Кризис в Европе

В том, что дела в Европе со временем идут не лучше, а хуже, уже мало кто сомневается. Всё чаще звучат голоса о «великом крахе», которого не миновать. В последнем исследовании организации «Антифашистская Революционная Акция Берлина» (АРАБ) так и сказано: «Сытые годы» оплачиваемого кредитами праздника сбыта закончились. И нам грозят «японские условия»: долгое падение с длительной фазой стагнации. Со всеми последствиями для условий жизни значительной части мирового населения».

Вопрос лишь во времени, когда эти «условия» возникнут. Неясно, то ли сначала поднимет руки вверх Испания, то ли сначала капитулирует перед ворохом финансовых проблем «техническое правительство» Италии.

Европа отчаянно нуждается в притоке «свежей копейки», но деньги как раз и не текут. В Вашингтоне дали понять, что Евросоюз должен спасаться самостоятельно. Выступая 20 марта перед специальным комитетом Палаты представителей Конгресса США, министр финансов Тимоти Гайтнер четко заявил, что не будет просить у Конгресса денег на дополнительную помощь Евросоюзу.

А БРИКС, на который так рассчитывали в Брюсселе, пока предпочитает торговаться. Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка, прежде всего, намерены изменить правила игры на мировом финансовом рынке, как зафиксировано в Делийской декларации, принятой в конце марта. Вот когда Запад пойдет навстречу БРИКС, тогда можно будет подумать и о помощи Европе. А пока в группе БРИКС решили, что впредь взаимное кредитование и торговые расчеты между его участниками будут осуществляться в национальных валютах, минуя доллар. Решено также запустить усилиями стран-членов БРИКС собственный Банк развития. Комментируя это намерение, финансовый аналитик Наталья Смирнова говорит: «У стран БРИКС есть деньги, в отличие от Европы, у которой уже давно их нет, и США, которые давно живут в долг. У стран БРИКС есть и проекты, которые действительно могут быть неудобными для США и Европы».

Правда, внутри БРИКС существует особая позиция Китая. Официально Пекин не поддерживают еврозону и больше не скупает ее долговые обязательства, но одновременно статистика показывает уменьшение долларовых активов в золотовалютных резервах Китая в пользу постепенного роста корзины с евро. Это означает, что негласно китайцы инвестируют в соответствующие долговые обязательства стран ЕС.

Кроме того, недавно правительство КНР выделило Китайской инвестиционной корпорации (КИК) дополнительно 30 млрд. долларов для инвестиций за рубежом. И, как говорит заместитель генерального директора КИК Ван Цзянси, эти инвестиции пойдут, прежде всего, в Европу. То есть на скупку новейших в технологическом отношении производств, с тем чтобы затем копировать их у себя.

Кстати, в прошлом году прямые инвестиции Китая в странах ЕС подскочили почти в 2 раза - до 4,3 млрд. долларов. Китайская финансовая экспансия напугала европейцев. Парламент Португалии не разрешил брать китайские кредиты для поддержки бюджета. В Риме наложили вето на продажу КИК крупного энергетического пакета.

Нескрываемая тревога царит и во Франции. В конце марта французская газета «Liberation» писала: «Европа напрасно обогащает Китай и укрепляет его могущество, ведь такими темпами китайцы скоро будут способны обойтись без европейских технологий, а значит, и без импорта, тогда как промышленность в Европе все это время непрерывно деградировала. Как и США, Европа отдается в руки Китая…»

Но, с другой стороны, и деваться некуда, поскольку у Европы давно уже нет денег. И сие печальное обстоятельство сказывается не только в периферийных странах ЕС, но и в самых продвинутых.

Количество и качество

Германия - несомненный лидер Еврозоюза. Экономический рост хотя и далек от рекордных показателей прежних лет, но сохраняется. Немецкий экономический институт IFW предсказал, что экономика страны вырастет в этом году на 0,7%. Более осторожно высказался Бундесбанк – на 0,6%. Неплохо выглядит и рынок труда. Безработица в течение года сократится почти на 500 тыс. человек и не превысит 6% (против 11% по ЕС в целом).

Германский капитал может быть доволен: его позиции в ходе кризиса только укрепились. Однако для большинства немецких граждан картина триумфа Германии на фоне кризиса представляется не столь благостной.

В марте сего года Институт занятости и квалификации при университете Дуйсбурга-Эссена обнародовал результаты исследования об уровне зарплат в ФРГ. Оказалось, что 8 млн. немецких трудящихся зарабатывают не более 9,15 евро в час – до вычета налогов, 1,4 миллиона не получают и пяти евро, 800 тыс. работающих на полную ставку жителей ФРГ вынуждены довольствоваться менее чем тысячей евро в месяц. При этом зарплаты 23% немцев находятся в сегменте максимально низких, если не нищенских.

Еще более поражает воображение тот факт, что в «социальном государстве» с 1995-го по 2010 год число работников, получающих минимально возможное вознаграждение за свой труд, выросло на 2,3 млн. человек. В 2010 году средняя зарплата за час труда в секторе наиболее низко оплачиваемых рабочих мест составляла 6,68 евро в западных землях и 6,52 – в восточных. Более 4,1 млн. занятых получали меньше семи евро в час, почти 2,5 млн. – меньше шести, почасовая зарплата 1,4 млн. человек не достигала 5 евро.

