Влияние того или иного российского муфтията на процессы в мусульманской умме России зависит от числа мечетей, которые входят в этот муфтият. В состав Духовного управления мусульман Республики Татарстан (ДУМ РТ)  сейчас входит более 1500  только построенных мечетей. Для сравнения: в состав Духовного управления Российской Федерации, возглавляемого Равилем Гайнутдином, входит 400 мечетей. Прогрессирующая «мечетизация» Татарстана делает процессы в ДУМ РТ ключевыми, значимыми и максимально важными для значительной части мусульманского мира России.

С 2013 года во главе ДУМ РТ стоит муфтий Камиль Самигуллин – человек, личность и деятельность которого вызывают у экспертов и многих мусульман России очень много вопросов и крайнюю озабоченность. О том, что сейчас происходит в мусульманской среде Татарстана, с «Завтра» беседовал казанский исламовед Раис Сулейманов  – эксперт Института национальной стратегии, главный редактор журнала «Мусульманский мир».

«ЗАВТРА». Раис Равкатович, в начале марта 2015 года прошла информация, что в состав руководства Духовного управления мусульман Республики Татарстан введены два новых члена - бывший муфтий Татарстана Гусман Исхаков и мухтасиб Нижнекамска Юсуф Давлетшин. Это так?

Раис СУЛЕЙМАНОВ. Да, это так. В Совет улемов (мусульманских ученых) Духовного управления мусульман Татарстана включили новых членов, среди которых значатся нижнекамский мухтасиб Юсуф Давлетшин и экс-муфтий Татарстана Гусман Исхаков. Необходимо уточнить: помимо Давлетшина включили еще четырех человек, а также принято решение  включить в Совет улемов всех бывших муфтиев Татарстана. То есть, помимо Гусмана Исхакова (годы правления 1998 – 2011)  включат еще Габдуллу Галиуллина (1992-1998) и Ильдуса Файзова (2011-2013). Подчеркивается, что курировать  новый расширенный состав Совета улемов  будет нынешний муфтий Камиль Самигуллин. Непонятно, означает ли это упразднение должности председателя Совета улемов (пока ее занимает Абдулла Адыгамов).  Также не объясняется, чем вызвана необходимость такого кадрового наполнения этой структуры татарстанского муфтията, в Совет улемов и так входит 15 человек.

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Пока что Совет улемов  видится как трамплин для легализации некоторых ваххабитов, которые включены туда. При прежнем муфтии Ильдусе Файзове, боровшимся с ваххабитами, последние были изгнаны, от их влияния старались отчистить муфтият. Теперь ваххабитов стремятся реабилитировать, наделив статусом мусульманских ученых. Среди задач, которые ставятся перед новым составом Совета улемов, видится издание фетв (богословских решений по какому-то вопросу). Одно неясно: зачем нужно включать в этот орган людей с сомнительной репутацией?

«ЗАВТРА». Согласно многочисленным публикациям в СМИ и свидетельствам экспертов, Исхаков и Давлетшин - давние лоббисты и проповедники ваххабизма в Поволжье. Изложите нашим читателям свою оценку деятельности обоих деятелей.

Раис СУЛЕЙМАНОВ. Об этом неоднократно писали местные и федеральные издания, публично говорили эксперты. Время правления Гусмана Исхакова - с 1998 по 2011 годы -  навсегда останется эпохой расцвета ваххабизма в регионе. Он всегда стремился назначить ваххабитов на пост мухтасиба (главного имама города или района. –А.П) или имама крупной мечети. Когда Гусмана Исхакова избрали в четвертый (!) раз на свой пост в 2010 году, тот на одном из своих выступлений публично говорил, что именно в выпускниках саудовских университетов видит хорошие кадры для исламского духовенства региона, поэтому именно их будет поддерживать и продвигать.

