Когда Уго Чавес стал президентом Венесуэлы в 1999 году, почти никто на Западе, в Азии, и даже в большинстве латиноамериканских стран не знал о его воинственном революционном антиимпериализме. И такие СМИ как CNN и BBC, и местные телеканалы и газеты (которые прямо или косвенно управляются Западом) выдавали только предубеждённую, негативную и уничижительную «информацию». Через несколько месяцев после его победы на выборах, я приехал в Каракас и поговорил с различными местными журналистами. «Почти все мы поддерживаем президента Чавеса, но если мы посмеем написать хотя бы одну положительную статью о нём, нас сразу же уволят», - сказал мне один из них.

В Нью-Йорке и Париже, в Буэнос-Айресе и Гонконге СМИ говорили одно и то же: «Чавес – вульгарный популист, демагог, солдафон и потенциально опасный диктатор». Люди в Южной Корее и Англии, в Катаре и Турции, смутно представлявшие где находится Венесуэла, порочили и ругали человека, которого затем стали считать латиноамериканским героем. Даже те, кто не доверяет центральным СМИ, были убеждены в зловещем будущем Боливарианской Революции. Теперь история повторяется.

Сегодня демонизируется и «подозревается» президент Филиппин Родриго Дутерте, его высмеивают, называют демагогом, обвиняют в грубости и дразнят шутом. На родине он пользуется самой высокой популярностью в истории этой страны: по различным оценкам, рейтинг его одобрения - от 70% до более 80%. «Покажите мне хоть одну женщину или одного мужчину, которые ненавидели бы Дутерте в этом городе», - улыбается сотрудник мэрии Давао (расположенном на беспокойном острове Минданао), где Дутерте проработал мэром 22 года. - «И я оплачу ей или ему изысканный ужин из своего кармана… так я уверен».

«Сейчас народ Филиппин полностью свободен в выражении своего мнения и критике правительства», - говорит Эдуардо Тадем – ведущий академик и профессор азиатских исследований. - «Хотите протестовать? Отлично! Народ может устраивать демонстрации или бунты без какого-либо разрешения властей». Как и в эпоху Уго Чавеса, пресса Филиппин, принадлежащая, в основном, правым деловым кругам и прозападным коллаборационистам, достигла высокого градуса в оскорблениях президента, фальсифицируя реальность и придумывая лживые слухи. Поэтому не страх обеспечивает Дутерте огромную народную поддержку на родине. Этот народ определённо ничего не боится!

Я побывал в самых проблемных трущобах страны; я был в смертельно опасных местах, которые совсем недавно были разрушены преступлениями и наркотиками, где люди буквальны гнили заживо, в отчаянии моля о помощи и милостыне. Я поговорил с ведущими академиками и историками этой страны, бывшими коллегами Дутерте и филиппинскими рабочими в ОАЭ. Чем громче распространяли ненависть зарубежные и местные СМИ, тем сильнее народ поддерживал своего лидера. Мужчины и женщины, которые всего лишь год назад находились в полном отчаянии и злобе, теперь смотрят в будущее с надеждой. Вдруг оказалось, что всё возможно!

Как я уже писал недавно: «Перемены чувствуются даже в узких и бедных переулках трущобы Басеко в столице Филиппин Маниле. Впервые за многие годы их посетила прекрасная и благородная женщина, и, несмотря ни на что, она решила остаться. Её зовут Надежда». И сейчас я могу повторить эти слова. Однако, я чувствую, что должен подробнее объяснить, что и почему происходит на Филиппинах.

Моя единственная просьба к людям всего мира, которые почти ничего не знают об Азии и о Филиппинах: «Пожалуйста, не копируйте суждения, основанные только на ваших и особенно на англоязычных СМИ, которые давно себя дискредитировали. Приезжайте сами, смотрите и слушайте. Как и Венесуэла несколько лет назад, Филиппины – белое пятно, абсолютно новая концепция. Здесь развивается что-то другое и особенное. Это не похоже на другие революции. Не повторяйте за теми, кто высмеивает этот народ, не помогайте душить его, не вредите ему, пока не приедете сюда сами и не увидите умоляющие глаза миллионов человек, которые так долго были забиты и разграблены, и теперь внезапно почувствовали надежду и гордость».

Не помогайте тем, кто хочет снова отобрать у них землю. Впервые после нескольких веков зверской колонизации, эта земля стала по-настоящему их. Я повторяю: впервые, прямо сейчас! Не лишайте их надежды – это всё, что у них сейчас есть, и это больше, чем они имели последние десятки и сотни лет. Фидель Кастро говорил: «Революция – не ложе из роз». Революция – жёсткая и очень тяжёлая работа. Она не бывает совершенством. Для разрушения глубоко укоренившейся системы зла нужно мужество. И при этом, непременно проливается кровь. Дутерте не столь «поэтичен» как Фидель. Он – висайа, блестящий, но грубый, искренний и откровенный человек. Часто он излишне эмоционален. Ему нравится шокировать своих слушателей, друзей и врагов.

