Почему ФРС угрожает поднять процентные ставки, когда экономика всё ещё в застое? Не потому ли, что желает избежать дальнейшей инфляции цены активов, не дать экономике перегреться, или есть что-то ещё?

Взгляните на схему ниже, и вы увидите, почему ФРС может хотеть преждевременно поднять процентные ставки. Всё дело в резком падении значения нефтедоллара, который больше не перерабатывается в финансовые активы США. Это от Рейтерс:

Нефтедолларовый эскпорт в 2014-м отрицателен впервые за 18 лет.

Мировые финансы

Оборот нефтедолларов в мире

«Впервые почти за два десятилетия страны-экспортёры нефти настроены выводить свои «нефтедоллары» с мировых рынков, по данным исследования BNP Paribas. Сдвиг, подталкиваемый падением цен на нефть в этом году, вероятно, вызовет сокращение ликвидности на глобальном рынке», – говорится в исследовании…

Спад следует за годами неожиданных доходов таких экспортёров нефти, как Россия, Ангола, Саудовская Аравия и Нигерия. Большая часть тех денег появлялась на финансовых рынках, помогая вздувать цену активов и поддерживать низкую стоимость кредитов путём так называемой рециркуляции нефтедолларов.

Однако в этом году производители нефти фактически импортируют капитал до суммы $7.6 миллиарда. Для сравнения, они экспортировали в 2013-м $60 миллиардов и в 2012 - $248 миллиардов, судя по графику, основанному на расчетах BNP Paribas:

Говорит Дэвид Шпегель, глава отдела  появляющихся рынков и корпоративных исследований в BNP:

«На пике около $500 миллиардов в год перерабатывалось и возвращалось на финансовые рынки. Этот год будет первым за долгое время, когда экспортёры энергии выведут капитал».

Иными словами, экспортёры нефти выводят ликвидность с финансовых рынков, а не вливают в них деньги. Это может привести к повышению стоимости кредитов для правительств, компаний и, в итоге, для потребителей, поскольку денег становится меньше».

Нефтедоллары уходят с мировых рынков впервые за 18 лет – BNP», Reuters)

Понимаете ли вы, что происходит?

Теперь, когда финансирование нефтедолларами истощилось, ФРС нужно найти альтернативный источник капитала, чтобы поддержать рынки в оживлённом состоянии и укрепить бумажные деньги. Вот почему ФРС расхваливает доллар («откровенное давление сверху») и обещает поднять процентные ставки даже при том, что экономика вот-вот прикажет долго жить. По словам любимого глашатая ФРС Джона Хилзенрата:

«Официальные лица ФРС готовы начать в этом году поднимать краткосрочные процентные ставки, хотя долгосрочные идут в другом направлении, на фоне новых тревог инвесторов относительно слабости глобального роста, падения цен на нефть и замедления инфляции потребительских цен…

Многие представители ФРС дали понять, что ожидают начала подъёма базовых значений краткосрочных процентных ставок от практически нулевых где-то в середине года. Недавние события в экономике и на рынках вызвали некоторое беспокойство среди официальных лиц ФРС, и если они обоснованы, могут заставить их отложить эти шаги. Однако кое-кто недавно продемонстрировал, что всё ещё ожидает шагов в этом году и воздерживается от решения о задержке».

Официальные лица ФРС о подъеме краткосрочных ставок в этом году», Джон Хильзенрат, Wall Street Journal)

То же самое мы слышим от «Рейтерс»:

«ФРС всё ещё надеется на потенциальный рост процентных ставок в середине года, по словам высшего официального лица ФРС, сказанным в пятницу, сославшегося на серьёзные признаки роста американской экономики и снижающийся уровень безработицы».

Заметили внезапное изменение тона, от голубя до ястреба? Усиления этого стоит ожидать в ближайшие месяцы, а ведущие СМИ пытаются вывернуть данные так, чтобы это служило самым широким целям ФРС. Как вот в этой статье в «Блумберг» под заголовком «Йеллен демонстрирует, что не будет нянчиться с рынками в период неразберихи»:

«Дженет Йеллен  отказывается от гринспеновской политики «удержания процентных ставок около нуля», поскольку планирует впервые с 2006 года повысить процентные ставки на фоне растущей волатильности финансовых рынков.

