– Глянь-ка на ушлепков. Езжай с ними вровень. Щас они уссутся от страха… – говорит водителю синего грузовичка, что в Штатах зовут «трак», сухопарый фермер с жировой шишкой на шее. Не спеша машина догоняет «Харлей». Не спеша он достает дробовик. Не спеша направляет на мотоцикл. И говорит тихо, без зла:

– Хочешь – вышибу мозги?

Обтянутый перчаточной замшей средний палец, поднятый усатым и косматым парнем на «Харлее», вроде, не злит его. Он спрашивает вновь:

– А чо не стрижешься?

Молчание.

С тенью улыбки на тонких губах, мужик жмет на спуск.

Bang!..

Мотоцикл – вон с шоссе. Ездок на земле. К нему спешит спутник. «Трак» катит

прочь…

– А-ну, вернемся, – говорит тонкоротый с ружьем.

Друг раненого спешит за помощью. «Трак» медленно едет навстречу. Bang!.. И новый «Харлей», потеряв колесо, летит в пряные травы Дальнего Юга.

Взрыв!

Конец.

Кто помнит фильм «Беспечный ездок»[1]? Ну да, тот самый, где Питер Фонда, Дэнис Хоппер и, примкнувший к ним Джек Николсон, катят на «сынах Давидовых» из easy going[2] Калифорнии в hard core[3] Луизиану. И – далее.

На дороге в Сент-Луис у расслабленных философствующих контркультурщиков-неформалов-калифорнийцев всё хорошо. Пока не встречают они иных – напряжных, «квадратных», тупых, предельно обычных рэднэков. Америка являет им мурло своего мещанина. И вот на лесной стоянке после очередной беседы о высоком, подкравшаяся гопота забивает спящего Николсона бейсбольными битами. А скоро – иная гопота и в другом месте – без особых разговоров расстреливает уцелевших easy rider’ов.

* * *

Рэднэки (еще их называют white trash[4]) – это вечный кошмар интеллектуалов и либералов. Рэднэки – сонмище тех, без кого интеллектуалы хотели бы видеть Америку и мир. Но – не могут. Ибо рэднэки в них есть.

Прожженные, вооруженные, порой взбешенные. С глотками лужеными. С кулаками чугунными. Старые и юные. Не читающие книжки, убивающие хипстеров прямо на дороге, воняющие пивом, жрущие хот-доги. У них смердят подмышки, дыхание и ноги. Они грубы, безграмотны, наглы, самодовольны. Они орут коммерческое кантри. В стейтсонах и бейсболках, с картинками футболках и неполиткорректных наколках, бородатые и бритые, жирные и хилые, столь схожие с бандитами и, в конечном счете, постылые – с вечным флагом конфедерации[5] в необычных местах на устах. Они внушают умникам из Гарварда и Принстона немалый страх. А где страх – там и презрение.

Жители мегаполисов считают их людьми уж точно не первого сорта. Но не говорят об этом публично, так как это неполиткорреткно.

2

Но откуда взялись эти слова – рэднэк и white trash? Их породил народ. Рэднэк дословно значит красношеий (red neck). Так горожане звали фермеров и рабочих в глубинке – на Юге и Аппалачах. В ходе полевых работ – скажем, пахоты под палящим солнцем, шея быстро «сгорала» – краснела. В советской культуре это называлось «загар тракториста».

Благодаря ему рэднэки и получили свое имя: деревенщина (со всеми ее причиндалами – отсталостью, неграмотностью, бескультурьем, тупостью, пьянством, склонностью к штампам (пропагандистским и рекламным) и к насилию).

Могут они звучать и как наши – быдло, гопота. А могут как гордые звания...

Но понятия утратили сугубую деревенскость. Теперь так зовут и горожан, сочетающих такие черты как радикальный консерватизм, лояльность крайним протестантским учениям, чрезмерную раскованность в сексе, социально-политическую ограниченность, «кока-кольный патриотизм»[6], неприязнь к меньшинствам, новым видам искусств и социально-политических движений, ненависть к чужому и разному.

Кроме того, социальные слои, именуемые рэднэки и white trash породили стереотипы. Причем с привкусом расизма. В том смысле, что бедность, неграмотность, склонность к инцесту и насилию стереотип вменил цветным. Быть белым но бедным стало позором. Так все прочие (пусть с исключениями – ведь средь китайцев и негров есть миллионеры и мэры!) стали просто хламомtrash, а белые бедняки white trash.

Средний класс шутит: если вас занесло в Уолл-Март[7], и там всё маячит вонючий тип в грязных шортах и майке типа «я пришиб свою жену», и это так мерзко, что вы думаете: когда ж он уже свалит на своем пикапе – предвкушайте кайф, который словите, когда он найдет свое пиво, но на кассе узнает, что за него не платят фуд-стэмпами[8].