С каждого заработанного евро на руках у среднестатистического жителя Германии остаётся сейчас только 47 центов. С точки зрения статистки это значит, что и наёмные рабочие, и предприниматели с 1 января вплоть до 13 июля трудятся исключительно на государство. Лишь с 14 июля заработанные деньги начинают поступать в карман честного налогоплательщика. Налоговый пресс на работающего одиночку в ФРГ составляет 55,5%. При этом средний показатель у 30 крупнейших государств мира составляет здесь только 41,8%. Такая же ситуация и в отношении налоговых выплат у немецкой семьи с двумя детьми. В ФРГ эта цифра почти на 10% больше средних показателей по остальному миру: 45,3% против 34,7%!

Не легче приходится и немецким пенсионерам. На днях министр труда Урсула фон дер Ляйен объявила о повышении пенсии с 1 июля, назвав это «радостным известием» для всех 20 млн. пенсионеров. Однако не секрет, что повышение пенсии на два с небольшим процента даже не сможет компенсировать инфляцию, которая составила 2,3%. Поскольку рост пенсии в Германии уже традиционно не успевает за ростом цен, покупательная способность немецких пенсионеров за последние 7 лет упала на 9%.

Дыры в местных бюджетах

Если федеральный бюджет Германии, благодаря громадному экспортному потенциалу, сводится с минимальным дефицитом – всего лишь 1% ВВП в 2011 году, совершенно иначе выглядят бюджеты на местах.

Вот город Вальтроп с 30-тысячным населением в земле Северный Рейн – Вестфалия. Город погряз в долгах. В местном бюджете недостает 164 млн. евро. Это в два раза больше, чем составляет собственно бюджет. В 2008 году здесь был принят план «бюджетного оздоровления». Однако план вовсе не предусматривает ликвидацию долга. Поясняет бургомистр города Анне Гек-Гуте: «Мы хотели сбалансировать местный бюджет. Это означает не погашение долгов, а только то, что город не заработает новых. Этого мы хотели достигнуть путем продаж, в частности, бассейнов и спортивных площадок». И достигли. Последний общественный бассейн был продан в том же 2008 году.

Таких Вальтропов в Германии немало. Особенно в старых индустриальных районах, например в Руре. После упадка угольной и металлургической отраслей уровень безработицы в некоторых коммунах превышает 20%. В городах закрываются театры и бассейны, лишаются крыши над головой молодежные организации и объединения по интересам. Города не только не в состоянии гасить долги, они уже не могут платить налоги. Рурские Оберхаузен и Дортмунд имеют самый крупный в ФРГ долг – почти 2 млрд. евро. Бургомистр Оберхаузена Клаус Велинг в состоянии только развести руками. «Мы не знаем, что будет дальше», - говорит он, беседуя с журналистами.

Выход бургомистры западных городов и земель видят в отмене т.н. «пакта солидарности» по восстановлению коммун в землях бывшей ГДР, который действует до 2019 года. В рамках этого пакта города Западной Германии должны ежегодно перечислять восточногерманским городам до 10 млрд. евро.

Однако их коллеги на Востоке категорически против. «Средний уровень безработицы здесь в два раза выше, чем на Западе», - говорит премьер-министр Саксонии-Анхальт Райнер Газельоф. Его коллега из Передней Померании Эрвин Зеллеринг добавляет, что «нет никаких оснований расшатывать «пакт солидарности». Против «расшатывания» и в правительстве ФРГ, ибо и без того в стране не прекращаются разговоры о делении немцев на «осси» и «весси». Первые в глазах вторых «плохие», а вторые в глазах первых – «зажравшиеся». Министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле категоричен: «Пакт сохранит силу до 2019 года».

Конечно, можно было бы помочь западным землям за счет бюджета. Однако, оказывается, в федеральном бюджете «лишних» денег тоже нет.

«Пираты» переходят в наступление

Ухудшение социального самочувствия немцев начинает сказываться на общественно-политической обстановке в стране. Все ожидают досрочных земельных выборов в земле Северный Рейн – Вестфалия с населением в 17, 85 млн. человек, которые намечены на 13 мая.

Вопрос о партийной принадлежности будущих властей Северного Рейна - Вестфалии является основополагающим с точки зрения расклада политических сил в Германии. Когда трясёт Дюссельдорф, Берлин пошатывает, говорят немцы. Поэтому досрочные выборы в Северном Рейне - Вестфалии станут важным индикатором избирательских симпатий и текущего состояния ведущих политических сил всей страны. Земельное голосование, которое пресса успела окрестить «малыми выборами в бундестаг», способно во многом прояснить исход будущих общенациональных выборов. Победители будут первыми кандидатами на ведущие роли в будущем немецком парламенте, который – если правящая страной «чёрно-жёлтая» коалиция сумеет продержаться положенный срок – должен избираться осенью 2013 года.

