Биограф Хиллари Клинтон на связи.

Автор биографии Хиллари Клинтон Диана Джонстоун в интервью Il Giornale рассказала об угрозе для всего мира, которую принесет победа экс-главы Госдепа США на выборах президента. Он заметил, что опасную политику она начала проводить еще возглавляя американское внешнеполитическое ведомство.

"Если есть военный вариант, она за него. В 2003 году она выступала за вторжение в Ирак. Она гордится тем, что взяла на себя ответственность за катастрофу ливийской войны, потому что она избавилась от "диктатора". И если что-то пошло не так, то это потому, что Соединенные Штаты чего-то не сделали, а не потому, что они вмешались. Она постоянно требовала более агрессивной интервенции против правительства Асада в Сирии. Ее враждебность по отношению к Ирану безгранична", – заметила Диана Джонстоун.

Кроме того, Хиллари Клинтон проводит не менее последовательную русофобскую линию. "Это внешнеполитическая сторона агрессивной американской мечты", – считает эксперт. После того как пост президента страны занял Владимир Путин, эта неприязнь лишь обострилась. "Возникновение лидера, который в первую очередь учитывает интересы России в Вашингтоне сочли предательством", – заметила Джонстоун.
"Нынешняя политика США призвана возвести новый "железный занавес", призванный изолировать Россию, в особенности от основного ее торгового партнера – от Германии. Идеологические, экономические, психологические и стратегические причины объединяются в антироссийской пропагандистской кампании, которая пытается напугать, не имея серьезной фактической базы", – рассказала эксперт.

"Российская угроза" – это только фантазия. Но усиление НАТО на границах России реально. И Хиллари Клинтон прикладывает усилия и к тому и к другому", – подчеркнула автор биографии бывшего госсекретаря США. И если она победит на выборах президента США, то ситуация лишь обострится. "Следует опасаться Хиллари Клинтон на посту президента, поскольку ее деятельность, ее готовность использовать военную силу вместо дипломатии, ее дуалистический взгляд на мир, когда все делятся на друзей (те, кто следуют за США) и врагов (кто угодно, в зависимости от обстоятельств), агрессивное наращивание вооруженных сил НАТО против России могут довести до точки, когда даже небольшие инциденты спровоцируют третью мировую войну. Я не предсказываю это. Я всего лишь хочу предупредить людей об опасности", – заключила Диана Джонстоун.

Немного по-алармистски, но в целом и так было понятно, что сменщик Обамы мало кого порадует. Для России Клинтон очевидно худший вариант из возможных, впрочем и не только для нее.

Ну а ниже, речь Трампа на тему внешней политики на тот случай, если он таки одолеет Клинтон.

Дональд Трамп о внешней политике США

Примечание редактора: В среду, 27 апреля, кандидат на пост президента США от Республиканской партии Дональд Трамп выступил с речью, посвященной внешней политике, на мероприятии, организованном журналом National Interest.

Благодарю вас за возможность обратиться к вам и благодарю Центр национальных интересов за то, что оказали мне честь, пригласив сюда.

Сегодня мне хотелось бы поговорить о том, как нужно разрабатывать новое направление внешней политики США — такое направление, в котором вместо беспорядка будет цель, вместо идеологии — четкая стратегия, вместо хаоса — мир.

Пришло время стереть ржавчину с американской внешней политики. Пришло время пригласить новых людей и рассмотреть новые концепции.

Та стратегия, о которой я буду говорить сегодня, возвращает нас к одному неизменному принципу. В своей внешней политике я всегда буду ставить интересы американского народа и безопасности США превыше всего. Именно это и будет основой всех моих решений. Принцип «Америка в первую очередь» станет важнейшим принципом моей администрации. Но чтобы разработать стратегию движения вперед, нам сначала нужно ненадолго оглянуться назад.

У нас есть много такого, чем мы можем гордиться. В 1940-х годах мы спасли весь мир. Наше Величайшее поколение разгромило нацистов и японских империалистов. Затем мы снова спасли мир — на этот раз от тоталитарного коммунизма. Холодная война продлилась несколько десятилетий, но мы одержали победу. Объединившись, демократы и республиканцы смогли заставить г-на Горбачева прислушаться к словам президента Рейгана, который сказал: «Снесите эту стену!» История не забудет того, что мы сделали.

