В День независимости (24 августа) и в День соборности (22 января) Украины представители государственной власти во главе с президентом возлагают в Киеве венки к памятникам Тараса Шевченко и Михаила Грушевского. С Кобзарем все понятно: эту традицию заложили еще большевики. Памятник Грушевскому в Киеве появился в 1998 г. Установлены такие памятники и в некоторых областных центрах, раньше других во Львове. Что же это за историческая личность, которая удостоилась столь большой чести в «нэзалэжной» Украине?

Украинские СМИ о Грушевском традиционно пишут: известный историк и политический деятель прошлого века, первый президент Украинской республики (никогда не был! – В.П.), председатель Центральной рады (март 1917 г. – апрель 1918 г.)

«Лукавий, хитрий був дідок», — сказал о Михаиле Грушевском его современник, поэт Александр Олесь. И более точную характеристику «дідка» дать трудно. Небольшая деталь. В мемуарах Грушевского есть описание эпизода зимы 1918 г., весьма для него показательного: «Прийняв парад, привітав се людське стадо, послане на заріз, ###лував ікону — полкову святиню, котру мені показали». Оказывается, для масона Грушевского (масонство свое он никогда не скрывал), который, впрочем, как утверждают его апологеты, не отказывался и от православия, икона — отнюдь не святыня. В лучшем случае — суеверие. Но почему бы и не ###еловать, если «стадо» верит в нее? «А що я міг зробити?», — оправдывается Грушевский. Как говорится в таких случаях: «Ради красного словца не пожалеет и отца…».

После этого уже более спокойно воспринимаешь все, написанное Грушевским, например, такую вот цитату из 1 тома его 10-томной «Истории Украины-Руси» - истории никогда не существовавшего государства: «Движение украинских племен на юг проявилось в колонизации «антами» черноморских степей – между Днепром и Доном… Это первая украинская колонизация, которую можем констатировать, и потому должны остановиться на ней больше».

Кстати, в названии раздела, откуда взята эта цитата, есть слова об «идентичности антов с украинскими племенами». Спрашивается: откуда вдруг появились в те давние времена «украинские племена»?

Ответ прост как пареная репа: М. Грушевский их выдумал. Причем, от него и особых усилий не потребовалось. Еще в VI веке нашей эры готский историк Йордан упомянул о племенах антов, живущих между Днестром и Днепром. Другой историк того же времени византиец Прокопий Кессарийский отмечал, что анты и славяне - это один и тот же народ с «простым и варварским языком», «не отличаются они друг от друга и внешним видом». Этих-то антов Грушевский взял и объявил «украинцами»

По сути, историческая концепция Грушевского сводится к следующим совершенно бездоказательным утверждениям. Первое. Украинцы - коренное население на территории «нэзалэжной», существовавшее со времен древних антов и, возможно, являющееся потомками еще более древних трипольцев (т.н. трипольская культура). Второе. Украинцы в Киевской Руси являлись основным населением, от которого происходят русские – потомки окультуренных украинцами диких народов северо-востока. Третье. Наследником государственности Киевской Руси является Галицко-Волынское княжество, а через него - Великое Княжество Литовское.

Эта теория (мифологическая версия) получила название «Потоковой». В ее рамках все труды Грушевского признавали наследие Киевской Руси исключительно за украинцами. Грушевский утверждал, что в старину украинцы назывались «русинами», а Украина – Русью, но во времена политического упадка это имя «було присвоєне великоросійським народом». Вот такие они, «клятые» москали, и эти баечки о разных народах вбиваются в головы населения Украины добрую сотню лет, не менее. А особенно активно – в годы «нэзалэжности».

В конце XIX века австрийские власти (спецслужбы, в первую очередь) в преддверии вероятного вооруженного конфликта с Россией обратили внимание на молодого киевского историка-украинофила Грушевского и предложили ему должность профессора кафедры «всемирной истории со специальным обзором на историю Восточной Европы» Львовского университета. Немногим позже он возглавит эту кафедру и будет занимать должность на протяжении 20 лет - с 1894 по 1914 гг. Вена остро нуждалась в идеологах, способных противостоять набиравшему силу движению русофилов. В Австро-Венгрии остро чувствовался недостаток в амбициозных интерпретаторах подлинной истории, за труды которых богатая империя Габсбургов готова была расплачиваться чистым золотом.