Юсуф Давлетшин известен как выпускник печально известного медресе «Йолдыз» в Набережных Челнах, которое подготовило нескольких террористов, участвовавших в боевых действиях на стороне боевиков во Второй чеченской войне и организации терактов со взрывами домов в Москве в 1999 году. Он вначале проработал мухтасибом в Сармановском районе Татарстана в 2000-2005 гг., а затем с 2005 года после переезда своего единомышленника, другого известного ваххабитского проповедника Рамиля Юнусова из Нижнекамска в Казань на должность имама главной мечети республики «Кул Шариф» Давлетшин занял освободившийся пост мухтасиба Нижнекамска, приняв эстафету от Юнусова.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Вот уже 10 лет Давлетшин бессменно сидит в Нижнекамске. За это время некоторые нижнекамцы отправились воевать в ряды «Имарата Кавказ» в Дагестане, поддерживали охотно связи с известным террористом Саидом Бурятским. Про нездоровую ситуацию в Нижнекамске в феврале 2014 года уже лично нынешний президент Татарстана Рустам Минниханов говорил прямым текстом как о городе, где вопрос с религиозным радикализмом пущен на самотек. Чего стоит тот факт, что нефтехимические предприятия на территории Нижнекамска террористы пытались (к счастью, неудачно) обстреливать из самодельных ракет в 2013 году. Эти же террористы - все местные люди.

И вот сейчас Гусмана Исхакова и Юсуфа Давлетшина делают членами Совета улемов ДУМ Татарстана. Для Исхакова, который после ухода с поста муфтия в начале 2011 года, это вообще возвращение из небытия. А для Давлетшина – своего рода награда, теперь он будет составлять фетвы.

Знаете, что больше всего меня удивляет?  Позиция чиновников Казанского Кремля, которые курируют религиозную сферу, отвечают за внутреннюю политику в Татарстане. Многие из них работают уже много лет на «мусульманском» направлении, прекрасно осведомлены о том, какие идеологические убеждения у этих деятелей, причем нередко сами участвовали в снятии их со своих руководящих должностей и назначении на новые.

Чиновники полностью осознают, что, например, экс-муфтий Татарстана Гусман Исхаков всегда покровительствовал ваххабитам, а во время «нурлатского синдрома» (появление лагеря боевиков в лесов на юге Татарстана в Нурлатском районе в ноябре 2010 годаА.П) не осудил террористов, а попытался оправдать, и за это его справедливо отправили в отставку. Они в курсе, что  Юсуф Давлетшин вскормил целую когорту салафитов у себя в Нижнекамске, а нынешний муфтий Татарстана Камиль Самигуллин является членом фундаменталистского турецкого джамаата «Исмаил ага», далеко недружелюбного нашей стране.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Из этого джамаата недавно пригласили проповедника Фатиха Календера, чтобы он читал лекции мусульманскому духовенству Татарстана. Ведь сколько раз уже говорили и говорили о том, что иностранные проповедники – это мина замедленного действия, что татарское духовенство не должны обучать учителя из стран Ближнего Востока, что лучше без них… Но нет, все повторяется, как это уже было в 1990-е годы: опять Татарстан открывает двери для зарубежных миссионеров. И вот прекрасно понимая все это, эти чиновники все это поддерживают, наивно думая, что удастся контролировать ситуацию внутри исламской уммы Татарстана, удержать ваххабитов Поволжья от сползания в терроризм, защитить мусульман Поволжья от иностранного религиозного влияния. Но это же снова наступание на одни и те же грабли!

«ЗАВТРА». Какие фигуры или центры силы могут стоять за назначениями в руководство ДУМ РТ Исхакова и Давлетшина?