К сожалению, после холодной войны наша внешняя политика сильно отклонилась от нужного курса. Мы не смогли разработать новую стратегию, которая соответствовала бы новой эпохе. Со временем наша внешняя политика становилась все менее разумной. На место логики пришли глупость и высокомерие, и это стало причиной множества внешнеполитических катастроф. Мы прошли путь от ошибок в Ираке, Египте, Ливии и до красных линий президента Обамы в Сирии. Все эти шаги способствовали тому, что весь регион погрузился в хаос, и предоставили ИГИЛ удобную возможность для развития и процветания.

Все началось с опасной идеи о том, что мы способны сделать демократии западного образца из тех стран, у которых не было никакого опыта в этом вопросе и которые не хотели становиться западными демократиями. Сначала мы разрушили существовавшие там институты, а затем очень удивились тому, что за этим последовало. Гражданская война, религиозный фанатизм, тысячи загубленных американских жизней и триллионы долларов — все это мы получили в итоге. Возник вакуум, который быстро заполнило «Исламское государство». Иран тоже постарался заполнить часть этого вакуума, существенно обогатившись при этом.

Наша внешняя политика — это абсолютная, полная катастрофа. Нет ни концепции, ни цели, ни направления, ни стратегии.

Сегодня я хочу указать вам на пять основных слабых мест нашей внешней политики.

Во-первых, наши ресурсы слишком рассредоточены.

Президент Обама ослабил наши вооруженные силы, ослабив нашу экономику. Он ослабил страну посредством ненужных трат, огромного долга, медленного роста, гигантского торгового дефицита и открытых границ. Отрицательное торговое сальдо нашей промышленности уже приближается к триллиону долларов. Мы перестраиваем другие страны, ослабляя нашу собственную. Если мы положим конец краже американских рабочих мест, это даст нам те ресурсы, которые необходимы для восстановления нашей армии и укрепления нашей финансовой независимости и мощи. Я единственный кандидат на президентских выборах, который понимает эту проблему и знает, как ее решить.

Во-вторых, наши союзники не вносят справедливый вклад в общую систему безопасности.

Наши союзники обязаны взять на себя справедливую долю финансовых, политических и социальных издержек, которых требует наша гигантская система безопасности. Многие из них попросту этого не делают. Они считают США слабой страной, готовой все простить, и не чувствуют за собой обязанности выполнять условия соглашений с нами. К примеру, в НАТО только 4 из 28 его членов, помимо Америки, тратят на оборону минимум 2% своего ВВП, как этого требует договор.

Мы уже потратили триллионы долларов — на самолеты, ракеты, корабли, оборудование — на укрепление наших вооруженных сил, чтобы они могли стать мощной защитой для Европы и Азии. Те страны, которые мы защищаем, должны заплатить за такую защиту, а если этого не произойдет, США должны позволить им самостоятельно себя защищать. В мире станет гораздо спокойнее, если наши союзники сделают свой соразмерный вклад в общую систему обороны и безопасности. Администрация Трампа возглавит свободный мир, который будет должным образом вооружен и в достаточной мере обеспечен финансированием.

В-третьих, наши друзья начинают думать, что они больше не могут на нас положиться.

Сейчас во главе нашей страны стоит президент, которому не нравятся наши друзья и который поддается влиянию наших врагов. Он заключил катастрофическую сделку с Ираном, а затем мы все наблюдали за тем, как Иран игнорирует ее условия. Нельзя допускать, чтобы у Ирана появилось ядерное оружие, и администрация Трампа никогда не допустит, чтобы оно у Ирана появилось. И я уже не говорю о том унижении, которое пришлось пережить США в связи с тем, как Иран обошелся с десятью американскими моряками.

Во время переговоров всегда нужно быть готовым к тому, чтобы встать и уйти. Соглашение с Ираном, как и многие другие крайне невыгодные для нас соглашения, стало результатом отсутствия готовности покинуть стол переговоров. Если другая сторона понимает, что вы не уйдете, ваша победа становится абсолютно невозможной. В то же время ваши друзья должны четко понимать, что вы будете соблюдать условия тех соглашений, которые вы заключили с ними.

