Кризис во Франции

Всё утро, будто по сговору, попадаются на глаза статьи о положении дел во Франции, стране, которая каким-то ловким геополитическим маневром, а, может, просто чертовским везением умудряется до сих пор числиться в списке благодетелей Евросоюза.

"Германия и Франция обсуждают судьбу Греции", "Германия и Франция договорились о возможных вариантах рефинансирования суверенного долга Испании", "Германия и Франция осудили нежелание Италии затягивать пояса", и тому подобное в том же ключе.

Я, однако, не понимаю, каким образом Франции, с учётом того, что творится сейчас с экономикой этой страны, удаётся выдерживать такую высокопарную и важную мину при жуткой игре. Вернее, игра как раз у Франции замечательная, это карты - полный швах.

Начнём с главного: Франция наряду с Германией жёстко отчитывает южан Евросоюза (Грецию, Италию, Испанию, Португалию) за нежелание "затягивать пояса" и "жить по средствам". Посмотрим, как обстоят дела в самой Франции:

Это график соотношения государственных расходов и ВВП. Как видите, Франция занимает гордое второе место после Дании и тратит больше тех стран, которые привыкла попрекать публично.

Каким образом государство с такими огромными государственными расходами, то есть, по сути, государство абсолютно социалистическое, может надеяться на выживание? Исключительно за счёт установления грамотного равновесия между налоговой политикой и гражданскими стимулами для развития экономики.

Примером такого правильного равновесия может служить как раз Дания, которая возглавляет список государственных расходов, составляющих 58 % от ВВП. С одной стороны, в Дании введены самые драконовские налоги, какие только существуют на планете (хуже лишь в Норвегии): едва доходы достигают скромных 45 тысяч долларов в год, в действие вступает верхняя налоговая планка - 59 процентов! В результате с населения собирается чудовищный урожай: ежегодные поступления в казну составляют 54 % от ВВП!

Если бы на этом Дания остановилась, мы бы получили Грецию, отражённую в зеркале вверх ногами. То есть, если Греция славится щедрыми государственными тратами, которые почти целиком проводятся в долг (те самые суверенные облигации, от дефолта по которым Грецию спасают лишь непрекращающиеся уже три года регулярные вливания из ЕЦБ и стран-доноров Евросоюза), то Дания, решив ограничиться лишь налоговым потрошением населения, впала бы в экономическую кому ещё раньше Греции. Почему? Потому что граждане, у которых государство отбирает 59 % заработанных денег, либо давно разбежались бы по свету, либо вконец обнищали, либо банально перестали работать, производить, предоставлять услуги и т.д.

Террор НАТО во Франции

Ничего этого не случилось в Дании, потому что местное правительство гениально выдержало баланс между кнутом и пряником, создав в стране условия беспрецедентного в истории laissez-faire капитализма. Список достижений Дании в этом направлении потрясает воображение. Страна занимает:

- 5 место в мире по эффективности защиты прав собственности;

- 11 место в мире по законодательным и регуляционным мерам, которые предотвращают зарегулирование кредитования, трудовой деятельности и ведения бизнеса (открытие новых юридических лиц, лицензирование деятельности и т.п.);

- 24 место в мире по эффективности проводимой денежной политики;

- 25 место в мире по обеспечению условий для ведения международной торговли;

По совокупности признаков либеральной экономики Дания занимает 4 место в мире, уступая лишь Гонконгу, Сингапуру и Новой Зеландии (все цифры беру отсюда).

Посмотрим теперь, как прекрасная Марианна пытается финансировать курс, взятый на построение реального социализма (госрасходы на уровне 56,3 % от ВВП).

Франция безработица

Безработица во Франции

Заручившись комфортной поддержкой социалистического большинства в Парламенте, правительство заявило о намерении латать бюджет за счёт дополнительных налогов с «богатых и жирных», то бишь - особо состоявшихся граждан и особо зажиточных компаний.

Дефицит французского бюджета - где-то от 7,5 до 12,5 миллиардов долларов, что соответствует 4,5 % ВВП. Это больше запланированных 3% и больше допустимой нормы Европейского Союза. Так вот: правительство собирается соскоблить с «богатых и жирных» в этом году 9 миллиардов долларов дополнительно, а в следующем - ещё 7,6.

Есть два быстрых способа сократить бюджетный дефицит: повысить налоги или сократить государственные расходы. Способа быстрых, потому что есть ещё десятки способов медленных, хотя и эффективных. Медленные меры, однако, может позволить себе только монарх или диктатор. У выборных политдеятелей срок политической жизни маленький аки у насекомого, поэтому роскошь полноценных реформ экономики, способных реально сбалансировать бюджет, им недоступна. Нужно спешить, чтобы успеть до следующих выборов, иначе мигом выбросят из президентского дворца.