Раис СУЛЕЙМАНОВ. Убитому в 2012 году ваххабитами великому татарскому богослову Валиулле Якупову (1963-2012), много сделавшему для популяризации традиционного для татар ислама, принадлежит термин «ваххабитский холдинг». Этим словосочетанием он называл ситуацию, которая постепенно складывалась в Татарстане, достигнув к середине 2000-х годов своей кульминации.  Ваххабитский холдинг – это сращивание бюрократии, бизнеса и ваххабитского духовенства, когда чиновники и предприниматели начинают административно и финансово поддерживать ваххабитов. На первый взгляд, это кажется нереальным: ну какой толк бюрократам лоббировать ваххабитов, зачем их поддерживать?

Дело в том, что если в 1990-е годы этнократическая элита Татарстана ставку стремилась сделать на национал-сепаратистов, сумев таким образом материально укрепить свои позиции, то после прихода к власти Владимира Путина от сепаратистского проекта решили если не отказаться насовсем, то, как минимум, убрать далеко в ящик, предложив вместо него исламский проект.  Исламский проект стремились  преподнести очень красиво: вот смотрите, Татарстан - это своеобразная витрина для зарубежного мусульманского мира. Расчет, на первый взгляд, очень верный и подкупает. Этот исламский проект позволяет привлечь инвестиции из зарубежного мусульманского мира, поскольку светский Татарстан не особо интересен ваххабитским монархиям Аравийского полуострова. А вот подчеркнуто исламская республика, конечно, выглядит привлекательнее.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Со стороны саудитов начались оказываться знаки внимания Татарстану: покойный король Саудовской Аравии Абдалла в 2007 году вручил премию Минтимеру Шаймиеву как исламскому политику, хотя  Шаймиев в тот период даже намаза не читал, а в интервью тех лет старался подчеркнуть свою светскость. Ваххабиты в этом отношении выступают более ортодоксально последовательными исламизаторами Татарстана. Элита Татарстана, естественно, обеспокоена терактами, им однозначно не хочется исламизации республики в версии Талибана или ИГИЛ, но «мягкая исламизация» - это тот тренд, который продвигает Казанский Кремль. У этого процесса есть только один недостаток: исламизация – это как строительство нового дома, хочешь ты того или нет, но обязательно появится строительный мусор, какой бы ты красивый дом не строил. Так вот ваххабиты – это неизбежно сопутствующий материал исламизации.

Кураторы из Казанского Кремля пытаются сделать их «ручными», контролируемыми, послушными, периодически запускают в публичное пространство разговоры об «умеренном ваххабизме» в Татарстане, дескать, он у нас не такой, как на Кавказе, и уж точно не такой, как у ИГИЛ.  Но  вся беда в том, что эти самые «умеренные» симпатизируют тем, кого точно умеренными не назовешь.  Последнее в Казанском кремле до сих пор не желают видеть и слышать.

Поэтому с приходом нового муфтия Камиля Самигуллина решили поменять политтехнологию: напрочь прекратили любые разговоры о ваххабизме, убрали из всех исламских информационных ресурсов Татарстана упоминание об этой идеологии и ее опасности,  хотя до этого на протяжении десяти с лишним лет говорилось и писалось открыто о ваххабизме. Прекратился  массовый выпуск антиваххабитской литературы, а всем ваххабитам было предложено больше говорить о традиционном исламе. Такая своеобразная маскировка. И многие из ваххабитов, подобно хамелеонам, сменили свою окраску.

Вот Вы меня спрашиваете: кто же продвигает Гусмана Исхакова и Юсуфа Давлетшина? Давайте я вопросом отвечу на вопрос: кто поставил во главе ДУМ Татарстана в 1998 году Гусмана Исхакова муфтием? Кто позволил ему четыре раза подряд, в нарушение первоначального устава, избраться на этот пост? Кто спокойно передал пост мухтасиба выпускнику медресе «Йолдыз» в Нижнекамске? А кто назначил на пост имама казанской соборной мечети «Кул Шариф» Рамиля Юнусова, о котором как о ваххабите писали в газетах и говорили публично не только татарские богословы Валиулла Якупов, Фарид Салман, но даже такой татарский националист как историк Дамир Исхаков?