Председатель ФРС продемонстрировала, что она намерена поставить экономическую точку зрения в центр принятия политических решений, не глядя на краткосрочные рыночные флуктуации. Чтобы добиться успеха, она должна отучить инвесторов от представления, которое приобрело актуальность при её предшественнике Алане Гринспене, что ФРС будет спасать их, если дела пойдут совсем плохо – подобно тому, как опцион на продажу защищает от падения стоимости ценных бумаг.

«Преемственность в ФРС в течение многих лет привела к широкому кругу искажений на финансовых рынках, – заявил Доуренс Гудман, президент Центра Финансовой Стабильности, финансово-исследовательской группы в Нью-Йорке. – За раздуванием цены активов следовало резкое обесценивание. Сейчас самое время ФРС изменить курс».

«Позвольте прояснить, ФРС не занимается рыночной торговлей акциями», –  заметил 1 декабря в речи в Нью-Йорке Уильям С. Дадли, президент ФРБ Нью-Йорка, осуществляющий надзор центрального банка на финансовых рынках.

Она не Гринспен: Йеллен демонстрирует, что не будет нянчиться с неразберихой на рынках»)

«ФРС не торгует акциями»?

Это смешно. Как же тогда объяснить то, что ФРС запускала дополнительный раунд количественных смягчений каждый раз, когда фондовые рынки начинали «чихать»? И как теперь объяснить $4 триллиона на балансе ФРС, которые полностью потрачены на финансовые активы?

Давайте смотреть правде в глаза. Интервенции Центрального банка – единственный жизнеспособный вариант. Это не только главная движущая сила рынков. Это их единственная движущая сила. И все это знают. Йеллен собирается сделать всё, что в её силах, чтобы удержать рынки на космической высоте, как и её предшественники, Гринспен и Бернанке. Единственное, что изменится, так это её методы.

А что до экономики, вот, просто взгляните на заголовки, которые всё скажут. Вроде вот этого перла от CNBC на прошлой неделе:

«В декабре потребительские цены в США продемонстрировали рекордное снижение за шесть лет, и лежащее в основе этого инфляционное давление было слабым … Министерство труда заявило в пятницу, что его индекс потребительских цен упал на 0,4 процента, крупнейшее падение с декабря 2008-го, после того, как в ноябре он снизился на 0,3 процента. За двенадцать месяцев, включая декабрь, индекс потребительских цен вырос на 0,8 процента…

Мрачные перспективы глобальной экономики тоже усложняют положение американского центрального банка.

«Инфляция опустилась ниже намеченных ФРС 2%, несмотря на укрепление рынка труда и экономики в целом».

Индекс потребительских цен упал в декабре на 0,4%, как и прогнозировалось», CNBC).

Задумайтесь на минутку: потребительские цены только что пережили крупнейшее падение после невероятного падения в 2008-м, и всё же ФРС балаболит о поднятии ставок.

Ну и безумие! ФРС не только не достигла намеченной инфляции в 2%, но и полностью отказалась от этого плана. Почему? Почему ФРС внезапно прекратила попытки разогнать инфляцию, когда доходность по облигациям Казначейства США снизилась до рекордно низких величин (1,70%) и находятся в «красной зоне»? Иными словами, рынок облигаций сигнализирует о медленном росте и нулевой инфляции, насколько это видно, но ФРС хочет поднять ставки и ещё больше ударить по росту? Это не имеет никакого смысла, если, конечно, Йеллен не припасла кое-что в рукаве. А это наверняка так.

Теперь взгляните на массу мусора по розничным продажам из новостей прошлой недели. Вот из «Блумберг»:

«Оптимизм вокруг прогноза для американских потребителей испарился, когда в декабре розничные продажи упали до самых низких значений почти за год, что заставило некоторых экономистов изменить прогнозы по потребительским расходам и росту экономики в сторону снижения.