Президент Обама свернул программу противоракетной обороны, затем отказался от наших планов по развертыванию системы противоракетной обороны в Польше и Чешской Республике. Он поддержал свержение дружественного нам режима в Египте, с которым у Израиля был заключен долгосрочный мирный договор, а затем помог привести к власти Мусульманское братство.

Израиль, наш главный союзник и единственная демократия на Ближнем Востоке, был унижен и стал объектом критики администрации, которой не достает нравственной ясности. Всего несколько дней назад вице-президент Байден снова подверг критике Израиль — страну, выступающую за справедливость и мир — назвав его помехой для мира в регионе. Президент Обама никогда не был другом Израиля. Он относился к Ирану с нежной любовью и заботой, сделав его мощной державой Ближнего Востока — и все это в ущерб Израилю, другим нашим союзникам в регионе и, что важнее всего, в ущерб США.

Мы вступили в борьбу с нашими старейшими друзьями, и теперь они начали искать помощь в других местах.

В-четвертых, наши противники больше нас не уважают.

На самом деле они находятся в таком же замешательстве, как и наши союзники, однако главная проблема заключается в том, что они больше не воспринимают нас всерьез. Когда Обама приземлился на Кубе на своем президентском самолете, ни один лидер его не встретил — возможно, это единственный подобный случай в длинной истории Борта номер один. Затем, ко всеобщему удивлению, то же самое произошло в Саудовской Аравии — это называется неуважение. Помните, как наш президент совершил долгую и дорогостоящую поездку в Копенгаген, Дания, чтобы добиться для США права проведения Олимпийских игр, а затем, после этой беспрецедентной попытки, было объявлено, что США заняли четвертое место? Он должен был предвидеть такой результат, прежде чем давать подобные обещания.

Список унижений можно долго продолжать. Президенту Обаме остается только беспомощно наблюдать за тем, как Северная Корея с каждым днем ведет себя все агрессивнее и продолжает работу над своей ядерной программой. Наш президент позволил Китаю продолжить экономическое наступление на американские рабочие места и благосостояние наших граждан, отказавшись ввести правила торговли — или оказать на Китай давление, которое необходимо и в отношении Северной Кореи. Он даже позволил Китаю украсть государственные секреты посредством кибератак и заниматься промышленным шпионажем против США и их компаний.

Мы позволили нашим противникам думать, что им все будет сходить с рук. Если задача президента Обамы была в том, чтобы ослабить Америку, он справился с ней как нельзя лучше.

Наконец, у Америки больше нет четкого понимания наших внешнеполитических целей.

С момента окончания холодной войны и распада Советского Союза нам не хватало последовательной внешней политики. Сегодня мы бомбим Ливию и избавляемся от диктатора, чтобы ее граждане могли создать демократию, а завтра мы уже наблюдаем за тем, как эти самые граждане страдают, пока их страна распадается на части.

Мы — человеколюбивая нация. Однако итогом интервенций Обамы-Клинтон стали слабость, смятение и беспорядок. Мы принесли на Ближний Восток больше нестабильности и хаоса, чем кто-либо и когда-либо прежде. Мы добились того, что христиане стали жертвами жестоких гонений и даже геноцида. Наши действия в Ираке, Ливии и Сирии способствовали подъему ИГИЛ. Мы ведем войну против радикального ислама, а президент Обама даже не хочет прямо назвать нашего врага. Хиллари Клинтон тоже отказывается произносить словосочетание «радикальный ислам», даже настаивая на увеличении потока беженцев.

После провальной интервенции госсекретаря Клинтон в Ливии исламистские террористы в Бенгази атаковали наше консульство и убили нашего посла и еще троих храбрых американцев. Но вместо того чтобы взять на себя ответственность, Хиллари Клинтон отправилась домой и легла спать! Невероятно. Клинтон винит во всем видеозапись — абсолютно лживое объяснение. Нашего посла убили, и наш госсекретарь ввел страну в заблуждение — кстати, она спала, когда в три часа утра раздался звонок. А теперь ИГИЛ еженедельно зарабатывает миллионы долларов, продавая ливийскую нефть.

Когда я стану президентом, все изменится.

