, а председательство в нем является свидетельством обладания реальной властью. Дэн Сяопин возглавил Военный совет в 1980 году и оставался его руководителем даже после ухода со всех других партийных и государственных постов в 1989 году.

Среди сотрудников канцелярии Совета, исполнительных молодых людей в военной форме, обеспечивавших документооборот и выполнявших порой деликатные поручения партийных «небожителей», оказался Си Цзиньпин. В китайской Википедии откровенно объясняется причина такого везения – секретариат возглавлял бывший подчиненный и близкий друг отца нашего героя.

Ветеран КПК Си Чжунсюнь не входил в узкий круг «восьми старейшин», которые собирались на кухне у Дэн Сяопина обсуждать и решать государственные дела. Но вскоре после полной реабилитации в конце 1978 года он стал партийным, административным и военным руководителем важной приморской провинции Гуандун, развернул там эксперимент с созданием свободных экономических зон. В одной из первых ознакомительных поездок принял участие старшекурсник Си Цзиньпин.

О службе Си Цзиньпина в Военном совете ЦК китайские источник говорят скупо. Но ясно, что за три года он успел, как говорится, «людей посмотреть и себя показать». Показал себя Си Цзиньпин с хорошей стороны, поэтому его продолжили двигать наверх. Движение это не означало назначения на выгодное место в правлении банка, синекуру на дипломатической службе или учебу в иностранный университет. Мудрые старцы, сами прошедшие сквозь огонь, воду и медные трубы, продолжили «закалять сталь» и отправили молодого кадрового работника  на низовую работу.

Тогда же произошло событие, весьма важное для судьбы самого Си Цзиньпина. В то время он был женат на Кэ Линлин, дочери высокопоставленного дипломата, который стал послом КНР в Великобритании. Жена Си Цзиньпина стала настаивать на совместном отъезде в Лондон, где ему подыскали бы достойный дипломатический пост, но тот категорически отказался. Семейный конфликт закончился разводом. Понимая, к чему идет дело, Си Цзиньпин заранее попросился из столицы на самый трудный участок работы в провинции. Говорят, что уже на следующее утро после оформления бракоразводных документов он уехал из Пекина.

В марте 1982 года Си Цзиньпин стал заместителем партсекретаря уезда Чжэндин в провинции Хэбэй. Ему опять «повезло»  –    уезд оказался одним из беднейших. Биография в книге «Си Цзиньпин о государственном управлении» говорит так: «Сначала мало кто в уезде верил в способности этого молодого замсекретаря уездного комитета, но Си Цзиньпин быстро завоевал доверие народа благодаря прилежной работе и простоте в общении.

Скромный и прагматичный, он жил на служебной квартире и питался в столовой: вместе со всеми стоял в очереди, а потом, присев на корточки под деревом, быстро орудовал палочками, одновременно болтая с местными жителями. Также он любил совершать велосипедные поездки по деревням, расспрашивал крестьян о жизни и их проблемах. Не удивительно, что вскоре местные жители стали воспринимать Си Цзиньпина как своего».

Шесть лет работы в Хэбэе пришлись на период быстрых изменений в стране. Стратегия «реформ и открытости» давала возможность руководителям на местах смело экспериментировать. Эффективных менеджеров замечали и поощряли. Ставший через год после приезда из Пекина уже секретарем уездного комитета, Си Цзиньпин тоже решил провести в своем уезде эксперименты, но для начала он добился снижения продовольственного налога с крестьян. Затем была изобретена и внедрена собственная система экономического стимулирования и испробованы методы из других уездов, куда для изучения опыта ездил молодой руководитель.

В числе инноваций была и такая: съемочная группа телесериала «Сон в красном тереме» по любимому китайцами одноименному роману искала натурную площадку. Си Цзиньпин предложил режиссеру помощь, а свое начальство уговорил оплатить сооружение необходимых построек-декораций. По завершении съемок строения были сохранены, к ним добавили инфраструктуру туристической зоны и туда потянулись люди. За прошедшие годы в хэбэйском «Голливуде» было снято более 170 фильмов и сериалов, около полутора миллиона туристов приезжают ежегодно в еще недавно

Об успехах Си Цзиньпина заговорила провинциальная печать, один писатель даже вывел его в числе главных героев своего романа, хотя и под другим именем. Но, главное, перспективного молодого кадрового работника сочли достойным нового повышения в Организационном отделе ЦК КПК. 15 июня 1985 года, в свой 32-й день рождения, Си Цзиньпин становится заместителем секретаря парткома города Сямэнь в провинции Фуцзянь.

От партизанских «специальных районов» — к «специальным экономическим зонам».

