Кредитные проблемы в Китае

Предлагаем читателям посмотреть на мир с точки зрения глобальной макроэкономической перспективы и подумать над тем, что мировая экономка в настоящее время, вероятно, проходит завершающий отрезок продолжительного по времени пути дефляции кредитных эксцессов. И теперь просто пришла очередь Китая.

В этом контексте, Япония запустила процесс сдувания своего кредитного пузыря в начале 1990-х годов, и теперь эта страна уже более 20 лет живет в условиях дефляции и крайне низкого экономического роста. Америка начала процесс дефляции в 2008 году, и только спустя 8 лет эта страна начала показывать признаки устойчивого восстановления. Еврозона вступила в этот процесс в 2011 году, и она до сих пор сталкивается с серьезными проблемами. Мы полагаем, что Китай теперь находится на ранних стадиях пути, пройденного указанными странами ранее.

Сказав это, мы верим в то, что власти Китая имеют жизнеспособный план по дефляции их кредитных эксцессов в упорядоченной форме.

Экспертные центры Китая и внешняя политика

А теперь давайте обратим наше внимание на размер кредитных эксцессов, созданных Китаем и посмотрим, почему мы считаем, что эти эксцессы оказались самыми большими в мире.

Кредитные эксцессы создаются со скоростью и масштабом самой кредитной экспансии – если слишком много кредитов создано в короткий промежуток времени, то неизбежно сопутствующее возникновение эксцессов и просроченных кредитов (NPLs).

Для того, чтобы проиллюстрировать кредитные эксцессы, созданные в Китае, давайте посмотрим на несколько ключевых индикаторов: 1) приток нового кредита; 2) объем существующего кредита; 3) коэффициент кредитного отклонения (т.е., кредитные эксцессы); 4) предельный коэффициент капиталоотдачи ICOR (эффективность приложения кредита).

США создали кредитов в размере 58% от ВВП страны в период 2002-07 годов, а далее последовал глобальный финансовый кризис.

Япония создала кредитов в объеме, эквивалентном размеру ВВП страны, между 1985 и 1990 годами, а после эта страна более двадцати лет страдала от дефляции (очевидно, вследствие отсутствия реструктуризации долгов).

Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе

Таиланд создал большой пузырь на рынке недвижимости в период между 1992 и 1997 годами, и в итоге закончил тем, что 45% всех кредитов в стране оказались необслуживаемыми.

В период между 2002 и 2007 годами Испания создала кредитов в объеме, эквивалентном 116% ВВП, и эта страна до сих пор пытается решить проблему с безработицей, которая достигает в настоящее время 20%.

Китай создал новых кредитов в объеме 139% от ВВП страны между первым кварталом 2009 года и третьим кварталом 2014 года (когда рост ВВП этой страны достиг своих пиков), и эта цифра гораздо выше всех предыдущих кредитных пузырей, наблюдавшихся в других странах.

Этот беспрецедентный по размеру приток новых кредитов главным образом состоял из инфраструктурных и корпоративных ссуд. В результате отношение объема корпоративных кредитов к ВВП достигло крайне высоких значений, и с этим надо что-то делать, чем власти Китая и занимаются прямо сейчас.

Другая важная метрика для оценки “излишнего” кредита в экономике – это гэп между объемом кредитов и ВВП, рассчитываемый Банком Международных Расчетов. Этот коэффициент измеряет разницу между текущим коэффициентом объем кредитов/ВВП и долгосрочным трендом кредитного расширения, необходимым для поддержания оптимального долгосрочного роста ВВП.

Китайский подход к прогрессу и модернизации

Эта метрика используется в Базеле III для определения размера капитала банковской системы страны, когда кредит начинает расти слишком быстро (другими словами, высокий рост кредита требует больших коэффициентов обеспеченности капиталом для банков).

Гэп между объемом кредитов и ВВП выше 10% считается рискованным и требует максимальной добавки в 2,5% к капиталу первого уровня, в качестве контрциклического буфера по правилам Базель III. Гэп между объемом кредитов и ВВП выше 10% считается крайне проблематичным, поскольку увеличение нового кредита сопровождается значительно меньшей прибавкой роста ВВП, а значит эти новые кредиты являются источниками будущих NPLs.

Из 43-х стран, находящихся под мониторингом Банка Международных Расчетов, Китай имеет самый большой гэп между объемом кредитов и ВВП равный 30%, что эквивалентно $3,1 трлн. излишних кредитов.

Ну и наконец, для того, чтобы показать, что темп кредитного расширения неизбежно замедлится, что будет сопровождаться выявлением неэффективных кредитов и возникновением NPL, посмотрим на предельный коэффициент капиталоотдачи.

Этот коэффициент измеряет количество единиц кредита, необходимых для производства одной единицы роста ВВП.

Сохранение лица в китайской культуре

В течение пятнадцати лет до кредитного импульса 2009-14 годов, предельный коэффициент капиталоотдачи Китая находился в диапазоне между 2 и 4. Это означало, что два или четыре юаня инвестиций в основной капитал давали прирос ВВП в один юань.