Свои гонорары Грушевский отрабатывал весьма усердно. «Дед» (окладистую бороду а-ля Маркс Грушевский носил смолоду) был весьма плодовитым: за львовский период жизни написал три десятка книг и более 2000 статей. Среди них самый известный - «История Украины-Руси». Первый ее том был издан во Львове в 1898 г. И в этом же году в Германии была запущена идея создания «самостийной украинской нации» в рамках автономии на территории Австро-Венгрии. В подконтрольной Берлину Вене в печати вместо понятий «Русь», «руський» стали употребляться термины «Украина», «украинский» и т. д.

В мемуарах бывшего командующего немецким Восточным фронтом генерала Гофмана (1926 г.) прямо говорилось: «Создание Украины не есть результат самодеятельности русского народа, а есть результат деятельности моей разведки».

Одновременно с преподавательской деятельностью Грушевский возглавил созданное десятилетием ранее «Научное общество имени Тараса Шевченко», сразу получившее щедрое финансирование из императорской казны. Именно это обстоятельство впоследствии сделало Грушевского не просто историком, но и политическим деятелем. Общество стало в Австро-Венгрии главным органом украинизации. Основной заслугой Грушевского перед Германской и Австро-Венгерской империями, которые очень боялись того, что коренное население Галиции считает себя русинами и в большинстве своем поддерживает Россию, следует признать создание украинского языка. Этот язык создавался примитивным до изумления способом - русские слова заменялись польскими, немецкими и просто выдуманными на скорую руку...

В этой связи нельзя не вспомнить об одном из филологических «открытий» Грушевского. Согласно его утверждению, украинский язык является не только прямым потомком прародителя всех европейских языков - санскрита, но и более всего на него похож!

«Открытие» вызвало ехидное замечание со стороны русского писателя - украинофила Ивана Левицкого (известного под псевдонимом Нечуй-Левицкий): «Не иначе как на этом самом санскрите Грушевский и пишет». Патриарх малорусской литературы, прежде всего, имел в виду украинский новояз, на котором была написана М. Грушевским «История Украины-Руси». Этот русско-польский суржик Нечуй-Левицкий назвал «страшною мовою». Злопамятный Грушевский не забыл этих слов и жестоко отомстил своему учителю, не оказав ему никакой помощи, когда в апреле 1918 г. Нечуй-Левицкий умирал нищим в одной из киевских богаделен - Дехтяревском доме престарелых... В то время австрийский подданный Грушевский председательствовал в Центральной Раде.

А ведь он был многим обязан Нечуй-Левицкому. В свое время именно Левицкий взял под свое покровительство тогда еще никому не известного гимназиста, стал его наставником в литературных делах, рекомендовал к печати первые его произведения. Ну, скажите, что еще может так выпукло обрисовать моральные качества одного из столпов «нэзалэжной» Украины?

В 1909 г. во Львове состоялось собрание членов Галицийской украинской партии. Грушевский предложил провести праздничные мероприятия в честь гетмана Мазепы.

Предполагалось также издать набор брошюр, в которых переход гетмана на сторону Швеции должен был рассматриваться как выступление в защиту угнетенных русским правительством казаков. Предложение «светоча украинской истории», конечно же, было реализовано.

«Филологическая» деятельность Грушевского не ограничилась только Галицией. Воспользовавшись некоторой либерализацией порядков после революции 1905 г., Грушевский появляется в Киеве, где самым активным образом пропагандирует «украинское» правописание (хотя и в несколько видоизмененном варианте). С этой же целью его единомышленники начинают издавать периодику и книги на украинском языке.

Свои личные заслуги родоначальник украинской исторической науки и создатель украинского языка оценил столь высоко, что в ознаменование 10-летия своих трудов на благо Габсбургов даже решил установить себе в научном обществе имени Шевченко бронзовый бюст. И установил. Ну, очень скромный был человек, что и говорить!

Впрочем, не все признавали новаторство Грушевского. Русский историк Николай Ульянов в очерке «Происхождение украинского сепаратизма» указывает, что Грушевский взял основную идею из анонимного политического памфлета XVIII в. «История русов».