Для того, что понять возможности и риски нового назначения, надо вернуться в китайскую политическую и экономическую реальность середины 1980-х. Связанная с именем Дэн Сяопина  «политика реформ и открытости» на самом деле разрабатывалась и осуществлялась целой плеядой партийных деятелей старшего поколения, участников Великого похода, создания «специальных  районов» и «опорных революционных баз» в тылу японских оккупантов, а также войск Гоминьдана.

Среди них был и Си Чжунсюнь, отец Си Цзиньпина, который в годы антияпонской и гражданской войн был среди руководителей сначала Специального района Шэньси–Ганьсу–Нинся. Фактически он обеспечивал для Компартии контроль над одним из немногих безопасных и поэтому стратегически важных районов, где в городе Яньань находились ставка Мао Цзэдуна и все руководящие органы Компартии.

После продолжавшейся 16 лет опалы Си Чжунсюнь в 1978 году получил поручение навести порядок в южнокитайской провинции Гуандун, граничившей с английским Гонконгом и португальским Макао. Обследовав свои новые владения, ветеран обнаружил удручающую картину. Доходы жителей огромного промышленного города Гуанчжоу составляли одну сотую от доходов жителей соседней британской колонии.

Граждане КНР, особенно молодежь, всеми правдами и неправдами пытались перебраться в Гонконг, подчас тонули в пограничной реке или гибли под пулями стражников. Приехав с докладом к Дэн Сяопину, Си Чжунсюнь предложил не возводить «гонконгскую стену», а наоборот, сблизить условия жизни двух соседних территорий. Им был разработан пакет мер по либерализации экономики Гуандуна, облегчению правил внешней торговли и привлечения капиталовложений.

Этот проект встретил настороженную реакцию в Пекине, но, в конце концов. Дэн  позволил своему соратнику начать эксперимент в районах, примыкающих к границе с Гонконгом и Макао. «Давай назовем их “специальными зонами”, ведь так сначала назывался и твой Пограничный район Шэньси–Ганьсу–Нинся», – сказал Дэн Сяопин и добавил, что денег на реализацию смелого проекта выделить не может, но отдаст соответствующие указания.

Поэтому, как в годы войны, придется «кровью прокладывать дорогу вперед». В июле 1979 года ЦК КПК и Госсовет одобрили создание первых специальных экономических зон (СЭЗ): Шэньчжэнь и Чжухай (на границе с Гонконгом и Макао), Шаньтоу на востоке провинции Гуандун, а немного позже и Сямэнь в провинции Фуцзянь.

Ко времени приезда Си Цзиньпина в июне 1985 года в СЭЗ Сямэнь уже вершились большие дела. Но переполненному энергией и смелыми идеями молодому руководителю хотелось достигнуть еще большего. Именно тогда впервые проявилась склонность Си Цзиньпина к долгосрочному планированию – под его руководством разрабатывается «Стратегия социально-экономического развития Сямэня на 1985–2000 годы».

Ему удалось, хотя и не с первой попытки, добиться у центральных властей в Пекине повышения статуса Сямэня до «города субпровинциального значения». Пятнадцать городов этого уровня пользуются особыми привилегиями и находятся на виду у Госсовета (правительства), которое напрямую решает вопросы экономического и административного управления.

Провинция Фуцзянь, и особенно город Сямэнь, имеют многовековую и очень яркую историю. На протяжении почти двух тысячелетий они были не только важными центрами торговли на Морском шелковом пути, но и источниками эмиграции миллионов «заморских китайцев» – хуацяо. Подсчитано, что из 30 миллионов хуацяо в странах Южных морей 8 миллионов – выходцы из Фуцзяни. В расчете на их патриотизм, капиталы и опыт, собственно говоря, и было выбрано место для четвертой СЭЗ.

Расчет оказался правильным. В родные города и деревни стали приезжать разбогатевшие фуцзяньцы. Поначалу они действовали, исходя из патриотических чувств гордости за поднимающийся Китай, из любви к земле предков, строили школы и храмы, больницы и дороги. Но вскоре увидели возможности и для бизнеса, стали возводить небольшие фабрики, создавать торговые компании. За мелким и средним бизнесом потянулся крупный – с богатыми банками, масштабными производственными и инфраструктурными проектами.Одни люди богатели, но другие так и оставались бедными.

Наверное, поэтому Си Цзиньпина в 1988 году переводят работать в довольно отсталый горный округ Ниндэ на севере той же провинции Фуцзянь. Возможны и другие толкования причин неожиданного перевода «на низовку». Например, желание «мудрых старцев» из Пекина еще раз проверить перспективного политика на прочность – как говорят в русской армии, «чтобы служба медом не казалась».