Но в результате эксплуатации кредитной модели экономического роста и создания кредитных эксцессов (результатом которых стал излишек индустриальных мощностей), эффективность инвестиций в Китае снизилась так, что теперь предельный коэффициент капиталоотдачи превышает значение 13.

Скажем по-другому: каждый юань инвестиций в основные средства создает 7 фыней ВВП. И это означает, что новый кредит все меньше и меньше транслируется в рост ВВП. Проще говоря, кредитный рост должен быть замедлен и новые кредиты должны быть перенаправлены в более эффективные места приложения капитала.

Месяц назад Китай подошел “очень близко” к событию, которое больше всего пугает Пекин, а именно, к набегу инвесторов на теневую банковскую систему Китая.

Напомним, 150 клиентов Mingsheng Bank, самого большого частного банка Китая, пришли в негодование в середине апреля, когда узнали, что около 3 млрд. юаней, инвестированных ими в инвестиционные продукты (Wealth Management Products), являющимися основой китайской теневой банковской системы, испарились, поскольку сотрудники указанного банка занимались расхищением средств, даже не инвестируя их (позднее выяснилось, что сотрудники Mingsheng Bank вкладывали полученные деньги в “культурные реликвии” и драгоценности, который предназначались для их личного использования).

Экология Китая — проблемы

И хотя мошенничество и растрата средств – это привычные практики для Китая, существует гораздо более серьезное основание для тревог, а именно, угроза набега вкладчиков на огромную и нерегулируемую теневую банковскую систему Китая, размер которой равен почти $10 трлн. В самом деле, уже давно слышны многочисленные предупреждения о том, что весь китайский теневой банкинг, основанный на WMPs и других “инвестиционных продуктах”, представляет собой ничто иное, как гигантскую схему Понци, в которой выплаты инвесторам — в случае их массового набега — не предусмотрены.

Однако один из самых больших страховщиков Китая, компания Foresea Life, в своем неожиданном заявлении предупредил о вероятности наступления “массовых дефолтов и социальных волнений,” если китайский регулятор не отменит недавно введенный запрет на эмиссию новых продуктов. Как пишет Financial Times, в своем письме к регулятору китайского страхового рынка компания Foresea Life Insurance, являющаяся крупным инвестором в WMPs, предупредила, что ожидает “изъятия” 60 млрд. юаней, или $8,7 млрд., в этом году, и она, вероятно, не сможет выполнить свои обязательства, если не получит возможности продавать новые инвестиционные продукты.

Чтобы не было никакой путаницы, отметим, что написанное выше является точным определением схемы Понци, и теперь, когда все оказалось настолько очевидно, результатом могут стать еще более массовые изъятия, то есть “набеги на банки” – те компании, которые инвестируют в WMPs.

Борьба с коррупцией в Китае

Претензии компании Foresea Life направлены на декабрьское решение Комиссии по регулированию деятельности страховых компаний Китая (CIRC), согласно которому Foresea было запрещено подавать заявки на продажу новых продуктов в течение трех месяцев. Двумя месяцами позднее, в феврале, Комиссия запретила председателю Foresea Яо Женхуа, который занимает четвертое место по размеру богатства в Китае, занимать должности в страховой индустрии в течение следующих 10 лет.

Вопросы о возможном мошенничестве в компании так и остались без ответа, однако страховая компания, которая направила миллиарды юаней в WMPs в погоне за доходностью (или для других целей), в своем письме от 28 апреля слишком настоятельно просила CIRC дать ей разрешение для продажи новых продуктов “для того, чтобы избежать массовых инцидентов набега клиентов, которые могут стать причиной возникновения локальных и системных рисков, способных нанести большой ущерб индустрии.” Согласно изданию Financial Times, термин “массовые инциденты” обычно используется в Китае для описания демонстраций, протестов и бунтов. Такой термин также использовал Хэнк Полсон в 2008 году, когда требовал у Конгресса выдать ему незаполненный чек, угрожая распространением паники в США, если банковский сектор не будет спасен.

Теперь эта угроза стала реальной и для клиентов китайской теневой банковской системы, и это очень беспокоит.

К слову, это уже не первая китайская компания, стоящая на грани банкротства, которая угрожает властям социальными беспорядками, если она не получит помощь. Месяц назад китайский – и мировой – крупнейший производитель алюминия Hongqiao Group потребовал, чтобы Ассоциация производителей цветных металлов Китая (Chinese Non-Ferrous Metals Industry Association) и Китайское правительство пришли к нему на помощь, предупредив в своем письме от 4 марта о “серьезных эффектах,” если ничего не будет сделано. Среди этих “серьезных эффектов” в том числе были заявлены “региональные системные финансовые риски” и “драматические социальные беспорядки.” Вероятно, банкротство одной большой компании, занятой в секторе коммодити, может иметь ограниченные последствия, которые в основном коснуться разгневанных работников этой компании, но социальная паника и массовые дефолты, которые могут возникнуть в результате проблем китайской индустрии WMPs размером в $4 трлн. – это гораздо более серьезное дело.

