Крабовые войны сегодня

Казалось бы, времена откровенного рейдерства, когда захватчики приезжали с бейсбольными битами, купленными полицейскими и липовыми решениями судов, канули в лету. Остались в лихих девяностых и двухтысячных. В большинстве случаев именно так, но только ни в печально известных «крабовых делах». Когда речь идет о, так называемых, «квотах на вылов краба», подразумевающих гигантские деньги от вылова, значительно превышающего размер квоты и дальнейшей продажи морепродуктов за рубеж, лица у участников этого бизнеса становятся суровыми и в ход идут любые методы. Хоть из девяностых, хоть из средневековья.

Так в 2002 году в Москве был убит магаданский губернатор Валентин Цветков, проходивший по делу о хищении морских биоресурсов в Магаданской области, а в 2007 году памятно громкое «крабовое дело», когда незаконно были выловлены и проданы в Корею крабы на пять миллиардов рублей. Историй прошлых лет, в том числе беспредельных и кровавых, связанных с квотами на вылов биоресурсов на Дальнем Востоке, много. Но то, что сейчас происходит во Владивостоке, пожалуй, не имеет аналогов в «крабовой войне».

Итак, в 2007 году во Владивостоке грянуло громкое «крабовое дело». Совладельцы и партнеры  крупнейшего холдинга по вылову краба и других морепродуктов «Восточные рыбные ресурсы» (ВРР) Азиз Эмбарек, Александр Суслов и гражданин Германии Сергей Дарминов, а также президент американской компании Global Fishing Аркадий Гонтмахер оказались обвиняемыми по уголовному делу по факту незаконной добычи камчатского краба и продажи его в США и Южную Корею. Им инкриминировали хищения на сумму более пяти миллиардов рублей (по тогдашнему курсу – это более 200 миллионов долларов).

Поняв, что управлять «империей» из следственного изолятора им не удастся, да и конфискация вполне вероятна, глава «ВРР» Азиз Эмбарек, находясь в СИЗО, смог связаться по телефону с крупным приморским бизнесменом Сергеем Ро, специализирующимся, конечно же, на вылове крабов, и предложил ему купить у них одну из компаний под названием «Марин-Юнион». За один миллион четыреста тысяч долларов. Сергей Ро согласился, и сделка была совершена с помощью матери Эмбарека, являвшейся номинальным учредителем ООО «Фирма «ТехФерн», которое юридически владело компанией «Марин-Юнион».  Согласно договорам, подписи на документах со стороны продавца ставил гендиректор «ТехФерна» некто Сергей Панарин, по крабовому делу не проходивший.

Сергей Ро подписал документы, приобрел «Марин-Юнион» и, соответственно перевел один миллион четыреста тысяч долларов двумя траншами на указанные Азизом Эмбареком счета. На этом, казалось бы, и истории конец. Можно только добавить один ключевой момент – Сергей Ро вложил большие деньги в развитие «Марин-Юнион» и, самое главное (!!!), получил квоту на вылов краба на десять лет – с 2008 года под 2018 год с возможностью дальнейшего продления. И компания благополучно работала аж до… 2011 года. А потом случились чудеса.

В 2010 году фигуранты «крабового дела» Азиз Эмбарек, Александр Суслов, Сергей Дарминов и также президент американской компании Global Fishing Аркадий Гонтмахер, после трех с половиной лет нахождения в СИЗО, были оправданы коллегией присяжных Камчатского краевого суда. То есть, присяжные признали совершение особо тяжкого преступления, но сочли недоказанным участие в нем вышеназванной четверки крабовых королей Охотского моря.

В итоге Эмбарек, Суслов, Гонтмахер оказались на свободе. Разумеется, оглянулись и поняли, что они уже совсем не «крабовые короли», а их империя превратилась в обломки. И через год, 2011-м, друзья вдруг вспоминают, что когда-то, в 2007 году они из СИЗО продали Сергею Ро компанию «Марин-Юнион», которая к этому времени стала вполне успешной и даже получила квоту на вылов краба (что, по сути, является самой важной составляющей, так как за квоты идет перманентная война). И еще они вдруг вспоминают интересный момент: все документы по сделкам в их компаниях когда-то подписывал не лично гендиректор «ТехФерна» Сергей Панарин, а кто придется или кто был поблизости. А значит: на документах купли-продажи компании «Марин-Юнион» получаетсЯ фальшивая подпись «продавца». Да это же удача!

И вот в 2011 году Аркадий Гонтмахер пишет Сергею Ро электронное письмо, в котором обвиняет того в мошенничестве: дескать, тот завладел «Марин-Юнион» обманным путем, якобы подделав подписи «продавца» Сергея Панарина. То есть, через четыре года они вдруг вспоминают, что у них есть компания «Марин-Юнион», которую якобы «украл» Сергей Ро и требуют вернуть ее обратно.

После угроз и требований отдать «Марин-Юнион» или выплатить пятнадцатимиллионную (в долларах) компенсацию начались арбитражные суды. Но, к печали бывших крабовых королей, все три арбитражных суда признали Сергея Ро добросовестным покупателем и законным владельцем «Марин-Юнион», не смотря на то, что подпись продавца являлась поддельной.

