На этой неделе в Донбассе вооружённые формирования Киева потерпели целый ряд серьёзных поражений. Причём их масштаб может стать определяющим в обстановке на фронте на значительное время. Украинская армия впервые вынуждена серьёзно отступать – даже бежать на десятки километров.

Предпосылки катастрофы

В стремлении отрезать Луганскую и Донецкую республики от «дорог жизни» через границу с РФ украинское командование не особенно следило за соблюдением правил военной стратегии, тактики, основ организации операций. Оно попросту пыталось ударными клиньями прорезать оборону противника вдоль границы и замкнуть республики в кольцо. Но клинья были слабыми и представляли собой сводные тактические группы ротного, реже – батальонного состава. Обеспечение их действий было ещё более слабым – дороги проходили по степи, колонны снабжения шли по протяжённому маршруту, по узкой полосе вдоль границы, не имея достойного прикрытия.

Такая ситуация возникла из-за того, что все попытки расширить коридор вдоль границы на юге наталкивались на сильную оборону гарнизонов Снежного, Саур-Могилы, Антрацита и ряда других населённых пунктов. Эти гарнизоны были созданы заблаговременно, укомплектованы приличным числом опытных бойцов с высокой долей российских добровольцев и хорошо вооружены.

Кто-то явно подозревал (или знал), что планирует делать Киев, ещё даже до того как Порошенко начал вешать лапшу на уши про свой «мирный план». Сколько ни пытались украинские войска раздавить эти укрепрайоны – не вышло ничего. Но приказ взять под контроль границу гнал их вперёд – в мешок. В итоге получилась вытянутая вдоль границы, частично разрезанная мощными узлами обороны противника «колбаса» аж до Свердловска и далее до Краснодона. Причём вышедшие далеко вперёд группы уже не имели сил для наступательных операций – колонны снабжения до них почти не доходили. Они активно расстреливались диверсантами, подрывались, уничтожались артиллерией. В итоге украинская армия просто сидела на месте или маневрировала в степи, периодически обстреливая пункты погранперехода и узлы сопротивления.

То, что это закончится плохо, – было ясно любому, кто хоть что-то понимает в стратегии. Но сил для выполнения разгрома у ополченцев долгое время не было, да и техники не хватало. Сейчас многое изменилось.

Техника размножается в неволе

Боевые возможности ополчения быстро выросли за последние недели. У него появилось значительное число танков, БМП и БТР, артиллерии и РСЗО, ЗРК. Если раньше колонна с несколькими танками воспринималась как нечто особенное, то сейчас колонна из 3–6 танков, десятка БМП и БТР с артиллерией выглядит обычно. На танках, как правило, наносят порядковые номера (правда, не на все) – сейчас уже идёт пятый десяток.

Если раньше один «Град» уже был достижением – то сейчас работают сразу по несколько штук, а то и более. Идут разговоры и об «Ураганах». Артиллерия представлена уже не только 120‑мм миномётами и 120‑мм САУ «Нона‑С», но и 122‑мм гаубицами Д‑30 и САУ «Гвоздика», противотанковыми пушками.

Растут и возможности ПВО. Кроме насыщения ПЗРК «Игла», части ДНР и ЛНР располагают и ЗРК «Стрела-10М».Есть слухи о «Бук-М1» и «Тунгусках».

Катастрофа на юге

То, что в такой ситуации катастрофа неизбежна, – было ясно многим. Но не политическому руководству в Киеве и бездарям в Генштабе. Вместо того чтобы пытаться последовательно взять «города-крепости» или вывести из «мешка» войска, их продолжали там держать. В итоге всё же пришлось сделать неприятное открытие – части отрезаны и находятся в котле, прижатом к границе с Россией на узкой, полностью простреливаемой полосе шириной от 4 до 15 км. При этом границу под контроль поставить так и не удалось.

В котёл угодили пять батальонных и ротных тактических групп трёх бригад – 24-й и 72-й механизированных, 79-й аэромобильной, а также территориальный (карательный) батальон «Шахтёр». В общей сложности до нескольких тысяч человек и более сотни единиц техники.

Силы немалые, но явно недостаточные для выживания в таком котле. И их начали уничтожать сразу, как подтянули дополнительные силы артиллерии, РСЗО и танков.

Заслуженный расстрел

Особенно кошмарным выдался расстрел РСЗО позиций частей 24-й и 79-й бригад под Зеленопольем в ночь на 11 июля. Лагерь карателей был не укреплён, техника стояла рядами, недалеко находились палатки, машины с боезапасом и топливом. А ракет было много, и легли они кучно. Стреляли, скорее всего, из обычного «Града».Но залп был достаточно массовым – не менее батареи или двух. Судя по виду сожжённых машин без осколочных повреждений, отсутствию воронок, были применены кассетные ракеты с кумулятивно-осколочными и зажигательными боевыми элементами.