Спад на 0,9% в продажах… не ограничивается какой-либо одной группой, поскольку выручка упала по 9 из 13 основных категорий рыночных товаров.

Доходы по облигациям и акциям упали, поскольку углубляющийся разгром на сырьевых рынках и падение продаж вызвали озабоченности замедлением глобального роста…

… средняя почасовая оплата труда в декабре упала на 0,2% по сравнению с ноябрем, это первое падение с конца 2012 года. Это ограничивает расходы, которые потребитель может себе позволить, не залезая в сбережения или не наращивая долг».

Розничные продажи в США резко снизились, вероятно, впереди снижение роста» , Bloomberg).

Помните, когда все думали, что снижение цен на нефть спасёт экономику? Это не сработало, верно? И не сработает. Падение цены на нефть – обычно  показатель рецессии, кризиса или дефляции. Выбирайте. Как правило, это отнюдь не индикатор первых признаков оздоровления экономики, скорости высвобождения или солнечных дней.

И ещё, вы заметили ту часть о падении зарплат? Каким образом вы расширите зависящую от потребителя экономику, когда рабочие видят, как их зарплата  с каждым месяцем тает? На случай, если вы не заметили глубокой стагнации зарплат в графическом виде, вот схема из American Progress:

Жизнь в США

Рост зарплат в США

«Отрицательный рост» реальных зарплат означает, что спад на рынке всё ещё весьма значителен.

Поэтому, хотя за прошедшие 6 лет курс акций удвоился или утроился, зарплаты в основном остались на том же уровне. Это довольно порочная система распределения, не находите? Ну, если вы, конечно, не из 1%, тогда, конечно, всё просто в ажуре.

Но по крайней мере Йеллен нашла некое утешение в том, что ситуация с безработицей продолжает улучшаться. На самом деле, всего две недели назад безработица упала до впечатляющих 5,4%, это самый низкий уровень с 2007 года. Итак, если мы забудем о том, что зарплаты стагнируют, что менеджмент украл все доходы от наращивания производительности за последние 40 лет, и что ещё 451 000 рабочих выпали в декабре из поля зрения – всё предстаёт просто в розовом свете. Но, конечно же, это всего лишь чушь несусветная. Взгляните вот на это, из Zero Hedge:

«Ещё один месяц, ещё одна попытка Бюро трудовой занятости замаскировать коллапс рабочей силы в США откорректированным по сезону ростом рабочих мест официантов, барменов и других низкооплачиваемых рабочих мест. Рассмотрим пример… уровень трудового участия только что ещё больше снизился, упав до 62,7% – самый низкий с декабря 1977-го. Это потому, что количество американцев, не учитываемых как рабочая сила, в декабре выросло на 451 000, намного опередив 111 000 рабочих мест, добавившихся согласно Household Survey, и это основная причина, почему количество безработных американцев упало на 383 000.

Жизнь в США экономика

Уровень трудового участия только что ещё больше снизился, упав до 62,7% – самый низкий с декабря 1977-го. Это потому, что количество американцев, не учитываемых как рабочая сила, в декабре выросло на 451 000, намного опередив 111 000 рабочих мест, добавившихся согласно Household Survey, и это основная причина, почему количество безработных американцев упало на 383 000.

(«Уровень трудового участия обновил 38-летний минимум; рекордные 92,9 миллиона американцев не учитываются как рабочая сила», Zero Hedge)

Так что, да, с безработицей выглядит всё здорово, пока вы не вникните в данные и не увидите, что это – большое мошенничество. Безработица падает только потому, что всё больше людей сдаются и бросают поиски работы.