«Белому хламу с красной шеей» приписывают особый образ жизни. Его черты – безразличие к виду своего тела (не ходят в фитнес-центры и едят джанк-фуд[9]), враждебность к властям (федеральным); готовность применить силу (огнестрельное и любое оружие); любовь к спиртному (пиву и самогону); табакокурение (и жевание); жажда экзотических развлечений как то – метание унитазных сидений (вместо подков), прыжки с разбегу в грязный пруд, женские бои в грязи, автогонки (по грязи).

Всё это рождает клише. У рэднэка: после 30 – большое пузо (пол не важен); большой автомобиль («трак» и тому подобное); большое ружье (чтоб палить по мишеням и убивать людей[10]); большой телевизор (чтоб смотреть гонки); большая любовь к республиканцам (с ними Сара Пэйлин); большой страх перед современностью («эх, была житуха у моего дэдди, безо всей, блин, этой компьютерной муйни»)[11]; большая ненависть к рок-н-роллу, черным, «голубым»[12], «умникам» и федеральным властям; большая склонность сбивать группы «патриотов» (а то – мало ли что?). Их девиз: THE SOUTH WILL RISE AGAIN!

А кто против, пусть валит в Канаду!

3

Как и любые клише, эти – преувеличения. Порой вызывающие резкие отповеди.

Не скажу, чтоб рэднэков и белый хлам шибко обсуждали блогеры. Но порой иные обидчивые пишут, что, де рэднэки – это не white trash, а white working class – белый рабочий класс. Они не проедают пособие, а честно живут на зарплату.
И хотя – да, бывают одеты нечисто и пахнут порой невкусно – но оттого, что занимаясь спортом нередко падают на землю и сильно потеют. А что стрелять умеют с тех лет, когда стали ходить, так и детей учат тому же, ибо таков завет отцов основателей.

А что до тех, кто против межрасовых и однополых связей, то да, их много. Но они не ссорятся с соседями, которые сомневаются, что за это надо бить или чего похуже…

Ох и наделала шума книга Джима Гоуда «Манифест рэднэка»[13]. Там про то, что зря «журналы, юмористы и кино стебут неотесанных простофиль из захолустья и трущобные отбросы», что средний класс «привык видеть в рабочем классе сброд обожравшихся бургеров и опившихся пивом», пропердевших диваны трейлеров «свиноподобных чтецов комиксов и растлителей дочерей – расистов c волосатыми задами и гнилыми зубами».

Ненависть к рэднэку, – пишет Гоуд, – замешана на склонности Америки демонизировать саму себя, вместо того чтоб изгнать демонов. Или это – «отражение страха больших городов перед вторжением дебилов из глубинки»? Но разве не каждый горожанин отыщет в роду пару рэднэков? И еще: у рецессии есть добрые стороны. Она отрезвляет. И, быть может, когда «запуганные выпускнички техникумов в отглаженных штанцах и галстучках, с сережками в бровях узнают, что им годами предстоит получать семь баксов с полтиной в час, они перестанут дрожать, слыша слова “рабочий класс”?»

«Возможно, еще один источник страха – хваленая “сдержанность буржуа”. А рабочий класс – он не сдержан. Вы занимаетесь любовью, он – затрахивает в доску. Вы смеетесь, он – уссывается. Вы слушаете музыку, он – хренеет от музона. Вы выпиваете, он – ужирается в жопу. И если ему не вштыривает, это – не спорт.

Вы разучились ловить кайф. А он умеет. Но его кайф – отчаянный, болезненный кайф… Рискованный, кровавый, пугающий, убийственный кайф».

Гоуд спрашивает: почему после взрыва в Оклахома-Сити[14] на всех экранах были мертвые дети? И ни на одном не было детей, убитых в Ираке. Хотя «там их погибло в тысячу раз больше...». СМИ, – пишет Гоуд, – пугают нас призраками. Неполиткорректно стращать богачей “бунтом негров”. Но что мешает запугивать средний класс “вторжением деревенщины”». Ведь правые милиции создают рэднэки – тупые, злобные реакционеры…

– Но, похоже, – заключает Гоуд, – рэднэчья сила в Америке весьма преувеличена.

Ну прямо призыв из советского фильма: «не надо бояться человека с ружьем».

4

Но так ли это?

Публицистика в США схожа с российской. Правило: звучи громко, разрушай привычки читателя, бросай вызов, развенчивай героев, атакуй признанных, задевай самодовольных. Обличай СМИ, правосудие и стражей порядка. Защищай виновных и опасных: Ку-Клукс-Клан, радикальные милиции, правых сектантов. И тебя будут читать.

Так и писал Джим Гоуд.