Заслугой Грушевского было лишь то, что он вписал основную доктрину этой известной фальшивки в общепринятую концепцию русской истории, о которой неизвестный автор «Истории русов» никакого понятия не имел.

Ульянов, в частности, пишет: «История русов» не только не признает единого общерусского государства X–XIII веков, но и населявшего его единого русского народа. Напрасно приписывают М.С. Грушевскому авторство самостийнической схемы украинской истории: главные ее положения — изначальная обособленность украинцев от великороссов, раздельность их государств — предвосхищены чуть не за сто лет до Грушевского. Киевская Русь объявлена Русью исключительно малороссийской».

Этой фальшивой идее М. Грушевский и служил всю жизнь.

Родился он 17 сентября 1866 г. в Холме (территория современной Польши) в семье учителя. Увлечение историей началось после поступления в 1880 г. в гимназию, затем оно привело его в Киевский университет (1886-1890 гг.). В университетские годы под руководством одного из самых известных историков того времени профессора В. Антоновича он делает первые шаги в науке. На третьем курсе берется за исследование Киевской земли (от времен Ярослава Мудрого до конца XIV в.). Позже по рекомендации профессора Антоновича переезжает в подвластный австрийцам Львов.

Менять Киев на Львов и сейчас найдется немного охотников. А тогда на переезд из стремительно развивающейся «Матери городов русских» да еще в польско-еврейско-австрийское провинциальное местечко иностранного государства, далеко не дружелюбно настроенного в отношении России, мог согласиться только такой авантюрист, как Грушевский. Было ему всего 28 лет, и он совсем недавно защитил магистерскую диссертацию. По его мнению, наследниками киевского престола стали галицко-волынские князья. Именно земли Галицко-Волынского княжества достались Польше (Галиция сразу, Волынь некоторое время принадлежала Литве), а в XVIII веке галицийские земли отошли к австрийской короне. Благодаря тенденциозным работам Грушевского Вена получала не только моральное право считать Галицию своей вотчиной, но и возможность выдвинуть территориальные претензии к России.

Во Львове новоиспечённому профессору выделили роскошный особняк и обеспечили щедрым жалованьем. Выгодно продавая сказки об «украинских племенах», хитрый «дедок» также строил огромный дом в Киеве буквально в нескольких шагах от вокзала и вовсе не собирался расставаться с российским паспортом. В гражданскую войну большевистские снаряды развалят киевскую собственность львовского профессора.

Грушевский явно не предвидел такого поворота событий. Из Австро-Венгрии он неоднократно приезжал в Россию. В Департамент полиции регулярно поступали донесения о том, что ученый тайно провозит через границу нелегальную литературу националистического содержания, во время приездов в Киев обязательно посещает австрийского консула, с которым по несколько часов остается беседует наедине в его кабинете. Но сколько веревочке не виться, а кончик найдется.

После возвращения в Россию в 1914 г., через четыре месяца после начала Первой мировой войны, Грушевского арестовывают по обвинению в шпионаже в пользу Австро-Венгрии. В приказе начальника Киевского военного округа было также сказано: «Профессора Львовского университета Михаила Грушевского как пропагандиста украинского сепаратизма и видного деятеля украинской национально-демократической партии выслать в Симбирск на время состояния местностей, из коих он выслан, на военном положении».

В Симбирск он был выслан, но вначале провел в тюрьме несколько месяцев. Впоследствии по просьбам русской академической общественности ему разрешили переехать сначала в Казань, а потом и в Москву.

Однако свою работу Грушевский сумел выполнить. В среде украинской интеллигенции ему удалось образовать некое «ядро», которое считало Россию «великой тюрьмой народов», а политическое решение проблемы видело в отделении Юга России (от западной границы до предгорий Кавказа) и включении его в сферу влияния Германии и Австро-Венгрии.

В Москве он дождался Февральской революции, после чего вернулся в Киев, что называется, на белом коне: в марте 1917 г. его заочно избрали председателем Центральной рады. В 1917-1918 гг., находясь во главе УНР, Грушевский некоторым образом даже реализовал названный проект, «пригласив» на Украину немецкие и австрийские войска.