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Подчеркну: мы – идейные противники с Дамиром Исхаковым по многим вопросам, но даже он в своих статьях за 2005-2007 гг. писал открыто об этом однозначно без симпатии к Юнусову в изданиях, которые читали тогда в Казанском Кремле. Не стоит делать вид, что светские власти Татарстана стоят в стороне от процессов, происходящих в мусульманской среде. Все кадровые назначения на должности в структуре Духовного управления мусульман РТ, несмотря на декларативный характер отделения религиозных организаций от государства в законодательстве, происходят с подачи или одобрения Казанского Кремля. В том числе и назначение ваххабитов.

«ЗАВТРА». Как кадровые изменения в ДУМ РТ могут повлиять на состояние дел в умме Татарстана и на характер межконфессиональных и межнациональных отношений в республике?

Раис СУЛЕЙМАНОВ. Если ваххабиты будут на должностях в ДУМ Татарстана, неужели Вы полагаете, что это никак не скажется на характере этнорелигиозных отношений в регионе? У меня такое чувство, что мы возвращаемся во времена Гусмана Исхакова, когда новейшая история мусульманской уммы Татарстана была периодом расцвета ваххабизма. Знаете, в этом огромный символизм, что именно Гусмана Исхакова теперь сделали мусульманским ученым (улемом), вернув на работу в муфтият Татарстана заниматься составлением фетв. Я, кстати, не удивлюсь, если вскоре состоится триумфальное возвращение Рамиля Юнусова – наиболее одиозной фигуры. Его сейчас охотно пиарят в татароязычных газетах Казани: интервью, проповеди, его ответы на вопросы читателей, то есть  готовится почва для реабилитации. Скоро его увидим на какой-нибудь должности в структуре ДУМ Татарстана. Вот увидите. Это будет, конечно, будет полный капут, но боюсь, что он не за горами. Ведь год назад никто не мог представить, что Гусман Исхаков будет работать в ДУМ Татарстана. Теперь вот же, работает.

«ЗАВТРА». 6 марта этого года исполняется два года со дня избрания муфтием Татарстана Камиля Самигуллина. Самигуллин, которому в 2013 исполнялось только 28 лет, рассматривался как фигура, которая максимально удобна и муфтияту, и властям. Решающее мнение тогда было за властями Татарстана. В течение двух лет создавалось ощущение полной симфонии между Казанским Кремлем и муфтиятом, однако в декабре 2014 пошла информация, что власти республики хотят смены муфтия, поскольку Самигуллин перестал их устраивать. Скажите, в чем причина размолвки между региональным руководством и муфтием Татарстана?

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Раис СУЛЕЙМАНОВ. На Камиля Самигуллина в 2013 году возлагалась большая надежда. Все его предшественники на этом посту были  имамы зрелого возраста, а тут приходит молодой парень.  Была надежда, что вот сейчас этот юноша вместе с такой же командой молодых менеджеров (все его замы на момент прихода Самигуллина на пост муфтия были младше 40 лет) по-новому начнут работать. Исходили из того принципа, что молодой муфтий быстрее найдет общий язык с мусульманской молодежью, в рядах которой как раз чаще встречаются радикальные элементы. Летом 2013 года в Казани должна была пройти Универсиада – крупное международное спортивное событие, по значимости второе после Олимпиады. Были, само собой, опасения возможности терактов, поэтому перед Самигуллиным ставилась задача «задобрить» ваххабитов.

Новый муфтий провозгласил так называемую «чайную дипломатию»: в одном из интервью сказал, что, мол, татары даже разных идеологических убеждений между собой могут договориться за чашкой чая о чем угодно. Это и вошло в историю как «чайная дипломатия» Камиля Самигуллина, на практике вылившаяся в полный откат от политики своего предшественника на посту муфтия. Если Ильдус Файзов выгонял ваххабитов из ДУМ РТ, то Самигуллин вернул их в татарстанский муфтият, а, как видим, сейчас их и дальше настроен поддерживать. Это политика, правда, ничего хорошего не дала: осенью 2013 года ваххабиты начали сжигать православные церкви в республики.