Его книга в защиту красношеего белого хлама, адресована не ему. А безмятежно скучающему шутнику из среднего класса, что только и ждет, когда его огреют хлыстом прямо по центральной нервной системе. Поэтому книга хорошо продалась. И не была подвергнута остракизму после 11 сентября: не про арабов же писал – про здешних…

* * *

Я дописывал текст, когда узнал о трагедии – теракте в Бостоне. Крупнейшем за 11 лет. Трое убитых (в том числе, восьмилетний ребенок), более 140 раненых.

Версии следствия: «Аль-Каеда» и местные «ультра». Из Бостона пишут: в пользу второй говорит то, что: 1) в бомбах не было мощной взрывчатки; 2) организаторы не заявили о своей ответственности; 3) взрывы были хорошо спланированы, но при огромном скоплении людей погибло 3 человека. Значит, действовали непрофессионалы, целью которых были не жертвы, а протест. Против чего? Политики Обамы? Новых иммиграционных законов? «Засилья черных и “голубых”»?

Не прошло и недели, как выяснилось: теракт на совести братьев Тамерлана и Джохара Царнаевых – выходцев с Кавказа, вероятно, связанных с радикальным исламом. «Могу предположить, что у братьев Царнаевых есть заказчик, – сказал в интервью «Голосу Америки» Президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», депутат Мосгордумы Сергей Гончаров, отметивший высокий уровень работы американских спецслужб, и задавшийся вопросом: «Почему теракт совершили чеченцы по национальности, которым Америка ничего плохого не сделала?» Но есть и еще более острый вопрос: а могли совершить теракты белые американцы, которым их родина, казалось бы, и подавно не сделала ничего плохого?

Взрывы прогремели 15 апреля, когда в Массачусетсе празднуют День патриота. Могли «патриоты» из правоэкстремистского подполья решить отметить его кровью?

Американские эксперты считают: могли. В последние годы группы «радикал-патриотов» росли как грибы. Хотя в попытках крупных атак, сравнимых с акциями «Аль Каеды» замечены не были. Впрочем, возможно, они причастны к закладке бомбы на пути следования Марша памяти Мартина Лютера Кинга в штате Вашингтон два года назад.

Эксперт по «домашнему терроризму» Адам Монтелл уверен: «В Штатах куча террористических групп. Начиная с религиозных фанатиков до политических организаций. Раньше мы за ними следили… но в последнее время сфокусировали внимание на международном терроре, забыв о доморощенных идиотах».

5

Но кто эти «доморощенные идиоты»?

Среди них много крайних консерваторов, вооруженных и фанатичных в неприятии другого. Одна из групп – «Армия Бога» – спаяна ненавистью к меньшинствам и абортам и борется с ними. В 90-х ее целями были клиники, гей-клубы и Олимпиада в Атланте.

Группу «Нации Ариев» ФБР считает «террористической угрозой», а RAND – «первой действительно общенациональной террористической сетью». Это неонацистская организация, состоящая из белых, основанная в 70-х годах и существующая до сих пор.

«Служители Финея» – «правые христиане». Они ненавидят смешение рас, секс-меньшинства, евреев и аборты. У них нет руководства и официального членства. Стать «служителем» можно, публично приняв их идеологию и осуществляя ее на деле. «Служители» планировали ограбления банков, а также взрывы в зданиях ФБР и клиниках.

Опасны и праворадикальные террористы-одиночки. Примеры: в 2008 году Джим Адкиссон, одержимый желанием убивать либералов и демократов, открыл огонь в Церкви Единения в Кноксвилле, штат Теннеси, убил двоих и ранил семерых; в 2009 году активист движения против абортов Скотт Рёдер убил врача Джорджа Тиллера; в 2010 году Джеймс ван Бранн открыл стрельбу в Музее Холокоста в столице США и убил охранника.

Есть, конечно, и экстремистские группы левацкого и анархистского толка, такие как «Фронт освобождения Земли» и «Фронт освобождения животных», первую из них, как и «Нации Ариев», ФБР считает «террористической угрозой». Но они выпадают из мира, где живет «белый хлам с красной шеей», так что оставим их вниманию следствия.

6

«Южный центр правовой защиты бедных» – организация мониторящая среду, где действуют «группы злобы», «милиции» и «ультра», описала ситуацию в докладах «Взрыв ”патриотического” движения» (2012 год) и «Год ненависти и экстремизма» (2012 год). Центр приводит цифры:

В США действуют:

  • 196 неонацистских групп (89 сайтов в Сети);
  • 186 групп под брэндом «Ку-Клукс-Клан» (52 сайта);
  • 111 групп белых националистов (190 сайтов);
  • 98 групп скинхэдов под брэндом «Власть белых»/«Белая сила» (25 сайтов);
  • 93 группы нео-конфедератов (25 сайтов).

Число подобных групп выросло со 149 в 2008-м до 1360 – в 2012 году.

