Во время встречи со студентами Донецкой государственной музыкальной академии секретарь Совета безопасности ДНР Александр Ходаковский подчеркнул, что боевые действия против украинского правительства были развязаны для недопущения в Донбасс радикального национализма.

Еще раньше Игорь Стрелков в своем интервью Александру Проханову заявил, что фактически это он начал военные действия на юго-востоке Украины в апреле этого года: «Но спусковой крючок войны всё-таки нажал я. Если бы наш отряд не перешёл границу, в итоге всё бы кончилось, как в Харькове, как в Одессе. Было бы несколько десятков убитых, обожженных, арестованных. И на этом бы кончилось. А практически маховик войны, которая до сих пор идёт, запустил наш отряд»

Разумеется, украинские СМИ и блогосфера тут же принялись распространять эту цитату, не задумываясь о том, что навряд ли может один человек с небольшим отрядом, какими бы выдающимися полководческими способностями он ни обладал, развязать войну. Во всяком случае, к таким серьезным процессам, как война, всегда имеются предпосылки и многолетняя предыстория. Рука человека может лишь задействовать детонатор, созданный объективными причинами, в противном случае можно было бы утверждать, что Первую мировую задумал и организовал серб Гаврила Принцип. И уж точно, для того, чтобы успешно противостоять армии целого государства, человеку с небольшим отрядом необходима как минимум поддержка населения.

Руководитель центра координации «Новая Русь» Алексей Анпилогов в своем блоге опровергает основанную на словах Стрелкова уверенность украинских медийщиков в том, что война в Донбассе – это проект российских спецслужб, реализованный полковником ФСБ Игорем Гиркиным. Во-первых, первые выступления в Донбассе начались сразу после февральского переворота и происходили каждые выходные, а уже в начале марта палаточные городки стали круглосуточными. В середине марта Донецк уже был окружен импровизированными блок-постами, хотя тогда защитники города были еще без оружия. Первое применение огнестрельного оружия произошло в Луганске в ночь после переворота в Киеве, когда националистически настроенные подростки устроили перестрелку перед Луганской ОГА.

Во-вторых, вооружённое восстание в Донбассе началось с захвата здания СБУ в Луганске 6 апреля и Донецке в ночь с 7 на 8 апреле. Еще до появления Стрелкова прошли захваты административных зданий, в том числе отделений милиции с оружейными комнатами, в Краснодоне, Красном Луче, Торезе, Макеевке, Горловке и других городах. Практически все они прошли без какого-либо сопротивления силовиков. В-третьих, так называемый «военторг» заработал только 12 июня 2014 года. До конца мая центром сопротивления был Луганск, где в здании СБУ была захвачена основная масса стрелкового оружия. Кроме того, в то время тяжелую технику банально покупали у тех же … украинских военных. Тут стоит особо подчеркнуть, что первый прорыв на Донецк через Карловку был остановлен силами «Оплота» и «Востока», без участия Стрелкова. Поставки от противника прекратились лишь после 22 мая, когда под Волновахой ВСУ потеряли 10 убитых и 20 раненых.

Как бы то ни было, роль Игоря Стрелкова в военном противостоянии Новороссии с Украиной трудно переоценить. Он и его люди действительно были первыми, кто начал «воевать всерьез». Но были ли именно их действия тем самым «спусковым крючком»? И если да, не все ли равно было, кто на него нажмет, раз уж курок уже был взведен? Ведь войны не начинаются внезапно в один день, они готовятся заранее. Можно ли было избежать этой войны или хот бы остановить ее на раннем этапе? И возможно ли когда-нибудь примирение двух Украин?

Директор Центра евразийских исследований Владимир Корнилов видит точку отчета военным действиям в событиях на Майдане:

- Для того, чтобы понять, с чего начался бардак на Украине, достаточно ответить на вопрос: кто первым преступил закон, с чего началась вакханалия беззакония? И мы придем к точке отсчета этой вакханалии: к «Майдану». Именно с совершения незаконного антигосударственного переворота началось вооруженное противостояние. Стрелков и донецкие ополченцы делали кальку с событий в Киеве.