Кто он на самом деле? Кто этот человек, который грозится закрыть все военные базы США, добиться мира с коммунистическими и исламскими повстанцами, изменить внешнюю политику и отношения с Китаем и Россией, и спасти десятки миллионов бедных людей Филиппин? Чтобы ответить на эти вопросы, давайте прислушаемся к тем, кто действительно знает ситуацию – к жителям Филиппин. Давайте отвернёмся от ядовитого потока оскорблений и фальшивых «новостей», исходящих от западных СМИ. Давайте прислушаемся к словам Дутерте, который грубо, но честно, сказал однажды: «Вы пропагандистские СМИ Запада, вы животные, идите в жопу!»

Кто, на самом деле, президент Дутерте? Почему он так много ругается? Почему он ругает многих, от Обамы до ООН, ЕС и Папы Римского?

«Он приехал с Юга», - говорит бывшая член Конгресса и главная феминистка страны миссис Лузвиминда Илаган: «Он висайа. На Лусоне они говорят на тагальском языке, они «хорошо себя ведут» и смотрят на вас сверху вниз. С политической точки зрения, мы говорим: «империалистическая Манила». Ирония в том, что Минданао вносит значительный вклад в казну Манилы: там мощная добывающая промышленность, там плантации фруктов и рисовые поля, но финансы делятся несправедливо. И вдруг прибыл мэр Давао, с Юга, и он даже говорит на языке, который они всегда ненавидели. Он ругает ситуацию в стране, он клянётся и проклинает. Это нормально. В конце концов, он висайа! В Маниле и заграницей это неправильно истолковывается. Здесь мы не ругаем кого-то, мы просто чертыхаемся и точка. Он другой. Он говорит правду, и он говорит на нашем языке».

А как же ему не злиться? Когда-то богатейшая азиатская страна – Филиппины – теперь беднейшая. Её ужасные трущобы – дом для миллионов, и миллионы погрязли в порочном круге наркомании и преступности. Уровень преступности здесь – один из самых высоких на континенте. Здесь идёт жестокая гражданская война с мусульманскими и коммунистическими повстанцами. И несколько веков Запад эксплуатирует и грабит эту страну без стыда и пощады. Всякий раз, когда люди решаются восстать, их истребляют как скот. Примерно сто лет назад США истребили одну шестую часть населения – 1,5 миллиона мужчин, женщин и детей. «Династии» правят недемократически, железным кулаком. «74% мест в Конгрессе, Палате Представителей и Сенате заняты членами местных династий», - говорит профессор Роланд Симбулан. - «В соответствии с серьёзными академическими исследованиями».

До того, как Дутерте стал президентом, большинство социальных показателей приближались к региональному дну. Страна потеряла свой голос, полностью подчинившись Западу, который сделал её врагом Китая. Сердитый социалист, президент Дутерте оскорблён настоящим и прошлым, и особенно западным империализмом. Он говорит, но сначала он действует. Он делает один решительный шаг за другим. Он продвигает реформы всё дальше, и отступает, когда весь проект оказывается под угрозой. Он ведёт свой корабль через ужасные штормы, через воды, в которых ещё никто не плавал. Одна ошибка, и вся его революция провалится к чёрту. В этом случае, десятки миллионов бедняков останутся там, где они были все последние десятилетия – в грязи. Одно неверное движение, и его страна никогда не сможет подняться с колен. Поэтому он ругается. Поэтому он двигается вперёд и проклинает.

Почему Запад хочет свергнуть Дутерте?

Во-первых, как США и Европа могут терпеть того, кто так явно выступает против империализма и колониализма, от которых Филиппины страдали несколько веков? Однако, к истории мы вернёмся позже. Легендарный академик профессор Роланд Симбулан из отдела социальных наук Университета Филиппин сказал во время нашей встречи в Маниле: «Дутерте много читает, и он восхищается Уго Чавесом. Он действительно стоит на тех же позициях, что и Чавес. Он жёстко критикует западный империализм в Афганистане, Ираке и Сирии. Он не может молчать, когда Запад оскорбляет его страну. Он всегда был последователен в своей антиимпериалистической политике. Даже будучи мэром Давао, он запретил у себя все американо-филиппинские военные учения. США организовали переговоры, они предложили большой кредит. Они хотели построить огромную базу беспилотников в Минданао, но Дутерте отказал им».

В качестве «наказания» в Давао взорвались две бомбы: одна в морском порту, одна в международном аэропорту. Позже он запретил все американо-филиппинские военные учения, и желает закрыть все военные базы США на территории страны. Ведущие филиппинские академики – Эдуардо и Тереза Тадем – не сомневаются по поводу направления внешней политики Филиппин: «Тенденция очевидна – от Запада к Китаю и России. Мы думаем, что он вскоре заключит территориальное соглашение с Китаем. Президент Си Цзиньпин весьма доброжелателен. Дела делаются в спокойной атмосфере, и некоторые большие концессии уже заметны: нашим рыбакам разрешили возвратиться в спорный район. Китай обещает предоставить помощь, инвестиции, а также восстановить железные дороги».

Всё это – кошмар для агрессивной антикитайской внешней политики США. Провокации против ещё слабого в военном отношении Китая, вплоть до организации военного конфликта – главная цель западного империализма. Если Филиппины достигнут компромисса с Китаем, следующим на очереди будет Вьетнам. Тогда, скорее всего, развалится построенный Западом агрессивный антикитайский военный блок, в который входят Тайвань, Япония и Южная Корея. «Дутерте просто разумен. Китай только защищается. Вся агрессия исходит от Запада», - говорит историк доктор Рей Илето.