Возвращаясь к нашим рэднэкам, пометим: сложно сказать, насколько эта среда подпитывает правый экстремизм. Но ее мировидение говорит о том, что это – возможно.

«Движение патриотов» многократно описано. Довольно любопытный его анализ есть на сайте «Института христианских исследований» в статье Ричарда Эбанеса. То, что «Институт» – организация консервативная, делает его любопытным вдвойне. Итак: «многие считают эти полувоенные силы проявлениями конституционных свобод. Другие – незаконными частными армиями. Меж тем …это вооруженное крыло многоликой коалиции, в идеологии которой доминируют три элемента: мятеж, расизм и религия».

Их спаяли четыре фактора: недоверие к властям; страх перед федеральными ведомствами и ненависть к ним; вера в конспирологические теории; чувство, что «бюрократы в Вашингтоне отбросили Конституцию, как помеху своим интересам».

Это – не понимания. Это – ощущения. Они живут не в пространстве разума, а в пространстве эмоций, где фронт проложен между свободными патриотами с одной стороны и федералaми – с другой. Это сообщество контргосударственников. Они верят, что бой с властью неизбежен. Как неизбежна битва Добра и зла, что предрекают проповедники нео-протестантских сект, которым они нередко привержены.

И вот они формируют вооруженные отряды. Паранойя в высоком градусе делает ситуацию взрывоопасной. Их сознание погружено в море сайтов, брошюр и роликов, описывающих чудовищные заговоры. Они верят, что правительство США – игрушка в руках тайных международных сил, стремящихся к мировому господству.

Что-то и кого-то это мне напоминает…

7

Образ «белого хлама с красной шеей» и образ «бойца-патриота» очень схожи. Но не все рэднэки – враги общества, а лидеры милиций – темная деревенщина.

Отнюдь. Среди первых многие палят лишь по тарелкам, а среди вторых – есть интеллигенты с четкой речью и даром политиков. Но поле, где они встречаются – это поле ненависти. К тому, что кажется иным и чужим – центрам власти, вольнодумству и «умничанию», отклонениям от наглухо вбитых норм, разнообразию и развитию.

Но – с другой стороны – это и пространство приверженности. Стандартам, обычаям, нравам, привычкам, мифам, символам – то есть управляющим знаковым системам, верность коим легка, ибо затем они и созданы, чтобы (если можно – то поколениями) держать «белого рабочего» или «белый хлам» – как ни зови – на той же работе, в той же общине, на том же крыльце, с тем же ружьем.

Но штука в том, что ружье, оказавшись по воле режиссера хоть на театральной, хоть на исторической сцене – как правило – стреляет.


[1] Фильм Easy Rider, 1969. Режиссер Дэннис Хоппер, продюсер Питер Фонда. Премия в Каннах. Внесен Библиотекой Конгресса в реестр лент, имеющих особое культурное, историческое и эстетическое значение.

[2] Easy going – легкий, расслабленный, не напрягающийся.

[3] Hard core – крутой, жесткий, враждебный переменам (так называют материалы, годные для строительства).

[4] «Белый хлам», «отребье», «мусор» – грубое слово в американском английском, означающее белых бедняков, живущих на пособия, в плохих условиях, имеющих низкий социальный статус и уровень образования. Склонных к пьянству и хулиганству. Синоним вульгарности и «жлобства».

[5] Знамя армии Конфедеративных Штатов Америки, воевавших с США в 1861-1865 годах. Косой синий крест и звезды на красном полотнище придумали, чтоб отличать своих в бою (флаг КША напоминал Stars and Stripes северян). Сейчас служит символом бунта, возрождения Юга и ряда субкультур.

[6] Аналог нашего «квасного патриотизма».

[7] Сеть дешевых универмагов.

[8] Особые карточки, которые выдают бедным, чтобы они покупали на них еду. Но купить можно не всё. Стейк, например – да. А вот пиво – не всегда.

[9] «Мусорная еда» – блюда и напитки, в которых много веществ, вызывающих избыток веса и болезни.

[10] Считается, что на любое несогласие, рэднэк реагирует фразой: tell it to my gun! – скажи это моему ружью.

[11] “The times were good back in my daddy's days before computer bullshit”.

[12] Гомосексуальные связи между рэднэками (скажем, по пьяному делу) предосудительными не считаются.

[13] The Redneck Manifesto (1997). Автор – Jim Goad.

[14] Гоуд пишет о теракте в Оклахома-Сити 19 апреля 1995 г.. До 11 сентября 2001 г. он был крупнейшим в стране. Взрыв разрушил федеральное здание, убил 168 человек, в т.ч. 19 детей, ранил 680. Ущерб составил 652 млн долларов. Следствие установило: теракт совершили правые ультра.

http://terra-america.ru/white-trash.aspx