Кто такой президент Макрон

Книга французского политического обозревателя Анны Фюльда проливает свет на подробности биографии, персональные качества и личные связи самого молодого президента в истории Франции. На основании скрупулезно собранных фактов и уникальных свидетельств очевидцев, автор демонстрирует, как дар коммуникации, уверенность в своем предназначении вкупе с поддержкой влиятельных покровителей и СМИ в рекордные сроки привели Э. Макрона на вершину политического Олимпа.

Рецензия на книгу: Fulda Anne. Emmanuel Macron, un jeune homme si parfait. – Paris: Editions Plon, 2017. – 288 p.

Из-под пера Анны Фюльда, известного французского политического обозревателя, постоянного автора рубрики «Портрет» газеты «Figaro», ранее выходили биографии Жака Ширака и французского сенатора Франсуа Баруэна. В этой книге, посвященной новому президенту Франции Эмманюэлю Макрону, А. Фюльда анализирует обстоятельства, повлиявшие на его становление как человека и политика, рисует психологический портрет самого молодого главы государства в истории Французской Республики. В фокусе внимания автора – личные связи президента, взаимоотношения с близкими, роль в его судьбе влиятельных покровителей (или, как он сам их называет, «старших братьев»), проложивших для него короткую дорогу к президентскому креслу.

Книга вышла в свет 6 апреля 2017 года, когда Эмманюэль Макрон был еще участником предвыборной гонки, но уже считался ее наиболее вероятным победителем. Издание быстро вошло в списки бестселлеров на территории Франции и оказалось в поле зрения ведущих мировых СМИ. После победы Э. Макрона на президентских выборах в мае 2017 года, цитаты из книги А. Фюльда появились в бесчисленном множестве статей и репортажей по всему миру. Критики высоко оценили проведенную автором серьезную журналистскую и аналитическую работу, ее талант интервьюера.

Террор НАТО во Франции

В основе книги лежат многочисленные интервью с самим Макроном, подробные беседы с его приближенными, женой, родителями, знакомыми, коллегами и влиятельными сторонниками. В ней содержатся уникальные свидетельства очевидцев, проливающие свет на малоизвестные подробности биографии Макрона и его персональные качества. Задача автора – составить реальный портрет лидера Французской Республики в противовес медийному образу, который тщательно поддерживает сам новоизбранный президент; определить мотивы, подтолкнувшие этого «энарка» (выпускника элитарной Национальной школы администрации – ENA), бывшего банкира из дома Ротшильдов, неожиданно выставить свою кандидатуру на пост президента и позиционировать себя при этом как антисистемного кандидата. В издании подробно описано, как формировалась личность Макрона, что влияло на становление его характера, какие персональные качества способствовали его феноменальному успеху в политической карьере, какие средства будущий лидер Пятой республики использовал для достижения своих целей.

«Неуловимый Макрон»

В кратком введении А. Фюльда суммирует впечатления журналистов, избирателей, ближнего круга и свои собственные. «Под внешней приветливостью и улыбками, за гладким фасадом технократа, обучавшегося в лучших школах республики, настоящий Макрон неуловим. Множествен. Он твердо намерен не разглашать того, что хочет оставить при себе, однако щедро делится тем, что сам желает донести. Никто не знает его по-настоящему» [с. 11-12]. По словам жены, он никого не подпускает к себе близко: «Ему нужны все и никто. Внутрь его мира не попасть. Он держит на расстоянии» [с. 12].

Макрон похож на тромплёй (обманку), на здание меняющейся конструкции. Писатель Мишель Уэльбек в эфире телеканала France-2 сравнил его с мутантом [Nonstop…]. «“Мутант” Макрон, ‒ пишет А. Фюльда, ‒ подкрался бесшумно. Он постепенно стал появляться в СМИ, показывая себя этаким славным, раскованным технократом, позируя в рубашке с закатанными рукавами в своем кабинете в Елисейском дворце» [с. 12]. Очень скоро имя Макрона стало широко известно в коридорах власти и в редакциях ведущих массмедиа. В отличие от других политиков и чиновников высокого ранга, он был всегда доступен: для бизнесменов, политиков и журналистов его двери были открыты до поздней ночи.

Франция безработица

Безработица во Франции

С бывшим президентом страны Франсуа Олландом политик вел себя так же, как и со всеми остальными покровителями, которые, признавая его очевидные таланты, помогали ему в рекордные сроки взобраться по карьерной лестнице. Макрон пристально наблюдал за Ф. Олландом, сделался незаменимым, безупречным во всем. «Он интегрировался в систему, которая идеально ему подошла. Чтобы потом удобнее было от нее дистанцироваться. И в довершение презентовать себя как антисистемного кандидата», ‒ пишет А. Фюльда [с. 13].

Став кандидатом в президенты, Макрон использовал в отношении Франции тот же прием: он показал избирателям, что прислушивается к ним, сопереживает им. По мнению автора, эта его особенность ‒ основной инструмент «обольщения», главное мастерство нового главы государства.

Макрон с ранних лет был уверен в своем особом предназначении, хотя долгое время хранил свои мечты в секрете. «Все, кто знает его (или думают, что знают), уже давно почувствовали в нем твердую решимость, а вместе с тем едва заметное чувство собственного превосходства, непоколебимую уверенность в своем предназначении, проявления глубокого, но тщательно спрятанного эгоцентризма», ‒ отмечает А. Фюльда, добавляя, что Макрона уже сравнивают с Кеннеди и Наполеоном, и сам он не протестует против таких сравнений [с. 14].

Происхождение и семья

Подробный анализ биографии и личности новоизбранного президента открывает глава под названием «Сын божий» (таково одно из значений имени Эмманюэль), рассказывающая о рождении, раннем детстве и семье, в которой рос будущий политик.

