Вот уже более трех лет страны арабского мира живут под влиянием «революций», потрясших политические устои ряда государств региона, вызвавших смену правящих элит и возникновение новых партий и движений. На страницах многих региональных (и не только) СМИ не прекращаются обсуждения основного вопроса: кому же эти «революции» были выгодны и кто является их реальным двигателем.

Революции на примере арабского мира

После своего триумфального начала в 2011-12 гг., в последнее время «флагман» арабских восстаний — спонсируемое Катаром исламистское движение «Братья-мусульмане» сдает свои позиции фактически по всему региону, что является, в сущности, признаком затухания такой поначалу многообезающей восточной сказки под названием «арабская весна».

Сначала была Ливия, где блок исламистских партий во время парламентских выборов 2012 г. проиграл объединению светских политических сил в стране. После этого был провал в Мали, где Франция сумела не допустить образования в северной части страны независимого исламистского государство Азавад во главе с прокатарской одиозной группировкой «Ансар ад-дин».

Ну а неудачи в Сирии и военный переворот в Египте с последующим запретом деятельности «Братьев-мусульман» в стране, судя по всему, окончательно подкосили главных «забойщиков» исламистского интеграционного проекта в регионе.

В результате, осенью прошлого года еще недавно «непримиримый» эмир Катара шейх Тамим бен Халифа Аль Тани сенсационно направил предложение президенту САР Башару аль-Асаду о восстановлении разорваных в начале сирийских событий по инициативе катарской стороны дипломатических отношений между Дохой и Дамаском.

Катарский режим всегда отличало тонкое политическое чутье. Судя по всему, Доха была готова и далее спонсировать «революции», даже несмотря на свою безуспешную борьбу с непомерными амбициями Франции в регионе южного соседства Евросоюза или внутриполитические проблемы в самом Катаре. Однако, изменение приоритетов ближневосточной политики США, в первую очередь, сближения Вашингтона с Тегераном, послужило сигналом к отступлению.

Разумеется, Белый дом можно понять. Налаживание отношений с Тегераном даст возможность Б.Обаме использовать Иран в качестве противовеса для потенциального роста влияния талибов после вывода американских войск из Афганистана.

Кроме того, это позволит нынешнему американскому лидеру окончательно освободиться от переданной ему «по наследству» прежней администрацией неоконов политики «демократизации Большого Ближнего Востока» и сосредоточиться на решении внутренних проблем.

Однако, если более гибкий Катар вовремя «прокачал» ситуацию, то другой спонсор «арабской весны» — неповоротливый «геронтократический» режим Саудовской Аравии, похоже, не уловил новые геополитические веяния. И таким образом ныне столкнулся перед непростым выбором: или и дальше упрямо гнуть свою линию, выражая при каждом удобном случае недовольство «предательской политикой» своего недавнего ключевого заокеанского союзника; или же вслед за Дохой смириться с ролью «массовки» в новом американском ближневосточном сценарии.

Пока, судя по всему, побеждает упрямство. На это указывает, в частности, история с отказом Эр-Рияда от места непостоянно члена в СБ ООН.

Также, в данной связи, красноречивым стало заявление главы разведки Саудовской Аравии принца Бандара бин Султана во время встреч с западными дипломатами о том, что его страна вскоре «существенно изменит внешнеполитический курс», пересмотрев свои отношения с США. Принятие такого решения один из самых влиятельных людей КСА объяснил различием в подходах по ключевым ближневосточным проблемам. В первую очередь, это касается сирийского вопроса, где Белый дом решил отказаться от радикальных методов, осознав, наконец, что на смену нынешнему сирийскому режиму могут прийти невменяемые исламистские группировки.

Ну и несомненно, особое раздражение саудитов вызвал начавшийся во второй половине прошлого года упомянутый процесс нормализации отношений между США и главным соперником КСА в регионе — Ираном.

Разумеется, в Эр-Рияде рассчитывали, что дружба Вашингтона с Тегераном – явление временное, и вскоре все вернется «на круги своя». Однако, с каждым днем там начинают понимать, что у нынешнего американского руководства действительно пропал интерес к проекту «арабская весна», и в своей «большой антикитайской игре» США, похоже, решили пойти другим путем.

А это значит, что начавшийся тунисско-египетским «блицкригом» конца 2010-начала 2011 гг. «ваххабитский проект», направленный на интеграцию «арабской ойкумены» под эгидой арабских монархий Персидского залива (в первую очередь, Катара и Саудовской Аравии) путем «подмятия» под себя умеренно-жестких, полувоенных, авторитарных, светских режимов (в первую очередь, в Египте, Сирии, Ливии, Тунисе) ныне находится в стадии затухания.

Фактически превратив, на стадии максимального «революционного» подъема, Лигу арабских государств в «исполнительный орган» Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, Дохе и Эр-Рияду так и не удалось создать из всего этого интеграционный костяк для будущего «арабского ЕС».

Геополитическое столкновение интересов с Францией в Северной Африке, изменение внешнеполитических региональных аппетитов США, «предательство» Катара с последующим резким охлаждением отношений между Дохой и Эр-Риядом привело к тому, что ныне Саудовская Аравия осталась, фактически, единственной, кто упрямо продвигает идею «арабской весны».

Очевидно, в Эр-Рияде все же надеются, что нынешние проиранские настроения в Вашингтоне вскоре развеются. В противном случае, уповать придется лишь на то, что проект «арабская весна» придется ко двору уже новому хозяину Белого дома.

http://ru.journal-neo.org/2014/01/20/arab-spring-an-end-to-this-eastern-tale/

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Эти же вопросы возникают и у обозревателей, наблюдающих за возникновением и развитием «цветных революций» в других регионах, в частности, за событиями на Украине, получившими новый всплеск в последний период. Особое непонимание экспертов обусловлено деятельностью политиков ЕС и США, призывающих украинских оппозиционеров к более активным действиям против законно избранного правительства этой страны, с которым, кстати, и ЕС и США имеют дипломатические отношения, т.е. официально признающие нынешнюю власть в Киеве.