Новые назначения, новые испытания

Си Цзиньпин проработал в красивом и уже довольно богатом приморском Сямэне три года. За это время он получил немалый опыт работы в условиях рыночной экономики, осознал выгоды и проблемы взаимодействия с «заморскими китайцами», погрузился в сложные отношения с Тайванем. Там же в  сентябре 1987 года он женился вторым браком на уже известной к тому времени певице Пэн Лиюань. Не месяц, а всего лишь четыре «медовые дня» быстро пролетели – у Пэн Лиюань своя бурно развивающаяся карьера, все более популярная певица то выступает на конкурсе в Пекине, то отправляется на гастроли в Канаду, США…

Может быть, еще и поэтому Си Цзиньпин так охотно отправился в захолустье. Подавить тоску разлуки помогает упорный труд до изнеможения, и он ездит по горным деревням Ниндэ, встречается с людьми, изучает обстановку в порученном ему уголке Китая. Удивительно, что в уже довольно зажиточной провинции Фуцзянь оказался один из 18 самых бедных округов страны. В некоторые села даже не были проложены дороги и секретарь парткома пробирался туда пешком по грязи. Стараниями Си Цзиньпина в селах Ниндэ были перестроены нескольких тысяч хижин, в которых прожило много поколений бедных крестьян. Обитавшие на лодках с незапамятных времен рыбаки тоже получили новые дома на земной тверди.

В то время Си Цзиньпин начал создавать новую систему взаимоотношений партийного аппарата с населением под девизом «идти в низы». Он требовал от кадровых работников напрямую принимать от людей жалобы и предложения, постоянно мониторить текущую политическую и экономическую ситуацию, проводить регулярные совещания  –  «мозговые штурмы» для выработки оптимальных решений. В Ниндэ он начал отрабатывать еще и методологию борьбы с круговой порукой среди партийных кадров. За пять лет руководства Си Цзиньпином округом Ниндэ под суд отправились более 400 коррумпированных кадровых работников, были расследованы громкие дела, получившие общекитайское звучание.

В 1990 году Си Цзиньпин получает повышение и становится секретарем парткома города Фучжоу, административного центра провинции, Фуцзянь крупного центра химической, целлюлознобумажной, пищевой, полиграфической, текстильной промышленностей. Еще в 1984 году Фучжоу получил статус «открытого города»,  что позволило легче привлекать крупные иностранные капиталы. Семимиллионное население провинциальной столицы вдвое больше сямэньского. Словом, есть, где развернуться, и Си Цзиньпин развернулся.

В 1992 году по его инициативе была принята программа «Фучжоу 3–8–20», которая предусматривала стратегические цели развития на 3, 8 и 20 лет вперед, причем практически все эти цели были достигнуты в срок. Было реализовано несколько сверхкрупных проектов с участием ведущих китайских производителей автомобилей, электроники, алюминия, позволивших создать новую, современную промышленную базу города.  Двенадцати средним и крупным государственным предприятиям по решению партийного руководителя разрешили привлечь иностранный капитал. Си Цзиньпин все время борется с бюрократией в партийных и административных делах, разрабатывает нормативные документы, облегчающие деятельность китайских, тайваньских и иностранных предпринимателей, способствующие развитию мелкого и среднего бизнеса.

Непривычный для северянина Си Цзиньпина теплый и влажный приморский климат оказывается благоприятным для партийной карьеры. Он на хорошем счету в Пекине – это видно из участия в  работе XIV съезда КПК в 1992 году, избрания кандидатом в члены ЦК КПК. К 1999 году он делает новый шаг наверх и становится заместителем партсекретаря провинции Фуцзянь, заместителем губернатора Фуцзяни и одновременно заместителем политкомиссара Нанкинского большого военного округа. Уже на следующий год Си Цзиньпин отбрасывает иероглиф - фу, заместитель, в своем административном титуле – становится губернатором. С его приезда в эту ныне богатую и развитую провинцию прошло 15 лет.

Страна по имени Фуцзянь

37 миллионов жителей, 121 тысяча квадратных километров земли и 136 тысяч километров акватории, богатая событиями история в несколько тысяч лет, выгодное соседство с «азиатским тигром» Тайванем, удобные порты и развитая система морских сообщений со странами Южных Морей, Тихим и Индийским океанами, сохранившаяся со времен Морского шелкового пути. А еще одна из восьми лучших кухонь Китая, плантации ценных сортов чая, в том числе знаменитого сорта улун, сохранившиеся древние  храмы, пагоды и парки, уникальные диалекты… Этих и многих других богатств и диковин хватило бы на крупное государство в Европе, Азии или в других частях света.