«Никто так не подходил для роли национального вождя как Грушевский», – писал известный политический деятель тех лет Дмитрий Дорошенко. Но бывшие австро-германские хозяева, которых Грушевский пригласил оккупировать Украину, не очень высоко ценили своего агента, постаравшись быстрее избавиться от него. Когда в апреле 1918 г. в Киеве произошел организованный немцами государственный переворот во главе с гетманом Скоропадским, профессор Грушевский эмигрировал в Австрию.

По мнению французского консула в Киеве Эмиля Эно (1918 г.): «Украина не имела никогда своей истории и национальной отличительности. Она создана немцами. Прогерманское правительство Скоропадского должно быть ликвидировано». Французскую сторону - союзника русских в Первой мировой войне легко понять, потому что так называемая Украинская народная республика (УНР) фактически с момента своего создания стала марионеткой Германии.

Как известно, ни один из укро-националистических режимов в период революции и гражданской войны не продемонстрировал ни малейших признаков жизнеспособности. И прежде всего - прозападное правительство Грушевского, нашпигованное австро-германскими агентами.

Что очень похоже на сегодняшнюю Украину с ее сонмом американских «советников», и даже в СБУ.

Важно отметить, что при всем своем германофильстве Грушевский весну, лето и осень 1917 г. вел переговоры с Временным правительством России о предоставлении Украине автономии в составе Российской республики. Речь шла о возможном создании Российской Федерации. Керенской с идеей был согласен, но вопрос был отложен до окончания войны. В октябре 1917 г. к власти пришли большевики. Но и тогда выхода из состава России не произошло. Грушевский пошел на это только 6 января 1918 г., на следующий день после разгона большевиками Учредительного собрания, депутатом которого он, кстати, тоже был избран.

…Грушевский запросился на советскую Украину, когда еще не успела закончиться гражданская война. Причем в таких подобострастных выражениях, которые для «вождя нации» иначе как позорными не назовешь. Летом 1920 г. он направляет в ЦК КП(б)У письмо, в котором признает заслуги большевиков в борьбе с капитализмом и уверяет, что осознал, как и другие украинские эсеры, ошибочность стремлений изолировать Украину от всеобщего развития «шляхом будь-яких політичних комбінацій». Он даже подчеркивает, что отказался от поддержки националистов и принял принципы III Интернационала! В письме к предсовнаркома УССР Раковскому экс-председатель Центральной рады выразился еще унизительнее: «…ми були готові переступити через трупи наших партійних товаришів, що безвинно погинули від червоних куль… Були готові працювати під вашим проводом …» (… мы были готовы переступить через трупы наших партийных товарищей, которые безвинно погибли от красных пуль… Были готовы работать под вашим руководством». – перевод мой В.П.).

Большевики, ради борьбы с которыми Грушевский и позвал немцев, затеяв украинизацию, очень нуждались в кадрах и потому быстро простили своего врага. В 1924 г. он вернулся на родину, а 1929-м был избран действительным членом Академии наук СССР.

Последствия этого решения были самые печальные. Схема украинской истории, воспринимавшаяся в дореволюционной России как эпатажная выходка галицийского маргинала, была с небольшими корректировками, естественно, в духе марксистской идеологии, принята в качестве единственно верной.

Так что в деле украинизации вряд ли можно переоценить значение сделанного для Украины генеральным секретарем ЦК КП (б) Украины Лазарем Кагановичем. Так, благодаря ему язык, созданный в Галиции австро-польскими «филологами», в несколько дополненном виде был утвержден в УССР в качестве государственного. Ее, эту «мову» не любили, не признавали родной, но учить и использовать вынуждены были все. Ни одна демократическая власть не добилась бы либеральными методами таких успехов на протяжении столь короткого промежутка времени. Как сказал один из украинизаторов Малороссии А. Синявский, «из языка жменьки (горстки. – В.П..) полулегальной интеллигенции до Октябрьской революции, волей этой последней становится органом государственной жизни страны».

Планы Грушевского и привлеченных им галицких «специалистов» по переделке малороссов в украинцев по образу и подобию процесса перерождения русинов в украинцев шли очень далеко, вплоть до отделения Украины от СССР. Что вызвало профессиональный интерес у чекистов.

Группа реформаторов-сепаратистов была арестована. Как заявил об этом сам Грушевский, «я не герой, поэтому рассказал всё». В результате его товарищи были расстреляны или попали в лагеря. А он не только вышел на свободу, но и «выбивал» из издательств задержанные ему гонорары при помощи новых друзей из ОГПУ.