Причина военной слабости Европы

Макрон родился 21 декабря 1977 г. в городе Амьен на севере Франции в семье врачей. Там же прошло его детство. Рождению сына в семье предшествовала смерть новорожденной дочери, что тяжело переживалось родителями и наложило отпечаток на воспитание Эмманюэля.

Родители Макрона описываются в книге как ярые приверженцы идей свободы. Оба они получили медицинское образование. Оба, будучи студентами, участвовали в протестах 1968 г., однако позднее разочаровались в политике и вновь почувствовали вкус к гражданской активности только в 1981 г., отдав свой голос на президентских выборах за Франсуа Миттерана.

Притом что родители Макрона называли себя агностиками и не крестили ни одного из своих детей, Эмманюэль в возрасте 12 лет сам настоял на том, чтобы быть крещенным.

Вопреки утверждениям некоторых журналистов, будущий президент вырос в типичной добропорядочной семье, где отец и мать работали, однако уделяли много внимания детям. Транслированная СМИ легенда о том, что будущего президента воспитывала исключительно бабушка, а родители вовсе отреклись от него после известия о его романе с учительницей, не соответствует реальности.

«Ему придумали детство с лубочной картинки, которые так хорошо продаются. С бабушкой-учительницей и неграмотной прабабушкой. Это так в духе Третьей республики! А родители ‒ они в эту схему не вписываются», ‒ считает отец президента Жан-Мишель Макрон [с. 30]. Хотя в последние годы он лишь изредка видится и говорит с сыном, их связывает, помимо прочего, схожесть интеллектуального склада. Именно Ж.-М. Макрон привил Эмманюэлю любовь к истории и литературе, обучал его древнегреческому языку (который к тому времени прекратили преподавать в коллеже) и философии. Именно он познакомил сына с работами Фридриха Ницше, Мишеля Фуко, Клода Леви-Стросса, Луи Альтюссера.

Франция Африка

Эмманюэль учился до 6-го класса в обычной государственной школе в Амьене. И его родители, и школьные учителя свидетельствуют о его одаренности, чрезвычайной работоспособности и упорстве в занятиях. Когда на вступительном экзамене в музыкальной школе его «завалила» одна из преподавательниц, Эмманюэль потребовал, чтобы именно она принимала у него экзамен в следующем году. «Признак гордыни? ‒ задается вопросом автор. ‒ Во всяком случае, невозможность признать свою неспособность завоевать любого! Эта же черта проявится через годы, когда Эмманюэль Макрон станет министром, всегда склонным к открытому противостоянию. К схватке идей» [с. 37].

Еще одной особенностью Макрона-ребенка очевидцы называют его тягу к общению со взрослыми и к знаниям. По воспоминаниям учителя истории, он часто оставался после уроков, чтобы «обсудить что-то всерьез» (цит. по с. 39). Но при всей своей любознательности Макрон, по заверению родителей, не был ни вундеркиндом, ни интровертом, которому трудно даются человеческие отношения. «Нормальный ребенок, который любил играть…в семье никто никогда не говорил, что он какой-то необыкновенный», ‒ вспоминает мать политика, Франсуаза Ногез-Макрон. Впрочем, одно отличие от других детей, по ее словам, все же имелось: «У него были прекрасные отношения со всеми, но я ни разу не видела, чтобы у него был близкий друг» [с. 38].

После 6-го класса, по совету бабушки, Эмманюэль (так же как позже его младшие брат и сестра) покидает государственную школу и поступает в частный католический коллеж La Providence.

Отношениям будущего политика с бабушкой посвящена отдельная глава. Бабушка Макрона по материнской линии Жермен Ногез (или Манетт, как ее называли в семье) умерла в 2013 г., однако до сих пор остается объектом культа для президента Франции. Макрон необычно много говорил о ней и в ходе своей предвыборной кампании.

Будущее НАТО в свете демографии

«Бывшая директриса школы и маленький мальчик ангельского вида были связаны необычными узами. Исключительными. Очень тесными. Слишком тесными. Буквально экстраординарными. Узами любви, но и зависимости, которые продлились вплоть до смерти Манетт. Узами столь тесными, что сами они стеснялись их, а другие с трудом могли их понять» [с. 46].

Дочь малограмотных родителей, Жермен была единственной в своей семье, кто смог получить образование и стать учителем, а затем и директором коллежа. По воспоминаниям родных, она обладала чрезвычайно сильным характером, была невероятно требовательна во всем, что касалось образования и работы. Ее пристрастием были литература и классическая музыка, а приготовление еды она считала пустой тратой времени. По свидетельству близких, бабушка была крайне требовательна к внуку, никогда не делала ему поблажек и притом всегда оставалась для будущего политика непререкаемым авторитетом.

Когда в 2013 году здоровье Манетт резко ухудшилось, Макрон, уже занимавший в то время пост заместителя главы президентской администрации, звонил ей ежедневно. А 13 апреля 2013 года, получив известие о том, что Жермен Ногез находится при смерти, Макрон срывается в Амьен прямо с важного совещания, чтобы успеть с ней проститься. Как утверждают, именно тогда была заложена основа разрыва Макрона с Франсуа Олландом. Глубоко переживавший смерть Манетт, Макрон был оскорблен равнодушием Олланда и с того момента перестал чувствовать себя обязанным ему.

Именно бабушка стала поверенной 16-летнего Макрона в его любви к замужней преподавательнице Брижит Озьер. По признанию супруги французского президента, «ничего не получилось бы, если бы не помощь Манетт» [с. 48].

Истории отношений Эмманюэля Макрона с его супругой Брижит, которая старше его на 24 года, в книге А. Фюльда посвящена отдельная глава. По воспоминаниям самой Брижит, когда она пришла на работу в коллеж La Providence, «все преподаватели только об Эмманюэле и говорили» [с. 58], как и ее собственная дочь, учившаяся с ним в одном классе. Учительница познакомилась с Макроном на занятиях в театральном кружке, которым она руководила в дополнение к преподаванию французского и латыни. Юноша произвел на нее впечатление своим «исключительным умом», их сближению способствовала совместная работа над театральной пьесой.

