Общепринято считать, что уничтожение золотого стандарта в Соединённых Штатах – и, соответственно, существование американского доллара как мировой резервной валюты по всему остальному миру – «осуществил Никсон».

Хотя и правда, что президент Никсон 15 августа 1971 года приостановил конвертируемость доллара США в золото в международных сделках, тем самым положив конец режиму Бреттон-Вуда и заколотив «последний гвоздь в гроб» золотого  стандарта, шаг Никсона был предопределён тем, что за три с половиной года до этого проделал президент Линдон Джонсон.

18 марта 1968 года президент Джонсон подписал законопроект, устраняющий «золотое покрытие» (т.е. резервное обеспечение золотом) для банкнот, выпускаемых Федеральным Резервом.  До ликвидации золотого обеспечения каждый банк Федерального Резерва был обязан держать  резервный золотой сертификат стоимостью не менее 25% против его обязательства по банкнотам Федерального Резерва. (Золотые сертификаты означают золото, реально находящееся у Казначейства Соединённых Штатов).  Когда требования о золотом обеспечении в марте 1968 года было отменено, отношение золотого запаса США к общей сумме обязательств по банкнотам Федерального Резерва составляло 25,0084%. («Золотое покрытие», Джозеф К.Рамадж, месячный отчёт Банка Федерального Резерва Ричмонда, июль 1968 г., стр. 8-10). (см. правую сторону графика, «Золотой резерв и обязательства по банкнотам Федерального Резерва).

Немедленная реакция в то время, в марте 1968го, на отмену «золотого покрытия» была «незначительной», по словам Джозефа К.Рамаджа, представителя Банка Федерального Резерва Ричмонда, который вёл хронологию изменений законодательства («Золотое покрытие», стр.10). Однако г-н Рамадж предупреждал, что реформа 1968 года может привести к «параллели» с реформой закона 1965 года, исключившей требования по резервирования золота для депозитов банков-членов, хранящихся в Федрезерве. За три последующих года после отмены требований по резервам для депозитов в 1965 году, отношение золотого резерва США к обязательствам по банкнотам Федерального Резерва сократилось с более чем 40% до чуть более 25% (см. график, ссылка на который приведёна выше).

Резкое снижение уровня золотого обеспечения между 1965-м и 1968 годами произошло главным образом благодаря двум факторам: во-первых, наблюдался отток из золотого резерва США (на графике синяя линия, золотые активы Банка Федерального Резерва США). Чистый объём «выделенного» золота, предназначенного для зарубежных счетов, (зелёная линия на графике, золотые запасы Банка Федерального Резерва США) не снизились материально. Отток золота из американских хранилищ был результатом агрессивного обмена иностранными правительствами золота на доллары, которые накапливались за рубежом,  а американский торговый баланс ухудшался.  Во-вторых, наблюдался быстрый рост обязательств по банкнотам, выпускаемым Федеральным Резервом, а доллары печатались с возрастающей скоростью. (см. левую сторону графика, Золотой резерв и обязательства по банкнотам Федерального Резерва).

Рост объёма обязательств  по банкнотам Федерального Резерва (т.е. долларам) после 1965 года шёл параллельно быстрому росту как федерального бюджета США, так и дефицита федерального бюджета США, связанными с политикой президента Джонсона «и пушки, и масло», известной также как «Великое Общество»* и Вьетнамская война. Линдон Джонсон сосредоточился на «политике «и пушки, и масло», и отмена им золотого обеспечения открыла новую парадигму в том, как будет работать американская экономика. Капитализм свободного рынка  вышел из моды; пришло время контролируемого правительством  «доверия»….которое управляет нами и остальным миром до сих пор.

«Кредитизм»?**

Деньги в прежнем виде, то есть обеспеченные золотыми резервами, нужно было зарабатывать. Золото нужно было добыть и извлечь, что требовало затрат труда и капитала. Чтобы получить золото для поддержания своей денежной единицы, правительства должны были вводить налоги, что означало необходимость согласия налогоплательщиков (избирателей) платить необходимые налоги. В то же время банки должны были поддерживать существенные депозиты Федерального Резерва по отношению к своим кредитным портфелям.