Причем дело не ограничивается только призывами к смене существующей власти на Украине со стороны американского сенатора Маккейна & Company, но и осуществляется организационная, финансовая поддержка отдельных «лидеров» оппозиции, которым явно «за революционные заслуги» предоставляется статус резидента США и стран ЕС. В частности, именно таким примером может быть «лидер» украинской оппозиции Кличко, получивший статус резидента США и ФРГ.

агенты

Масштаб влияния USAID
Подробнее в статье: Подрывная работа Госдепа и конспирология

В этом контексте весьма интересными могут быть сделанные экспертами авторитетного Французского центра исследований разведывательных проблем (Centre Français de Recherche sur le Renseignement — Cf2R) выводы: являются ли «цветные революции» спонтанными, и могли ли они быть результатом согласованной операции.

Как считают французские эксперты, активисты революционных преобразований в странах Восточной Европы, а также арабского мира, в частности «Движения 6 апреля», которое добилось отстранения от власти президента Египта Х. Мубарака и даже Южной Америки, обучались на семинарах по стратегии «ненасильственных революций», организованных в Сербии весьма известной организацией CANVAS (Center for Applied Non Violent Action and Strategies), которая вышла в 2001 г. из сербского политического формирования OTPOR, ставшего после падения режима С. Милошевича центром подготовки «ненасильственных акций».

Эксперты Cf2R отследили деятельность «консультантов» CANVAS в подготовке «революции роз» в Грузии, а также «оранжевой революции» на Украине, поддержку ими тесных связей с белорусской организацией «Зубр», созданной в 2001 г. с целью разрушить режим А. Лукашенко. Также обнаружены связи CANVAS с венесуэльской оппозицией. Зимой 2011 г. флагами с эмблемой CANVAS, доставшейся ей от OTPOR, размахивали египетские студенты из «Движения 6 апреля», принимавшие активное участие в демонстрации на улицах Каира.

Особое внимание в исследовании Cf2R уделено выяснению источников финансирования CANVAS, так как для активной деятельности такой структуры необходимы значительные финансовые средства. По словам руководителя CANVAS С. Поповича, организация функционирует «исключительно за счет частных пожертвований». Однако на деле, как утверждают авторы исследования, картина представляется иной. Согласно информированным французским источникам, ее активно финансируют две американские организации — International Republican Institute и Freedom House.

International Republican Institute — это политическая организация, связанная с Республиканской партией США, которая была основана в 1983 г. после выступления американского президента Р. Рейгана перед Британским парламентом в Вестминстере, где он предложил политическим партиям и организациям за рубежом помощь в создании «инфраструктуры демократии». Известно, что IRI финансируется правительством США (в частности, через Госдепартамент, Агентство по международному развитию — USAID, Национальный фонд поддержки демократии). Ее деятельность включает в себя «оказание широкой помощи политическим партиям и обучение их активистов».

Однако французские эксперты прямо указывают, что фактически International Republican Institute является не чем иным, как ширмой ЦРУ.

При этом весьма примечательно, что и известный активист Евромайдана в Киеве американский сенатор Маккейн также является не только представителем республиканской партии США, но и поборником деятельности International Republican Institute, а на основании предшествующей информации выводы о том, кто направляет его деятельность, просятся сами собой.

Что же касается Freedom House, то ее основной деятельностью является «экспорт американских ценностей». Эта неправительственная организация была создана в 1941 г. и занимается исследованием состояния политических и гражданских свобод в различных странах. Ее бюджет на 60–80% состоит из грантов правительства США (в основном Госдепартамента и USAID).

До 2005 г. ее руководителем был бывший директор ЦРУ Дж. Вулси, что, по мнению экспертов Cf2R, позволяет с уверенностью говорить о причастности американских спецслужб к деятельности Freedom House. Весьма примечательным является установленный французами факт приглашения Freedom House на проводившиеся этой организацией «мероприятия» известного египетского блогера Исраа Абдель Фаттах, являющейся соучредительницей «Движения 6 апреля». Там она прошла «подготовку» по программе «политических и социальных реформаторов». Все мероприятия были профинансированы USAID.

Финансовое участие International Republican Institute и Freedom House, а также прикрывающихся ими спецслужб США прослеживается в «революционных событиях» не только Египта, но и Туниса, Ливии, Сирии и других государствах региона Ближнего Востока, Восточной Европы.

В этих условиях, как отмечают французские аналитики, весьма трудно не заметить роль США и американское манипулирование событиями в регионе Ближнего Востока в последние годы, даже если отсутствуют свидетельства прямых указаний на такую деятельность со стороны администрации Б. Обамы. Еще более удивительным является тот факт, что западная печать была и остается весьма дискретной по этому поводу (за редкими исключениями) и умалчивает о связи между текущими событиями в арабском мире и американскими «консультантами». «Даже лица, обычно активно выступающие с разоблачениями “теории заговора”, хранили молчание», — отмечают французские эксперты.

С учетом того, что деятельность International Republican Institute, Freedom House, USAID и других активно используемых Вашингтоном в «политических преобразованиях» организаций продолжает активно осуществляться не только в регионе Ближнего Востока, вряд ли стоит в ближайшее время ожидать спада «революционного» движения в мире, в том числе на Ближнем Востоке, Украине и т.д.

http://ru.journal-neo.org/2014/01/23/rus-spontanno-li-proizoshli-arabskie-revolyutsii/