Насколько я понимаю, никто не верил, что новые власти Украины решат перейти грань, за которой последует широкомасштабная война - с применением артиллерии и бомбардировщиков. Именно после неконституционного решения Киева о применении армии против населения, о подавлении протестов в Донбассе войну остановить уже было сложно. До этого такая вероятность была.

«СП»: - То есть, «Майдан» расколол Украину на два непримиримых лагеря, готовых взяться за оружие?

- Идейная борьба между двумя Украинами велась с самого начала появления политического термина «Украина». Это государство вне пределов объединяющей ее державы (какой была Россия и Советский Союз) не могло существовать в жестком унитарном виде, о чем предупреждали и некоторые «отцы-основатели» этого государства вроде Черновола или Грушевского.

Теоретически можно было бы не допустить кровавого раскола, если бы изначально Киев прислушался к сторонникам федерализации Украины. Но их мнение было отвергнуто, а затем и предано анафеме. И теперь мы расплачиваемся за игнорирование очевидного факта ментальной, духовной, культурной, исторической разделенности Украины.

Известная украинская журналистка Мирослава Бердник считает, что медийные фигуры могут сколько угодно рассуждать о роли личности в истории, демонстрируя собственную значимость.

- На самом деле спусковой крючок войны был нажат когда на «Евромайдане» под флагами стран ЕС прозвучали лозунги, сегодня воплотившиеся в жуткую повседневную реальность – «Смерть врагам!». Когда в Киеве стали устраивать сафари на донецких «титушек», когда во время «уманского погрома» сжигали живьем крымчан, возвращавшихся в Крым с киевского антимайдана. Когда фашистская хунта захватила власть и объявила о подготовке «поездов дружбы» в Крым и на Донбасс, которые сделают эти регионы «украинскими или безлюдными», начало гражданского конфликта стало неизбежным.

«СП»: - Неизбежность конфликта была запрограммирована задолго до «Майдана»?

- Напомню классическое и лучшее, на мой взгляд, определение фашизма от ложно обвиненного в поджоге Рейхстага Георгия Димитрова: «фашизм есть открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала».

Когда в результат сговора национальных элит, которые захотели владеть общенародной собственностью, которой они управляли, был развален Советский Союз, и вчерашние партийные вожди в качестве идеологического обеспечения приняли идеологию своих вчерашних противников, на Украине, формируя при этом олигархический строй, это стало неизбежным…

«СП»: - А возможно ли когда-нибудь в будущем восстановить доверие между бывшими согражданами, и насколько вообще дееспособно государственное образование, одна часть населения которого отмечает 9 мая, а другая день рождения Бандеры?

- Во время братоубийственной гражданской войны на Украине погибло несколько миллионов человек.

Мой дед рассказывал историю, свидетелем которой он оказался, которая дает представление о тех грозных, братоубийственных временах. Однажды он шел из Воронькова (село под Киевом) в родное село - Килов. Недалеко от села услышал крики, проклятия, выстрелы. Спрятавшись за деревьями, увидел страшную картину. Петлюровцы окружили группу безоружных гетманцев и заставляли их раздеться. Те падали на колени и умоляли: «Хлопцы, и мы ж, и вы - за Украину. Мы ж родная кровь! Хлопцы, что ж вы делаете»? Хлопцы же в ответ выматерились и прошили тех пулями...

Дед позвал односельчан, убитых гетманцев похоронили в братской могиле. Он ее показывал - могила существовала до тех пор, пока по ней не проложили асфальтовую дорогу. Эта абсурдная братоубийственная война объясняет многие события на историческом поле Украины XX столетия.

