Завтра в России мы будем вспоминать очередную печальную дату. Прошло четыре года со дня начала вооружённой агрессии Грузии против Южной Осетии. «Войны 08.08.08», как её нарекли журналисты. И вот сегодня, ощупывая сетью поисковика Рунет в поисках одной нужной мне информации о той войне,  я неожиданно наткнулся на ссылку на фильм «Потерянный день». Решил посмотреть начало, скорее из любопытства, потому как об этой войне хороших документальных фильмов снято крайне мало, и тайны её ещё ждут своих исследователей. Думал, что начнётся очередная банальщина и пережёвывание давно известных фактов, но со второй минуты я буквально прирос к экрану!

В фильме о войне с Грузией рассказывали такие люди, что само упоминание их должностей и фамилий могло ошарашить кого угодно! Люди, представить которых на экране я до этого момента просто не мог. Начальник генерального штаба генерал армии Юрий Балуевский, командующий Сухопутными войсками генерал армии Болдырев, начальник центрального командного пункта генерал-лейтенант Владимир Гошкодёра, начальник главного оперативного управления генерального штаба генерал-лейтенант Валерий Запаренко, командующий СКВО Сергей Макаров. И рассказывали они такое, что, казалось, запретных тем для них просто нет…

Я давно веду расследование событий той войны. Первый кусок этого расследования я опубликовал всего через два месяца после окончания той войны: http://shurigin.livejournal.com/160964.html назывался он «Закон Табуретки». И уже тогда я рассказал о преступном бездействии высших должностных лиц Вооружённых Сил. О том, что в ночь нападения на Южную Осетию в течение нескольких часов не могли найти министра обороны Анатолия Сердюкова, что накануне войны, несмотря на все предупреждения разведки, им была парализована работа сразу двух ключевых управлений Генерального Штаба, которые по его приказу начали переезд в абсолютно не оборудованное для работы здание. Как совершенно необъяснимым образом начальник генерального штаба Николай Макаров до утра 8 августа не отдавал ВВС директиву поддерживать действия СКВО в Южной Осетии, а ВДВ директиву на начало боевых действий получили вообще, когда передовой батальон 58 армии уже вёл бои на подходе к Цхинвалу. Обо всём этом я писал ещё тогда: http://shurigin.livejournal.com/160964.html

Потом Сердюков и Макаров благополучно спишут собственную халатность, трусость и бездействие на общую неподготовленность Российской Армии, которая и будет объявлена основной причиной неудач, высоких потерь и поводом для грядущей реформы, превратившейся в её погром. Но сегодня, спустя четыре года после этих событий, мы уже точно знаем, что армия была полностью готова к отражению грузинской агрессии. Впервые об этом открыто сказал один из авторов плана отражения этой агрессии начальник генерального штаба Юрий Балуевский, и он же впервые открыто назвал того, по чьему приказу этот план был разработан и отработан на многочисленных учениях – тогдашний президент России Владимир Путин.

Но в августе 2008 году у страны был уже новый президент – Дмитрий Медведев и новый НГШ Николай Макаров. Тот самый, который до последнего трусил отдать приказ на ввод войск. Тот самый, который на обращение командующего округом генерала Сергея Макарова, о приказе начать боевые действия трусливо буркнул «Ты командующий округом, ты и принимай решения…» (см 32-ю минуту фильма). Потом Николай Егорович за эту войну украсит свою грудь орденом Святого Георгия…

И все эти годы в тени оставалась роль тогдашнего президента России Дмитрия Медведева. Информации о его действиях в эти дни было крайне мало, а пользоваться слухами и сплетнями не в моей привычке. И в этом фильме я впервые услышал оценки действий тогдашнего президента России людьми, которые на своих плечах вытащили эту войну. Бывший начальник Генерального Штаба Юрий Балуевский в фильме «Потерянный день» впервые открыто рассказал о том, что упреждающая информация о подготовке грузинами агрессии была, и она своевременно доводилась и до начальника генерального штаба, и до министра обороны, и до президента Медведева. Почему же на неё никак не среагировал Дмитрий Медведев? Почему своевременно не были приведены в повышенную степень боеготовности войска СКВО?