Но и проблем у «страны Фуцзянь» даже через 12 лет осуществления «политики реформ и открытости» оставалось немало. Неудивительно, что став руководителем Фуцзяни, Си Цзиньпин сразу создал «руководящую группу по повышению эффективности органов власти». «Руководящая группа» в переводе с казенного языка означает ситуационный штаб, лишенный бюрократических ограничений и наделенный дополнительными полномочиями для решения конкретной проблемы. Результатом «мозговых штурмов» стало сокращение 40% административных согласований в течение первого же года.

Тогда же появился первый в Китае документ о создании «открытого правительства». Документ распространял принцип открытости на все городские, окружные и уездные органы власти, учреждал систему поощрения и наказания чиновников за неподчинение новым установкам, создал центр сбора жалоб от населения. Впервые в Китае была начата работа также и по обеспечению экологической безопасности продуктов питания, создана система маркировки «надежная продукция». Воспользовавшись своим новым положением, Си Цзиньпин ускорил реализацию программы «цифровой Фуцзяни», которую он предложил еще в 1999 году. К 2010 году Фуцзянь стала единственной в стране провинцией, где во всех больницах доступ к медицинскому обслуживанию обеспечивается “одной картой”».

Среди достижений Си Цзиньпина в Фуцзяни мои китайские собеседники непременно упоминали, причем не без понятной зависти, создание «экологического рая». Это единственная на весь Китай провинция, где качество воды, воздуха и ситуация в целом оценивается на «отлично».

Управление «страной Фуцзянь» методами долгосрочных программ и решение неизбежных повседневных проблем в режиме «ручного управления» не помешало молодому руководителю заниматься научной работой. В 1998 году он поступает в заочную аспирантуру гуманитарного факультета своей альма-матер, Университета Цинхуа, по специальности «Марксистская теория и идейно-политическое обучение». В 2002 году Си Цзиньпин становится доктором юридических наук. Впрочем, ему приходилось ездить в Пекин не только для встреч с научным руководителем.

В феврале 2000 года Си Цзиньпина вместе с первым секретарем провинциального парткома Чэнь Минъи вызвали в столицу, где они давали объяснения по скандальному делу группы компаний «Юаньхуа» председателю КНР Цзян Цзэминю, его заместителю Ху Цзиньтао, премьер-министру Чжу Жунцзи и секретарю Центральной комиссии по проверке дисциплины (партийная контрразведка) Вэй Цзяньсину.

Скандал с «Юаньхуа», занимавшейся контрабандой и другими темными делами из построенного в Сямэне 88-этажного небоскреба, стал одним из крупнейших в период ускоренного и не всегда контролируемого развития приморских провинций. Кроме самих преступников были посажены в тюрьмы, смещены со своих постов сотни чиновников разного уровня. Высшие руководители провинции не были замешаны в скандале, и для них все обошлось без неприятных последствий. Однако властители Китая обратили самое пристальное внимание на восходящую партийную звезду из Фуцзяни.

Страна по имени Чжэцзян

В ноябре 2002 года в Китае произошла смена целого поколения руководства правящей Компартии. Еще Дэн Сяопин создал жесткую систему, при которой партийные съезды проводятся раз в пять лет, а текущий генсек ЦК может быть переизбран только один раз, проведя на высшем партийном посту в общей сложности не более десяти лет. Соответственно, полномочия председателя КНР тоже ограничиваются тем же сроком.

После десятилетнего правления подобранного еще Дэн Сяопином Цзян Цзэминя к верховной партийной и государственной власти на XVI съезде КПК пришел Ху Цзиньтао, представитель четвертого поколения руководства (первое поколение – Мао Цзэдун, второе – Дэн Сяопин, третье – Цзян Цзэминь). Произошли сильные изменения во всей партийной и административной системах страны, причем перестановки начались еще накануне съезда.

Избрание Си Цзиньпина заместителем партсекретаря и заместителя губернатора провинции Чжэцзян  за месяц до съезда означало включение в состав кадрового резерва четвертого поколения. Об этом же говорило и избрание на съезде членом ЦК КПК. По завершении XVI съезда и после короткого периода «акклиматизации» в качестве второго лица Си Цзиньпин становится партийным и административным руководителем провинции Чжэцзян.

«Страна Чжэцзян» тоже расположена на процветающем побережье, сразу к северу от провинции Фуцзянь. Жителей в ней побольше – 55 миллионов человек, но земель поменьше – 10,55 миллионов кв. км.  Провинция занимает четвертое место по ВВП. Испокон веков Чжэцзян называли «страной риса и рыбы». К традиционным продуктам я бы добавил еще шелк и чай (из многих знаменитых сортов выделяется «Лунцзин»), а основные промышленные товары наших времен – это текстиль, химия, электромеханическая продукция, стройматериалы, продукты питания.