Но война закончилась, и, поскольку надо было строить жизнь, думать о будущем, люди сумели переступить через вражду и ненависть, разожженные пожаром войны. Правда, тогда их сумела объединить, забыв месть и рознь, предложенная большевиками идея - идея построения прекрасного будущего, будущего для всех, где не будем социального гнета, насилия и несправедливости. Другой вопрос, что обстоятельства сложились так, что «идеальное общество» не было построено.

Про доверие - не знаю, но создать условия, при которых люди смогут жить рядом, при определенных условиях возможно. Украина и Новороссия сегодня похожи на сиамских близнецов, которые и совместно жить не могут, и погибнут друг без друга, если вспомнить об экономике, энергетике, промышленности, связывающих их миллионами нитей.

Для этого необходимо, во-первых, ликвидация фашистского оккупационного режима в Киеве, и денацификация страны, а затем переучреждение государства на чем-то вроде Конституционной Ассамблее, где будут выработаны правила общежития: на какой - федеративной или конфедеративной основе захотят регионы жить, какие полномочия они захотят передать центр и т.п. И если в такой конфедерации, к примеру, во Львове захотят праздновать день рождения Бандеры - пожалуйста, празднуйте и голосуйте за парию «Свобода», если ваши «тараканы» ограничатся территорией по Збруч.

Президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко убежден, что начало боевым действиям положил отнюдь не Стрелков

- Войну начали США. Руками Киева, конечно, но США. Никакой Стрелков и несколько десятков ополченцев просто не в состоянии были развязать такой конфликт. Без поддержки в других городах (да и в самом Славянске) их бы просто окружили и перебили. Киев страшно боялся российского вторжения и готов был покричать и «слить» Донбасс, по примеру Крыма. Но США буквально затолкали украинские власти в войну. Если, кстати, говорить о киевских «ястребах», то там такой был один - готовый выполнить любой приказ из Вашингтона и воевать как угодно, с кем угодно и чем угодно (даже если реально воевать нечем и некому) - Александр Турчинов.

Эксперт считает, что, исходя из этого, предотвратить войну было невозможно.

Если сверхдержава хочет воевать, она всегда найдет возможность развязать войну. Даже если речь идет о гражданской войне в другой стране. США было необходимо втягивание России в военный конфликт. Поэтому Киеву был выдан карт- бланш на любые действия и любые зверства, лишь бы у Москвы нервы не выдержали.

«СП»: - А можно ли сказать, что у войны были гораздо более глубокие предпосылки, чем «Майдан»?

- Конечно, были и глубинные предпосылки. Иначе бы противоборствующие стороны не получили десятки тысяч добровольцев. Да и раскол страны на две части по идеологическому, лингвистическому и конфессиональному признакам очевиден. Ошибка всех украинских президентов, в правление Ющенко и Януковича ставшая уже преступлением, заключалась в том, что политические предпочтения Юго-Востока и большей части избирателей (и населения) страны игнорировались и проводилась безумная политика украинизации (фактически галицизации и бандеризации). Своего рода «мягкий» геноцид, который стал открытым (жестким) в 2014 году, когда стало ясно, что за годы «мягкого» геноцида так и не удалось ассимилировать русских Украины, превратив их в галичан.

Если рассматривать исторический процесс в качестве вектора, направленного в бесконечность, то, конечно, где-то там (в бесконечности) доверие и готовность к общежитию потенциально могут быть восстановлены. Но если исходить из реальной политической ситуации, то у Украины как государства и у украинцев как начавшей (и трагически закончившей) складываться нации времени на исправление ошибок и преступлений нет. Их время вышло и две Украины уже никогда не будут вместе. Если они и окажутся в границах одного государства, то неизбежно доминирование одной, направленное на полную ассимиляцию второй. Причем это не зависит от того, кто победит. Победитель в гражданской войне всегда строит свою страну, в которой побежденный может жить только по правилам победителя или эмигрировать.

http://svpressa.ru/politic/article/108599/