В своём интервью  http://shurigin.livejournal.com/347559.html  бывший командующий 58 армией генерал Хрулёв, напомню, особенно подчеркнул, что существовал жесточайший приказ не провоцировать грузин, не отвечать на провокации и не входить на территорию Южной Осетии. При этом, несмотря на резкое обострение обстановки и нависающую угрозу войны, Москва и генштаб хранили олимпийское молчание. И, даже после начала войны, высшее военное и политическое руководство России не спешило вмешаться в ситуацию. Северокавказский округ и 58 армия, фактически, на свой страх и риск начали действовать по разработанным ранее на случай войны планам и, по сути, в одиночку провёли всю операцию в Южной Осетии http://shurigin.livejournal.com/347736.html . Об этом же в фильме говорит и бывший командующий СКВО Сергей Макаров.

Допуская некоторые простительные для людей далёких от военного дела ошибки в оценке потерянного времени, авторы фильма правы в главном – время действительно было упущено. Правы они и в том, что эта война наглядно продемонстрировала, как непринятое вовремя политическое решение влечёт за собой катастрофические последствия. И этот фильм абсолютно справедливо поднимает вопрос ответственности тогдашнего высшего лица государства за ход и исход той войны.

Авторы фильма утверждают, что из-за ничем не объяснимого бездействия высшего военного и политического руководства России – президента Медведева, министра обороны Сердюкова и НГШ Макарова – был потерян ключевой для дальнейшего развития событий день 7 августа, когда Грузия разорвала все соглашения и начала концентрацию войск на границе с Осетией, фактически начав тем самым войну. И именно этот потерянный день стал роковым для дальнейшего развития событий.

Я понимаю, почему этот день был «упущен» военными. Без приказа из Москвы они самостоятельно не могли поднять войска округа и начать выдвижение к границам. Такой самостоятельности им бы никто не позволили и не простил.

Но почему бездействовал Дмитрий Медведев?

Его защитники утверждают, что, став президентом России, он так и не получил самостоятельности в принятии решений и потому-де, не смог действовать в сложившейся ситуации адекватно. Но в фильме есть кусок интервью с Дмитрием Медведевым, где он, во-первых, утверждает, что никаких разговоров с Владимиром Путиным он не вёл почти целые сутки из-за плохой связи, а во-вторых, с гордостью утверждает, что все решения принимались им самостоятельно, и тем самым полностью присваивает все лавры победителя себе, подчёркивая свою полную от Путина независимость. Только непонятно в этом случае несколько деталей.

Если вся заслуга в разгроме Грузии принадлежит решительности Дмитрия Анатольевича, то что же в таком случае делал во Владикавказе Владимир Путин? Почему ему пришлось, бросив Олимпиаду в Пекине, лететь с другого конца света в прифронтовой Владикавказ? И почему генералы, вынесшие на своих плечах всю тяжесть этой войны, в один голос утверждают, что именно прилёт и прямое вмешательство Владимира Путина переломили ситуацию? Так, командующий Северокавказским военным округом Сергей Макаров в фильме открыто говорит, что когда за своей спиной он почувствовал поддержку премьера, то все сомнения и вопросы отпали сами собой. Очень важная фраза.

Для людей, умеющих понимать наших очень немногословных генералов, после этой фразы становится совершенно ясно, что до прилёта премьера положение командующего округа было, мягко говоря, очень непростым. Вся ответственность за начало войны и её исход были сброшены на него, и именно он должен был в случае чего стать козлом отпущения за все неудачи. Фактически, прилетев во Владикавказ, Владимир Путин взял на себя эту ответственность и полностью развязал руки военным, которые действовали по планам, им же когда-то и утверждённым.

Получается, что лавровый венок победителя Саакашвили Дмитрию Анатольевичу примерять несколько не этично, а вот услышать ответ на вопрос, почему же бездействовал президент России, располагая информацией о готовящейся агрессии, очень бы хотелось.  В свете впервые озвученных в фильме фактов, более чем двусмысленно звучат слова Дмитрия Медведева о том, как он, узнав о начале массированного артобстрела Цхинвала и югоосетинских сёл, не поверил в это и приказал час подождать, чтобы разобраться, не провокация ли это, а потом «ещё подождать», чтобы окончательно понять, что грузины начали войну.