Правительство про второй быстрый способ тоже не забыла: сокращение государственных расходов запланировано на уровне 1,8 миллиарда долларов (все оригинальные французские цифры, приводятся, разумеется, в евро, но мне как-то привычнее и сподручнее сводить все к ещё никем не отменённому всемирному денежному эквиваленту).

Основная причина европейской политики 20 века
в статье

Леваки и марксисты побеждают в Европе
Так же в статье
Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

16,6 миллиардов - за счёт «богатых и жирных» и 1,8 миллиардов - за счёт сокращения госкормушек: как говорится, почувствуйте разницу!

Основной удар социалистической власти придётся по буржуинам, чей годовой доход превысит 1,62 миллиона долларов. С них планируется соскоблить 2,87 миллиарда дополнительных налогов. В следующем году, кстати, этот дополнительный налог собираются сделать постоянным, для чего вводят в обиход новую рамку доходов: 1,25 миллионов долларов ежегодно и выше. Знаете, какая налоговая ставка будет для этих взорвавшихся хамов? 75 %!!!! Нахапал? Будь добр отдай три четверти добра родному государству!

Помимо общипывания частных лиц социалисты вплотную займутся нефтяными компаниями: 688 миллионов долларов поднимут в бюджет за счёт дополнительного обложения заправочных станций, нефтеочистительных предприятий, незаконно жирующих за счёт несправедливо высоких цен на нефть.
Около 1,13 миллиардов долларов поступит в казну после отмены налоговых льгот, введённых венгерским бароном Саркози для тех, кто пытался принести в дом лишние сантимы (пардон - евроценты) за счёт сверхурочной работы. Также появятся новые налоги на биржевые дивиденды и опционы.

Что можно сказать по поводу этой конфискации (пардон - налоговой реформы)? Как минимум, то, что я уже говорил выше: всё это в истории уже было. И кончалось очень хреново. Причём не для тех, кто зарабатывает 1,25 миллионов долларов в год, а тех, кто ни хрена не зарабатывает, и ради кого французский президент в меру своего понимания и умения старается.

Почему Европа перестала быть военной силой
в статье

Причина военной слабости Европы
Так же в статье
Будущее НАТО в свете демографии

Позвольте пофантазировать на тему ближайшего будущего: те, кто зарабатывает 1,25 миллионов долларов в год, дружно пошлют отравленную санкюлотными воспоминаниями Марианну (да простит меня восхитительная Софи Марсо) куда подальше и переберутся жить в более вменяемые соседние страны - благо единое экономическое пространство ЕС это легко позволяет сделать.

То же относится и к французским корпорациям, по которым запланирован основной удар новых налоговых конфискаций. Как следствие, в стране будет меньше хороших менеджеров, хороших (читай - дорогих) специалистов, хороших работодателей.

Если у француза, который зарабатывает миллион долларов в год, отобрать 750 тысяч, он, худо-бедно, как-нибудь перекантуется на оставшиеся крохи из 250 тысяч. А если француза, зарабатывающего 20 тысяч долларов в год, отправить на биржу труда (что неизбежно случится по мере исхода местного бизнеса), то ему придётся не сладко.

Налоговые реформы открывают нам потрясающий ракурс для переоценки франко-германского противостояния. Помните эту смешную цифру - 1,8 миллиардов долларов сокращения госрасходов? Как пояснил бюджетный министр (есть и такое во Франции: ministre du Budget!) Жером Каюзак: «Сокращение расходов подобно замедлению хода супертанкера - на него требуется время». Для того, чтобы читатель представил себе, куда уходят деньги из французского бюджета, приведу единственную цифру: на недавнем заседании правительства социалистов было принято решение о сокращении пенсионного возраста с 62 лет до 60!

Настоящие отцы Евросоюза
в статье

Евросоюз придуман при Гитлере
Так же в статье
Европейская идея - фашистский интернационал

Теперь давайте вспомним, в чём заключалась суть претензий к Меркель: Германия, де, «мешает Франции развиваться» и не даёт пересмотреть договор о бюджетной стабильности в Евросоюзе! Как этот договор нужно Германии пересматривать? Разделить общеевропейское бремя долговой ответственности. Иными словами, профинансировать французские социальные расходы, в том числе на обеспечение пенсией граждан, достигших 60-летнего возраста.

Знаете, какой пенсионный возраст в Германии? Недавно его повысили до 67 лет! То есть Германия, где немцы трудятся до 67 лет, «мешает Франции развиваться», отказываясь финансировать пенсии для 60-летних французов! Запредельная наглость.