Приморская провинция развивает крупные порты общекитайского значения в Нинбо, Чжоушане, Вэньчжоу. Чжэцзян притягивает многие миллионы китайских и иностранных туристов своими красотами – это, пожалуй, самый живописный город Поднебесной Ханчжоу, десятки чудом сохранивших средневековый облик городков на каналах, по которым в старину из внутренних районов рис и соль довозили до Великого канала, который начинался в Ханчжоу и заканчивался в Пекине. Чжэцзянская кухня с обилием блюд из морепродуктов входит в число восьми главных в Китае, а красавицы их Ханчжоу слывут самыми изящными.

Си Цзиньпин приезжает в Чжэцзян уже опытным руководителем. За спиной почти все региональные масштабы – деревня, уезд, округ, город, провинция. У него уже выработался собственный стиль освоения нового участка работы. Сначала интенсивное обследование местных условий, поездки, встречи, беседы. Затем создание долгосрочного плана действий. Примерно год ушел на первую фазу освоения Чжэцзяна. Выросший вдали от моря Си Цзиньпин еще во время работы в Фуцзяни влюбился в морские просторы, морской воздух, в дары моря. Он, конечно, знал, что в Чжэцзяне, как и в других приморских провинциях, ощущается острая нехватка пахотных земель – 70% территории занимают горы. Морская акватория провинции почти втрое превышает площадь пригодных для сельского хозяйства земель.

В декабре 2002 года появилась «Программа создания могучей морской провинции Чжэцзян», началось освоение тысяч островов, десятков тысяч удобных для развития аквакультуры бухточек и отмелей. Темпы роста морского сектора экономики приблизились к 20% в год, он стал давать до 8% ВВП провинции. В июле 2003 года  была обнародована «Стратегия двух восьмерок».

Первая восьмерка –  восемь преимуществ. Использовать традиционные преимущества провинции, развивать различные формы собственности при ведущей роли общественной ради совершенствования социалистической рыночной экономики; на основе преимуществ географического положения Чжэцзяна активно интегрироваться с Шанхаем, а также другими регионами дельты Янцзы, повышать открытость для внешнего мира; использовать преимущества местной экономики для ускоренного превращения Чжэцзяна в передовой центр обрабатывающей промышленности и индустриализации нового типа; использовать сложившееся сбалансированное развитие городских и сельских районов провинции для ускорения интеграции города и деревни; использовать преимущества в окружающей среде для создания «зеленого Чжэцзяна»; использовать морскую акваторию для создания морской экономики и прорывного развития менее развитых районов как новых двигателей экономики всей провинции; активно создавать развитую инфраструктуру, укреплять правопорядок и доверие общества к органам власти; использовать накопленный интеллектуальный капитал для развития провинции с опорой на науку и просвещение, привлекать и поощрять таланты.

Пожалуй, самым знаменитым проектом нового руководителя «страны Чжэцзян» стало строительство гигантского моста общей протяженностью 35,7 километров через Ханчжоусский залив. Мост сократил автомобилям расстояние между Шанхаем и портом Нинбо с 400 до 80 км, а время в пути с четырех  часов до одного. Вряд ли стоит объяснять не только экономическое, но и гуманитарное значение этого проекта, утвержденного в 2003 году и завершенного в 2008-м.  Си Цзиньпин приложил немало сил, чтобы «выбить» необходимые финансы из Пекина, утрясти маршрут с властями Шанхая, недовольными повышением конкуренции со стороны порта Нинбо. Летящий над морем стальной мост сразу вошел в «десятку» самых красивых мостов мира, несколько лет был самым длинным мостом через морское пространство. Его видно даже из космоса.

Но и на Земле достижения нового губернатора стали хорошо заметны. Стремясь сократить разрыв между деревней и городом, он в 2003 году начал реализацию программы «тысяча деревень образцовых, десять тысяч деревень упорядоченных». Уже к 2007 году в сельской местности появились городские коммунальные службы, в каждой третьей деревне был наведен порядок, в двух третях сельских поселений введена система раздельного сбора мусора и его переработки.

Вся провинция в 2005 году заняла первое место в Китае по состоянию окружающей среды. Кроме того, удалось обеспечить надежную систему общественной безопасности. Чжэцзян стал одним из самых безопасных регионов Китая, а по потенциалу устойчивого развития встал на четвертое место. Доходы на душу населения тогда же приблизились к отметке 4000 долларов в год. Словом, «чжэцзянская пятилетка» для Си Цзиньпина стала временем прорывных успехов. Она неожиданно завершилась в марте 2007 года переводом в Шанхай.