То есть, как минимум несколько часов у Дмитрия Медведева ушло только на то, чтобы понять, что война началась! И всё это время грузины сносили с лица земли мирные дома, вели огонь по позициям миротворцев. Гибли мирные жители, женщины, дети, старики, умирали в своих окопах расчёты миротворцев - все граждане России, которых по конституции обязан защищать президент, а президент всё «ждал» и размышлял, не провокация ли это. Уже передовые батальоны 58 армии прошли Рокский тоннель, устремившись на выручку дерущимся в почти полном окружении товарищам, а президент всё размышлял, не обманывают ли его. Не слишком ли дорогая цена за такое «ожидание» президента?

Это «ожидание» Дмитрия Медведева становится ещё более двусмысленным, если вспомнить слова Юрия Балуевского, сказанные в фильме о том, что у президента была упреждающая информация о том, что грузины готовятся начать войну, что по всем каналам шла информация о резком обострении обстановки вокруг Цхинвала. И уж совсем двусмысленным становится «ожидание» президента на фоне того, что ещё в 14 часов 7 августа командующий миротворческих сил генерал Кулахметов доложил, что грузины сняли все свои миротворческие посты и разорвали все каналы связи.

На военном языке это значило только одно – до войны остались считанные часы, и при этом всё это время существовал чётко выверенный и отрабатанный по минутам план действий на этот случай. Напомню, что советское политическое руководство, которое так часто либеральные друзья Дмитрия Анатольевича упрекают в преступном бездействии в канун 22 июня 1941 года, в ситуации куда более драматичной и неясной, приняло решение о приведении войск в полную боеготовность, как минимум, за шесть часов до начала войны, а 7 августа 2008 года президент России Дмитрий Медведев после начала войны ждал ещё несколько часов, прежде чем начать что-либо делать.

Чего же «ждал» Дмитрий Медведев?

«Правды» о начале войны или каких-то других известий?

…Известно, что грузины отводили на разгром южноосетинских ополченцев и захват основных административных центров Цхинвала двенадцать часов, а на полное взятие города под контроль сутки. И каждый час, выигранный у русских, в этой гонке со временем стоил очень дорого. Напомню, что, даже начав боевые действия на свой страх и риск в 00 часов 8 августа, войска СКВО смогли с боями пробиться к Цхинвалу и войти в него только к 14 часам 9 августа. Чем бы закончилась для нас эта война, начнись она на несколько часов позже, можно только гадать. Батальоны генерала Хрулёва вышли на подступы к Цхинвалу 8 августа, как раз тогда, когда у оборонявших его осетин стали кончаться боеприпасы и их отряды стали  отходить из города. Не выйди мы к Цхинвалу к вечеру 8 августа, и к ночи он был бы взят грузинами, и это фактически делало бы войну проигранной. Ввязываться в бои за потерянный осетинами и подготовленный грузинами к обороне город мы едва ли бы решились…

Я далёк от мысли, что президент России, «ждал», когда грузины возьмут Цхинвал, но слишком уж всё как-то странно совпадает. К тому же не раз за предыдущие годы мы все были свидетелями того, как российская либеральная верхушка вероломно сдавала друзей и союзников. Можно вспомнить Сербию, можно вспомнить Ирак. И тогдашняя практика «пережить» разгром союзника, вяло позаявляв протесты тогда, когда они уже ничего не значили, нам очень хорошо памятна.

Но тут мы уходим в область конспирологии, где давно ведутся туманные разговоры о некоем звонке Буша Медведеву в эти часы, о страхе потерять «рукопожатость» и образ либерала в глазах западных партнёров, о какие-то грешках молодости, которые сильно вяжут руки…

Много разных предположений, но факт остаётся фактом: высшее политическое и военное руководство России, имея всю информацию и все возможности для адекватной реакции на неё, страшно опоздало с принятием решения на применение силы и это обошлось нам в десятки человеческих жизней. Жизней наших граждан: женщин, стариков, детей, наших русских солдат, кто насмерть стоял, ожидая подмоги, а её всё не было...

И это бездействие должно быть самым тщательным образом расследовано!

Я не стану подробно разбирать роль Путина в войне 08.08.08, просто отмечу, что генералы, которые в фильме говорят об этой роли, – люди, которые словами просто так не разбрасываются. Но вот во что нам обойдётся ещё одно «ожидание» Дмитрия Медведева, стань он снова президентом, как он недавно туманно намекнул, я могу себе легко представить. Особенно, если противник будет куда более решительным, чем Грузия и если этот противник будет иметь современное оружие…

Фильм «Потерянный день» http://www.youtube.com/watch?v=sYQeeFXhOQw настолько всколыхнул общественное сознание россиян, что всего за день оба главных героя этого фильма – президент России Владимир Путин и премьер Дмитрий Медведев были вынуждены отвечать на вопросы журналистов по этому поводу. Причём Медведев для этого выбрал столицу Южной Осетии Цхинвал, хотя до этого у него были совсем иные планы...

