Недавние новости об "удачном" исходе переговоров киевских властей с кредиторами Украины вновь заставляют задуматься о том, что произойдёт с экономикой "незалежной" уже в среднесрочной перспективе.

Во-первых, надо сказать о самой сути данного кредитного соглашения, которая в очередной раз реализует избитый библейский сюжет о продаже "права первородства за чечевичную похлёбку". В результате достигнутых договоренностей Украине придется практически полностью направлять любые финансовые потоки, сгенерированные внутри страны, на уплату драконовских процентов по прошлым кредитам. Что в принципе полностью закрывает любые возможности для восстановления и развития украинской экономики за счёт внутренних накоплений. Национальная промышленность и сельское хозяйство в таких условиях неизбежно лишатся даже остатков внутреннего инвестиционного ресурса, который будет изыматься государством для обслуживания внешнего долга: либо в виде повышенных налогов и сборов, грабительских тарифов, либо же за счёт галопирующей инфляции и неизбежной девальвации национальной валюты.

Во-вторых, и будущие кредиты от международных финансовых органзаций и других зарубежных кредиторов будут неизбежно пускаться на обслуживание именно этих прошлых долгов как официально, так и неформально, в нарушение всех установленных правил. Что лишний раз подтверждается "новостью" насчет известного банкира Игоря Коломойского, владельца крупнейшего украинского банка "Приватбанк", который, мол, "украл" 1,8 млрд. долл. средств МВФ. Но — вор должен сидеть в тюрьме, а где сидит Игорь Коломойский? Он сидит на своей яхте возле Лазурного берега Франции, что вполне реально показывает его роль в схеме международных финансов и долгов. Поэтому он деньги МВФ не "украл", а бережно и под чутким руководством своих финансовых кураторов — вывез за рубеж. И вернул эти деньги, с процентами — их хозяевам.

Надо понимать, что международная долговая система работает только так, а не иначе. На первом этапе попадания страны в долговое рабство получателями западных кредитов выступают различные коммерческие структуры — в основном крупные банки страны-жертвы. Эти структуры осуществляют заимствования на международном финансовом рынке, позволяя стране покупать роскошные и красивые, но совершенно не нужные для развития собственной производящей экономики вещи: импортные легковые автомобили и джинсы, жевательную резинку и яхты, вино или вкусный сыр с плесенью. Украинские банки на протяжении всех 2000-х годов с удовольствием финансировали такие "потребительские" кредиты населению, выдавая западные деньги под ростовщические проценты всем желающим: от рабочих и менеджеров до бомжей и безработных.

А вот кредиты на развитие производства на Украине можно было получить под гораздо более узкий спектр задач: часто условием предоставления такого кредита являлась, например, возможность продажи продукции на западные рынки — причём в виде максимально необработанного и дешёвого сырья. Производство же самолётов, морских судов или реактивных двигателей финансировалось банками в последнюю очередь, поскольку это совершенно не входило в планы западных "композиторов" и "дирижёров".

В итоге украинские банки уже в 2014 году вполне предсказуемо столкнулись с тем, что их заёмщики, выпив импортное пиво и разбив заграничный автомобиль в аварии — или же просто потеряв работу или другие источники дохода, не смогли обслуживать свои кредиты. Выходом из такой ситуации стал поход банков за государственной помощью под флагом "спасения экономики и вкладчиков". Объёмы государственного рефинансирования, полученные украинскими банками в 2014-2015 годах, громадны. И именно эти деньги, по факту, через счета МВФ и государства Украина, покупку валюты уполномоченными банками и вывод денег МВФ за рубеж и упоминают, когда говорят о том, что "Приватбанк" и Коломойский "украли" деньги МВФ.

Именно по такой схеме осуществлялось в своё время кредитное закабаление Аргентины, а потом — Греции. Обе эти страны сначала набирали массу кабальных кредитов через различные коммерческие структуры, а когда сумма этих обязательств становилась тотально неподъёмной для бизнеса и банковской системы, в ход включалась "вторая ступень" долговой пирамиды — и обязательства таких горе-коммерсантов, а по факту — агентов мировой финансовой системы, переводились на обязательства всей страны и в итоге — каждого её жителя, от стариков и инвалидов и до детей и даже будущих, ещё нерождённых поколений.

На сегодняшний день Украина уже находится на завершающем этапе этого процесса: практически все "инвесторы" (а точнее, ростовщики-кредиторы) воспринимают страну лишь как дойную корову, которую не грех и прирезать на мясо, если она не сможет вовремя давать "молоко кредитных процентов". Отсюда и весьма жёсткая позиция кредиторов по поводу дальнейшей судьбы Украины. Оставаясь в системе неолиберальной империи Запада, "нэзалэжна" обречена: там выстроена чёткая иерархия, где каждой стране отведено своё место. Даже если Украина сумеет окончательно встроиться в этот западный имперский проект, ей там никто не даст занять место научного или промышленного центра. Она будет выполнять в целом ту же самую роль, которую выполняли в ХХ веке для США латиноамериканские банановые республики: производить сельхозпродукцию, поставлять дешёвую рабочую силу на европейский рынок плюс к этому, возможно, будет предоставлять свою территорию для складирования отходов и размещения нелегальных мигрантов.

Такой нехитрый набор компетенций вполне устраивает Европу. У США есть ещё один вариант использования Украины — это русофобский и антироссийский таран, который должен создавать для России постоянный очаг напряжённости на её юго-западных рубежах. При этом своей начальной цели США уже достигли — русофобия и антироссийский запал на Украине горят уже сами по себе, подпитываясь отнюдь не какими-то реальными экономическими или социальными успехами страны, но исключительно ненавистью к России, а также кровью и болью идущей на Украине "тихой" гражданской войны, стыдливо называемой в официальных источниках аббревиатурой АТО — "антитеррористическая операция".

Нынешний украинский правящий класс уже живёт именно в такой логике построения страны-колонии. Они получали образование в Европе или в США и искренне убеждены в том, что в вассальной зависимости от сильных западных стран нет ничего позорного и опасного. Даже наоборот — "Цэ ж Еуропа!" В логике этих людей, ультранационалистов в риторике, но национальных предателей на деле, — присутствует аксиома: "Запад всегда прав. Лучше подождать, когда придёт западный менеджер и объяснит, как жить и что делать". Надо ли воевать или дружить с Россией, надо ли брать кредиты или отдавать, обрекая свой народ на забвение, надо ли развивать свою промышленность — или же порезать её на металлолом?

Да, даже в такой убогой колониальной стране 1−2 миллиона человек будут жить достаточно обеспеченной жизнью. И, конечно же, нынешние власть имущие истово надеются, что они и их дети гарантированно войдут в число этих "избранных". А вот оставшееся большинство населения неизбежно ждёт такая жизнь, на фоне которой даже беднейшие страны Латинской Америки ХХ века покажутся раем и недостижимой мечтой.

http://zavtra.ru/content/view/v-kreditnom-rabstve/