Пока же все шансы на вылет из премьер-лиги германской политики имеют свободные демократы, участвующие в нынешней правящей коалиции. На недавних земельных выборах в Сааре они сумели получить лишь унизительные 1,2% голосов.

Если в последнее время СвДП с иронией называли «трёхпроцентной партией», то теперь и это «звание» для свободных демократов является недостижимым. Партии необходимо признать горький факт – в сегодняшней Германии СвДП не играет никакой существенной роли. Скорее всего, и дни Филипа Рёслера во главе свободных демократов близятся к концу, как раньше пришлось оставить этот пост Гидо Вестервелле. С приходом кризиса свободные демократы вынуждены платить по счетам неолиберализма, адептами которого они являются.

Зато наращивают политические мускулы молодые и энергичные «пираты». Они теперь будут заседать и в парламенте Саара, получив 7% голосов избирателей. Их местному лидеру, 22-летней Ясмин Маурер, придется забросить учебу, чтобы сосредоточиться на законодательной работе в местном ландтаге.

Пиратская партия Германии, выступающая за отмену права на интеллектуальную собственность в Интернете, добилась рекордного уровня поддержки среди населения, сообщает журнал «Stern». По данным последнего опроса, проведенного социологической службой Forsa, за «пиратов» готовы проголосовать на федеральных выборах 2013 года 12% немцев. С этим результатом «пираты» обгоняют не только СвДП, но и «левых» (9%), вплотную приближаясь к «зеленым» (13%).

Лидером рейтинга остался блок правящих партий ХДС/ХСС с 35%, а следом за ними по уровню поддержки - социал-демократы с 25% голосов. При этом граждане ФРГ поддерживают нынешнюю правящую коалицию ХДС/ХСС и СвДП не больше, чем коалицию оппозиционных партий СДПГ и «зеленые».

Тем временем на фоне экономических неурядиц в стране набирают силу различные движения протеста. Антикапиталистическая демонстрация во Франкфурте-на-Майне 31 марта переросла в погромы и столкновения протестующих с полицией. По данным полиции, в ходе акции были задержаны 465 человек. Один из полицейских был тяжело ранен, еще 14 стражей порядка, несколько демонстрантов и один прохожий получили травмы. В этот день несколько тысяч человек собрались в центре Франкфурта-на-Майне на акцию, посвященную европейскому дню действий против капитализма. Полиция насчитала четыре тысячи участников, организаторы - шесть тысяч. Они протестовали против антикризисной политики властей в Европе. Сразу после старта акции начались стычки демонстрантов с полицией. Участники акции кидали в стражей порядка булыжники и бутылки, полиция в ответ применила дубинки и перцовый газ. Демонстранты разбивали по пути витрины магазинов и машины, опрокидывали мусорные контейнеры. Погромы продолжались вплоть до ночи.

Министр внутренних дел федеральной земли Гессен, в которой расположен Франкфурт, Борис Райн осудил насилие во время демонстрации. По его словам, стычки были спровоцированы приехавшими со всей Европы «хулиганами», которые воспользовались проведением мирной акции, чтобы устроить беспорядки. Не исключено (если отвлечься от характеристики «хулиганы»), что это движение - не чисто германский продукт, а координируется в рамках ЕС.

Множатся в Германии и выступления работников наемного труда. Эти витрины и автомобили не бьют, но на своих требованиях настаивают куда более последовательно, чем пресловутые «хулиганы». Например, серия предупредительных забастовок, проведенных госслужащими, и предупреждение со стороны профсоюзов о проведении общенациональной забастовки вынудили правительство и работодателей пойти на уступки.

Зарплаты 2 млн. госслужащих будут увеличены на 6,3% за два года. Первое повышение в 3,5% работники получат задним числом - оно будет записано на 1 марта. Дальнейшие прибавки, каждая по 1,4%, планируются на 1 января и 1 августа 2013 года. Кроме того, сделка предусматривает специальные единовременные выплаты для работников аэропортов. Сотрудники наиболее загруженных аэропортов (с годовым пассажирооборотом в пять миллионов человек или более) в течение 2012 года получат по 600 евро. Выплаты менее занятым работникам составят 200 евро.

* * *

Вполне очевидно, что в ходе кризиса позиции германского капитала в Европе усилились. Об этом говорят макроэкономические показатели ФРГ. Вместе с тем улучшение позиций германских промышленников и финансистов происходит за счет европериферии и путем демонтажа «социального государства» внутри страны. Лондонский исследовательский институт Reseach on money and Finance (RMF) констатирует: «Германия добилась своей высокой конкурентоспособности по одной простой причине: она была в состоянии сильнее давить на своих рабочих». Из этого нетрудно сделать вывод, что впереди у ФРГ, как и других стран ЕС, крупные общественные подвижки, которые неизбежно затронут все стороны жизнедеятельности Европейского союза.

http://www.fondsk.ru/news/2012/04/05/evropa-liki-krizisa.html

Опубликовано 25 Дек 2016 в 15:00. Рубрика: Заграница. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.