Система была реальной, с реальными ограничениями и реальными процентными ставками, что рационально распределяло средства. Плохие инвестиции (т.е. пузыри активов) оперативно искоренялись  свободным рынком, и снижения активности бизнес-цикла были сравнительно недолгими, причём успешное восстановление быстро превышало их прежние пиковые значения (относительно реального ВВП, реальных зарплат и реального богатства домохозяйств).

Но после реформ Линдона Джонсона политики быстро поняли, что им больше не надо увеличивать налоги (непопулярные среди избирателей), для того чтобы увеличить расходы, особенно затраты на подкуп избирателей для  их излюбленных групп специальных интересов. Правительство могло занимать, чтобы финансировать любой растущий дефицит, будучи уверенными в том, что их прислужники в Федеральном Резерве, освобождённые Джонсоном от груза необходимости иметь хоть какой-то золотой резерв для обеспечения своих банкнот, будут просто создавать деньги из воздуха и покупать долговые обязательства, не поглощённые кредитным рынком (определение «количественного смягчения»).

Более того, банки, в результате существенно сокращённых требований к резервированию, – любезности Федерального Резерва, – могли легко создавать ещё больше денег, просто делая новые займы.   Впервые в человеческой истории, оказалось, что на самом деле существует «бесплатный сыр» (а также бесплатные пирожные, бесплатное здравоохранение, бесплатное образование, бесплатное…). Просто занимай, потом занимай снова, чтобы закрыть предыдущий долг и отдалить срок погашения,  при последовательном понижении ставок Федерального Резерва, – вечно (или до той поры, пока какое-то будущее поколение не должно будет заплатить за всё это «бесплатное»).

При деньгах, которые больше не нужно зарабатывать, а просто возникающих из ничего на экранах компьютеров Федерального Резерва, кредиты  – правительству, бизнесу, потребителям – испытали взрывной рост. Весь кредит США, составлявший в 1964 году 1 триллион долларов (когда ВВП был 3.8 триллионов в реальном выражении по цепочным индексам  2009 г.), сегодня составляет почти 60 триллионов долларов (при ВВП 16.25 триллионов долларов по цепочным индексам 2009 г.). Спросите себя, почему сегодня, чтобы сгенерировать 1 доллар ВВП, нужно 3.70  долларов кредита, а до введения необеспеченных денег для генерации 1 доллара ВВП нужно было всего 26 центов кредита.

Примечательно, что упомянутые 60 триллионов существующего в настоящее время кредита не включают более 200 триллионов необеспеченных обязательств, связанных с компенсационными программами федерального правительства, по данным профессора Лоуренса Котликоффа. Конечно, ни 60 триллионов, ни 200 триллионов никак не могут быть погашены.  Эти долги просто спишут.

Реальный вопрос, над которым стоит подумать, будет ли это списание осуществлено «по-честному», т.е. с помощью дефолта, причём держатели долга потеряют основной долг и извлекут урок, который не забывается (по крайней мере, до исчезновения существующих сейчас разумных существ), или это будет осуществлено через финальный спазм «деньгопечатания» и связанной с этим гиперинфляцией.  В обоих случаях, монетарное наследство «кредитизма» Линдона Джонсона придёт к концу, поскольку, как говорила Айн Рэнд,

«Можно избегать реальности, но невозможно избежать последствий избегания реальности».

Примечание:

* – Политическая программа президента Л. Б. Джонсона. Включала в себя «войну с бедностью», развитие социального законодательства, программу «Медикэр», федеральную помощь образованию и культуре, создание Министерства жилищного строительства и городского развития. В условиях продолжавшейся войны во Вьетнаме её удалось осуществить лишь частично.

http://vk.cc/3BGufj