Наконец, есть ещё и быстро расширяющаяся неразбериха в нефтяной отрасли, где новости о увольнениях и сокращениях день ото дня всё хуже. Вот, от Вольфа Ричтера в Naked Capitalism:

«Увольнения в нефтяном и газовом секторах идут потоком. Во вторник далласское отделение ФРС дало прогноз, что только в Техасе будут ликвидированы 140 000 рабочих мест. «Хэллибёртон» заявила, что резко сокращает необъявленное количество работников в Хьюстоне. «Санкор Энерджи», крупнейший канадский производитель нефти сократит 1000 рабочих на проектах разработки битуминозных песков. Helmerich & Payne бездействует и сокращает рабочие места. Более мелкие компании закрывают проекты и рабочие места с ещё большей скоростью. А теперь и Slumberger, крупнейшая в мире компания по обслуживанию нефтяных месторождений, сократит 9 000 рабочих мест».

Иссякают деньги для нефти и газа, начались увольнения, списание персонала», Вольф Ричтер, Naked Capitalism)

А тут ещё и пикантная подробность от Пэм Мартенс в Wall Street on Parade:

«15 декабря из статьи Патрика Дженкинса в Financial Times читатели узнали, что данные «Барклайз»  показывают, что «ценные бумаги кампаний энергетического сектора теперь составляют почти 16% из $1.3 триллионного рынка мусорных облигаций – более, чем в три раза больше, чем 10 лет назад» и «почти 45% синдицированных кредитов спекулятивного уровня были в нефтегазовой отрасли». Ещё большую тревогу вызвал AllianceBernstein, опубликовав результаты исследования, предполагающие, что сделки не были предварительно оплачены инвесторами полностью, и возможно, что «до половины впечатляющего финансирования прошлых пары лет могло застрять на банковских счетах».

Идеальный шторм для банков Уолл-Стрит», Расс и Пэм Мартенс, Wall Street on Parade)

Как вам это нравится? Итак, почти половина токсичного, связанного с энергетикой «мусора» была упакована в хитроумные мусорные бумаги на банковских балансах (и, вероятно, в ближайшем будущем по ним  произойдёт дефолт). Похоже ли это на возможный триггер очередного финансового кризиса, или как?

Да нет, я не пытаюсь игнорировать тот факт, что ВВП третьего квартала вышел с колоссальными 5%, что далеко превзошло все оценки аналитиков. Но давайте рассмотрим перспективу. По словам экономиста Дина Бейкера, усиление роста было преимущественно «аномальным»… «подталкиваемым невероятным скачком военных расходов и огромным падением величины торгового дефицита, который вряд ли удастся повторить». Вот ещё от Бейкера:

«Как обычно, почти все, что мы слышим об экономике – ошибочно. Для начала, рост на 5% надо воспринимать с учетом мрачного фона: в действительности в первом квартале экономика сократилась на 2,5% от годовых показателей. Если мы возьмем первые три четверти года, то средний рост был всего 2,5%».

Не верьте тому, что слышите об экономике США», Дин Бейкер, CEPR)

Итак, экономика растет на ничтожные 2,5%, а Йеллен хочет поднять ставки. Почему? Что, хочет снизить до 2% или 1,5%? Так, что ли? Она хочет идти задом наперёд?

Конечно, нет. Настоящая причина того, что ФРС хочет поднять ставки –привлечь иностранный капитал на американские рынки, чтобы поддержать резкий их рост, удержать низкую стоимость кредитов и вновь усилить роль доллара, как мировой резервной валюты. Вот что происходит на самом деле. Нефтедоллары иссякают, поэтому американским рынкам нужен новый источник финансирования. Прямые иностранные инвестиции, вот отличная идея, дружок. Всё, что надо сделать ФРС – поднять процентные ставки, скажем до 0,5% и – звон монет – вот и капитал. Каждый раз прекрасно срабатывает, достаточно спросить бывшего министра финансов Роберта Рубина, чья политика «сильного доллара» отправила курс акций в космос, при этом на много порядков увеличив дефицит текущего государственного бюджета.  (Мы никогда не говорили, что у этого плана нет обратной стороны).