«Вспомните: Глория Арройо посетила Китай перед США. Она сблизилась с Китаем. За это они обвинили её в коррупции! Только Дутерте освободил её», - сказал он. Для Запада появление Дутерте – новая азиатская эпидемия, которую необходимо ликвидировать как можно скорее. Множество независимых (по крайней мере, на словах) политиков, в действительности прислуживающих Западу, могут вдохновиться духом свободы и последовать примеру Дутерте. Запад паникует. Пропагандистская машина молотит без остановки. Разрабатываются различные операции по ликвидации «непослушного» президента. Местные «элиты» и НПО, не стыдясь, предают страну.

Действительно ли Дутерте – социалист?

И да, и нет, но больше да, чем нет. На самом деле, он сам называет себя социалистом, и долгие годы он поддерживал тесные связи с марксистами. Профессор Роланд Симбулан говорит: «Когда Дутерте был студентом колледжа, он вступил в KM – левую студенческую организацию. Он понимает идеологию левых. Он также понимает коренные причины восстаний в стране: коммунистов и мусульман. Он не устаёт повторять: «Вы не можете победить восстание военной силой, вы должны решить общественно-экономические проблемы, которые привели к нему»». Он пригласил марксистов в свою администрацию, ещё до того, как они сами попросили его об этом. Он освобождает политических заключённых, которых посадили в тюрьмы предыдущие режимы.

Профессора Тереза и Эдуардо Тадем согласны с этим: «Социальные реформы – часть мирных переговоров. Тот факт, что нынешний лидер коммунистов был преподавателем Дутерте, тоже плюс. Дутерте ввёл мораторий на земельные преобразования, поэтому крестьянская земля сохранена для сельского хозяйства. Для рабочих тоже сделано много хорошего. Он положил конец краткосрочным контрактам, так называемой контрактуализации. В принципе, правительство пытается гарантировать, что после устройства на работу, люди сразу же получат выгоду. За короткое время появилось много положительных перемен: в экологии, социальной сфере, правосудии, образовании, здравоохранении, науке, доступности жилья…». Недавно Дутерте отправил в Гавану министра здравоохранения для изучения кубинской модели. Этот визит оказался настолько успешным, что он запланировал отправить на революционный остров делегацию от всего правительства.

Однако, хотя он придаёт большое значение социальной справедливости и независимой антиимпериалистической внешней политике, финансовая, торговая и экономическая политики всё ещё находятся в руках прорыночных министров. «Когда Дутерте был мэром», - рассказывает профессор Симбулан, - «он действовал как прагматик, ценя, прежде всего, гармонию. Однако, всегда нужно помнить: когда возникает противоречивый конфликт между рабочими, коренными народами или бедняками и большим бизнесом или плантаторами, в конце концов, он становится на сторону «маленьких людей». Именно так ему удалось убедить левых, что он один из них». В жестокой трущобе Басеко, построенной около доков и верфей из ржавых металлических листов и контейнеров, все, кажется, согласны, что новый президент принёс надежду и долгожданные перемены.

«Теперь у здешних людей есть бесплатное образование», - говорит физиотерапевт из Министерства социального обеспечения и развития Имелда Родригес. - «В посёлках существуют бесплатные медицинские учреждения, в которых люди могут получить различные консультации и пройти обследования. Мы также получаем денежную помощь. Правительство создаёт рабочие места. Конечно, ещё предстоит многое сделать, но бесспорный прогресс заметен уже сейчас». Социальный прогресс заметен и в городе Давао, где Дутерте проработал мэром 22 года. Когда-то криминальная адская дыра с разваленной социальной инфраструктурой, Давао превратился в современный город с относительно хорошим социальным обеспечением и развитой инфраструктурой, здесь построены общественные парки и зелёные кварталы. «Столь многое стало доступно для бедняков», - говорит мне водитель по дороге от мэрии до гостиницы. - «Всего за два десятилетия город радикально изменился. Теперь мы гордимся, что живём здесь».

Джефри Тупас из мэрии Давао показывает мне данные, которые я попросил: районы переселения для бедных и бездомных, государственное жильё для повстанцев, которые сложили оружие, улучшение трущоб – проектов множество. Как и в революционных странах Латинской Америки, народный энтузиазм заразителен и неподделен. В медицинских центрах врачи и медсёстры гордо говорят о новых планах вакцинации, бесплатном лечении диабета и повышенного давления, туберкулёзных диспансерах и планировании семьи. «Теперь мы надеемся на общее экономическое улучшение, если перестанем зависеть от США», - сказала Лузвиминда Илаган. - «Если мы откроем для себя такие дружественные страны как Китай и Россия, то нам есть на что надеяться! Раньше на Минданао были только западные добывающие компании из Австралии и Канады. В результате, вся прибыль улетала за границу, и местные жители жили в нищете. При президенте Дутерте всё резко изменилось!»

Действительно ли Дутерте – массовый убийца?