Когда Самигуллин сел в кресло муфтия Татарстана, все рассчитывали на то, что сейчас закипит работа. В реальности увидели другое:  вместо систематической работы новый глава мусульман Татарстана предпочитает отдельные пиар-акции, развлекательные концерты, флешмобы. Муфтий  создает множество новых сайтов, которые освещают только деятельность муфтията и  личных поездок самого Самигуллина.  Самигуллин открыл новое издательство «Хузур». Но  изданные в «Хузуре» брошюры в большинстве своем -  не новинки, а переиздания ранее неоднократно выпущенных работ, оригинальная ценность которых не такая уж высокая.

Если подвести итог, то достижений у Самигуллина  не так уж и много. А вот в глаза бросалось другое:  рост бюрократического аппарата ДУМ РТ, личного обогащения самого муфтия и его приближенных. С пророссийски настроенным патриотическим духовенством он поступил вообще в духе 1990-х годов. В этой связи показательна  судьба Наиля Гарипова, председателя Центра исламской культуры «Иман» г. Казани, имама Апанаевской мечети Казани.

Наиль Гарипов был «правой рукой» убитого ваххабитами богослова Валиуллы Якупова, который после его гибели продолжил его работу на посту председателя Центра «Иман» и во главе Апанаевской мечети. Самигуллин решил передать эту мечеть одному своему заместителю Ниязу Сабирову, для чего был осуществлен ее рейдерский захват: Гарипова просто выгнали из мечети. Такое практикуется сейчас на Украине, когда выгоняют пророссийски настроенных священников из православных храмов.

Затем у Центра исламской культуры «Иман»- старейшей пророссийской мусульманской общественной организации, созданной в 1990 году-  отобрали типографию. Отхватили музей, созданный Гариповым в память о Валиулле Якупове, попытались потом «отжать» и сам Центр исламской культуры «Иман», но юридически это сделать не удалось, хотя попытки не прекращаются. Этот случай с Наилем Гариповым – яркий пример того, куда идет мусульманская умма в Татарстане. К сведению,  сейчас в Апанаевской мечети ведут агитацию  проповедники из Средней Азии.

В общем, ожидания, которые возлагались на нового председателя ДУМ РТ, стали не оправдываться. Были ведь большие надежды на муфтия Татарстана Камиля Самигуллина, а в сухом остатке -  в республике стали появляться члены ИГИЛ.

«ЗАВТРА». А неизвестно, подбираются ли альтернативы Самигуллину? И кто эти люди?

Раис СУЛЕЙМАНОВ. В экспертном сообществе, анализирующим ситуацию в мусульманской среде Татарстана, называют несколько кандидатур, которые могли бы заменить Камиля Самигуллина. Во-первых, это его ближайшее окружение – два заместителя муфтия,  Ильдар Баязитов и Рустем Хайруллин. Оба являются имамами крупных мечетей в Казани, каждая из которых проводит активную социальную работу по завоевыванию популярности и известности. Мечеть «Ярдам», имамом которой является Ильдар Баязитов, специализируется на реабилитации слепых - учит их чтению мусульманской литературы, а также там часто собираются активистки из женских мусульманских организаций, большинство из которых пенсионерки, и соответственно, им тоже оказывается внимание, что, понятное дело, работает по популярность имама.

Мечеть «Гаиля», во главе которой находится Рустем Хайруллин, очень плотно работает с детьми, выполняя функцию детского сада и дома детского творчества: там регулярно проводятся мероприятия с участием матерей и детей. Поверьте, такая деятельность приносит большие имиджевые бонусы. К тому же каждый из этих имамов сохранил за собой прежние «вотчины», где они раньше работали: у Баязитова осталась мечеть «Сулейман» в поселке Левченко на севере Казани, у Хайруллина – должность мухтасиба Бугульминского района Татарстана.