Испытание Шанхаем

Во втором по значению городе Китая Си Цзиньпин появился в связи с чрезвычайными событиями. Член Политбюро ЦК, секретарь горкома Чэнь Лянъюй в сентябре 2006 года был отстранен от своих должностей и попал под расследование Центральной комиссии по проверке дисциплины. Этот деятель, самый высокопоставленный на то время региональный лидер, был типичным  и весьма противоречивым продуктом сращивания рыночной экономики и партийной власти. С одной стороны, он умело руководил 25-миллионным мегаполисом, имеющим, наряду с Пекином, статус города центрального подчинения, его быстро развивающейся промышленностью и финансовой инфраструктурой, крупнейшим в мире торговым портом, центрами научной и культурной жизни. С другой стороны, товарищ Чэнь, как говорится, «ложку мимо рта не проносил».

В ходе подготовки к ЭКСПО-2010 в Шанхае он затеял гигантские стройки трассы «Формулы-1» за 300 миллионов долларов, теннисного комплекса мирового класса за 209 миллионов и искусственного пляжа, для которого завезли 128000 тонн дорогого песка. Земли под строительство попадали в руки его брата, перепродававшего их девелоперам в десять раз дороже. Стоимость жилья в городе достигла недоступных даже обеспеченным людям высот. Но поводом для снятия с работы послужила связь с организаторами схемы использования пенсионных фондов города ради личного обогащения.

В числе причин для немилости называют и политические – Чэнь был близок к предыдущему генсеку Цзян Цзэминю и входил в так называемую «шанхайскую группировку», поэтому позволял себе открытую полемику с премьером Вэнь Цзябао и другими членами Политбюро, требовавшими от процветающих городов и провинций делиться богатством с внутренними, отстающими провинциями. Товарищ Чэнь даже открыто сомневался в правоте марксисткой идеологии…

Выбор Си Цзиньпина на роль руководителя партийной «бригады скорой помощи» был не случайным. Его запомнили как принципиального, но не кровожадного борца с коррупцией еще по скандалу в Фуцзяни. Умелое использование преимуществ рыночной экономики на подконтрольных ему территориях не сопровождалось обогащением подчиненных и родственников. Си Цзиньпин, кроме того, дистанцировался от проблем в отношениях действующего и ушедшего верховных лидеров Китая. В расчет, наверное, брали и то, что покровительствовавшие Си Цзиньпину в начале карьеры «мудрые старцы» либо уже ушли из жизни, либо отошли от политики, и у него не было ни перед кем никаких обязательств.

Прибыв в Шанхай, Си Цзиньпин по привычке стал вникать во все дела, объезжать регион, встречаться с людьми из разных слоев общества. За семь месяцев, проведенных в Шанхае, он побывал во всех районах города. Си Цзиньпин сделал все возможное, чтобы скандал не отразился на темпах подготовки к ЭКСПО-2010, ведь на карту была поставлена репутация Китая.  Он не мешал партийному расследованию и работе прокуратуры, в то же время не затевал «охоту на ведьм», которая могла обострить конфликт разных группировок в Политбюро накануне очередного съезда партии.

Безукоризненный послужной список Си Цзиньпина в Шэньси и Хэбэе, впечатляющие успехи в Фуцзяни и Чжэцзяне, проявленные в Шанхае мудрость и умеренность были высоко оценены в партийных верхах. На проходившем в октябре 2007 года XVII съезде КПК он из членов ЦК был не только избран в Политбюро, но и сразу стал одним из девяти членов Постоянного комитета Политбюро ЦК, коллективного руководства партией и страной. Он также вошел в Секретариат ЦК КПК и по совместительству стал ректором Партийной школы ЦК.

Испытание Пекином

Си Цзиньпин совершил «большой скачок» в Постоянный комитет Политбюро в 54 года. Это обстоятельство  автоматически делало его и 52-летнего Ли Кэцяна претендентами на руководство партией и правительством через пять лет, когда очередной съезда КПК должен избрать нового Генерального секретаря, а затем сессия ВСНП – назначить председателя КНР и премьера Госсовета. Правда, в списке нового состава высшего партийного руководства Си Цзиньпин стоял раньше Ли Кэцяна и это говорило о намеченном распределении ролей. Начался интенсивный процесс обсуждения и проверки претендентов на пригодность к руководству Поднебесной, дополнительной подготовки в областях, где у них не хватало опыта.

Си Цзиньпина сразу ввели в Секретариат ЦК, ведающий подготовкой всех решений высших партийных органов, связью со всей общенациональной сетью партийных организаций, подбором кадров и многими другими текущими вопросами. Он стал персонально ответственным за состояние дел в специальных административных районах Сянган (Гонконг) и Аомэнь (Макао), за завершение подготовки и проведение пекинских Олимпийских игр 2008 года, за идеологическое и информационное обеспечение сразу нескольких важных для Китая годовщин, пришедшихся на 2009 год, – 60-летие КНР, 20-летие событий на площади Тяньаньмэнь.