Всем нашим друзьям и союзникам я говорю: Америка снова станет сильной. Америка снова будет надежным другом и союзником. У нас снова появится последовательная внешняя политика, основанная на интересах США и общих интересах с нашими союзниками. Мы больше не будем заниматься построением государств, а вместо этого сконцентрируемся на поддержании стабильности в мире. Сильнее всего мы были в те периоды времени, когда наша политика заканчивалась у границ США. Нам нужна новая, рациональная внешняя политика, разработанная опытными экспертами и пользующаяся поддержкой обеих партий, а также наших ближайших союзников. Именно так мы одержали победу в холодной войне, именно так мы сможем одержать победу в наших будущих столкновениях.

Во-первых, нам нужен долгосрочный план, который позволит нам сдерживать распространение радикального ислама.

Сдерживание распространения радикального ислама должно стать одной из главных задач внешней политики США. События могут потребовать применения военной силы. Однако это еще и идеологическая борьба, подобная той, которую мы вели в период холодной войны. Здесь нам нужно будет очень тесно сотрудничать с нашими союзниками в мусульманском мире, которым угрожает радикальный ислам.

Мы должны сотрудничать с любым государством в регионе, которому угрожает подъем радикального ислама. Но это должно быть по-настоящему двустороннее сотрудничество: эти государства тоже должны будут относиться к нам с уважением, помнить нас и все то, что мы для них делаем. Борьба против радикального ислама ведется и внутри США. Среди мигрантов, которые за последнее время прибыли в США, есть огромное количество потенциальных террористов. На каждый случай, о котором становится известно общественности, приходятся десятки неизвестных случаев. Мы должны прекратить импортировать экстремизм посредством безответственной миграционной политики. Пауза, взятая на ее переоценку, поможет нам предотвратить следующий Сан-Бернардино — все, что вам нужно сделать, это вспомнить Всемирный торговый центр и 11 сентября.

Теперь об ИГИЛ. У меня для них есть простое послание. Их дни сочтены. Я не скажу им, когда и как. Мы, США, должны быть более непредсказуемыми. Но ИГИЛ скоро не станет. Очень скоро.

Во-вторых, мы должны перестроить нашу армию и экономику.

Русские и китайцы стремительно увеличили свой военный потенциал, но посмотрите, что стало с нами! Наш арсенал ядерного оружия — наше главное средство устрашения — истощился и отчаянно нуждается в модернизации и обновлении. Численность наших регулярных войск сократилась с 2 миллионов в 1991 году до примерно 1,3 миллиона сегодня. За этот же период времени флот уменьшился с 500 кораблей до 272. А от военно-воздушных сил с 1991 года осталась только треть. Сегодня пилоты, выполняющие боевые задания, летают на самолетах В-52, которые старше большинства присутствующих в этом зале.

И что мы со всем этим делаем? Президент Обама предложил такой бюджет на 2017 год, который в реальных деньгах на 25% меньше, чем бюджет 2011 года. Наши вооруженные силы истощены, а мы просим наших генералов и военных лидеров подумать о глобальном потеплении. Мы потратим столько, сколько необходимо, на восстановление нашей армии. Это самая надежная инвестиция, которую мы только можем сделать. Мы разработаем, построим и купим лучшее оборудование, которое только есть на земле. Наше военное превосходство должно быть бесспорным.

Однако мы будем делать запасы и расходовать деньги с умом. В текущую эпоху растущего долга ни один доллар не должен быть потрачен зря. Нам также придется поменять нашу политику в области торговли, миграции и экономики, чтобы снова сделать нашу экономику сильной — и снова поставить американцев на первое место. Это позволит нам гарантировать, что наши рабочие, американские рабочие, будут работать и получать более высокую зарплату, что даст нам возможность увеличить объем налоговых поступлений и нашу экономическую мощь. Нам нужно всерьез подумать над тем, в каких областях наше технологическое превосходство дает нам преимущества. Сюда можно отнести 3D-печать, искусственный интеллект и ведение кибервойн.

Сильная страна забоится о своих воинах. Мы будем неукоснительно выполнять свои обязательства перед ними. Администрация Трампа предоставит нашим военнослужащим лучшее в мире оборудование и поддержку, пока они будут служить, и позаботится о них, когда они вернутся к гражданской жизни в качестве ветеранов.