Рассказывая о своей реакции на роман сына с учительницей, родители Макрона признают, что были ошеломлены и встревожены, однако это не разрушило их отношения с сыном. Решение отправить Эмманюэля для завершения среднего образования в Париж вовсе не было «изгнанием» и вообще не было связано с его увлечением. Это было давнее намерение, и сам юноша его поддержал.

Учеба в престижном парижском Лицее Генриха IV стала тяжелым испытанием для молодого человека, несмотря на то, что сам он в своей книге «Революция» называет переезд в столицу «прекраснейшим приключением» [Macron]. «Вдобавок к отрыву от корней, он в одно мгновение оказался среди сверстников, чей уровень был выше. “Вундеркинд” лишился своего великолепия. Он впервые встретил соперников, он больше не лучший, не тот, кем все восторгаются, кому завидуют, кому хотят подражать», ‒ отмечает автор книги [с. 68]. Тем не менее, если верить Франсуазе Ногез-Макрон, уже через несколько месяцев Эмманюэлю удалось ликвидировать разрыв с другими учениками.

Что касается Брижит, родители Макрона поставили условие: ему было запрещено встречаться с ней до совершеннолетия. Однако тайные встречи Макрона с будущей женой не прерывались никогда. А после того как Эмманюэлю исполнилось 18 лет, он в ультимативной форме объявил родителям, что намерен продолжать отношения с любимой женщиной. Те, зная его решимость и упорство, уже даже не пытались этому препятствовать.

Лишь в 2007 г. Эмманюэль Макрон и Брижит Озьер смогли пожениться. Сегодня, как утверждается в книге, семейные страсти улеглись и окружающие приняли их выбор. Но сам Макрон вспоминает о 15 годах, предшествовавших его женитьбе, как о тяжелом времени, и называет сегодняшнее положение вещей «завоеванием». По его словам, все эти годы ему приходилось жить в атмосфере непонимания и неодобрительных взглядов.

Непростая история любви, по собственной оценке Макрона, заставила его рано повзрослеть, сразу после детства окунуться во взрослую жизнь, минуя юность. «Вот, наверное, почему я так ничего и не смог понять о подростках… Это такой возраст неопределенности, я не желал в нем находиться», – делится с автором книги французский президент [с. 66].

Брак Макрона действительно необычен. Но эта необычность, по мнению А. Фюльда, состоит отнюдь не в разнице в возрасте, о которой столько судачат. Необычнее всего то, что, судя по всему, Брижит ‒ единственная женщина и единственная любовь в жизни французского президента, считает автор. По мнению матери президента, болезненно воспринявшей решение сына отказаться от перспективы иметь собственных детей, «любовь Эмманюэля и Брижит ‒ это полное слияние» [с. 72].

Франция - демография

Франция - структура мусульманских общин

Как бы то ни было, после женитьбы Макрон «усыновил готовую семью» Брижит с ее размеренным, традиционным буржуазным укладом, который, видимо, вполне соответствует персональным вкусам французского президента. Автор книги подчеркивает, что семьей Макрона, в кругу которой он регулярно проводит уикэнды и праздники, стала именно семья жены, ее родители, ее дети (активные участники предвыборной кампании отчима) и внуки.

Рисуя портрет новой первой леди Франции, автор книги обращает внимание на ее происхождение. Брижит Тронье (девичья фамилия супруги президента) выросла в консервативной католической семье известных в Пикардии потомственных шоколатье, обучалась в католической школе. В возрасте 20 лет Брижит вышла замуж за Андре-Луи Озьера, директора Французского банка внешней торговли в Страсбурге, а затем в Амьене. В этом браке у нее родилось трое детей. О разводе с мужем, который официально состоялся только в 2006 г., она предпочитает публично не говорить.

Под классическими манерами выпускницы, а затем учительницы католической школы, под внешностью жизнерадостной блондинки, с наивным удовольствием окунувшейся в светскую круговерть и демонстрирующей свои наряды от Луи Виттона, скрывается более сложная натура, убеждена автор книги. Взгляды Брижит во многом решительнее, чем взгляды мужа. К примеру, она твердо выступает за запрет ношения хиджаба в учебных заведениях, считая этот предмет одежды насилием над женщиной. «Эмманюэль ‒ человек консенсуса, я же не переношу, когда причиняют боль женщинам и детям», ‒ заявила Брижит Макрон в беседе с журналисткой [с. 89].

Франция - демография

Франция - количество мечетей и процент иммигрантов

Каково реальное влияние первой леди страны на супруга? Правда ли, что именно она подтолкнула его к занятию политикой и участию в президентских выборах? «По правде говоря, кажется, она скорее подчинилась, решив поддержать Эмманюэля Макрона в его политических амбициях, чем подталкивала его», ‒ считает А. Фюльда [с. 91]. В беседах с журналисткой Брижит говорит о жестокости мира политики, о разрушительном эффекте, который он производит на людей. По ее признанию, сильное впечатление на нее произвела история Пенелопы Фийон, ставшей жертвой предвыборной борьбы и объектом всеобщего порицания.

При этом, утверждается в книге, часто именно к Брижит обращаются окружающие (включая членов семьи самого Макрона) для того, чтобы передать что-то политику или встретиться с ним. Супруга сопровождает Макрона всегда: во время рабочих совещаний, публичных выступлений, интервью; советует, подбадривает, критикует. И это дает некоторым повод считать ее присутствие чрезмерным.

«Я хожу на все встречи, слушаю, но не участвую. Я королева “дебрифинга”. Мы потом обсуждаем все вдвоем. Это не много и не мало. Мы всегда так действуем», ‒ так оценила свое место сама Брижит [с. 95-96].