Продовольственная безопасность в Китае

Некоторая информация о проблемной китайской страховой компании, представленная Financial Times:

Компания Foresea – это дочерняя компания финансового конгломерата Baoneng Group, которым также руководит Мистер Яо. Baoneng попал в заголовки газет в прошлом году из-за попыток враждебного захвата компании China Vanke, являющейся одним из крупнейших застройщиков жилья. Baoneng использовал продажи так называемых “универсальных страховых” продуктов, чтобы профинансировать покупку доли в Vanke и в других китайских корпорациях. Эти продукты предлагают высокую доходности и гарантированный возврат инвестиций в момент срока их погашения. Эти продукты продавались банкам, при этом они были совсем не похожи на традиционные страховые продукты, которые предполагают выплаты только в момент наступления страхового случая, такого как смерть, болезнь или несчастный случай.

Широкое распространение таких “теневых банковских” продуктов стало возможным благодаря дерегуляции страховой индустрии, которая происходила в последние годы. В результате в Китае очень резко стали расти продажи универсальных страховок, которые помогли таким группам, как Foresea и Anbang Insurance Group увеличиться в размерах. Напомним, что компания Anbang также обладает очень сомнительной репутацией, и она очень серьезно заявила о себе в деле скупки международных корпораций, для чего ей пришлось искать высокое по стоимости “теневое” финансирование.

Беспокоит то, что написанное в конце апреля письмо Foresea говорит о том, что регулятор так и не одобрил выпуск новых инвестиционных продуктов компании, несмотря на истечение трехмесячного запрета. В заявлении, размещенном на сайте компании в среду, Foresea заявила, что “операции компании проводятся в нормальном режиме, кэш-флоу стабилен,” добавив, что прибыль по итогам первого квартала составила 1,4 млрд. юаней. Нужно ли говорить, что другого ответа и ждать не стоит до тех пор, пока не станет слишком поздно.

Кто управляет Китаем?

С одной стороны, инициатива китайского регулятора по ограничению WMPs вполне оправдана, поскольку она привносит изменения в практики китайского финансирования “дикого запада.” В последнем ежемесячном отчете Народного Банка Китая было отмечено, что ключевой компонент китайского теневого финансирования, Entrusted Loans (ссуды, предоставляемые одной коммерческой компанией другой коммерческой компании через банк-агент), снизился впервые за десятилетие.

Financial Times пишет, что Комиссия по регулированию деятельности страховых компаний Китая не ограничилась запретом для Foresea и продвинулась дальше в ограничении эмиссии универсальных страховок. Аналитики предупреждают, что высокие доходности, сопутствующие универсальным страховкам, заставляют эмитентов этих продуктов идти на риск, чтобы обеспечить возможность выполнения взятых на себя обязательств.

Многие универсальные страховки имеют очень продолжительные сроки обращения в 5 и даже 10 лет, но условия их размещения зачастую предлагают возможность их погашение раньше срока с минимальными штрафами.

Тем временем, “массовые изъятия” в Foresea могут стать причиной, по которой страховщик не сможет выполнить своих обязательства из-за недостаточности ликвидности, поскольку компания привлекала краткосрочное финансирование для покупок долгосрочных, неликвидных активов. В мае CIRC наложила аналогичный трехмесячный запрет на компанию Anbang, обвинив ее в том, что она “посеяла хаос” на рынке своими агрессивными тактиками продаж. Агентство сделало упор в своей критике на то, что Anbang продавала продукты с коротким сроком обращения.

Кто такой Си Цзиньпинь

С другой стороны, если “теневое” финансирование таких “страховщиков,” как Foresea (и Anbang) будет прекращено, то эти компании – которые по их собственному признанию являются схемами Понци – рухнут.

Теперь, однако, перед компанией встает проблема, которая требует немедленного решения: что случится, если Foresea не получит запрашиваемой ею отмены запрета на выпуск инвестиционных продуктов? Если страховщик не сможет возобновить эмиссию традиционных теневых продуктов, и если “набег инвесторов” усилится, то у компании не останется выбора, как потребовать у Народного Банка Китая инъекции ликвидности или полноценного бэйл-аута. Учитывая степень щедрости китайского монетарного регулятора, такой запрос, вероятно, окажется удовлетворенным.

Но есть гораздо более серьезная проблема, которую не по силам решить даже Народному Банку Китая. И эта проблема может усугубиться, если “изъятия” клиентов, которые теперь коснулись лишь Foresea, перекинутся на всю теневую банковскую индустрию Китая, которая оценивается в $10 трлн.

https://vk.cc/6EUEDG

http://finview.ru/2017/04/24/mir-ne-vidyval-takikh-ehkscessov-kreditnogo-rasshireniya-kak-v-kitae/.

Опубликовано 05 Июн 2017 в 18:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.