Предположим, буржуинов не жалко (в конце концов, чего ещё можно ожидать от президента-социалиста?). Однако повышением налогов самых зажиточных слоев населения борьба Франции за улучшение экономики не ограничивается. В обнародованном 28 сентября проекте бюджета, предусматривающего снижение дефицита с текущих 4,5 % до 3 %, запланирован целый комплекс мер, которые, с одной стороны, радикально урежут программы социальной защиты, с другой - увеличат налоговое бремя на корпорации.

Все замечательно, кроме одного: Франция даже рядом никогда не стояла с Данией по части свободы и удобства ведения предпринимательской деятельности! В рейтинге Ease Of Doing Business, составляемом IFC, Франция занимает 29 место, причем выезжает исключительно за счёт жесткого законодательства по принуждению к исполнению договорных обязательств (6 место), относительно благоприятных условий для ведения международной торговли (25 место) и сложности регистрации нового бизнеса (24 место). По ключевым же критериям именно laissez-faire капитализма положение Франции не совместимо со статусом европейского государства: регистрация собственности - 149 место в мире (из 183), защита инвесторов - 79 место и т.д.

Террор НАТО в Европе и США

Иными словами, мы видим ситуацию, при которой "широкая нога" французской жизни ничуть не уступает (вернее - даже опережает) итальянским, испанским и греческим реалиям, при этом экономическая политика очень слабо напоминает сбалансированный подход успешной Дании: слишком много государственных трат, слишком много репрессий против бизнеса и населения, слишком мало "пряников" в форме удобства ведения предпринимательской деятельности и умеренности государственного регулирования.

Предвижу возражение: вышеприведённые рассуждения относятся к запланированным на будущее мерам по борьбе с дефицитом бюджета и сокращением государственных трат. Каким образом это оправдывает недавно появившееся в ноосфере прозвище Франции как Spain in Disguise, замаскированной Испании? А таким, коллеги, образом, что все эти телодвижения по закручиванию гаек взялись не от сладкой жизни, а от жутких показателей, которые французская экономика являет в последние месяцы миру.

Далеко ходить не будем: сегодня утром был опубликован индекс деловой активности в производственной сфере, который со всей наглядностью подтвердил готовность Франции повторить рецессионный обвал некоторой давности:

Последние данные фиксируют худший показатель с апреля 2009 года, который отражал инерцию падения, случившегося после мировой финансовой катастрофы в сентябре 2008 года (братья Lehman и далее со всеми остановками).

Удобнее всего продемонстрировать связь между "мёртвым" макроэкономическим показателем PMI и "живой" экономикой на примере такого выразительного показателя как продажи новых автомобилей, которые с точностью барометра определяют реальное положение дел в стране: с начала года они упали во Франции на 13,9 %. А вот показатели национальных производителей автомобилей: продажи Peugeot сократились на 18,4 % , а Renault - на 19,8% (у последнего падение за один только последний месяц составило 33,4 %!).

Не хочется завершать статью в атмосфере искусственно созданного беспросветного эксклюзива для красавицы Марианны. На самом деле Франция - не единственная страна в Евросоюзе, где сейчас плохо. На самом деле - плохо уже везде и без исключения. Франции просто удаётся поддерживать марку за счёт блестящих способностей национальной дипломатии (нарицательной последние пять веков). Если продолжить аналогию с автомобилями, то картина вырисовывается монотонно беспросветная по всему региону:

- продажи новых машин группой Volkswagen (VW, Audi, SEAT, Skoda) сократились на 17, 4 %;
- продажи General Motors (Opel, Chevrolet) - на 20,8 %;
- продажи Ford - на 31,5%;
- продажи Fiat - держитесь крепко: на 38,4%.

Путь зла

Смотрю на на все это богатство цифр и недоумеваю: чему же, господи, умудряется радоваться мировой фондовый рынок?! Впрочем, ясно, чему: камланиям своего оторванного от жизни и реальности Хозяина: тут количественное смягчение, там операция "Твист", тут ставочку рефинансирования подкрутили, там - доходность госбумаг поубавили! Вот все и радуются. А то, что реальная экономика продолжает скатываться в пропасть, биржу, как всегда, волнует весьма эпизодически: для нее реальная экономика никогда настоящей реальностью и не была! Последний ик Бернанке куда важнее продаж Форда.