Еще одна роль супруги нового президента, как считают многие, заключается в том, чтобы сдерживать амбиции Макрона, спускать его с небес на землю. Согласно некоторым источникам, Брижит упоминала о трудностях жизни с «Жанной д’Арк», а также признавалась, что Эмманюэль «мнит себя Иисусом» [с. 96].

Образ «политика-философа»

Целая глава книги посвящена отношению Эмманюэля Макрона к литературе и литераторству. Сам политик довольно часто упоминает о детстве, проведенном в мире книг, которые «придавали глубину реальности». Даже свой переезд в Париж в возрасте 16 лет Макрон описывает как приключение, позволившее ему «повторить путь героев Флобера и Гюго», быть «влекомым ненасытными амбициями бальзаковских молодых честолюбцев» [с. 102]. По утверждению французского президента, еще подростком он считал своим призванием литературу.

Франция - демография

Франция - арабы и турки

В качестве иллюстрации литературных амбиций молодого Макрона упоминается роман «Вавилон, Вавилон» о Латинской Америке времен конкистадоров, написанный будущим президентом в возрасте 16‒17 лет под впечатлением рассказов родителей об их поездке в Мексику. Юноша предлагал роман для публикации в несколько издательств, но везде получил вежливый отказ.

Брижит Макрон называет страсть мужа к книгам «патологической». По ее утверждению, он всегда дарит исключительно книги и ходит только в книжные магазины. Обращает на себя внимание обилие в речах Макрона литературных цитат и отсылок к произведениям Бенедикта Спинозы и Оноре де Бальзака. Это сигналы, по которым окружающие призваны опознать в нем политика-литератора, политика-философа, непохожего на других, считает автор книги.

Примечательно, что Макрон афиширует свою дружбу с писателями противоположного толка Эриком Орсенна и Франсуа Сюро, представляющими «левый» и «правый» фланг современной французской литературы, произведения которых, по его словам, «созвучны французской душе». Cтранно слышать подобное от того, кто утверждает, что «французской культуры не существует» [Extrait du…; см. Jégo], язвительно комментирует автор, намекая на скандальное заявление Макрона-кандидата в Лионе.

Эмманюэль Макрон дважды потерпел неудачу в попытках поступить в Высшую нормальную школу в Париже ‒ элитное учебное заведение, выпускниками которого в свое время были знаменитые писатели и философы, такие как, например, Жан-Поль Сартр, Мишель Фуко, Луи Альтюссер и др. В итоге его приняли лишь в менее престижную одноименную школу в Фонтенэ, но многие считают Макрона выпускником парижской нормальной школы, и он не спешит опровергать это заблуждение. Стоит обратить внимание на следующий факт, отмечаемый в книге. Макрон всегда предпочитал, чтобы его имя связывали именно с классической Нормальной школой, (существующей с конца ХVIII в.), а не с такими порождениями второй половины ХХ в., как Национальная школа администрации или Институт политических исследований (Сьянс По), где он также впоследствии учился.

Франция демография

Франция - мигранты

В начале карьеры Макрон, по его утверждению, работал ассистентом известного французского философа Поля Рикёра, о котором он восторженно говорит как о своем наставнике, подчеркивая, что это знакомство оказалось для него судьбоносным и что, познакомившись, они «больше не расставались» [с. 119]. На самом деле, если верить сотруднице Фонда Рикёра М. Рево д’Авон, Макрон какое-то время был лишь помощником редактора при подготовке к публикации книги П. Рикёра «Память, история, забвение» [Рикёр], но эта «близость» «стала для него источником совершенно незаслуженной символической выгоды» [с. 104].

Так или иначе, Макрон использовал этот факт своей биографии. Наряду с полученным им дипломом университета Париж-Х Нантер по философии, ассоциация с П. Рикёром дала основания именовать его «философом от политики». Именно так охарактеризовал Макрона журнал «1», одним из учредителей которого является медиа-магнат Анри Эрман, покровитель Макрона. Для Макрона это стало способом выделиться, привлечь к себе внимание, а к тому же «еще и показать многогранность души, ее романтическое измерение, предстать своего рода Шатобрианом цифровой эры» [с. 105].

Политический инструментарий Эмманюэля Макрона: обольщение и видимость близости

Дар и жажда обольщения, подчеркивает А. Фюльда, – вот что более всего определяет натуру Макрона. В этой связи в книге анализируется показательный эпизод предвыборной кампании.

Франция - демография

Франция - плотность населения

17 февраля 2017 г. бывшему министру экономики пришлось выступать перед полупустым залом в Тулоне. За несколько дней до этого он дал два интервью, за которыми последовало падение его рейтингов. В одном Макрон назвал колонизацию Алжира «преступлением против человечества» и «настоящим варварством» – в противоречии с собственным заявлением, сделанным несколькими месяцами ранее в интервью еженедельнику «Le Point», где он сказал, что колонизация несла и «элемент приобщения к цивилизации» [Emmanuel Macron: «La colonization…]. В другом интервью он сожалел, что при принятии закона о «браке для всех», вызвавшего миллионное движение протеста, позиция протестующих не была даже выслушана [Emmanuel Macron sur la Manif…]. Этими двумя выступлениями кандидат Макрон спровоцировал возмущение и правых, и левых [См.: En Algérie…; Chaulet; Paulet]. Кроме того, утверждает А. Фюльда, в Тулоне часть макронистов не смогли прийти на встречу со своим кандидатом, потому что им помешали активисты Национального фронта.

В итоге, вынужденный выступать перед публикой, которая не поддерживала его и не отзывалась на его слова, Макрон проявил смятение и растерянность, его великолепие померкло. «Как будто холодный прием был ему невыносим, немыслим для него», – так описывает состояние кандидата автор книги [с. 112].