Если вы читаете только западную и местную ультраправую прессу, то вас можно извинить, если вы верите, что Дутерте «лично участвовал» в «убийстве более 5000» человек в рамках его «войны с наркотиками». Однако, если поговорить с самими филиппинцами, то картина будет совсем другая. До Дутерте Филиппины задыхались от дикой преступности, по сравнению с другими азиатско-тихоокеанскими странами. По данным ООН в 2014 году уровень убийств здесь составлял 9,9 на 100000 человек, по сравнению с 2,3 - в Малайзии, 3,9 - в США, 5,9 - в Кении, 6,5 - в Афганистане, 7,5 - в Зимбабве и 13,5 - в Демократической республике Конго.

Раньше мафия контролировала улицы всех главных городов. Очень часто армейские и полицейские генералы и высшие чиновники, по совместительству, руководили и своими бандами. Ситуация явно вышла из-под контроля, целые районы жили в отчаянии и страхе. Для многих города превратились в настоящие поля битвы. Водитель, везущий меня на Южное кладбище в Маниле, вспоминает: «В моём районе было совершено ужасное убийство: наркоторговец обезглавил подростка». Тереза и Эдуардо Тадем говорят: «В Давао был ужасный уровень преступности. Как правило, люди этой страны сыты по горло преступностью, и готовы поддержать всё, что угодно… Дутерте заставил полицию работать. Он юрист, и старается держаться рамок закона. Он говорит: «Если они сдаются, приводите их, если они сопротивляются, стреляйте!» Погибло более 5000 человек, но кто убивал? В основном, преступники, линчеватели, бандиты…»

Профессор Роланд Симбулан уточняет: «Было много убийств. Мы не можем точно сказать, кто и кого убивал, например, банды воевали между собой в конкурентной борьбе. На Филиппинах ужасная коррупция, и даже чиновники и полицейские занимаются наркоторговлей. Время от времени полиция устраивает облавы, а затем перепродаёт захваченные наркотики. По телевидению говорили, что полицейские давали бандитам указания, кого нужно убить. Дутерте говорит очень резко, и его слова часто понимаются неверно». В трущобах и бедных районах большинство желает, чтобы применялись более жёсткие меры, чем теперь. Как сказали мне жители Южного кладбища: «Мы ненавидим тех, кто расследует так называемые внесудебные убийства. Они заботятся лишь о правах преступников. Но мы, законопослушные граждане, которые многие десятилетия страдали от них, вообще не были никак защищены, пока не появился наши президент».

Лузвиминда Илаган из Давао решительно поддерживает своего президента: «Совершенно очевидно, почему президент ведёт войну с коррупцией и наркотиками. И если оппозиция говорит о внесудебных убийствах, она должна доказать, что это делается властями. Они доказали это? Конечно, ситуация сложная, гибнут люди. Но посмотрите на числа: они существенно снизились, по сравнению с правлением Бениньо Акино. Во время его правления постоянно убивали фермеров, коренных жителей, городских бедняков и активистов, которые боролись за их права. Во времена Глории добывающим компаниям разрешили делать всё, что угодно, и они убивали всех, кто вставал у них на пути. Ранее ситуация была ещё хуже: армия служила «службой безопасности» для добывающих компаний. Теперь всё изменилось!»

Даже самые ядовитые критики президента Дутерте, которые заявляют, что его «война с наркотиками» убила более 5000 человек, теперь должны признать, что «детализировать убийства» очень сложно. 13 декабря Al-Jazeera написала: «Из полицейских отчётов следует, что, после вступления на пост президента Филиппин Родриго Дутерте 30 июня, по всей стране было убито 5882 человека. 2041 из них – подозреваемые в наркоторговле, были убиты во время полицейских операций с 1 июля по 6 декабря. А остальные 2841 – были убиты неизвестными вооружёнными лицами с 1 июля по 30 ноября». То есть около 2000 человек погибли во время бандитских перестрелок с полицией. Вполне справедливо, ведь местная мафия – самая смертоносная и тяжеловооруженная в азиатско-тихоокеанском регионе. Кто эти «неизвестные вооружённые лица», и почему СМИ сразу же указывает пальцами на президента, веря лишь заявлениям его врагов, типа сенатора де Лима? Освещение событий на Филиппинах западными СМИ столь нелепы, лживы и односторонни, как и Сирии и России?

Кроме того, местные филиппинские нарки были просто беспощадно убиты, или нужно ещё кое-что добавить к этой истории? Разве тут что-то не умалчивается постоянно? Питер Ли пишет о «реабилитации» наркоманов и китайской помощи: «Ещё одной областью потенциального сотрудничества между Филиппинами и КНР является помощь КНР в чрезвычайной программе реабилитации филиппинских наркоманов, которые сами сдались полиции, чтобы спастись от батальонов смерти». В западных СМИ не сообщается, что более 700 тысяч наркоманов сами сообщили властям о своём пристрастии. Я повторяю, 700 тысяч наркоманов сами пришли в полицию.

