В первый раз про экономические циклы было упомянуто еще в Ветхом Завете в знаменитом сне фараона про семь тучных и семь тощих коров, который так грамотно растолковал Иосиф. Сейчас Казахстан подвергается воздействию нескольких кризисов, которые являются результатами экономических циклов:

  1. Конец семилетнего цикл мировой экономики, который приводит к снижению биржевой активности и падению основных индексов.
  2. Технологический, связанный с удешевлением нефти за счет внедрения дешевых технологий добычи сланцевой нефти и газа.
  3. Снижение темпов развития или рецессия экономик России и Китая — основных торговых партнеров Казахстана.

Такое неблагоприятное сочетание, по всей видимости, приведет к тому, что казахстанская экономика впадет в стагнацию, а может и в рецессию. По понятным причинам, государство должно как-то постараться выйти из этого кризиса, но можно отметить, что государственный аппарат сам находится в управленческом кризисе.

Нагляднее всего это было видно на примере последних двух девальваций. Три составляющие управляющей вертикали (правительство, Национальный банк и администрация президента) не только не смогли создать план по выходу из кризиса, но даже не смогли элементарно скоординировать свои действия друг с другом, что вылилось в социальное недовольство и утрату доверия к государству у населения и бизнеса. Да и сейчас особых предложений по антикризисной стратегии у них нет.

Пока надежда только на президента, который в ручном режиме сам едет получать кредиты и инвестиции в Китай, как будто на дворе 1995 год. Почему же наши чиновники, дошедшие до самых вершин властной вертикали, оказались такими беспомощными сейчас? Почему можно констатировать наличие управленческого кризиса в стране? Я вижу на это несколько причин:

  1. 45−55-летние чиновники, которые составляют основу политических госслужащих сейчас, в период кризиса 90-х находились на низших позициях и поэтому опыта антикризисного руководства не имеют. Они как управленцы выросли при «старых добрых временах» дорогой нефти и экономического роста, которые уже прошли. Управленцы же, которые имеют такой опыт, сейчас уже или на пенсии или близки к предпенсионному возрасту.
  2. Система государственной службы и вообще регулирования деятельности госаппарата в целом сейчас настолько регламентирована различными антикоррупционными и другими мерами, что для руководителя ведомства инициативность, внедрение новых управленческих ходов, умение брать ответственность на себя практически гарантированно приведет в лучшем случае к снятию с должности, в худшем — в колонию строгого режима с конфискацией имущества. Решения безнаказанно могут приниматься только на самом верху, и поэтому система действует достаточно медленно и с большой инерцией.
  3. Власть во многом сроднилась, причем иногда буквально, с крупной буржуазией и часто лоббирует ее интересы в ущерб всем остальным социальным группам, маскируя это различными лозунгами в защиту отечественного производителя.
  4. На госаппарат давит груз прежних ошибок, которые не хочется признавать (об этом чуть подробнее ниже).

Конечно, есть программы «Нурлы Жол» и «Пять институциональных реформ», которые сейчас осуществляются. У них будет определенный положительный эффект, оказываемый на экономику, но надо учесть, что будет он только через несколько лет, то есть это мощные, комплексные, но медленные изменения, которые непосредственно сейчас помочь не смогут.

Для того чтобы экономика заработала, необходимы именно экономические меры, а тут у нас есть ряд крупных чисто экономических ошибок, допущенных в разное время. К ним можно отнести следующие:

  1. Переоценка, с подачи США, запасов углеводородов на шельфе Каспийского моря, что привело к неправильным ориентирам в экономике.
  2. Мораторий на недропользование, из-за которого было пропущено время, когда можно было привлечь в Казахстан большое количество инвестиций, поток которых сохранялся бы и сейчас.
  3. Ресурсная национализация, которая нагляднее всего сказалась на Карачаганаке и Кашагане. Длительные судебные разбирательства и разного рода проверки привели к срыву всех производственных программ и отсутствию прироста или вообще начала добычи.
  4. Общее непонимание того, как проводится индустриализация, а в частности, что такое энергопроизводственные циклы, открытые великим географом Николаем Колосовским много лет назад. То есть прежде чем развивать промышленность, надо сначала создать инфраструктуру для производства сырья для нее, энергетические мощности, инфраструктуру, а уже потом приступать к более высоким переделам. Практически это означает, что не надо ставить телегу впереди лошади. Имей мы сейчас две атомные электростанции в Балхаше и Актау, имей мы четвертый нефтеперерабатывающий завод в СКО или в Мангистауской области, не импортируй мы такое количество продовольствия, нынешняя кризисная ситуация воспринималась бы гораздо легче. Плюс в принципе нет понимания, что снижать или держать на одном уровне цены возможно только при большом собственном производстве, а не когда у тебя постоянный дефицит из-за ремонта производственных мощностей и импорт составляет 30−40% от потребления.
  5. Неправильно установлена роль части квазигосударственного сектора, особенно в национальных компаниях. Совмещение двух несовместимых функций — получение прибыли и выполнение государственных задач —привело к тому, что и задачи не были выполнены, и вместо прибыли образовались огромные долги, часть из которых была покрыта деньгами Нацфонда.

В общем, подводя итоги, можно сказать, что из нынешнего экономического кризиса, который явно продлится несколько лет, Казахстан не сможет выйти без обновления управленческой элиты. Первые признаки этого обновления уже есть — на значимые политические должности пошли 30−40-летние управленцы. Может, из них будет толк. Если нет, то по крайне мере они заставят 50-летних управленцев немного поволноваться и работать лучше, а также их в любом случае гораздо легче заменить — молодежи в республике пока еще много.

http://regnum.ru/news/polit/1967577.html