Наконец, мы должны вести такую внешнюю политику, которая основана на интересах США.

Компании не могут преуспеть, если они забывают о своих ключевых интересах, и то же самое можно сказать и о государствах.

Вспомните, что произошло в 1990-е годы. Наши посольства в Кении и Танзании подверглись нападению, и 17 храбрых моряков были убиты на эсминце «Коул». Что мы сделали? Мы приложили больше усилий, чтобы принять Китай во Всемирную торговую организацию — что стало катастрофой для США — чем для того, чтобы остановить «Аль-Каиду». У нас была возможность вывезти Усаму бен Ладена, но мы этого не сделали. А затем мы получили атаки на Всемирный торговый центр и Пентагон — самые страшные теракты в истории нашей страны.

Наши внешнеполитические цели должны основываться на ключевых национальных интересах Америки, и дальше я перечислю свои приоритеты. На Ближнем Востоке нашими целями должны стать победа над террористами и поддержание стабильности в регионе, а не радикальные перемены. Нам нельзя заблуждаться на счет тех группировок, которые навсегда останутся нашими врагами. И мы должны проявлять щедрость только по отношению к тем, кто доказал свою готовность оставаться нашими друзьями.

Мы стремимся жить в мире и дружбе с Россией и Китаем. Между нами и этими двумя государствами существуют серьезные разногласия, поэтому мы должны вести с ними дела, полностью отдавая себе в этом отчет. Однако мы вовсе не обязаны быть врагами. Мы должны искать с ними общий язык на основании общих интересов. К примеру, Россия тоже испытала на себе ужасы исламского терроризма.

Я считаю, что уменьшение напряженности и улучшение отношений с Россией — с позиций силы — возможно. Здравый смысл подсказывает, что этот цикл враждебности должен завершиться. Некоторые говорят, что русские никогда не будут вести себя разумно. Я намерен это проверить. Если мы не сможем добиться выгодного для Америки соглашения, мы быстро покинем стол переговоров.

Налаживание наших отношений с Китаем — это еще один важный шаг на пути к процветанию. Китай уважает силу, и, позволив им воспользоваться нами в экономическом смысле, мы потеряли их уважение. У нас огромный торговый дефицит с Китаем, и мы должны быстро найти способ его сбалансировать. Сильная и энергичная Америка — это Америка, которая сможет подружиться с Китаем. Эти две страны могут либо извлечь взаимную выгоду, либо двинуться разными дорогами.

После того, как меня выберут президентом, я соберу саммит наших союзников по НАТО и отдельный саммит с нашими азиатскими союзниками. На этих саммитах мы обсудим не только перебалансировку финансовых обязательств, но и попытаемся иначе посмотреть на вопрос о выборе новых стратегий для борьбы с общими проблемами. К примеру, мы обсудим, каким образом можно усовершенствовать устаревшую миссию и структуру НАТО — ставшие результатом холодной войны — чтобы противостоять общим угрозам, включая миграцию и исламский терроризм.

Я не стану колебаться и применю военную силу там, где это будет необходимо. Но если Америка вступает в борьбу, она должна выйти из нее победительницей. Я никогда не отправлю наших лучших солдат в бой, если не будет крайней необходимости — и сделаю это лишь в том случае, если у нас будет план победы. Лучший способ достичь этих целей — это рациональная, продуманная и последовательная внешняя политика.

При президенте Обаме и госсекретаре Клинтон у нас было обратное: рискованная, безответственная и бесцельная внешняя политика, которая оставила после себя лишь разрушения. Потеряв тысячи жизней и потратив триллионы долларов, Америка на Ближнем Востоке находится сегодня в гораздо более неблагоприятном положении, чем прежде. Я прошу, чтобы хоть кто-нибудь объяснил мне стратегическую внешнеполитическую концепцию Обамы-Клинтон — она стала абсолютной катастрофой.

Кроме того, я буду готов использовать экономические ресурсы Америки. Финансовое давление и санкции могут стать очень убедительным аргументом, но мы должны использовать их выборочно и разумно. Мы должны использовать свою силу в том случае, если другие страны отказываются соблюдать правила. Наши друзья и враги должны знать, что, если я поставлю какое-либо условие, я сдержу свое слово. Однако, в отличие от других кандидатов на пост президента, я не собираюсь использовать исключительно методы войны и агрессию. Без дипломатии не может быть внешней политики. Любая сверхдержава понимает, что осторожность и сдержанность — это признаки силы.

