Одна из наиболее проблемных "горячих точек" современной Европы вновь начала искрить. Несмотря на то что летом Косово и Сербия заключили компромиссное соглашение, которое, казалось бы, должно привести к затуханию и постепенному решению конфликта, ситуация еще сильнее обострилась. 9 января в Приштине демонстрация оппозиционеров закончилась пожаром в здании правительства частично признанной страны. Участники протеста забросали здание бутылками с зажигательной смесью, что стало причиной возгорания. Полиция с помощью слезоточивого газа оттеснила толпу демонстрантов, однако те продолжили бросать камни и бутылки еще и по полицейским. Столь ярое недовольство политикой властей вызвало соглашение о двусторонних отношениях между Сербией и Косово.

Соглашение одно – интерпретации разные

25 августа Сербия и Косово заключили двусторонние соглашения при медиаторстве Могерини. Многие назвали эти договоры «вехами», способными преодолеть противоречия и урегулировать конфликт. Однако такие выводы были, мягко говоря, преждевременными. В соглашениях закрепляется определенная автономия за сербами, которые проживают в северной части Косово; возобновление движения по контролируемому сербами Ибарскому мосту через реку, разделяющую пограничный город Митровица на албанскую и сербскую часть; Косово получает собственный телефонный код, а сербская община – право решать местные вопросы в области экономики, здравоохранения и образования. Выгоды от соглашения получают обе стороны: для Косова это соглашение – надежная система электроснабжения из Сербии, телефонная связь и свобода передвижения; а сербская община благодаря ему сохраняет тесные связи с Сербией.

Тем не менее после окончания переговоров лидеры двух стран не поменяли своей политической риторики. Вернувшись домой из Брюсселя, каждый из них заговорил о своем. При этом и премьер-министр Сербии Александр Вучич, и его косовский коллега Иса Мустафа объявили себя победителями переговоров, и у каждого из них свое понимание этой «победы». Мустафа увидел в соглашении распространение суверенитета Косово на всю территорию. Вучич подчеркнул, что от соглашения выигрывает сербское население Косово, которое будет получать финансовую поддержку Сербии без таможенных пошлин и сможет создать свои органы власти в виде муниципалитетов.

Помимо разной интерпретации ситуацию осложняют и другие факторы. И в Сербии, и в Косово они вызвали негативную реакцию у радикальной оппозиции, что и привело к нынешним протестам в Приштине. К тому же, препятствуют реализации и преступные группировки, которые выигрывают от нынешнего положения дел. Директор Форума этнических отношений в Белграде Душан Янич отмечает также структурные проблемы, подчеркивая слабость Сербии и неокончательную сформированность Косово как государства. Кроме того, население обеих стран слабо информировано о содержании договоренностей, что создает благоприятные условия для спекуляций.

Роль Запада: от переговоров к давлению

Ни Европа, ни США не могут оказаться в стороне от этого вопроса. Для США вопрос Косово является одним из наиболее важных в европейской политике, хотя открыто они не вмешиваются в данную проблему. Тем не менее известный дипломат Владислав Йованович отмечает, что у американской стороны высокая заинтересованность в этом вопросе, как минимум потому, что на территории Косово расположена крупная военная база Бондстил, которой они могут временно распоряжаться. С признанием Косово они могут продлить свои обязательства по базе и в дальнейшем использовать ее, в противном случае это решение может оказаться под вопросом. Дипломат также предполагает, что США поддержкой Косово в противовес православной Сербии пытаются преодолеть свой негативный имидж в исламском мире. Кроме того, с помощью этого они пытаются вытеснить Россию из балканского региона и лишить ее какого бы то ни было влияния.

Вне зависимости от того, прав Йованович или нет, в октябре давление ЕС на Сербию возобновилось. Европейская служба внешнеполитической деятельности направили Совету министров ЕС предложение открыть 35-ю главу досье по присоединению Сербии к союзу, суть которой заключается в урегулировании проблем с Косово. Проект этой главы был раскритикован Белградом, поскольку по мнению Вучича, документ предполагает еще худшие условия, чем формальное признание Косово. Документ также содержит массу уловок, которые подводят Сербию к признанию независимости Косово, а также передачу энергоснабжения региона в руки Приштины, что для Белграда недопустимо.

С другой стороны, в октябре ЕС подписал соглашение о стабилизации и ассоциации с Косово, что также вызвало бурю критики в Белграде. Директор канцелярии по Косово и Метохии в правительстве Сербии Марко Джукрич заявил, что эти соглашения не делают из последнего государства. К тому же сам формат договора отличается от тех, которые заключаются с признанными странами, поэтому по мнению политика, это только подчеркивает отсутствие государственного статуса у их «южной автономии». Однако, скорее это связано с тем, что не все страны Евросоюза признали Косово, поэтому переговоры ведутся от лица ЕС в целом.

Пока ЕС и США вершат судьбы мира и проводят переговоры, Косово постепенно перестает выполнять уже имеющиеся договоренности. В ноябре Конституционный суд края приостановил действие соглашения, предполагающего создания сообщества муниципалитетов с сербским большинством населения. А этот договор рассматривался сербской стороной как самый большой успех переговоров. Сделано это было в связи с протестами радикальной оппозиции, которая в январе возобновила свое наступление на косовские власти. Эти недовольства Запад в расчет не берет, еще больше накаляя обстановку в регионе.

Продолжая эту линию посол США в Сербии Майкл Кирби сказал, что нормализация отношений между Приштиной и Белградом невозможна без членства Косово в ООН. Он отметил, что это не значит, что Сербию просят признать Косово, хотя очевидно, что по сути между членством в ООН и признанием государственного статуса стоит знак равенства. В интервью РИА "Новости" Вучич отметил, что это противоречит интересам Сербии, политика которой в этом вопросе отличается от США. Они также отметил сложность переговоров, однако менять политику он не намерен.

Все это привело не только к возобновлению протестов в Приштине. Известный сербский журналист Мирослав Лазански открыто высказал, что вернуть Косово помогут только военные действия, потому что сербские власти упустили момент. Сербии, по его мнения важны не люди, проживающие там, а территория и полезные ископаемые, а нынешние политики этого не понимают. Несмотря на всю радикальность этой точки зрения, она отражает точку зрения сербской оппозиции, которая так же, как и косовская, не намерена сдаваться. Таким образом, давление Запада не помогает наладить отношения Белграда и Приштины, но и обостряет внутренние противоречия.

События в Приштине – это только начало

Акция трех оппозиционных партий «Самоопределение», «Альянс за будущее Косово» и «Инициатива за Косово», которая 9 января привела к поджогу здания правительства, свидетельствует о том, что до окончательных соглашений еще далеко. Косовские оппозиционеры недовольны не только соглашениями с Сербией, они также выступают и против договора об определении линии госграницы с Черногорией. Рамуш Харадинай, лидер «Альянса за будущее Косово» призвал народ выступать против «наносящих ущерб» соглашений и настаивать на отставке правительства.

Радикальные настроения сильны как в Сербии, так и в Косово, и их игнорирование может иметь далеко идущие негативные последствия. Запад в очередной раз отказывается понимать то, во что он ввязывается, тем самым только ухудшая сложившуюся ситуацию. То, что полиция Косово сумела оттеснить демонстрантов в этот раз, не говорит о том, что эти события не повторятся. Формальные процедуры, какими бы они ни были идеальными, к сожалению, не смогут разрешить комплекс противоречий, сложившихся в регионе, а от давления на местные власти меры эффективнее не станут.

http://politrussia.com/world/prishtina-vs-belgrad-578/