Они должны пройти реабилитацию, и могут продолжать безопасную жизнь, вся тяжесть организации этого ложиться на власти Филиппин. Дутерте обратился к армии Филиппин с просьбой предоставить военные базы для организации реабилитационных лагерей, первый из которых будет создан в Кэмп Рамон Магсайсай. Дутерте обратился к КНР с просьбой построить нарколечебницы. По данным правительства, работы по организации лечебницы в Магсайсай уже начались. Здесь есть один примечательный нюанс. Магсайсай – крупнейшая военная база на Филиппинах. Это крупнейший алмаз в диадеме из пяти филиппинских баз, используемых США, которые должны перейти в собственность Филиппин по программе Соглашения по расширенному военному сотрудничеству. Похоже, американские военные должны будут делить Магсайсай с тысячами филиппинских наркоманов и китайскими строителями.

Дутерте и Маркос.

Недавно многих потрясло решение Дутерте перезахоронить бывшего диктатора Фердинанда Маркоса на «Кладбище Героев». «Президент сошёл с ума?» - спрашивали меня некоторые. - «Он присоединяется к правому культу?» Ничего подобного! Президент Дутерте – левый революционер, но он также отлично понимает, что в морально опустошённом обществе, которым правят порочные политические кланы и коррумпированные военные и полицейские генералы, нужно быть шахматистом, чтобы проводить радикальные реформы.

«Это не идеологический шаг», - говорит профессор Ролан Симбулан. - «Это совершенно прагматическое решение. Он взял деньги, и он открыто признал, что берёт деньги на предвыборную кампанию. Затем, в обмен на некоторые голоса, он обещал перезахоронить бывшего диктатора Фердинанда Маркоса на «Кладбище Героев». Младший Маркос хотел стать вице-президентом, но проиграл Лени». Ведущий историк доктор Рейнальдо Илето добавил: «У Кладбища байани или «героическое» название, но, на самом деле, на этом кладбище хоронят лишь бывших президентов. Оппозиция концентрирует внимание на перезахоронении Маркоса, чтобы не говорить о реальных и важных проблемах».

«Дутерте упрям», - сказали мне Эдуардо и Тереза Тадем. - «Он обещал это семье Маркоса и исполняет своё обещание. Восхищается ли он Маркосом? Если ему и нравится в нём что-то, то только его сила и бескомпромиссность. Маркос превратил страну в руины, но после него ситуация так и не улучшилась, поэтому он положительно оценивается некоторыми слоями общества. Но в целом, решение Дутерте перезахоронить его на «Кладбище Героев» – грубый просчёт».

«Почему многие филиппинцы так одержимы Маркосом?» - спросил я ведущего левого журналиста и мыслителя Бенджи Оливероса. - «Это похоже на Перона в Аргентине?» «О, да», - ответил он. - «Это хорошее сравнение». «Дутерте – поклонник Маркоса?» - выкатывает глаза Луз Илаган. - «Во время военного положения он был прокурором в Давао. Он всегда защищал наших активистов. «Освободите их немедленно!» - часто приказывал он. Он спасал жизни. Его отец был второстепенным министром в правительстве Маркоса, до военного положения, но его мать играла очень важную роль в протестном движении. Она была его голосом, бесстрашная женщина. Она сильно повлияла на своего сына».

Дутерте действительно ненавидит женщин?

Опять же, нужно помнить, что Дутерте – представитель висайа. Он откровенный, часто грубый и неполиткорректный. Дутерте высказался о привлекательности коленей и ног вице-президентши Лени Робредо, и публично сказал, что сенаторша Лейла де Лима спит со своим водителем (позже было доказано, что она действительно его любовница). В фундаменталистской католической стране Дутерте развёлся со своей первой женой (они расстались по-дружески) и теперь живёт с гражданской женой. Всё это чересчур для некоторых, но в него влюблены многие женщины.

«Когда он отпускает шутки о женщинах, Манила не может это принять», - смеётся Луз Илаган – ведущая феминистка страны. - «Но мы всегда сравниваем его слова с его поступками - что он делает для наших женщин. Он всегда помогает нам. Он всегда защищает нас. Давао получал награды за помощь женщинам. Он создал «отдел интегрированного гендерного развития» - впервые на Филиппинах, и другие города теперь копируют эту концепцию. Каждый год, перед празднованием Женского Дня, женщины оценивают работу этого отдела, и составляют планы на будущее. Они всегда в центре событий. Всё очень прозрачно».

В международной гостинице в Шарьяхе (Объединённые Арабские Эмираты) я поговорил с группой рабочих женщин, которые приехали с Филиппин. Что они думают о своём новом президенте? Когда они отвечали (не колеблясь ни секунды), я увидел у двух из них в глазах слёзы: «Впервые в своей жизни мы чувствуем гордость, что живём в своей стране. Дутерте вернул нам чувство собственного достоинства. Он дал нам надежду. Сказать, что мы поддерживаем его – недостаточно. Мы любим его. Мы чувствуем огромную благодарность. Он освобождает нас. Он освобождает нашу страну!»

Дутерте и прошлое Филиппин.

Президент Дутерте не только оскорблён настоящим, он разъярён прошлым. «Американизированное обучение на Филиппинах сформировало особое мышление», - говорит доктор Рейнальдо Илето из Манилы. - «Американо-филиппинская война – неизвестное событие, люди ничего не знают о ней. Всё было «зачищено»». «Мы всё ещё не оправились от похмелья после американского колониализма», - отмечает романист Сионил Хосе. Американский колониализм был настоящим геноцидом.