И все-таки в сталинские времена Грушевский был репрессирован - посмертно. С конца 1930-х годов упоминания о Грушевском и его трудах были запрещены, родственники арестованы, в частности, дочь погибла в ГУЛАГе. На официальном уровне тема была закрыта. Но имя Грушевского на Украине не забыли. В 1991 г. оно было присвоено киевской улице, где располагалась Верховная рада УССР, а нынче находится Верховная Рада «нэзалэжной». Любопытно, что с 1919 г. эта улица была улицей Революции.

А продолжатели исторических фантазий автора «Истории Украины-Руси» довели их до абсурда, приписав древним «украм» все, в том числе создание египетских пирамид. Даже Будда, по их «ученому» мнению, тоже происходит из Украины. А галлы, разумеется, ведут свою родословную из Галиции.

Но основной составляющей истории является «украинская национальная идея» («соборность» Украины и украинского народа, имеющего самостоятельное происхождение и самостоятельную историю, отдельно от России и русского народа, которые выступают в образе «извечного врага Украины»). В понятие «украинской национальной идеи» входит и «евроинтеграция», поскольку «история Украины» - это часть истории Европы, а никак не России. Абсурдность и антинаучность украинской историко-мифологической конструкции неоднократно отмечались российскими исследователями.

Однако, когда речь идет об «украинском национальном проекте», критерии научности уступают место политической идеологии правящей элиты, формирующей антироссийский политический курс, направленный на интеграцию в европейские и евроатлантические структуры.

Два поколения людей уже выросли в «нэзалэжной». И училось они по соответствующим учебникам. При этом «История Украины-Руси» М. Грушевского определена министерством образования и науки Украины как «метрика украинского народа».

Фактически в украинских школьных учебниках истории происходит повторение «схемы М. Грушевского», согласно которой отрицается древнерусская народность. Следует согласиться с замечанием ряда российских исследователей, что одним из характерных приемов украинского мифотворчества является подмена термина «Русь» термином «Украина». Кроме того, сам термин «Русь» намеренно сужается территорией южных княжеств, «составляющих ядро будущего украинского народа». Таким образом, с точки зрения национализма, Грушевский однозначно - отец современной украинской исторической школы.

Недавно после 10 месяцев разрушительного для Украины действия киевского «майдана», его, наконец, «зачистили», а попросту говоря, разогнали. Все время существования этой националистической помойки телевидение разных стран мира, прежде всего – украинское, постоянно транслировало отсюда «картинки», в фокус которых как бы случайно попадали портреты «отца нации» Тараса Шевченко и «отца украинской революции» Степана Бандеры. Их «патриотические» облики в крупных рамах висели рядом на стенах нескольких домов, примыкающих к «майдану». Они находились там все время от начала и до конца действа «онижедетей», убивающих украинцев ради заокеанского Молоха.

Этой символической паре – пану Тарасу и пану Степану не хватало, однако, портрета третьего - «отца-создателя» мифологии украинского народа Михаила Грушевского. Именно его изображением и следует открывать символический для современной Украины «триединый» ряд.

Но изображения пана Грушевского на «майдане» отсутствовали. Правда, его портрет еще со времен президента Л. Кучмы красуется на купюре (фиолетового цвета) номиналом 50 гривен. Именно в борьбе за денежные знаки и клал М. Грушевский свой «живот» на алтарь нескольких «отечеств».

Умер Грушевский в 1934 г. в одном из санаториев Кисловодска во время лечения, по официальной версии, от заражения крови. А 10-й том его «Истории Украины-Руси» вышел в СССР в 1936 г.

Кстати говоря, 22 августа 2003 г. в Москве, на Погодинской улице на доме N 2/3 была открыта мемориальная доска, как сообщали российские СМИ, «первому президенту Украины» Михаилу Грушевскому.

На церемонии открытия присутствовали представители правительства Москвы, украинской диаспоры, посол Украины в РФ, сотрудники МИД РФ. По словам украинского посла, эта доска должна была стать «символом нашей дружбы, сотрудничества, взаимопонимания и доверия, символом укрепления мира и добрососедства»...

http://www.stoletie.ru/print.php?ID=297814