Хотя тогда я не находился на государственной службе, я был решительно против войны в Ираке, и я много лет предупреждал, что она приведет к дестабилизации Ближнего Востока. К сожалению, я оказался прав, и больше всего выгоды из этого извлек Иран, который систематически оказывает давление на Ирак и получает доступ к его богатым запасам нефти — он добивался этого несколько десятилетий. И в довершение мы получили ИГИЛ.

Моя цель заключается в том, чтобы заложить основы такой внешнеполитической стратегии, которая сохранится на несколько десятилетий. Именно поэтому я буду искать талантливых экспертов с их новыми подходами и практическими идеями, вместо того чтобы окружать себя людьми с идеальными резюме, не обладающими при этом никакими особенными способностями, кроме ответственности за длинную историю провальной политики и непрерывные поражения на войне.

Наконец, я буду вести работу с нашими союзниками, чтобы вдохнуть новую жизнь в западные ценности и институты. Вместо того, чтобы пытаться распространять «универсальные ценности», которых придерживаются далеко не все, мы должны понять, что укрепление и продвижение западной цивилизации и ее достижений с гораздо большей вероятностью вдохновит мир на позитивные реформы, чем военные интервенции.

Как президент я поставлю перед собой следующие цели.

Я буду вести такую внешнюю политику, которую смогут поддержать все американцы, независимо от их партийной принадлежности, и которую наши друзья и союзники будут уважать и приветствовать. Мир должен знать, что мы не отправляемся в другие страны в поисках врагов, что мы счастливы, когда наши прежние враги становятся друзьями, и когда наши друзья становятся нашими союзниками. Чтобы достичь этих целей, американцы должны снова поверить в свою страну и в ее руководство.

Многие американцы, должно быть, недоумевают, почему наши политики в большей степени заинтересованы в защите границ иностранных государств, чем своей собственной страны. Американцы должны знать, что мы снова ставим интересы американского народа во главу угла. В сферах торговли, иммиграции, внешней политики доходы, рабочие места и безопасность американцев всегда будет моим главным приоритетом. Если страна не может защитить в первую очередь свои интересы, она никогда не будет процветать. Наши друзья и наши враги ставят интересы своих стран выше наших, и мы — хотя мы и должны с уважением относиться к их выбору — должны сделать то же самое.

Мы больше не станем подчинять нашу страну и ее народ ложной песне о глобализации. Национальное государство до сих пор остается истинной основой счастья и гармонии. Я скептически отношусь к международным союзам, которые связывают нам руки и подавляют Америку, и никогда не позволю Америке вступить в союз, который ограничивает наши возможности контролировать наши собственные дела. Североамериканская зона свободной торговли, к примеру, обернулась абсолютной катастрофой для США, лишив наши штаты производства и рабочих мест. Больше этого не будет. Мы будем двигаться в обратном направлении. Мы сохраним свои рабочие места и создадим новые. И те компании, которые решат покинуть США, ощутят на себе последствия этого решения.

При администрации Трампа ни один американский гражданин больше не будет чувствовать, что его интересы стоят на втором месте после интересов граждан иностранных государств. Я буду смотреть на мир через призму американских интересов. Я стану величайшим и самым верным защитником Америки. Мы не будем больше извиняться за свои успехи и примем то уникальное наследие, которое делает нас такими, какие мы есть.

Мир вступает в период стабильности и процветания в те моменты, когда Америка наиболее сильна. Америка и в будущем продолжит играть роль миротворца. Мы всегда будем помогать спасать жизни и все человечество в целом. Но чтобы играть эту роль, мы должны снова сделать Америку сильной. Мы должны снова заставить мир уважать Америку. Мы должны снова сделать Америку великой. Если мы это сделаем, то, возможно, это столетие станет самым мирным и благоприятным за всю историю человечества. Благодарю за внимание.

http://colonelcassad.livejournal.com/2728211.html

http://www.dni.ru/polit/2016/4/29/335596.html

http://inosmi.ru/politic/20160429/236365685.html