Альфонсо Веласкес пишет: «С 1899 по 1913 год США написали самые тёмные страницы истории. Вторжение на Филиппины с целью захвата имперской собственности вызвало мощную реакцию филиппинского народа. 126000 американских солдат были отправлены на подавление народного восстания. 400 тысяч филиппинских «мятежников» были убиты американскими военными и ещё 1 миллион мирных граждан погибли из-за экономического развала, американских массовых убийств и тактики выжженной земли. В целом, американская война на уничтожение унесла жизни около 1/6 части населения страны. Прошло уже сто лет, не пора ли армии, правительству и Конгрессу США извиниться за ужасающие преступления и чудовищные страдания, причинённые народу Филиппин?»

Гор Видал отмечает: «Сравнение этой очень успешной операции с менее успешной нашей войной во Вьетнаме было сделано Бернардом Фоллом, который назвал наше завоевание Филиппин «самой кровавой колониальной войной, которая когда-либо велась белыми против азиатов, она унесла жизни более 3 млн. филиппинцев». Сам известный генерал Белл считал, что мы убили одну шестую часть населения крупнейшего острова Лусон – примерно 600 тысяч человек. Теперь мистер Кример ссылается на мистера Хила («который вырос в Маниле», подсчитывая черепа), считающего, что на всех островах было убито всего 300 тысяч мужчин, женщин и детей.

Я удивлён, что так долго блуждал около «столь легко проверяемого факта». Не существует легко проверяемых фактов, когда дело доходит до геноцида. Когда я написал (в 1973 году) об уничтожении 3 млн. филиппинцев, мне написала одна филиппинка, которая защитила диссертацию по этой теме. Она использовала цифры Фолла, но она сказала, что с тех пор не сохранились записи о населении, и разрушались целые деревни, поэтому историки не могут проверить факты. В любом случае, даже самая скромная оценка этой войны вычёркивается из исторических книг, на которых учится молодое поколение».

Сообщалось, что в сентябре 2016 года на саммите Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, на котором был Обама, Дутерте описал убийства американскими солдатами мирных филиппинцев, сказав: «Они убили и моего предка». Я был в нескольких книжных магазинах Манилы, включая National и Solidaridad. Все продавцы были сбиты с толку, когда я просил книги об американской резне на Филиппинах. Возможно, скоро это изменится. Дутерте открыто говорит об американских колониальных войнах и вторжениях, в том числе о резне на островах Лусон и Минданао.

Несколько десятилетий США изображали из себя «освободителей» Филиппин. Теперь Дутерте называет США страной массовых убийц, насильников и воров. Он говорит, что у западных стран нет морального права критиковать кого-либо за нарушение прав человека. Он называет Обаму сукиным сыном. Он крикнул Европейскому Союзу: «в жопу вас!» Он не привык лицемерить. В этой части мира такие эмоциональные высказывания могут воспламенить восстание. Я долгие годы работал в Юго-Восточной Азии и знаю, что местная история скрыта под покровом лжи.

Юго-Восточная Азия потеряла десятки миллионов человек из-за отвратительного, жестокого европейского колониализма. Она потеряла миллионы в Индокитае (Вьетнам, Камбоджа и Лаос) во время «вьетнамской» (как говорят в США) или «американской» (как говорят во Вьетнаме) войны. От 1 до 3 миллионов жителей Индонезии были убиты во время про-американского путча в Джакарте в 1965-66 годах. Филиппинский геноцид унёс жизни около 1,5 миллионов борцов-патриотов, но главным образом - мирных граждан. Восточный Тимор потерял около трети своего населения из-за индонезийского вторжения, которое поддерживалось США, Англией и Австралией.

Такая история взрывоопасна как динамит. Я разговаривал с сотнями людей в этой части мира. Они молчат, но всё помнят. Они знают, кто настоящий убийца, кто настоящий враг. Президент Дутерте не просто играет с огнём. Он переписывает и изменяет всю извращённую западную точку зрения. Целый регион наблюдает, затаив дыхание. Страх и надежда носятся в воздухе, напоминая запахи крови и динамита.

Филиппины – не вассальное государство.

«Я не против Запада. Мне не нравятся американцы. Это просто вопрос принципа для меня», - так смотрит на мир президент Дутерте. - «Филиппины – не вассальное государство. Мы давно перестали быть колонией США. Вы знаете, многие смотрят на нас как на собачек Обамы и США. Я отвечаю только перед народом Филиппинской Республики. На остальных мне наплевать. Кто бы ни выступал против меня. На самом деле, Америка слишком во многом виновна, и должна ответить за преступления в этой стране».

20 октября 2016 года он сказал китайским чиновникам: «Я объявляю об отделении от США в военной и экономической сфере. Америка проиграла. Я перестраиваю всю идеологию. И наверно, я поеду в Россию, чтобы поговорить с Путиным о том, что три наших страны - Китай, Филиппины и Россия - могут противостоять всему миру. Это единственный путь». Его речь закончилась под оглушительные аплодисменты. Дутерте действительно встретился с президентом Путиным в кулуарах собрания Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества в Лиме (Перу) в ноябре 2016 года.