И тогда у Эмбарека, Суслова, Гонтмахера остался единственный шанс, и они его использовали. Ими было подано заявление о совершении Сергеем Ро преступления по части 4 статьи 159 УК РФ – мошенничество в особо крупном размере. И самое интересное то, что, не смотря на решения арбитражных судов и иных фактов, правоохранители моментально приняли заявления и возбудили уголовное дело. Причем уголовное дело вел не, как положено по УПК РФ, Следственный комитет, а почему-то СЧ СУ УМВД РФ по городу Владивостоку, то есть Министерство внутренних дел. Дело шло долго, так как никаких доказательств мошенничества собрать не удавалось, и вот через четыре года наконец-то было направлено в Ленинский городской суд, где и находится по настоящее время.

Самым весомым аргументом следствия и прокуратуры был то, что только Сергею Ро было выгодно подделать подпись «продавца», так как «Марин-Юнион» якобы имела квоту на вылов краба.   Разумеется, никто не задумался о том, что Сергей Ро является добросовестным приобретателем тогда еще убыточной компании, полностью оплатившим за нее деньги и вложившим еще немалую сумму в развитие. Кстати, стопроцентная оплата зафиксирована документально, а «потерпевшие» почему-то считают эти почти полтора миллиона долларов просто подарком. И самое главное: никто из следствия и в дальнейшем обвинения не счел нужным обратить внимание на то, что Сергей Ро купил компанию в 2007 году, а квоту на вылов краба «Мари-Юнион» получила только в 2008 году.

Однако, на суде выяснилось еще несколько увлекательных моментов, вызывающих удивление работой следствия и обвинения. Так свидетель А.Суслов, являвшийся правой рукой Азиза Эмбарека и Аркеадия Гонтмахера, честно признался, что в договоре по продаже «Марин-Юнион» собственноручно подделывал подписи продавца. Но это, по его словам, был единичный случай, а вот почерковедческая экспертиза посчитала иначе, подтвердив, что и на иных договорах и прочих документах подпись сделана одной и той же рукой.

И, действительно, стоит ли заморачиваться на подобных несоответствиях, если даже ключевая экспертиза, на которой базируется позиция обвинения, вызывает, мягко говоря, удивление. Провести экспертизу, согласно постановлению следователя, было поручено некоему ФГУП «ВНИРО», расположенному в Москве. Неужели на всем Дальнем Востоке не нашлось ни одной компании, способной выполнить экспертизу? Может, и нашлось бы, конечно. Но только вот дочь бывшего директора «ВНИРО» - по всей видимости, когда-то являлась сотрудником того самого холдинга ВРР,куда в свое время входила компания «Марин-Юнион», и принимала участие в подготовке документов купли-продажи. Уж кто, как не она может помочь экспертам написать «правильную» версию для суда. Похоже, что с целью замести следы ВНИРО перепоручает экспертизу некоему ЗАО «Холд-Инвест-Аудит», что вообще вполне может противоречить всем нормам УПК, а в итоговой экспертизе, фигурирующей в деле, значится, что оценочная стоимость «Марин-Юнион» составила 474 399 325 рублей. А вот сумма независимой оценки составила 64 360 000 рублей – что как раз соответствует $1,4 млн, которые Сергей Ро выплатил Азизу Эмбареку за компанию.

И последний штрих в этом удивительном деле по изъятию у законного владельца компании, обладающей бесценной квотой на вылов краба, это – ключевой свидетель гендиректор «ТехФерна» Сергей Панарин, тот самый, чья подпись подделана в документах о купле-продажи «Марин-Юнион». Именно он мог бы на суде объяснить свое отношение к сделке и пояснить, почему за него расписывались компаньоны. И, разумеется, рассказать о том, кто и что знал о продаже Сергею Ро компании «Марин-Юнион» и куда ушли деньги, полученные за компанию. Но случилось несчастье – за несколько дней до вылета из Москвы во Владивосток для дачи показаний в суде свидетель Сергей Понарин скоропостижно скончался. По первоначальным сведениям, от сердечного приступа. И самое удивительное то, что никто, ни суд, ни обвинение, абсолютно не озаботились более детально проверить причину внезапной смерти ключевого свидетеля, произошедшую как раз перед самым выступлением в суде.

Вот что квоты животворящие делают. Получается, что для захвата компании, обладающей квотой на вылов краба, бывшие «крабовые короли» готовы идти на любые крайности. И суть таких агрессивных и, возможно, коррупционных действий ясна, достаточно ознакомиться с тем самым громким «Крабовым делом» 2007 года, когда, имея даже небольшую квоту на вылов и определенные договоренности с контролирующими органами, отлавливался объем, многократно превышающий квоту, и бесконтрольно уходил в Южную Корею, а оттуда в США. И теперь главное для рейдеров то, что у «Марин-Юнион» имеется бумажка под названием «квота на вылов камчатского краба». А это значит триумфальное возвращение титула «крабовых королей» и очень большие деньги. Сотни и сотни миллионов долларов. А это понимают, по моему мнению, все участники этой удивительной истории – и следователи, и судьи, и прокуроры. И значит «крабовые войны» возвращаются.

http://oleglurie-new.livejournal.com/320134.html

Опубликовано 25 мая 2017 в 16:00. Рубрика: Преступность. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.