Другой весьма амбициозный кандидат на пост муфтия Татарстана в случае ухода Самигуллина – это казанский мухтасиб Мансур Джалялетдинов, занимающий пост имама мечети «Марджани», старейшей в столице Татарстана, от чего ее сакральность для татар крайне высокая. Он не только формально начальник над всеми имамами Казани, но у него весьма большое хозяйство: Казанский исламский колледж (открыт в 2003 году), ректором которого он является, единственное в Татарстане частное мусульманское кладбище за городом, сеть кафе и магазинов возле его мечети. Мансур хазрат – человек не только не бедный, но и по праву считает себя достойным стать муфтием. Его, конечно же, задело и по-своему обидело, когда 28-летнего мало кому известного имама из мечети в пригороде Казани, ничем особенно до этого себя не зарекомендовавшим, сделали муфтием Татарстана. Отсюда и есть реваншистские настроения.

Есть еще одна кандидатура – мусульманский богослов Фарид Салман. Вот его в отличие от всех названных кандидатур, включая и Самигуллина, можно смело называть богословом. Он не только автор, на мой взгляд, отличнейшего перевода Корана на татарский язык, но и толкователь его сур и аятов (им издано несколько серьезных тафсиров – толкований к ним), выпускает один из лучших ежегодных мусульманских календарей. Эта популярная традиция среди татар, заложенная еще в конце XIX века просветителем Каюмом Насыри (1825-1902), когда выпускается печатный календарь в виде книги, в которой под каждой датой публикуются исторические заметки, проповеди, религиозные сочинения и т.п.

Правда, Фарид Салман – интеллектуал, а таким сложнее пробиться на руководящий пост, хотя у него есть такой опыт в карьере: он был до Мансура Джалялетдинова на посту имама мечети «Марджани» в 1995-1996 гг., в 1997-2001 году был муфтием от Центрального духовного управления мусульман в Татарстане, потом занимал пост муфтия на Ямале, сейчас возглавляет Центр изучения Корана и Сунны – общественную организацию, занимающуюся изданием трудов по исламской теологии.

Это наиболее явные кандидатуры. Называют еще имя Альфаса Гайфуллина, мухтасиба Набережных Челнов, но его никто всерьез не рассматривает.

Однако ведь никто не исключает возможность прихода «варяга» - человека не из Татарстана, тем более, что после того, как «ушли» Ильдуса Файзова в начале 2013 года с поста муфтия «в связи с проблемами со здоровьем», а на самом деле, что это был единственный муфтий за историю ДУМ Татарстана, кто открыто боролся с ваххабитами, и за это пострадал (в отношении него был совершен теракт в 2012 году, он чудом остался жив. – прим.), такой вопрос обсуждался. Наконец, это может быть и «темная лошадка», т.е. человек, который сейчас занимает маловлиятельный пост, никто его всерьез не воспринимает, а потом его берут и делают муфтием. Кто-нибудь мог до 2013 года представить, что тот же Самигуллин станет муфтием Татарстана? Ответ: никто, включая его самого.

На мой взгляд, власти пока будут поддерживать Самигуллина. Поэтому разговоры на тему его скорейшего ухода так и останутся разговорами, если, конечно, не произойдет что-то экстраординарное.

«ЗАВТРА». В СМИ встречалась информация, что ДУМ РТ оказывает поддержку киевским властям и антироссийскому "Меджлису крымскотатарского народа". Если это так, то каким образом муфтият Татарстана осуществляет это?