Но это было лишь начало – обстрелы стали регулярными. «Грады» ополчения, по рассказам бойцов украинской армии, и днём и ночью сравнивают с землёй боевые порядки «окруженцев». Потери кошмарные – от некоторых рот и батальонов осталось по паре десятков человек. Раненых крайне много, и довозят не всех.

Деблокировать «котёл» некому – войск на юге маловато, а пока перебросят – от окружённых частей останутся воспоминания, а их выжившая техника пополнит арсеналы Новороссии. Значит, надо бежать из окружения, прорываться.

Попытка охвата

Пытаясь спасти южный «котёл», киевское командование решилось на весьма авантюрный шаг – нанесение удара на северном участке фронта, под Луганском. Но наступление застопорилось, когда натолкнулось на мощную оборону в районе посёлка Металлист и других северных пригородов Луганска. Хорошо укреплённые, усиленные бронетехникой и артиллерией силы ополчения почти две недели сдерживали натиск противника, нанося ему большие потери.

Бить там ещё раз в лоб было бы полной глупостью, потому украинцы совершили глупость иную – ударили двумя мощными бронегруппами (до 100 бронеобъектов) в обход города с запада, в направлении на блокированный аэропорт. Там агонизировала группировка украинских десантников. Этим военные стремились деблокировать аэропорт, окружить город и заставить ЛНР снять силы с южного участка фронта, спасая своих окруженцев.

Но, дойдя до села Роскошного, часть украинских сил была остановлена и затем разгромлена. Сообщается о подбитии и уничтожении до 27 единиц техники. В бою со стороны войск Новороссии участвовали танки, 100 мм противотанковые пушки «Рапира» и БС-3, 122-мм гаубицы Д‑30 и РСЗО «Град».

Кстати, 100‑мм пушки БС-3 образца 1944 г. являются весьма удачными для армий Донбасса – пусть бронепробиваемости и не хватит для поражения танка Т-64БВ в лоб, но в борт хватит точно. Да и пушка эта – неплохое орудие для стрельбы с закрытых позиций, в том числе для контрбатарейной борьбы (дальность стрельбы – 20 км). В очередной раз оружие Победы доказывает свою нужность.

Но часть украинской бронетехники всё же смогла прорваться в аэропорт. Лучше от этого не стало – боеприпасов, горючего и живой силы колонна с собой не привезла, а деблокада аэропорта обернулась тем, что эти силы пополнили число окруженцев и выбиваются сейчас артогнём и «Градами».

Бег под огнём с препятствиями

Построив очередную «колбасу», украинские генералы быстро поняли свою ошибку. Поэтому было принято решение отойти назад, пока список «котлов» не увеличился. Но отступление больше напоминало бегство под огнём, когда на пятки наступали части армии ЛНР. Вскоре и Роскошное, и Сабовка, и Александровка вновь оказались под контролем ЛНР.

Потраченные на этом направлении силы подорвали возможности войск Киева на севере. Неся тяжёлые потери от залпов «Градов», они начали отход и в других местах. Отошли от Металлиста, уже оставили и город Счастье в 12 км севернее. Оставшиеся в тылу бронегруппы в районе погранперехода «Изварино» и Краснодона, также серьёзно потрёпанные, откатились на север. Пока непонятно, где именно остановится армия и перейдёт к обороне. Однако ясно, что на значительное время инициатива перешла к войскам Новороссии.

Что же с «котлом»?

Поняв, что никакой серьёзной помощи по деблокированию Киев оказать окруженцам не может, те решили прорываться сами. Когда верстался этот номер, силы «сидельцев в котле» уже оставили районы погранперехода Должанский, окрестности городов Свердловска, Краснопартизанска и ряд других районов. Они начали концентрироваться у самой границы с Россией южнее села Дмитровка, готовясь к прорыву мимо Снежного и Саур-Могилы.

Однако ополченцы перебрасывали в этот район серьёзные силы танков и артиллерии, а также заняли и укрепили Степановку, перекрыв кислород украинской армии ещё больше. Если же она сможет пройти дальше, то её встретят огнём под Амвросиевкой и Степано-Крынкой. То есть из одного котла придётся попасть в другой. Скорее всего, часть войск всё же спасётся. Но какая – неизвестно. В любом случае после таких потерь боеспособность этих частей будет крайне невелика.