Тем не менее именно в ходе этой встречи Макрон произнес фразу, которую А. Фюльда сделала эпиграфом к своей книге: «Так как я хочу стать президентом, я понял вас [1], и я вас люблю» [Meeting à Toulon…]. Тем же вечером Макрон отправился дискутировать с так называемыми «черноногими», с франкоалжирцами и их потомками, то есть теми, кого особенно задели его слова об Алжире. Такое поведение для нового французского президента типично: ему важно лично переубедить собеседника, заставить его признать поражение. Коллеги бывшего министра экономики вспоминают и другие подобные эпизоды, приводимые в книге.

Пестициды в воде во Франции

«Желание завоевывать и страх не понравиться тесно связаны в нем. Как будто он не допускает и мысли, что может услышать что-то, кроме одобрения и согласия. Как будто ему тяжело не видеть на себе восхищенных взглядов, какие он замечал с детства: так смотрели на него родители, бабушка, преподаватели и приятели. Позднее так же смотрели на него все те, кто помогал ему взбираться по парижской лестнице успеха», ‒ пишет А. Фюльда [с. 116]. Эту мысль подтверждают друзья и коллеги Макрона, называя желание завоевывать всеобщую любовь манией политика. А. Фюльда сравнивает нового президента с Дон Жуаном, с тем отличием, что Макрону важны не сами завоеванные сердца, а испытываемое после завоевания чувство нарциссической уверенности в себе.

Многие собеседники журналистки подметили, что лучше всего его чары действовали на представителей старшего поколения. «Он для них ‒ молодильное яблоко. Им нравится, когда их обхаживает молодой честолюбец. Это впечатляющий процесс обольщения», ‒ поделился с автором книги приятель Макрона студенческих времен [с. 120].

Кроме того, Макрон всегда умел создать ощущение близости с собеседником, привнести теплую ноту в профессиональные отношения. Это наблюдение многих, кто с ним работал, разделяет и отец президента Жан-Мишель Макрон: «Действительно, у него есть удивительная черта: он чрезвычайно одарен в том, что касается человеческих отношений. Он обладает силой обольщения, которая приносит плоды» [с. 35].

И сокурсники Макрона по Национальной школе администрации, и коллеги, работавшие с ним в банке Rothschild, говорят о его манере проявлять внимание ко всем вокруг, включая технический и обслуживающий персонал, но уточняют, что речь шла о сугубо внешних, «фасадных» жестах. И уже во времена студенчества знакомствам и контактам молодого человека в политической, медийной и артистической сферах не было числа, хотя почти не было друзей.

Влиятельные покровители французского президента

Особый интерес представляют две главы, посвященные взаимоотношениям Макрона с покровителями, или «старшими братьями», проложившими ему, по мнению автора, дорогу в Елисейский дворец. «Благодаря своим личным качествам, удивительной работоспособности и юношескому задору, который нечасто встретишь у представителей властных кругов, Эмманюэлю удалось обратить на себя внимание нужных людей в нужный момент, ‒ замечает А. Фюльда. ‒ Тот, кто быстро забыл, что хотел стать писателем, таким образом нашел себе еще нескольких сменявших друг друга отцов в дополнение к собственному» [с. 125].

Атом Франция

Атомные электростанции во Франции

После философа Поля Рикёра и бывшего премьер-министра Лорана Фабиуса Эмманюэль Макрон познакомился еще с одним человеком, чье значение в судьбе будущего президента трудно переоценить. Анри Эрмана часто называют наставником Макрона в области политики. Этот бизнесмен, скончавшийся в 2016 г., нажил состояние в сфере торговли и считался меценатом левых прогрессистов. В числе финансируемых им мозговых центров были «Республика идей» Пьера Розенваллона и «Terra Nova». Он также стал учредителем журнала «1», в котором регулярно печатался Эмманюэль Макрон.

А. Эрман познакомился с Макроном во время стажировки последнего в префектуре департамента Уаза. По воспоминаниям вдовы А. Эрмана, бизнесмен попал под чары молодого человека и позвал его в Париж, пообещав познакомить с нужными людьми. Меценат одолжил Макрону денег на покупку квартиры в Париже, «открыл ему все двери», помог ему устроиться на работу в банк Ротшильда. Именно А. Эрман одним из первых предложил Макрону выдвинуть свою кандидатуру на пост президента. Он же в свое время познакомил молодого человека с бывшим премьер-министром Мишелем Рокаром, дружбу с которым Макрон поддерживал вплоть до кончины последнего в июле 2016 г.

После А. Эрмана у Макрона было еще много покровителей, один влиятельнее другого. «Эмманюэль Макрон умел выбирать покровителей… С каждым из них он, обласканный приемный сын, преданно ловивший взгляд покровителя, умеет показать себя идеальным собеседником. Выслушать откровения, почти ничего не выдав из собственных секретов. Он очень хорошо понял, что для того, чтобы проложить себе путь, нужно любить, выказывать живой интерес и неравнодушие. Проявлять эмпатию» [с. 131]. А. Фюльда сравнивает в этом плане Макрона с Жаком Шираком, отмечая общее для них умение разыграть карту сыновней любви и сыграть на сентиментальной струне.

По данным автора, под обаяние будущего президента в свое время попало множество влиятельных людей, крупнейших бизнесменов и топ-менеджеров. В их числе руководитель банка Rothschild & Cie Давид де Ротшильд и вице-президент банка Франсуа Энро, адвокат Жан-Мишель Дарруа, глава крупнейшей фармацевтической компании Sanofi Серж Вайнбер, бизнесмен и советник Николя Саркози Ален Минк, известнейший во Франции публицист, экономист и финансист Жак Аттали, президент компании Nestle Петер Брабек.