Совершенно неожиданно выяснилось, что в течении вечера - ночи 8 августа 2008 года Владимир Путин трижды звонил в Москву Дмитрию Медведеву и Анатолию Сердюкову. До этого, в течении четырёх лет, по словам Дмитрия Медведева, считалось, что он единолично принимал все решения и с Владимиром Путиным не общался больше суток из-за отсутствия связи…

Кроме этого, Медведев, фактически подтвердил упрёк авторов фильма в неоправданном затягивания принятия решения на начало войны, признав, что решение начать боевые действия им было принято только в четыре утра  8 августа.

И в свете этого становится понятно, почему до утра не было слышно нашего бравого министра обороны, почему до утра НГШ Макаров, уклоняясь от каких-либо решений фактически бросил без всякой поддержки свои войска, скинув всю ответственность на командующего СКВО генерала Сергея Макарова: «…Ты командующий округом, ты и решай…» Для НГШ собственная судьба и карьера оказались превыше солдатского долга и офицерской чести. Пока войска 58 армии выполняли по планам прикрытия миротворцев, марш к Цхинвалу, готовясь вступить в бой с превосходящим их двадцатикратно (!!!) противником, оба ключевых военных руководителя просто ждали, что же решит юный президент? Начнёт войну или прикажет сдать Осетию? И всё тянули, всё оттягивали. Поэтому-то только утром ушли директивы ВВС и ВДВ. А вдруг бы Медведев не решился на войну? Что тогда? Кому отвечать?

Напомню, в четыре сорок утра передовой батальон 135 полка уже вступил в бой за гуфтинский мост, а в далёкой Москве только-только завертелись колёса военной машины, понеслись директивы, и распоряжения.

…Уже пять часов умывался кровью, сражаясь в полуокружении против наступающих грузинских танков вооружённый только лёгким стрелковым оружием миротворческий батальон, гибли русские солдаты и офицеры, а где-то на Волге в уютной каюте прогулочного корабля президент России, наконец, решился «нанести ракетный удар».

…Слушаю Медведева и становится просто смешно. Сдвинутые брови, строгий вид: «Я приказал нанести ракетный удар…» Да этот господин вообще понимает, о чём он говорит? Какой «ракетный удар»? По кому? Какими ракетами? Что за детский лепет. Президент России, обязанный реагировать на военные угрозы в течении МИНУТ!!! – а именно столько на принятие решение применить ядерное оружие отводится президенту в случае внезапного ракетно-ядерного нападения – в течении ПЯТИ ЧАСОВ при массированном ракетно-артиллерийском обстреле мирного города и вторжении в него танковых частей противника, не мог сообразить, война это или  провокация, и принять решение применить Вооружённые Силы. И этот человек четыре года был «верховным главнокомандующим»…

Но речь сейчас не о нём. А том предательстве, которое происходило в эти часы. Повторюсь, батальонные тактические группы 58 армии, выполняя свой долг, и действуя по планам применения, всё дальше уходили по Транскаму к Цхинвалу, а начальник генерального штаба российских вооружённых сил Николай Макаров всё ждал новостей с Волги, ждал оглашения воли президента, и, если бы, не приведи Бог! - с Южной Осетией было решено поступить так же как с Сербией или Аджарией, если бы последовала команда «Стоп!», то ушедшие к Цхинвалу батальоны 58 армии ждала бы  самая трагичная участь – погибнуть в неравном бою с превосходящим противником, ведь вытащить их обратно мы просто бы не смогли.

…Я сейчас говорю об очень тонкой материи, понятной только тем, кто командовал людьми, кто нёс на своих плечах груз ответственности за жизни солдат и офицеров.