В марте следующего года на сессии ВСНП Си Цзиньпин был назначен заместителем председателя КНР. 18 октября 2010 года Пленум ЦК КПК избрал его заместителем председателя Центрального военного совета ЦК КПК, а всего через десять дней Постоянный комитет ВСНП доверил еще и пост заместителя председателя Центрального военного совета КНР.  Нужно было быть слепым, чтобы не видеть, куда вели все эти ступеньки…

Закономерно встает вопрос, не закружилась ли голова сравнительно молодого деятеля от карьерного взлета, похожего на старт ракеты? Думаю, что трудная  судьба отца и его друзей, собственный довольно ухабистый жизненный путь убедили Си Цзиньпина быть готовым к любым неожиданностям, как плохим, так и очень хорошим. Кроме того, высокое государственное служение является долгом «благородного мужа» цзюньцзы в учении Конфуция, которое всегда было  понятно и близко Си Цзиньпину.

Недаром одним из его любимых выражений стало такое: «После первого назначения я наклонял голову, после второго назначения сгибал спину, после третьего назначения я нагнулся и шел только вдоль стен. Никто не смеет оскорбить меня. Я приготовлю или жидкую кашу, или густую, мне для жизни хватит и того, и другого». Это цитата из старинных книг Чжэн Каофу, сановника царства Сун в период Чуньцю (770-476 гг. до н.э.), который служил нескольким императорам и был всегда неподкупен и строг  к себе.

Испытание дипломатией

Чего Си Цзиньпину, пожалуй, не хватало, так это опыта на международной арене. Конечно, еще до переезда в Пекин он выезжал за границу. Китайские источники сообщают, что «во время работы на местах Си Цзиньпин посетил свыше 60 стран и районов, принял много зарубежных гостей». С иностранцами он взаимодействовал во время работы в Фузцяни и Чжэцзяне, в ходе подготовки к шанхайской ЭКСПО и пекинским Олимпийским играм. Но это был не тот уровень контактов, который подобает будущему руководителю Поднебесной. Поэтому Си Цзиньпин в своем стиле тщательного обследования новых участков работы стал совершать поездки за границуи встречаться с мировыми лидерами в Китае.

Первое зарубежное турне в КНДР, Монголию, Саудовскую Аравию, Катар и Йемен состоялось в июне 2008 года. Уже в августе прошла встреча Си Цзиньпина с президентом США Джорджем Бушем. В феврале 2009 года последовала поездка в Латинскую Америку – Мексику, Ямайку, Колумбию, Венесуэлу и Бразилию с заездом на Мальту.

Именно во время пребывания в Мексике, встречаясь с соотечественниками, Си Цзиньпин произнес ставшие знаменитыми слова о западных критиках Китая: «Самый большой вклад Китая в дела человечества – это предотвращение нищеты 1,4 миллиарда людей. Но есть некоторые иностранцы с сытыми желудками, которые не находят ничего лучше, чем тыкать в нас пальцами. Во-первых, Китай не занимается экспортом революций. Во-вторых, Китай не экспортирует голод и нищету. В-третьих, Китай не приходит в ваши края и не причиняет вам головной боли. Чего еще вам надо?».

Европейский тур в октябре 2009 года привел новую звезду китайской политики в Бельгию, Германию, Болгарию, Венгрию и Румынию. А в декабре того же года маршрут был проложен в Японию, Южную Корею, Кампучию и Мьянму.

2010 год стал временем встреч в Москве с президентом Дмитрием Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным. Си Цзиньпин встретился с руководством партии «Единая Россия» и получил адекватное представление о ее месте в общественной жизни, участвовал в открытии Года китайского языка в России.

Сингапур–ЮАР–Ангола–Ботсвана – таков был маршрут поездки в 2010 году. В августе 2011 года Си Цзиньпин «показывал Китай» своему американскому коллеге Джо Байдену, сопровождал его в путешествии по самым красивым и важным городам Поднебесной. В феврале 2012 года трансконтинентальная поездка в США, Ирландию и Турцию сначала привела Си Цзиньпина в Вашингтон. Он встречался в Белом доме  с президентом Обамой, с которым познакомился  в Пекине еще в 2009 году. Вице-президент Байден сопровождал китайского гостя в поездке по стране – в Калифорнию и Айову, где в 1985 году Си Цзиньпин «открыл для себя Америку», снова побывал в доме «старого друга» – фермера.