Во Франции множатся социальные протесты. В начале ноября в Бретани, на северо-западе Франции, прокатилась волна митингов «красных колпаков», назвавшихся так в память о восстании бретонцев в 1675 году. 30-тысячная демонстрация против безработицы и «эконалога» в столице департамента Ренне закончилась столкновениями демонстрантов с полицией. Полиция применила водяные пушки и слезоточивый газ, одному из протестующих газовой гранатой оторвало руку. Премьер-министр Жан-Марк Эро заявил, что нарушения порядка недопустимы. Это вам не Киев, где всё дозволено! Говорят, что Франции придётся выходить из нынешнего кризиса теперь уже с другими политиками. Если ей, конечно, суждено из него выйти…

Недовольство фермеров в Бретани вызвано постоянным ростом налогов. Последней каплей, переполнившей чашу, стали планы по введению «эконалога» на грузовой транспорт. Символом своего протеста фермеры Бретани сделали красные колпаки, которые носили участники восстании бретонцев 1675 года против налога, установленного королевским министром финансов Кольбером. На суровые налоговые меры начали жаловаться даже члены правительства. Введение еще одного дополнительного сбора в октябре стало последней каплей в чаше терпения французских фермеров, вынудив их массами выйти на улицы.

Франция - демография

Франция - структура мусульманских общин

Бретань из всех французских земель выступила первой. Ее экономика полностью зависит от сельского хозяйства (почти 90% населения занимается торговлей овощами и фруктами, выращенными на своих грядках), а новый «экосбор» ударит по всем поставщикам сельхозяйственных товаров, перевозящих свою продукцию на грузовом автотранспорте вместительностью более 3,5 тонн. В правительстве полагают, что эта мера, как и ряд других налогов, должна помочь оздоровить экономику страны и вывести ее из финансового тупика, в котором она пребывает с 2008 года.

Фермеры, понятно, с этим согласиться не могут. При уже имеющемся налоговом бремени новый сбор ставит их на грань разорения. К фермерам Бретани присоединились протестующие в других провинциях. Работники сельскохозяйственной отрасли стали выводить на дороги трактора и прочую технику, перекрывая подъезды к городам, в том числе к столичному Парижу.

Со времени выступления «красных колпаков» Бретани прошел месяц, и 9 декабря в Le Figaro появилась статья, которая начиналась словами «Только этого нам не хватало!». Газета пишет о том, что поднимается ещё одна волна протестов против политики правительства в сфере налогообложения. Недовольство новыми налоговыми мерами в этот раз выражают представители свободных профессий: врачи, адвокаты, нотариусы, бухгалтеры, страховые агенты, преподаватели музыки, учителя танцев, руководители спортивных секций - словом все, кто работает на себя и не имеет в своём подчинении служащих. В общей сложности это 25% рабочих мест во Франции и 27% рынка труда.

Инициатором новых выступлений протеста стал Национальный союз свободных профессий (UNAPL), который пока ведёт пропаганду в социальных сетях - в Facebook и Twitter размещена петиция, которую уже подписали более полумиллиона французов. В случае принятия правительством новой налоговой политики отчисления с доходов представителей свободных профессий увеличатся в четыре раза. Руководители UNAPL заявляют, что не исключено слияние движения представителей свободных профессий с движением бретонских крестьян.

Франция – это не какая-нибудь слаборазвитая Румыния, это вторая экономика Евросоюза. И тем не менее с ростом здесь кризисных социально-экономических явлений правительство пока явно не справляется. В начале октября министр финансов Франции Пьер Московичи заявил о преодолении французской экономикой рецессии. Французское статистическое управление Insee заявило, что в третьем квартале этого года ВВП Франции не изменился (другие источники говорят о спаде на 0,1%), а в четвертом квартале экономика увеличится на 0,4%. По итогам года французский ВВП, как ожидают, поднимется на 0,2%.

Реально это означает, что рост французской экономики прекратился. Безработица в III квартале текущего года составила 10,9% по сравнению с 10,8% во II квартале. Такой высокой безработицы во Франции не отмечалось с 1998 года. И уж совсем плохо с безработицей среди молодежи: по данным на сентябрь, она держалась на уровне около 25%.

Президент пообещал до конца года добиться стабилизации уровня безработицы. Эту задачу экономисты сочли практически невыполнимой в условиях остановки экономического роста.

Le Figaro, ссылаясь на правительственные источники, недавно сообщила, что долг Франции достигнет рекордного уровня и приблизится к сумме 2 трлн. евро, то есть превысит 95% ВВП (один из самых высоких показателей в Европе). Два триллиона – это 30 тыс. евро с каждого француза! Самый большой рост задолженности пришелся на последние 2 года - 120 миллиардов. При таких темпах банки могут отказать Франции в займах или повысить процент по кредитам. Хотя и теперь уже Франции приходится ежегодно выплачивать 50 млрд. евро своим кредиторам только для погашения процентов. Le Figaro указывает, что сейчас займы, которые получает Франция, тратятся не на инвестиции и подъем экономики, а на выплаты социальных расходов и… выплату процентов по займам!