Для Филиппин началась новая эра: сотрудничество с Китаем, Россией, Кубой и Вьетнамом. Увеличение расстояния между огромным и влиятельным архипелагом и Западом. Он называет американцев «сукинами сынами» и «лицемерами», и прямо в лицо говорит супердержаве: «Мы можем выжить без американских денег. Но вы знаете, Америка, вы должны взять это на заметку. Приготовьтесь покинуть Филиппины, приготовьтесь к отмене военных соглашений. Вы понимаете, зуб за зуб. Это не одностороннее движение. Пока, Америка».

Что насчёт Трампа?

В наши дни быть другом Запада – кошмарная проблема. Лидер колонизированной страны может быть дискредитирован всего одной лояльной фразой, одним лояльным жестом по отношению к американскому или английскому политику, западному режиму или транснациональной корпорации. Западные СМИ отлично это знают. Именно поэтому, когда президент Дутерте поговорил с победившем на выборах Трампом, СМИ немедленно начали сообщать, что эти политики похожи.

Это вряд ли. Как только Трамп попадёт в Белый дом, тесные связи Дутерте с Китаем, Кубой и другими социалистическими странами внесут его в чёрный список имперского режима. Обама уже организовал несколько неудачных попыток переворота. Было бы чудом, если расист, ненавидящий китайцев и всех азиатов, Дональд Трамп решит сотрудничать с антиимпериалистическим азиатским лидером. Пока Дутерте и Трамп говорят вежливо. Дутерте даже высказал комплимент своему американскому коллеге: «Мне нравится ваш рот, он похож на мой». Однако, вряд ли это можно назвать доказательством потепления отношений между двумя странами. Мой филиппинский коллега сказал мне: «Пожалуйста, не обращайте внимания на прозападные СМИ. Если хотите знать реальность, найдите полный текст разговора. Ну, если сможете его найти».

Тем временем, Вашингтон пытается подсластить очевидную горечь отношений между США и Филиппинами. Новый посол США корейского происхождения Сун Ким улыбается и высказывает «уважение»: «Для меня очень важно и значимо глубокое и чрезвычайное потепление между народами двух стран». Что на это ответил президент Дутерте? «Пошёл в жопу, сукин сын!» В Азии на любезность отвечают любезностью. Однако, каждую неделю Филиппины всё дальше отдаляются от Запада, как и было обещано.

Кто боится и ненавидит Дутерте?

Как мы понимаем, Запад ненавидит его. А особенно его ненавидят те, кто пытается разжечь войны с Китаем и Россией. Дутерте восхищается обеими странами, говоря, что у Китая «самая добрая душа из всех». Он также восхищается президентом России Владимиром Путиным. «Русские не оскорбляют людей, они не вмешиваются», - сказал Дутерте. Ненавидят его и крупные транснациональные корпорации, особенно - огромные добывающие конгломераты, которые многие десятилетия действуют на Филиппинах, убив тысячи беззащитных филиппинцев, разграбив природные ресурсы и разрушив экологию. Президент Дутерте ставит точку в этом феодальном и фашистском беззаконии. Его ненавидят СМИ, как местные, так и зарубежные – по «понятным причинам».

Его ненавидят многие местные и транснациональные НПО, часто просто потому, что им платят за ненависть, или потому, что они не знают, что происходит на Филиппинах, или потому, что привыкли все народы подгонять под западные мерки. Его ненавидят некоторые жертвы диктатуры Маркоса, но, конечно, не все из них. Многие современные «активисты» слишком тесно связаны с Западом, и поэтому тоже ненавидят его. Например, Сюзан Макабуаг, которая высказывает явную антипатию к президенту, сказала: «Очень прискорбно, что Дутерте так говорит о США. Если бы это говорил другой человек, это имело бы большое значение».

Она также сделала несколько заявлений, показывающих её неприязнь к Китаю. Она сказала однажды: «Мой сын живёт в США. У многих из нас родственники живут в США. Мы очень озабочены ситуацией». Я долго пытался выяснить, что она имеет в виду, но затем махнул на неё рукой. В небольшом, но культовом интеллектуальном книжном магазине Solidaridad я встретился с наиболее уважаемым из современных филиппинских романистов Сионилом Хосе, который недавно отметил свой 92-й день рождения. Мы поговорили о России, Индонезии, о современной литературе. Затем я спросил его прямо: «Тебе нравится президент Дутерте?» «Он мне нравится и нет», - ответил он, уклончиво улыбаясь. - «Но я должен сказать, он сам себе нравится».

Миссис Лени Робредо - вице-президент Дутерте (и бывший член парламента и адвокат) - ненавидит своего начальника. По Конституции, он не мог её уволить с поста вице-президента, но он, по крайней мере, мешал ей посещать регулярные заседания правительства в начале декабря. Он перестал ей доверять. Он считает, что её партия пытается свергнуть его. Затем она покинула пост председателя Координационного совета по жилищному хозяйству и городскому развитию и начала собирать силы против администрации Дутерте. «Многие из нас против политики президента. Я надеюсь, что смогу объединить все голоса несогласных», - сказала Робредо Reuters в своём кабинете в манильском Кесон-Сити.