НГШ, безусловно, государственный человек. И он обязан исполнить любой приказ Верховного главнокомандующего. Но у него есть очень много возможностей «сдемпфировать», «подкорректировать», замотать любое, даже самое  предательское решение. Как много лет это делали командующие и НГШ в эпоху Ельцина, сохраняя от разгрома Вооружённые Силы. И в ситуации дня – ночи 7-8 августа НГШ мог очень многое сделать для своих войск, он мог сразу после получения информации об отводе грузинских миротворцев, дать команду под видом учений поднять части постоянной готовности 58 армии, и выдвинуть их к рокскому тоннелю, и тогда ночью бы в Южную Осетию входили бы не «спрятанные» генералом Хрулёвым (настоящим победителем Саакашвили!) в горах две БТГ, а мощный боевой кулак армии, способный сходу пробиться к Цхинвалу.

НГШ мог уже 7 августа перебросить на аэродромы СКВО ударную авиацию, запланированную для поддержки войск, начать воздушную разведку территории Грузии, причём, не нарушая воздушное пространство этой страны. И тогда уже ночью войска, входящие в Грузию были бы прикрыты с воздуха, начались бы удары по наступающим грузинским частям, была бы проведена полноценная операция по нейтрализации грузинских сил ПВО и, возможно, мы не потеряли бы такое неоправданно большое количество самолётов.

…Замечу, что за все пять суток войны ни один удар так и не был нанесён ни по командным центрам грузинской армии, ни по центрам государственного управления. Они даже не были вскрыты. И это тоже очень знаково характеризует полководческие способности «Егорыча», как ласково величает своего НГШ министр обороны Сердюков…

Было очень много возможностей помочь, находящимся в критической ситуации, миротворцам, поддержать и прикрыть войска 58 армии. Но ничего этого до утра 8 августа Макаровым сделано не было. И только в четыре утра, после того, как Медведев, наконец, сообразил, что началась война против России (или его «убедили» в этом?) «Егорыч» наконец зашевелился и грозно сдвинул брови.

…Узнать бы, во сколько солдатских жизней и жизней мирных российских граждан обошлось нам эта придворная верность Николая Егорыча? Сам он за неё был отмечен высшим военным орденом России – орденом святого Георгия, причём сразу второй степени за номером 2…

И здесь чрезвычайно любопытно понять, почему же президент России Медведев публично нам солгал, заявив сразу после окончания войны на встрече с журналистами, что в течении суток 8 августа не общался с Владимиром Путиным и все решения принимал единолично. Только потому, что ему очень захотелось присвоить себе лавры победителя Саакашвили и продемонстрировать самостоятельность как политика? Или потому, что иначе пришлось бы отвечать на очень неудобные вопросы о содержании этих разговоров и о том почему их было целых три? Ведь в этой ситуации дело главковерха командовать военными, а дело премьера управлять хозяйством. Что же за хозяйственные вопросы потребовалось срочно обсуждать премьеру в президентом в столь экстремальной обстановке аж из Пекина? Или не хозяйственные? И не обсуждать, а, фактически, принуждать, наконец, выполнить свою главную обязанность – защитить граждан России от иностранной агрессии?

Интересно, какую правду об этой войне мы узнаем ещё через год?

…Воистину, правда это яд который действует сквозь годы…

1. Медведев пойман на вранье.
В фильме показан фрагмент видеоинтервью Медведева, в котором, отвечая на вопрос Венедиктова, созванивались ли они с Путиным по поводу операции, он заявил: "Вы знаете, по-честному сказать, никто никому не звонил. Мы с ним связались спустя сутки. Я уже все приказы отдал. Там уже вовсю всё полыхало. Владимир Владимирович просто выступил с заявлением о том, что мы категорически этого не приемлем..."

Однако сегодня Путин заявил, что в августе 2008г., находясь в Пекине, он дважды звонил Медведеву и Сердюкову по вопросу грузинской агрессии против Южной Осетии. По словам Путина, звонки состоялись 7 и 8 августа.

Налицо вранье Медведева, совершенное перед всей нацией на посту президента России.

2. Когда началась война?
Как ни странно, это принципиальный вопрос. Многочисленные защитники медведевского промедления настаивают, что Россия просто не имела права входить на территорию Южной Осетии раньше 8-го, а то и 9-го августа. Что до этого грузины ничего особенного не совершали. Что войди мы раньше, и в глазах всего мира мы были бы выставлены агрессорами (будто бы этого и так не случилось). Словом, виват Медведеву, что затянул с отдачей приказа: вплоть до 8-го войны, дескать, еще не было.

