Если оценивать то, что нам предстоит, нам нужны люди, способные усердно трудиться, а также открыть и вести новое дело.

Проще говоря, рост числа рабочих мест отстаёт от прироста населения - в частности, трудоспособного населения, которое обычно определяют как людей в возрасте от 18 до 64 лет.

Что же случится с экономикой, если миллионы людей никогда не имели привычки упорно работать, или утратили эту привычку из-за хронической безработицы?

Вчера я представил данные о людях, не числящихся трудоспособными, которых я определил как «люди старше 16 лет среди гражданского населения вне тюрем и психиатрических лечебниц, не занятых и не безработных».

Федеральное правительство насчитывает около 95 млн человек, не принадлежащих к трудоспособному населению. Но это необязательно подтверждает неспособность этих людей работать. Чтобы прояснить значение этой категории людей, рассмотрим население США в целом. Согласно переписи населения, в США проживает примерно 322 млн человек.

Около 74 млн из них моложе 18 лет, и 42 млн - пенсионеры (т. е. получают социальные пособия), и почти 11 млн получают социальные пособия по инвалидности.

Примерно 2.4 млн человек сидят в тюрьме.

Примерно 1.4 млн находятся на действительной службе в армии США.

Это даёт в общей сложности 130 млн человек, не относящихся к официальной рабочей силе, с некоторыми оговорками: например, работающие могут получать социальные пособия и при этом иметь заработок. Остаётся 192 млн человек базовой рабочей силы. Из этого числа надо вычесть умственно отсталых людей, не учтённых и не получающих социальные пособия (к сожалению, многие являются бездомными или находятся в тюрьме).

Также надо вычесть занятых в денежной экономике - тех, кто получает заработок наличными, но не отчитывается о своём доходе. То есть имеющих работу, но не фигурирующих в списках занятых.

Есть также люди, которые растят детей, дают детям домашнее образование, и заняты этим постоянно.

Другие ухаживают за престарелыми родителями или родственниками без компенсации.

Трудно оценить число людей, выполняющих работу, но не числящихся занятыми, потому что эта работа не оплачивается. По данным бюро трудовой статистики, около 146 млн человек в США имеют тот или иной вид оплачиваемой работы. Она может быть какой угодно, от управляющего хедж-фондом с доходом $100 млн до занятого в продажах на eBay с доходом $100 в год.

Примерно 24 млн человек имеют работу с неполной занятостью, 122 млн работают полный рабочий день. (Цифры разнятся в зависимости от того, каким ведомством собраны данные.)

Мы будем говорить о тех миллионах людей, которые не заняты на неоплачиваемых позициях дома или на оплачиваемых позициях. О тех, кто выпадает из категории трудоспособного населения (или никогда не принадлежал к основному составу этой категории) и мог потерять или не иметь навыка напряжённого труда и взаимодействия с другими, необходимого для продуктивной работы.

Как отметил недавно корреспондент Кевин К., чем раньше человек приобретает привычку к работе с большой нагрузкой, тем более вероятно, что эти привычки сохранятся в течение жизни:

Как начавшие курить в юном возрасте обычно курят до самой смерти, так и люди, с юных лет привыкшие к усердному труду, обычно работают так всю жизнь. Но сегодняшние ребятишки, которые в юные годы не совсем не работают, и которым ежеминутно говорят, что они сейчас должны делать, не нацелены на упорный труд и нестандартное мышление, необходимое для принятия решений и ведения бизнеса.

Я заметил, что самые трудолюбивые люди выросли такими, потому что им ПРИХОДИЛОСЬ  так трудиться в юные годы. Дети, которые КАЖДЫЙ ДЕНЬ  рано вставали, чтобы покормить и напоить домашний скот для его сохранности (мои двоюродные братья и сёстры в Орегоне), отличаются от детей, которые знают, что если они забудут покормить и напоить собаку, то это сделает мама. Парень, который поздно встал, так как ему пришлось отключить воду в 20 квартирах и поменять уголковые упоры - чтобы сменить протекающий кран в квартире, откуда жильцы выезжают на следующий день - отличается от человека, который целый год выбирает новый кран для мини-бара в своей «берлоге».

Известно, что дети, годами занимавшиеся гольфом, теннисом и плаванием, не только превосходят других людей в этих видах спорта, но и скорее всего, будут продолжать практиковать эти виды спорта, став взрослыми.

Но не столь широко известно то, что дети, годами учившиеся готовить, обслуживать собственный автомобиль и выполнять общественную работу, не только превосходят других людей в этих видах деятельности, но и скорее всего, повзрослев, будут продолжать подобную деятельность.

Мы призываем детей прилежно учиться и заниматься спортом, но какие  программы в нашей системе образования дают молодым людям возможность научиться упорно работать, особенно на себя, в качестве предпринимателей и самозанятых? Обычно считается, что учёба и занятия спортом учат работать. Это не обязательно так, для работы нужны иные качества и навыки. Да, некоторые из них перекрываются с теми, что необходимы для учёбы и спорта, но не все.

По моему мнению, в школах необходим практический курс предпринимательства, чтобы вели его люди, создавшие работающие предприятия. Для такой работы учителю требуется не диплом о высшем образовании, а созданное им действующее предприятие в реальном мире.

Если оценивать то, что нам предстоит, нам нужны люди, способные усердно трудиться, а также открыть и вести новое дело. Эти две вещи неразрывно связаны. Предпринимательство не для бездельников и не для тех, кто бросает дело, столкнувшись с трудностями. Чтобы упорно идти к цели, учиться у других и на собственных ошибках, необходимы хорошие трудовые навыки.

http://vk.cc/4oGpV3