Мировая миграция

Динамика численности населения и иммигрантских меньшинств в некоторых развитых странах в 2000-х годах
1. Лица, рожденные за границей родителями, не имевшими французского гражданства.
2. Хотя бы один из родителей–иммигрант.
3. Лица, рожденные за пределами страны родителями, хотя бы один из которых также был рожден за границей.
4. Лица, хотя бы один из родителей которых был рожден за границей.

Все они отмечали ум Макрона, его харизму, талант расположить к себе собеседника, умение слушать. Серж Вайнбер в интервью автору книги признался, что был поражен также «глубочайшей уверенностью Эмманюэля в себе». «Нужно обладать изрядной решимостью, неколебимой уверенностью в себе внерационального порядка, чтобы участвовать в президентской гонке», ‒ считает С. Вайнбер [с.138].

Со временем некоторые из старых покровителей уступали место новым. «И каждый раз, ‒ заметил осведомленный собеседник А. Фюльда, имени которого она не называет, ‒ практически со всеми покровителями или крестными отцами происходило одно и то же: сначала они радовались успехам своего подопечного в парижской жизни, а потом понимали, что Растиньяк их использовал» [с. 140]. При этом, как считают знакомые Макрона, многие из его покровителей отдавали себе отчет, что молодой протеже использует их в своих целях, и все равно продолжали ему помогать.

В числе покровителей будущего президента был и Франсуа Олланд, назвавший Макрона «сыном, о котором мечтает каждый». В отношении Ф. Олланда предательство Макрона наиболее очевидно, считает Фюльда. Ведь самим фактом своего участия в выборах лидер движения «Вперед, Республика!» лишил кандидата партии бывшего президента малейших шансов хотя бы выйти во второй тур. По свидетельству приближенных Олланда, президент-социалист, очарованный молодым человеком, и представить себе не мог, что тот «обведет его вокруг пальца».

Среди множества других покровителей Макрона в банковской и политической сферах трое, по мнению А. Фюльда, заслуживают отдельного внимания: Жан-Пьер Жуйе, Жак Аттали и Ален Минк.

Франция

Уровни безработицы (%) в первом и втором поколениях иммигрантов из развивающихся стран во Франции

Ж.-П. Жуйе ‒ политик, высокопоставленный чиновник, близко знающий всех «сильных мира сего», друг Ф. Олланда ‒ сумел сделать своего протеже заместителем главы президентской администрации еще до того, как сам занял пост генерального секретаря Елисейского дворца. Именно Ж.-П. Жуйе направил взгляд Макрона в сторону Олланда и уговорил своего друга-президента взять молодого банкира из группы Rothschild на работу в Елисейский дворец, утверждается в книге.

Ж.-П. Жуйе познакомился с Макроном, когда был главой Генеральной финансовой инспекции – этого «реактора власти». Будущий президент Франции работал в том же учреждении инспектором. Посчитав Макрона «выдающимся» молодым человеком, Ж.-П. Жуйе в 2007 г. назначил его на должность руководителя проекта, требующую работы в тесном сотрудничестве с руководством. Начальник и подчиненный прекрасно поладили, отмечает А. Фюльда. Их сблизили интерес к политике, схожие вкусы в музыке (Макрон предпочитает шансон 1960-1970-х годов) и литературе, темперамент (оба бонвиваны), а также опыт обучения в частных католических школах и взгляды на религию.

В 2009 г., в период, когда Макрон был близок к Лорану Фабиусу, Ж.-П. Жуйе посоветовал своему протеже переключить внимание на более перспективного левоцентристского политика ‒ Ф. Олланда, с которым Макрон познакомился еще в комиссии Ж. Аттали. Именно после встречи, организованной Ж.-П. Жуйе, Макрон «занимает свое место во вселенной Олланда». Он регулярно устраивает неформальные заседания группы влиятельных экономистов, близких к социалистической партии, таких как Жильбер Сет, Жан Пизани-Ферри и др.

Перед выборами 2012 г., после известной речи Ф. Олланда, в которой тот назвал своим «настоящим врагом» мир финансов, на работающего в банке Ротшильдов Макрона была возложена особая миссия. Как рассказывается в книге Марка Эндевельда, Макрон был одним из тех, кому было поручено успокоить международных инвесторов, напуганных риторикой кандидата-социалиста [Endeweld]. Он отправился в Лондон с целью объяснить реальные намерения финансистам из Сити (и в том числе то, что объявленное Олландом повышение подоходного налога на доходы свыше 1 млн евро до 75% может быть обойдено безболезненно).

Франция

Социально-профессиональная структура некоторых групп населения Франции, %

Сразу после избрания Олланда, продолжает А. Фюльда, Ж.-П. Жуйе уговорил его взять Макрона в президентскую администрацию для курирования вопросов экономики. Именно Ж.-П. Жуйе боролся за назначение своего ставленника сначала министром бюджета, в чем Олланд ему отказал, а потом, в 2014 г., министром экономики, на что Олланд согласился.

В свою очередь, Ж. Аттали утверждал, что именно он «открыл» и даже «изобрел» Макрона, что это «его творение».

В свое время ассистентами Ж. Аттали, как он сам подчеркивает, были и Сеголен Руаяль, и Франсуа Олланд, и Манюэль Вальс. Макрона он взял в возглавляемую им Комиссию по улучшению экономического роста, созданную по решению Николя Саркози в 2007 г. Раздосадованный тем, что бывший подопечный отдалился от него, Ж. Аттали не склонен преувеличивать роль Макрона в работе комиссии: его задачей была техническая координация работы групп. Однако именно эта должность стала ускорителем карьеры Макрона, утверждает его бывший шеф. И она действительно открыла перед ним многие двери.