То, что в фильме генералы многократно свидетельствуют об обратном - о том, что налеты и обстрелы начались гораздо раньше, что уже 7-го грузины вовсю работали артиллерией по мирным жителям и нашим миротворцам, медведелюбов не смущает. Врут, дескать, генералы.

И даже когда сам Медведев в видеоинтервью рассказывает: когда ему доложили, что грузины используют "Грады", он, мол, ответил: "Ну хорошо, жду новую информацию" - то есть приказа так и не отдал - даже тогда защитники бездействия Медведева отмазывают своего кумира: всё правильно сделал, дал грузинам втянуться.

Заметим, что когда им пытаешься втолковать: втягивали грузин? допустим! но хотя бы в боевую готовность части-то привести можно было? авиацию перебросить можно было? директиву ВДВ уже хотя бы 7-го на готовность к наступлению дать можно было? а связь наладить нормальную? а организовать всё по-человечески, чтобы генштабисты не рисовали первые карты вечером 08 08 в оркестровой яме ШОВСа, где развернули операторов, - медведелюбы тут же тушуются.

Но вот что, опять же, заявил сейчас Путин.
Вчера: "Реально подход войск, обстрелы начались где-то числа 4–5-го. Я сейчас уже точно не помню, 5-го, по-моему. [Грузинская армия] подошла примерно числа 4–5-го – 6-го уже начались массированные обстрелы с применением артиллерии, танков и реактивных систем залпового огня".
Сегодня: Путин "уточнил, что в рамках этого плана, в частности, велась подготовка южноосетинских ополченцев, которые в течение трех суток до подхода российской армии вместе с российскими миротворцами сдерживали напор грузинских формирований".

Выходит, реально война началась даже не 7-го, а 6-го августа! Приказ же Медведева последовал лишь 8-го числа - да и то, как это уже понятно, после путинских "пинков". Хотелось бы узнать у медведелюбов: двое суток, в течение которых гибли российские граждане, - не слишком ли долгий срок для "втягивания грузин"?

Тут, кстати, возникает очень неприятная для Медведева вилка. Если вдруг по первому пункту выяснится, что между словами Медведева и Путина нет противоречия: они действительно созвонились спустя сутки после начала войны, но не 9-го, как мы привыкли думать (отсчитывая начало войны с 8-го августа), а как раз-таки 7-го, - выходит, Медведев признает этим, что война началась уже 6-го (то есть за сутки до путинского звонка). Но в таком случае он, опять же, врет, заявляя, что уже тогда, в самом начале войны, то есть 6-го числа, "отдал все приказы" - которых, как все уже разобрались, не было.
Очень неприятно ловить Медведева на подобной лжи, но никто ведь его за язык не тянул. Пусть теперь оправдывается.

3. Требуется расследование.
Где-то в обсуждении я встретил очень здравые слова о том, что против Медведева свидетельствуют не журналюги-писаки, не блогеры и даже не "очевидцы происшествия". Против него свидетельствуют высокопоставленные генералы. Почему только сейчас, а не четыре года назад, другой вопрос. Главное - это не может остаться без последствий. Тем более, что из нынешних путинских слов следует: версия Медведева и его защитников, мягко говоря, не во всем сходится с реальностью.

Это значит, что требуется серьезное расследование тех событий. Чтобы в будущем нам не приходилось сталкиваться с высокопоставленным враньем, которое слишком дорого обходится.

UPD. Медведев попытался оправдаться. Получилось не очень. Он утверждает, что "принял решение через 2,5 часа после начала грузинских активных действий" - Медведев называет время 4 часа утра 8-го августа. И в тот же день, 8-го августа, мол, связался с Путиным.
Но, во-первых, в фильме говорится о том же: что Медведев затянул принятие решения до 8-го. В результате чего армия дошла до Цхинвала вообще аж 9-го.
А во-вторых, у Медведева какие-то странные представления о том, что такое "активные действия". Видимо, обстрелы из танков и "Градов" миротворцев и мирных жителей, которые шли к моменту Медведевского "решения" уже почти двое суток, к "активным действиям" не относятся.
И наконец, "принять решение" - это замечательно. Но когда же все-таки "решительным" Медведевым был отдан приказ войскам?

http://zlobnoe.info/izmenniki-i-predateli-v-vojne-s-gruziej-08-08-08/