Последствия поражения

Череда столь серьёзных поражений и тяжёлых потерь крайне негативно скажется на моральном состоянии украинской армии. Утрата инициативы ещё более подкосит его, дав понять, что «подаренные» Славянск, Краматорск и другие оставленные города – не являются признаком того, что украинская армия научилась воевать настоящим образом. Тем более теперь силы армии Новороссии будут продолжать наступление, пусть и не сразу. Обороняться же украинцам придётся учиться с нуля.

Но вполне вероятно, что Киев может затеять наступление на ином участке, хотя бы локальное. Весьма вероятна операция по ликвидации выступа Рубежное – Лисичанск – Северодонецк. Он здорово мешает украинцам, да и угрозу представляет немалую, будучи удобным плацдармом для наступления. Но выступ хорошо обороняется частями А. Мозгового и неплохо пополняется оружием и техникой. Вероятна и атака на Донецк с запада, через Карловку. Но взять её крайне тяжело – гарнизон и без нормальных противотанковых средств хорошо воевал с танками, а теперь и его усилили.

Так что, скорее всего, потери в живой силе и технике заставят Киев перегруппировываться и начать искать очередного временного перемирия, на которое лучше не соглашаться. Время и так работает на Новороссию.

По информации от источника только недавно вернувшегося с территории ЛНР.

1. Общая численность окруженной группировки хунты около 5 тыс. человек, из них боесопособно порядка 2-2,5 тыс.

2. Ряд подразделений уже полностью потеряли управляемость и просто разбегаются, наибольшую боеспособность имеют части пытающиеся пробиться через Мариновку (в первую очередь десантники из 79-й бригады). В одной из частей (номер бригады не указан - похоже на 24-ю механизированную бригаду) бежал генерал, часть полностью потеряла управление, каналы связи нарушены.

3. Сегодня десятками солдаты хунты бросают оружие и бегут через границу в РФ, сегодняшние 20 скорых которые ехали к Гуково, ехали как раз за раненными солдатами хунты. Общее число перебежавших уже к вечеру ориентировочно превысило 100 человек. Раненных отправляют в госпиталя и больницы, с здоровыми работают компетентные органы.

4. В целом, группировка противника начинает демонстрировать тенденции к распаду, выйдут очевидно не все, потери будут значительны, по сообщениям очевидцев там творится самый натуральный п...

Наибольшие потери несет 72-я ОМБР в районе Бирюково-Гуково, в бригаде острый недостаток боеприпасов, ГСМ, продуктов и воды, большая часть техники в небоеспособном состоянии.

Оценочное время существование котла 3-5 дней - все что не сможет выйти через горлышко у Саур-Могилы, будет потеряно для хунты. Значительные силы ополченцев, которые сейчас скованы блокадой окруженной группировки усилят другие направления и уже ближе к концу месяца последуют новые удары на других направлениях.

В целом, можно констатировать, что поражение постепенно перерастает в катастрофу. О ее последствиях в отдельном материале - ее последствия будут куда как более масштабными, нежели кому то могло бы показаться на первый взгляд.

Итак, вчера к вечеру уже всем стало очевидно поражение группировок хунты наступавших на Луганск и Изварино, а так же разложение южного котла.
По сути начатое 1 июля наступление с решительными целями закончилось серьезным поражением, имеющим ряд признаков катастрофы. Часть сил оказалось в оперативном окружении и с перерезанными коммуникациями. Вместо единого фронта силы хунты представляют из себя ряд раздробленных и слабо скоординированных групп, которые ведут какие-то тактические операции слабо связанные с единым планом перекрытия границы и окружения Луганска.

Ошибка хунты заключалась в том, что в ее штабных структурах полагали, что если обеспечить широкий фронт окружения территории ДНР и ЛНР и перекрыть границу, дальнейшее будет делом техники. Предполагалось, что образуемое механизированными соединениями кольцо окружения сможет сдержать натиск легкой пехоты ополчения, которое не сможет перейти к наступательным действиям направленных на перехват каналов снабжения.

План явно не учитывал возможного появления у ополченцев артиллерии и танков в значимых количествах, вследствие чего достоинства амбициозного плана стали его минусами. Вместо карательной операции, хунта втянулась в полноценные бои с применением тяжелой техники, что с учетом растянутых коммуникаций (ополченцы маневрируют силами по внутренним линиям) быстро привело к истощению наступательных возможностей ударных группировок.

Первой выдохлась "южная клешня", которой кислород перекрыла позиция на Саур-Могиле, которая с появлением батареи гаубиц Д-30 и РСЗО, стала практически неприступной и все группировка на юге повисла на тонкой линии снабжения, которая постоянно обстреливалась. Попытки снабжать группировку по воздуху и поддерживать ее авиацией привели лишь к дополнительным потерям. На утро 16 июля войска хунты начали вытягиваться из котла, неся при этом серьезные потери от мощного артиллерийского огня ополченцев.