Робредо – важная фигура в «жёлтой» Либеральной партии. 13 сентября Inquirer написал: «Не называя прямо Либеральную партию, Дутерте обвинил «жёлтые» силы в подготовке его импичмента под предлогом нарушения прав человека его администрацией. «Давайте не будем себя обманывать. Вы знаете, кто находится позади этого? Это жёлтые», - сказал президент, говоря о политическом цвете либералов». 5 декабря я встретил в Маниле историка доктора Рейнальдо Илето, который сказал: «Лени протаскивает западную политику в Южно-Китайском море».

Мы поговорили о «цветных революциях», которые Запад организовал на Украине, в Бразилии, Аргентине и на Филиппинах при Арройо, когда она захотела сблизиться с Китаем. Робредо пытается стать для Дутерте тем, чем стал Темер для Дилмы? Здесь готовится новая «цветная революция» под маской «борьбы с коррупцией» или «защиты прав человека»? Династии, влиятельные политические и финансовые кланы тоже ненавидят президента Дутерте. Ещё как ненавидят! В прошлом я узнал о них, получив «доступ» к некоторым из них. Мне показали, как они действуют: без стыда, жестоко и с полной безнаказанностью.

Династии убивали и насиловали всех, кто вставал у них на пути. Они грабят страну несколько веков. Как и в Центральной Америке (испанские и американские колонизаторы), они никогда не стеснялись жертвовать тысячами, даже миллионами рабов. Высшее военное руководство, получившее образование в США и других западных странах, ненавидит его. Очень сильно ненавидит. Его ненавидят миллионы филиппинцев, живущие в США. Он должен проявлять осторожность, связываясь с ними. Недавно президент Дутерте сказал: «Лучше быть осторожным со словами «мы отделяемся или разделили наши дипломатические отношения». Это невыполнимо. Почему? Потому что филиппинцы из США убьют меня».

На самом деле, его ненавидят столь многие «элиты» и другие силы на Западе, что кажется чудом, что он всё ещё жив. Были раскрыты несколько подготавливаемых путчей. Все западные СМИ используются для распространения негативной пропаганды, чтобы дискредитировать его. Его не волнует это. Сейчас ему 71 год. У него плохое здоровье. Он не думает, что доживёт до конца своего срока. Но он воин. Он никогда не становился на колени перед колонизаторами. Недавно он сказал: «Я не встану на колени ни перед кем, кроме филиппинца из Куиапо, бредущем в нищете, страдании и гневе». Именно так бы сказали Чавес, Моралес или Фидель. Именно за это империя и западный режим убивают людей. Это элементарно.

Империя знает, что такие люди ей угрожают. Филиппины – страна с населением более 100 миллионов человек, она расположена на пересечении важных морских маршрутов. Раньше это была самая покорная страна Азии. Эти времена прошли. Народ внезапно проснулся, вышел из повиновения и выражает гнев. Запад убивал, грабил и унижал его несколько веков. Образование искажено, чтобы прославлять захватчиков. Культура лишена наследия и наполнена смертельными дозами западной попсы.

Снова и снова мне говорят, что если президента Дутерте убьют или свергнут, страна взорвётся. Начнётся гражданская война. Если восстание воспламенит миллионы человек, пути назад уже не будет. До сих пор не все люди понимают, что там настоящая революция. Это очень медленная и болезненная революция. Это не «красивая», не театральная революция. Это просто революция. «Если Дутерте будет действовать слишком быстро, его свергнут военные», - сказал Роланд Симбулан. Дутерте говорит: «Пока, Америка!» Он отменил совместные военные учения, хотя пока он вежлив с Дональдом Трампом. Атмосфера чрезвычайно напряжена. В любой момент может произойти всё что угодно: убийство, путч. Вокруг него минное поле. Он понимает это. Так пишется история – кровью, собственной кровью.

Главное, что сейчас происходит в Маниле, это не собрание прозападной НПО. Это яркий, шокирующий образ огромной, раненной, измученной нации, которая поднимается со своего смертного ложа, всё ещё залитого кровью и гноем, но внезапно она получила надежду на выживание, она разгневана и непокорна, она полна решимости жить и победить. Чтобы жить, она должна бороться изо всех сил. На кладбищах, на которых живут несчастные люди, я видел надежду. Я могу засвидетельствовать это. Те, кто не верит мне, может сам приехать и посмотреть своими глазами. Они должны посетить ужасную трущобу Басеко и город Давао. Они должны поговорить с людьми. А те, кто не хочет этого делать, пусть помалкивают. Я подтверждаю, что на Филиппинах идёт восстание, разожженное одним человеком и его решимостью и мужеством.

Он святой? Нет не святой. Он сам говорит это. Во всяком случае, я не верю в святых. Дутерте не может себе позволить быть святым. За его спиной стоят сто миллионов мужчин, женщин и детей, большинство из них нищие и ограбленные. Если он пройдёт через шторм, то большинство из них выживет и начнёт жить лучше. Поэтому, измученный и раненный, он продолжает идти. Он сжимает кулаки и проклинает. Он не имеет права упасть и проиграть. Он должен пройти через всё это – во имя ста миллионов филиппинцев. Он слышит оскорбления и обвинения, он знает о подготовке убийства и переворота, но в его голове повторяются слова великого героя Уго Чавеса: «Здесь никто не сдаётся!»

http://antizoomby.livejournal.com/506420.html

http://antizoomby.livejournal.com/506818.html