Раис СУЛЕЙМАНОВ. Мне ничего не известно про поддержку ДУМ Татарстана киевских властей, поэтому рассуждать на эту тему не стану. Есть контакты с ДУМ Украины в Киеве (муфтий – Ахмад Тамим), но они без каких-либо договоренностей и дальнейшего развития событий. «Евромайдан» в Татарстане пока публично поддерживают  только местные национал-сепаратисты.

А вот о сотрудничестве с «Меджлисом крымскотатарского народа» известно достаточно много, тем более, что всю первую половину 2014 года это охотно освещалось в СМИ.

Когда происходил процесс интеграции Крыма в состав России, то перед руководством Татарстаном была поставлена задача -  взять на себя крымских татар, убедить «Меджлис крымскотатарского народа», что возвращение в состав России полуострова есть благо для этого народа. Выбор Казани как партнера в переговорах с «Меджлисом» понятен - это  расчет на этнорелигиозную близость казанских и крымских татар.

Функцию переманивания ДУМ Крыма должно было взять на себя ДУМ Татарстана. Камиль Самигуллин одним из первых российских муфтиев оказался в Симферополе, встречался со своим коллегой муфтием Крыма Эмирали Аблаевым, между ними велись разговоры о том, что  духовенство для крымских татар можно  готовить в Исламском университете  Казани. Когда референдум о воссоединения Крыма с Россией прошел с положительным результатом, Казанский Кремль продолжил нянчиться с «Меджлисом».

Вместо того, чтобы поддерживать пророссийски ориентированных крымских татар из организации «Милли фирка» («Национальная партия»), хотя бы их элементарно пригласить в Казань, достойно встретить, этнократия в Татарстане расстелила красные дорожки перед председателем «Меджлиса» Рефатом Чубаровым. В Казани как по команде вдруг проснулись динозавры татарского национал-сепаратизма , вроде директора Института истории АН Татарстана Рафаэля Хакимова, и начали вещать.  Пережитки сепаратистских 90–х рассуждали открыто и  вслух, что, мол, Крыму необходимо перенимать «модель Татарстана», пытались в связи с референдумом в Крыму напомнить про референдум в Татарстане 1992 года, в общем закрутилась шарманка обычного словоблудия местных сепаратистов.

ДУМ Татарстана тоже участвовало в обхаживании «меджлисовцев». «Меджлис» заключил договор о сотрудничестве с Всемирным конгрессом татар (находящаяся в Казани организация, объединяющая все общины и диаспоры поволжских татар в миреА.П). Отмечу, что это единственная крымскотатарская организация, с которой Всемирный конгресс татар заключил договор о сотрудничестве, с остальными пророссийскими организациями крымских татар нет никаких договоров у Казани. Однако толку от этого было мало, поскольку руководство «Меджлиса» продолжало оставаться антироссийски настроенным.

Наконец, было принято единственное правильное решение – раз считаете себя частью Украины, то живите на Украине. И Джемилеву, и Чубарову запретили во въезде в Крым, сейчас они обитают в Киеве. Эмирали Аблаев так и остается во главе ДУМ Крыма – пока это единственный зарегистрированный муфтият на полуострове. Существующие еще два – Духовный центр мусульман Крыма муфтия Ридвана Велиева и Таврический муфтият во главе с Русланом Саитвалиевым - пока почему-то не зарегистрированы как российские централизованные религиозные организации, хотя последний наиболее занимает пророссийскую позицию. А ДУМ Крыма из российских муфтиятов больше в качестве партнера для сотрудничества предпочитает Духовное управление мусульман РФ во главе с Равилем Гайнутдином.

Итог романа Казанского Кремля с «Меджлисом» результата своего не дал, и больше контактов с «Меджлисом» на высоком уровне не поддерживается. По крайне мере, о них теперь не слышно в публичной сфере. Просто своей несговорчивой позицией руководство «Меджлиса» себя дискредитировало, поэтому сейчас в Казани предпочитают не вспоминать об этих контактах.

http://zavtra.ru/content/view/vahhabitskij-holding/