Зловещий план ФРС поднять процентные ставки (где-то к середине 2015 года) подтолкнёт вверх обменный курс доллара, запустив бегство капитала с развивающихся рынков, которые уже противостоят падению цен на сырьевые товары и замедляются. Поток инвестиций с развивающихся рынков перетекает в долларовые финансовые активы и облигации Казначейства возмещают потерю нефтедолларовых доходов, при этом раздувая огромный  пузырь фондового рынка Уолл-Стрит. А что до развивающихся рынков, так они, по большому счёту, приспособятся к этому, как и можно ожидать. Вот отрывок из статьи Амброуза-Эванса Притчарда, где чёрным по белому изложено:

«ФРС США нажала спусковой крючок. Развивающиеся рынки теперь должны собраться перед испытанием огнём. Все вместе они накопили  долг в 5.7 триллиона американских долларов, валюте, которую они не могут печатать и контролировать. Этот тяжелый валютный долг за десятилетие утроился, он делится на $3.1 триллиона в банковских кредитах и $2,6 триллиона в бондах. По величине это сравнимо с любой крупнейшей заграничной кредитной активностью за два прошедших десятилетия…

Официальные лица Банка Международных расчётов в частном порядке говорят, что развивающиеся страны должны быть столь же уязвимы к долларовому шоку, как и в период ужесточения политики ФРС  в конце 1990-х,  что привело к дефолту в России и кризису в Восточной Азии. Различие на этот раз в том, что развивающиеся рынки выросли так, что составляют половину мировой экономики. Их общий уровень долга достиг рекордных  175% ВВП, на 30% увеличившись с 2009-го…»

На этот раз угроза не со стороны неплатёжеспособных стран. Они выучили урок конца 1990-х. Не у многих есть долларовый долг. Но его по большей части накопили их компании и банки, к примеру, в России это около 70% ВВП. Что слишком много с точки зрения макроэкономики».

(«ФРС объявляет, что долларовый долг на развивающихся рынках достиг $5.7 триллионов», Амброуз-Эванс Притчард, Telegraph)

ФРС столько раз пользовалась этим раньше, что может сделать такое и во сне. («Американские процентные ставки резко выросли в 1980-х и 1990-х, что сыграло роль в финансовом кризисе в Латинской Америке и Восточной Азии» Foreign Policy Magazine) они научились получать прибыль от каждого кризиса, особенно, если сами же их и создали, а это почти все кризисы. В данном случае большинство кредитов иностранным бизнесменам и банкам деноминировано в долларах. Итак, теперь доллар растёт, («Стоимость доллара поднялась на 15% относительно евро и йены только с лета» NPR), долги соответственно  раздуваются (в реальном исчислении), что подтолкнёт массу бизнеса на самый край, вынудив правителей вступиться и обеспечить срочную финансовую помощь.

Кто сказал «разрастающийся финансовый кризис»?!!

В самом деле. «Лёгкие деньги» Бернанке надули пузыри по всей планете. Теперь эти пузыри готовы лопнуть из-за сильного доллара и грядущего повышения ставок. В то же время поворот политики отправит сотни миллиардов долларов иностранного капитала на рынки США, подтолкнув курс акций и бондов выше крыши, при этом создавая мега-прибыль для JPM, «Голдман-Сакс» и остальной банды с Уолл-Стрит. Всё идёт по плану.

Естественно, что сильный доллар ляжет бременем на занятость и экспорт, поскольку иностранный импорт становится дешевле и привлекательнее для американских потребителей. Что снижает занятость внутри страны. И ещё дефицит текущего баланса резко расширится, а значит, что США снова будут потреблять больше, чем производят. (Это и при Рубине было). Но вот что тут интересно: по данным Бюро экономического анализа: «Наш дефицит текущего баланса резко сузился с момента кризиса… Дефицит текущего баланса США находится на уровне 2,5% ВВП, на 6% ниже, чем в четвёртом квартале 2005 года». (BEA).

Великолепно. Иными словами, маниакальное налоговое затягивание поясов Обамы снизило дефицит достаточно для того, чтобы Уолл-Стрит мог «отрываться» в обозримом будущем, игнорируя гигантские пузыри, которые они раздувают или развивающиеся рыночные экономики, которые близки к уничтожению при этом долларовом надувательстве.

Если уж это вас не выводит из себя, то я уж не знаю, что сможет это сделать.

Источник: http://vk.cc/3ppNP6