«После перевода на работу в ЦК он в течении менее чем пяти лет посетил пять континентов, 40 с лишним стран и регионов мира и имел широчайшие контакты и дружественные обмены с деятелями всех слоев общества в различных странах», – отмечается в книге «Си Цзиньпин. О государственном управлении». Зарубежные поездки, встречи и переговоры в Пекине заполнили имевшийся дефицит опыта в дипломатии.

Но, конечно, вовсе не это обстоятельство играло решающую роль в решении главного вопроса – быть ли Си Цзиньпину руководителем правящей партии и управляемого ею великим государством под названием Китай. По мере приближения решающего события – XVIII съезда КПК – в  высших кругах резко активизировался процесс обсуждения назревших изменений во внутренней и внешней политике на фоне все более неблагоприятных для КНР условий.

Замедление темпов экономического развития, ухудшение экологической обстановки, нарастающее недовольство населения социальным неравенством, коррупцией и вседозволенностью чиновничьей прослойки. Ужесточение американской стратегии сдерживания Китая, обострение отношений с Японией, а также Вьетнамом, Филиппинами и другими странами Южных морей. Решать эти и другие неотложные проблемы по силам только энергичному, опытному деятелю с глубоким пониманием реалий Китая и широким глобальным кругозором.

Си Цзиньпин вполне удовлетворял всем этим требованиям. Но при принятии окончательного решения были и другие факторы и соображения. За десятилетия «реформ и открытости» в китайской элите сложились довольно устойчивые группы интересов, отражавшие позиции и запросы влиятельных  регионов, отраслей экономики, государственных компаний, армии и органов безопасности. Некоторые из этих групп не хотели видеть Си Цзиньпина новым лидером именно из-за его повышенной пассионарности и принципиальности, знания хитросплетений высших пекинских и региональных деятелей с представителями теневого бизнеса и криминальных кругов, отсутствия серьезного компромата на самого «наследного принца» и его окружение.

В истории с принятием решения по Си Цзиньпину наиболее ярким фактом стала задержка с проведением XVIII съезда КПК. Скорее всего, это было связано с крупным скандалом вокруг члена Политбюро Бо Силая, которого влиятельные «группы интересов» видели чуть ли не альтернативой Си Цзиньпину. Были еще заметные перемены в содержании партийных СМИ во время традиционной ежегодной неформальной встречи партийного руководства на морском курорте Бэйдайхэ, когда из оборота все еще хорошо управляемых СМИ на некоторое время были практически изъяты упоминания Мао Цзэдуна и других «классиков».

Было также неожиданное «исчезновение» Си Цзиньпина на несколько недель накануне XVIII съезда, которое затем объяснили «болями в спине из-за чрезмерных нагрузок в плавательном бассейне». Были и другие эпизоды, любопытные для аналитиков и политологов.

Но, в конце концов, на основе компромиссов был достигнут консенсус. 15 ноября 2012 года I пленум ЦК КПК восемнадцатого созыва (то есть первый пленум после XVIII съезда) единодушно избрал Си Цзиньпина генеральным секретарем партии и председателем Центральной военной комиссии КПК. 14 марта 2013 года на сессии ВСНП (парламента КНР) он был также избран председателем КНР и председателем военного совета КНР. Таким образом, Си Цзиньпин стал руководителем пятого поколения лидеров КНР, в рекордные сроки сосредоточив в своих руках всю полноту партийной, административной и военной власти.

Первые 60  лет жизни и деятельности Си Цзиньпина нередко объясняют неожиданные на первый взгляд стратегические концепции и политические кампаниии первых двух лет его пребывания на высшем посту в Китае. Концепция Экономической зоны Великого шелкового пути могла быть навеяна воспоминаниями о родных краях и местах ссылки в провинции Шэньси, откуда начинался трансконтинентальный торговый маршрут древности.

Концепция Морского шелкового пути могла быть задумана еще в годы работы в Фуцзяни и Чжэцзяне, откуда веками отплывали в дальние края торговые флотилии. Истоки непримиримость к коррупционерам разного масштаба, «тиграм» и «мухам», прослеживаются со времен борьбы с жадными чиновниками провинциального масштаба. Склонность к долгосрочному планированию и выдвижению стратегических концепций масштаба «китайской мечты» оттачивалась еще в годы руководства отсталыми уездами и вырвавшимися вперед приморскими провинциями.

По китайским традиционным представлениям век длится не 100, а 60 лет, пять двенадцатилетних «звериных циклов». По завершении этого века в жизни надо многое поменять, пересмотреть, начать заново. Для Си Цзиньпина наступление нового века его биографии почти совпало с началом новой политической жизни. Впереди еще столько интересного…

http://www.zavtra.ru/content/view/kak-zakalyalsya-si-/