Растущий государственный долг тянет экономику вниз и оснований надеяться на ее серьёзный рост все меньше. Рейтинговое агентство Standard & Poor's уже второй раз за последние два года снижает оценку кредитоспособности Франции. Похоже, что Франция становится новой проблемной страной еврозоны наподобие Италии или Испании. Состояние государственных финансов Франции, действительно, позволяет причислять ее к государствам с большими проблемами. Париж уже неоднократно нарушал Маастрихтские критерии финансовой стабильности, предписывающие удержание дефицита государственного бюджета в пределах 3% ВВП. В этом году данный показатель составит более 4%.

До сих пор нехватку текущих средств власти компенсировали повышением налогов и увеличением государственной задолженности. Однако и то и другое имеет свои пределы. Скоро году правительство намерено начать сокращение государственных расходов. Одновременно планируется сократить дефицит бюджета до искомых 3%. В осуществимости такого плана агентство Standard & Poor's как раз и сомневается.

Франция

Уровни безработицы (%) в первом и втором поколениях иммигрантов из развивающихся стран во Франции

Высокое бремя налогов и социальных отчислений является одной из причин падающей международной конкурентоспособности французской обрабатывающей промышленности, но далеко не единственной. Как говорят в Германии, оценивая незадачливого французского соседа, простенький «Рено Твинго» заменить фешенебельный «Мерседес» не в состоянии. Французы выпускают слишком «банальную продукцию», не позволяющую им и впредь оставаться в лидерах Европы.

Чтобы продать такую продукцию на мировом рынке, необходимо существенно снизить на нее цены, ибо приходится конкурировать со странами с куда более дешевой рабочей силой, чем во Франции. Снижение цен ведет к снижению прибыли, а затем и к убыткам предприятий. Возникает замкнутый круг: предприятия с низкой прибылью не могут увеличить инвестиции в НИОКР, а без инноваций приходится продолжать выпускать малодоходную продукцию, не отвечающую новейшим вызовам конкурентов.

Как следствие, группа Renault, оказавшись в начале 2013 года на грани банкротства, надумала закрыть свои предприятия во Франции. Рабочие в ходе длительной забастовочной борьбы вынудили вмешаться правительство. В итоге предприятия пока работают, но их будущее остается неопределенным. Время от времени появляются разговоры, что их скупят китайцы. Примерно такое же положение и на заводах PSA Peugeot Citroen.

Еще одна проблема связана с отчислениями предприятий в социальные фонды. Они столь велики, что сделались тормозом для предпринимательства. Дальнейшее их увеличение уже невозможно. В то же время в социальной системе из-за высокой безработицы и старения общества растет дефицит - он уже достиг 25 млрд. евро. Государство имеет слишком большие долги, чтобы продолжать раздавать социальные блага в прежних масштабах, но оно не может и дальше увеличивать налоги - это чревато социальным взрывом, как показали протесты в Бретани.

Франция

Социально-профессиональная структура некоторых групп населения Франции, %

На фоне финансово-экономического и социального тупика стремительно покатился вниз рейтинг президента. В середине ноября, по сообщению института Ifop, лишь 20% граждан Пятой республики поддерживали политический курс главы государства. Большинство французских граждан уверены, что в своей работе президент и правительство игнорируют решение приоритетных задач, связанных с экономикой и борьбой с безработицей.

Две ведущие политические партии Франции, которые были представлены на последних президентских выборах, судя по опросам, фактически лишились поддержки общества. На их место уверенно выходит «Национальный фронт» во главе с Марин Ле Пен, которую все чаще сравнивают с Жанной д’Арк. Как и Орлеанская дева, Ле Пен сражается за «традиционную Францию». «Национальный фронт», по некоторым оценкам, уже сегодня на 24% опережает социалистов и в еще большей степени голлистов.

Выйти из НАТО и Евросоюза, отказаться от евро вернуть стране национальную денежную единицу - франк, построить континентальный блок государств от Атлантики до Тихого океана вместе с Россией, но без мигрантов, вернуться к традиционным семейным ценностям (исключить легализацию такого извращения, как однополые «браки») - таковы основные лозунги новой ведущей политической силы Франции. Сейчас Марин Ле Пен требует срочного проведения референдума о выходе Франции из Евросоюза.

http://bit.ly/2zyT6Zj

http://i-business.ru/blogs/23295

Опубликовано 01 Дек 2017 в 10:00. Рубрика: Заграница. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.