В ходе работы в Комиссии Ж. Аттали Макрон познакомился с Сержем Вайнбером и знаменитым адвокатом Жаном-Мишелем Даруа, ставшими его близкими друзьями, с главой Nestle Петером Брабеком, с помощью которого он проведет свою самую большую сделку в банке Rothschild. Там же он познакомился с бывшим генеральным секретарем Французской демократической конфедерации труда Жаном Каспаром, с основателем крупнейшей страховой компании AXA Клодом Бебеаром, с президентом ведущей компании французской атомной промышленности Areva Анной Ловержон, а также с президентом европейского биржевого оператора Euronext Стефаном Буйна, который представил будущему президенту Кристиана Дарнья. Позднее Дарнья занимался сбором средств на предвыборную кампанию Макрона.

Военные базы Франция

Военные базы Франция

Ж. Аттали настаивает, что это он уговаривал Олланда назначить Макрона министром экономики, чему Олланд долго сопротивлялся. Аттали отдает должное бывшему протеже, признавая его высокую компетентность, открытость, ясность суждений и трудолюбие. При этом еще в период избирательной кампании он критиковал будущего президента за бессодержательность, нарциссизм и отсутствие определенного мировоззрения.

Третьим в числе могущественных покровителей Макрона А. Фюльда называет Алена Минка. «Олицетворение системы», «один из парижских королей, который дергает за все ниточки» ‒ так характеризует она этого влиятельного персонажа, который оказывал поддержку не одному кандидату на пост президента Франции (при этом в политических кругах ходит поговорка, что кандидат А. Минка всегда проигрывает).

Встреча Минка с будущим лидером Франции также состоялась еще в бытность Макрона молодым финансовым инспектором. По словам А. Минка, на дежурный вопрос «Кем вы видите себя через 30 лет?» Макрон ответил: «Президентом Республики!» Минк был в числе тех, кто посоветовал Макрону работать в банке Ротшильдов.

«Rothschild был и остается особенным банком, который все еще смешивает бизнес и политику. Это центр влияния, самое сердце власти», ‒ считает автор [с. 164]. В книге отмечается, что самым блистательным выходцем из дома Ротшильдов до сего дня оставался Жорж Помпиду ‒ генеральный директор банка, ставший впоследствии президентом Франции.

«Назначение Эмманюэля Макрона на пост заместителя генерального секретаря Елисейского дворца, после ‒ министра экономики, а затем участие в президентских выборах 2017 г., очевидно, приятно Дому. Это свидетельство продолжения традиции. Проходят годы, сменяются президенты, но власть этого престижного коммерческого банка… остается прежней», ‒ убеждена А. Фюльда [с. 164-165].

Макрон один из немногих людей в Париже, кто может называть Давида де Ротшильда, главу банка, по имени и на «ты». Бизнесмен, по словам А. Минка, стал еще одним «старшим братом» политика, попавшим под его обаяние.

Почему Эмманюэль Макрон, с детства мечтавший стать писателем, предпочел карьеру банкира? Самым правдивым ответом на этот вопрос А. Фюльда считает фразу, произнесенную политиком в интервью газете «Wall Street Journal»: «Наша работа ‒ обольщать» [с. 168]. А обольщение, напоминает обозреватель «Figaro», ‒ это спорт, в котором Макрону нет равных.

Давид де Ротшильд не отрицает, что взять на работу Макрона ему порекомендовали «близкие друзья Дома Ротшильдов», в числе которых были Серж Вайнбер, Жан-Мишель Даруа и Жак Аттали.

Карьера будущего президента в банке Rothschild развивалась стремительно, однако он далеко не сразу занял высокий пост. Сделку, принесшую Макрону наибольший доход, он совершил в 2012 г., в год своего ухода из банка. Речь идет о покупке компанией «Nestle» подразделения детского питания у компании «Pfizer» за 11,9 млрд долларов. По мнению автора, этот контракт Макрон заключил благодаря своим связям с главой «Nestle» Петером Брабеком, «несомненным почитателем Эмманюэля». В это же время Макрон работал над экономической программой Франсуа Олланда, о чем Давид де Ротшильд не мог не знать.

«Эмманюэль Макрон ‒ в начале своей кампании имевший невероятную смелость представить себя антисистемным кандидатом ‒ с головокружительной скоростью поднялся наверх благодаря этой самой “системе”», ‒ резюмирует автор [с. 140]. Сам же Макрон в ответ на такие утверждения подчеркивает, что он был «принят в систему благодаря своему труду, но не остался в ней», «не принял системный комфорт» [с. 141].

Медийный образ Э. Макрона и его влияние на ход предвыборной кампании

Отдельная глава книги посвящена светской и медийной жизни кандидата, избранного в мае 2017 г. президентом Франции.

«Еще до назначения на пост министра молодой и активный бывший банкир из Дома Ротшильдов, влекомый к свету, как мотылек, совсем не избегал внимания СМИ», ‒ сообщает автор книги [с. 173]. Но в ту пору Макрон появлялся только в специализированных изданиях и один. Однако довольно быстро он понял, что его «вторая половина» ‒ это козырь. Действительно, благодаря медийному интересу к этой супружеской паре рейтинг узнаваемости Макрона взлетел на 30% за несколько месяцев [Bourmaud].

А. Фюльда с иронией замечает, что Макрон позиционировал себя как политик нового поколения, однако выбранные им методы повышения собственной известности (например, неоднократное появление вместе с женой на первой полосе еженедельника «Paris Match») нередко были консервативны, если не архаичны. Во всяком случае, к эпохе интернета они не имели никакого отношения.

«Так не является ли современность Макрона мнимой?» – задается вопросом автор [с. 177]. Она приводит интересное свидетельство пиар-советника Ф. Олланда Гаспара Ганцера. Оказывается, до назначения министром экономики в 2014 г. Макрон, вроде бы олицетворяющий новое поколение политического класса, даже не имел ни аккаунта в Twitter, ни страницы в Facebook.