Учитывая, что кольцо блокады не является непроницаемым, значительная часть сил хунты сможет вырваться обратно, но потери в людях и технике будут существенными, а вырвавшиеся из котла части будут весьма ограничено боеспособными.

Удержание аэропорта в Луганске превратилась для хунты в проблему, он снова в полном окружении, линий снабжения по сути нет, а сам гарнизон лишь увеличился и постоянно обстреливается из ствольной и реактивной артиллерии. Так как деблокирующий удар провалился, то тут весьма вероятна попытка прорыва к своим, так как при текущих тенденциях группировка в аэропорту просто исчерпает боеприпасы и продовольствие и будет вынуждена капитулировать.

Северная группировка отступила из пробитой к аэропорту "кишки", оставив и захваченные с большими потерями населенные пункты, в том числе и Александровку. Начался и частичный отход через Счастье на север от Луганска. Большие потери и деморализация войск делают невозможным наступательные действия против Луганска, причем намечаются тенденции перехода ополчения ЛНР в решительное контрнаступление через Металлист и Счастье. Хунта будет здесь пытаться выстроить оборонительную позицию, при этом попробует снять часть сил, чтобы перебросить их к Лисичанскому выступу, чтобы отыграться за свое поражение на группе Мозгового удерживающей треугольник Лисичанск-Северодонецк-Рубежное.

Потерпела полный крах и попытка перерезать канал снабжения ДНР и ЛНР в районе Изварино-Краснопартизанск-Краснодон. Бои которые начались еще в июне продолжались тут две недели, но ключевые пункты так и остались в руках ополчения. Огромные потери (более крупные были только в южном котле), утрата мат.части и деморализация войск, к 15 июля сделали невозможным продолжение наступления, которое стремительно переросло в отход на 30-40 км, причем и при отходе войска хунты несли тяжелые потери от огня артиллерии и РСЗО ополченцев, а так же действия РДГ ЛНР.

В целом, на 16 число хунта потеряла на территории ЛНР оперативную инициативу, которая перешла к ополченцам. Несмотря на недостаток сил, они уже ведут действия направленные на разгром окруженного противника и наносят ему большой урон в живой силе и технике. Ключевыми факторами, которые позволили использовать стратегический авантюризм плана хунты по окружению ЛНР явились:

1. Появление довольно многочисленной артиллерии, что позволило тормозить удары даже довольно крупных механизированных колонн и наносить большие потери наступающей пехоте противника. Артиллерия сейчас главное оборонительное оружие ополченцев, для наступления пока маловато, но для удержания обороны, уже хватает.

2. Усиление ПВО ЛНР, что позволило в значительной мере снизить значение авиации противника. Уничтожение РЛС в апреле-мае не прошло даром. Появление боеспособного "Бука" это значительное подспорье. Рабочий Су-25 это пока что вишенка на торте, но тоже не лишняя.

3. Насыщение пехоты ополченцев противотанковыми средствами, а так же бронетехникой, которая позволила обеспечить определенную устойчивость пехоты ЛНР в обороне.

4. Грамотное командование на тактическом уровне - ополченцы не стеснялись отходить там где это требовалось и наоборот, зубами держались за те пункты, которые отдавать было нельзя. В целом, уровень пехоты ЛНР оказался выше, нежели у хунты, несмотря на численное превосходство у хунты.

5. Высокое качество работы РДГ ЛНР на коммуникациях противника, до 20-30% всех потерь хунты приходится на удары по коммуникациям и тылам. Так же стоит отметить хорошую работу госбезопасности ЛНР, которая оперативно устраняла РДГ противника и группы корректировщиков пытавшихся действовать на территории Луганска.

Теперь ополченцы будут пытаться использовать плоды достигнутой победы, а именно захватить/уничтожить как можно больше солдат и техники отступающего противника. Это задача более сложная, нежели те, которые решали ранее, но думаю тут определенные успехи неизбежны. В Киеве в ближайшие дни начнутся поиски виноватых и полетят головы.

Главный результат 2 недель боев - ЛНР смогла выстоять несмотря на 2 недели полноценной общевойсковой операции против регулярной армии. Республика окрепла и показала зубы метровой длины, что оказалось неожиданным как для фашистов, так и для некоторых пораженцев. Эта победа означает, что война будет продолжаться еще долго и вопрос уже постепенно переходит от "выживания" к "контрнаступлению".

Героям обороны ЛНР почет и уважение, за эти 2 недели тяжелейших боев они сделали огромное дело.

http://argumenti.ru/army/n446/352825

http://colonelcassad.livejournal.com/1673656.html

http://colonelcassad.livejournal.com/1671547.html