По признанию Брижит Макрон, медийным образом их пары занималась Мишель (Мими) Маршан, создательница сайта Purepeople и директор крупного французского фотоагентства Bestimage, специализирующегося на фотографиях звезд.   «Мата Хари папарацци, самый осведомленный, блестящий и опасный информатор прессы о жизни знаменитостей от Парижа до Голлливуда», – так отзывается об этой влиятельной даме газета Le Monde [Renterghem]. Влиятельные источники утверждают, что Мими нет равных в деле распространения «правильных снимков», создания нужного медийного образа. «Доверить управление своим имиджем… специалисту по “beautiful people” ‒ выбор, который говорит о многом», ‒ замечает по этому проводу А. Фюльда [с. 179]. И прежде всего о вкусе к «звездным тусовкам» и «желтой прессе», довольно странном для политика, считающего себя философом, последователем П. Рикёра.

В покорении таблоидов Макрону снова помог покровитель ‒ Паскаль Узело, бизнесмен, медиаменеджер, основатель телеканалов, борец против СПИДа и за «брак для всех», «король обходительности и лоббирования», как характеризует его автор. Именно П. Узело, знакомый с Макроном со времени работы последнего в банке Rothschild, представил будущего президента влиятельным фигурам из мира моды, шоу-бизнеса и популярной прессы.

Как отмечается в книге, любовь Макрона к светским выходам и его знакомства с представителями шоу-бизнеса, мира театра, кино и литературы сыграли ему на руку как кандидату в ходе президентской кампании: многие знаменитости публично заявили о поддержке лидера движения «Вперед, Республика!»

«И вновь тот, кто утверждает, что является политиком другой породы, идет проторенным путем Николя Саркози и Жака Ширака. Он устанавливает связи, наводит мосты, приглашает и соблазняет налево и направо», ‒ подчеркивает А. Фюльда [с. 184].

Э. Макрон как политик: продукт системы или представитель новой генерации?

В последней главе под заголовком «Политический НЛО» автор пытается ответить на ключевой вопрос: что на самом деле представляет собой новый президент Французской Республики? Является ли он «продуктом системы» или представителем нового, неизвестного ранее типа политических деятелей?

В книге показано, что желание заниматься политикой у Макрона появилось не вдруг. Еще в юности он, по его признанию, зачитывался, помимо классических романов, биографиями Ш. де Голля, П. Мендес Франса, Ф. Миттерана, читал книги Ж. Аттали и М. Рокара. В семье, где он рос, интересовались политикой и симпатизировали левым, хотя и не были активистами.

Что действительно отличает Макрона от других политиков, так это наличие в его политическом арсенале инструментов из области иррационального: он много говорит о чувствах, о неизмеримых, мистических материях, признается французам в любви и делает это вполне осознанно. «Это огромная ошибка ‒ не говорить в политике о любви, поскольку, считаю, у политики есть эмоциональная, иррациональная сторона, нужная людям», ‒ приводит автор слова самого будущего президента по этому поводу [с. 194].

Макрон верит в свое особое предназначение, полагают те, кто знает его. Об этом говорил, в частности, Ж. Аттали, сравнивший нового французского президента с избалованным ребенком, уверенным в том, что все ему должны, и вместе с тем сразу после знакомства увидевший в нем «президентский калибр».

Необычность Макрона, по мнению автора, заключается в том, что он одновременно соединяет в себе расчетливость политика, умеющего обольстить, тщательно продумывающего свой имидж, и веру в иррациональное, в «силу момента», в собственное «предназначение». Макрон полон парадоксов и, похоже, сменяющих друг друга идентичностей. А. Фюльда приводит слова писателя, члена Французской Академии Жана д’Ормессона, которые тот однажды сказал министру Макрону: «Вы ‒ летучая мышь. “Смотрите, я птица, вот мои крылья. Смотрите, я мышь, вот мои лапы”. Но в какой-то момент вам придется выбрать» [François Fillon –Jean d'Ormesson…].

«Для Пятой республики он пришелец. Продукт sui generis (единственный в своем роде). Который, в отличие от большинства своих предшественников, строил свою карьеру не вокруг фигуры одного влиятельного покровителя, а, скорее, в духе де Голля. Как человек, посланный провидением. Как человек, который говорит “нет” корпорациям, традиционным партиям, президенту Республики. Каждый раз ‒ на государственной службе, в банковском деле, в правительстве ‒ он занимал место в самом сердце политической и экономической системы, чтобы изучить ее, не становясь до конца ее частью», ‒ делает вывод А. Фюльда в эпилоге книги [с. 204-205].

Ценность книги Анны Фюльда в том, что она позволяет читателю проникнуть в личное пространство Эмманюэля Макрона, нового президента Франции, который до последнего времени оставался для мировой общественности загадкой. Автор деконструирует гладкий образ «идеального молодого человека», нарисованный СМИ и поддержанный самим Макроном. На основании скрупулезно собранных фактов и свидетельств автор демонстрирует, как умение обаять собеседника и уверенность в собственном предназначении, вкупе с интеллектом и поддержкой элиты, в рекордные сроки привели Макрона на вершину политического Олимпа. Выходец из добропорядочной семьи, интеллектуал, получивший самое престижное образование, протеже влиятельных персон Парижа, добившийся их расположения благодаря своему природному дару обольщения, и в то же время решительный и упорный человек, всегда добивающийся своих целей, всегда готовый отразить прямое противостояние, – таким предстает Макрон в книге А. Фюльда. При этом автор не считает нужным говорить о предвыборной программе Макрона, его политических взглядах или достижениях как политика.

Книга не дает ответа на вопрос о том, каким президентом будет Эмманюэль Макрон, предоставляя читателю возможность сделать самостоятельные выводы.

Источник: https://vk.cc/7cgutU

Опубликовано 10 Окт 2017 в 13:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.