Корпоративный захват политической и экономической власти неоспорим. Кто финансирует наши выборы и манипулирует ими? Кто пишет нам законы? Кто определяет нашу военную политику и увеличивает военные расходы? Кто отдаёт приказы нашему Министерству внутренних дел? Министерству национальной безопасности? Нашим разведывательным службам? Министерству сельского хозяйства? Управлению по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных препаратов? Министерству труда? Федеральной резервной системе? СМИ? Нашей системе развлечений? Нашим тюрьмам и школам? Кто определяет торговую и экологическую политику? Кто сокращает социальные бюджеты, продолжая грабёж казны США и освобождая Уолл-Стрит от уплаты налогов? Кто криминализирует несогласие?

Бесправный белый рабочий класс жаждет фашизма, высказывая поддержку Трампу. Наивные либералы, думающие, что могут остановить фашизм, поддерживая Демократическую партию, молятся на Берни Сандерса, который вовсе не собирается выступать против священных военно-промышленных корпораций. Обманутые рабочие и либералы – всего лишь расходный материал. Наши права и мнения не имеют значения. Мы давно живём в условиях американского фашизма. Мы не имеем значения для политического процесса.

Эта правда, с которой эмоционально сложно согласиться, нарушает веру в нашу свободу и демократию. Она противоречит нашим взглядам на себя, как на страну с превосходными достоинствами, предназначенную быть маяком для всего мира. Она отнимает у нас «право» насильственно насаждать наши принципы в других странах. Она подталкивает нас к новому политическому радикализму. Эта правда со всей очевидностью показывает, что если мы хотим добиться реальных перемен, если хотим, чтобы наши голоса были услышаны, мы должны разрушить власть корпоративных систем. Понимание этой правды ведёт к экзистенциальному и политическому кризису. Неспособность противостоять этому кризису и отказ признавать эту правду сохраняет власть в руках режима, который никогда не будет работать в наших интересах, и будет лишь подпитывать наши иллюзии.

Чем дольше фантазии заменяют реальность, тем быстрее мы сваливаемся в забвение. И нет никаких гарантий, что мы очнёмся. Магическое мышление уже захватывало общества в прошлом. Те страны верили, что судьба, история, добродетели и божественная сила гарантируют им вечный триумф. Во время распада они создавали репрессивные антиутопии. Они устанавливали цензуру, заставляя верить в существование нереального. Несогласные исчезали сначала лингвистически, а затем и буквально.

Огромный разрыв между официальной точкой зрения и реальностью напоминает сказку об Алисе в стране чудес. Пропаганда стала настолько вездесущей, а правду так редко можно услышать, что люди не доверяют своим собственным органам чувств. На нас обрушиваются политические кампании, которые напоминают крестовые походы прошлых тоталитарных обществ. Эти, по сути антиполитические, кампании лишены связей с реальностью и подчиняются миражу свободного общества.

Мы не сможем изменить конфигурацию корпоративного государства выборами. Войны будут продолжаться. Наши ресурсы будут продолжать съедаться милитаризмом. Корпоративный грабёж страны будет только усиливаться. Бедные и цветные будут по-прежнему расстреливаться милитаризованной полицией на улицах наших городов. Мы потерям все свои гражданские права. Экономические лишения, от которых страдает более половины населения, будут ожесточаться.

Продолжится беспощадное уничтожение окружающей среды нефтегазовой промышленностью и сельскохозяйственными корпорациями, пока мы не окажемся на пороге экологического коллапса. Мы «свободны» только тогда, когда подчиняемся приказам. Как только мы противоречим властям и заявляем о своих правах, химера свободы развеивается. Железный кулак самой изощрённой системы слежки и контроля в истории человечества продолжит сжиматься.

Мощная паутина взаимосвязанных корпоративных предприятий находится вне нашего контроля. Наши приоритеты и корпоративные приоритеты – разные понятия. Корпоративное государство, единственной целью которого является эксплуатация и имперская экспансия ради увеличения прибыли, вливает деньги в производство оружия и систем слежки, мешая исследованиям глобального потепления и производству возобновляемой энергии. Университеты получают деньги на разработку вооружений, но не могут проводить экологические исследования. Наши мосты, дороги и дамбы разваливаются из-за разгильдяйства. Наши школы закрываются и уплотняются, преобразовываясь в коммерческие центры. Наши старики доживают свои дни в нищете.

Парни и девушки страдают от безработицы, низкой зарплаты и долговой кабалы. Наша частная медицина разоряет больных. Наша зарплата находится в застое, а регулирующие полномочия правительства на пороге резкого ограничения новыми торговыми договорами: Trans-Pacific Partnership, Transatlantic Trade and Investment Partnership и Trade in Services Agreement. Продолжится разрушение и приватизация правительственных услуг и служб: от школ до почты. Наши рабочие места утекают заграницу, и не собираются возвращаться. Корпоративные СМИ не обращают внимания на кризис, придерживаясь мифологии функционирующей демократии, возрождающейся экономики и великой империи.

Важная составляющая тоталитарной пропаганды – притворство. Правящие элиты, подобно знаменитостям, используют пропаганду для создания ложного имиджа и ложного чувства близости с обществом. Эмоциональная сила этой пропаганды имеет большое значение. Проблемы не имеют значения. Прошлые политические и общественные позиции не имеют значения. Важно лишь то, какие нам внушают чувства. Профессиональные вруны добиваются успеха. Высказывающие правду обвиняются в распространении теорий заговора. Политика в тоталитарных странах – это просто шоу. Реальность мешает шоу продолжаться, потому что слишком сложна и страшна для потребительской массы. Клише, стереотипы и патетика, которые успокаивают и ублажают публику, заменили основанные на фактах дискуссии.

По мере увеличения обанкротившихся городов и расширения бедности, напуганные люди будут впадать в самообман. Те, кто осмелится говорить правду – будь то климатические изменения или инвертированный тоталитаризм США – будут заклеймены как антиамериканцы и предатели. Их будут ненавидеть за рассеивание иллюзий. А это серьёзная угроза для общества развлечений. Нил Гэблер писал, что такое общество «убивает самые заветные интеллектуальные ценности. Его смысл - триумф чувств над разумом, эмоций над фактами, хаоса над порядком, или идентичности над суперэго… Развлечение было худшим кошмаром для Платона. Оно уничтожает рациональное и возвышает сенсационное, принижает интеллектуальное меньшинство и возвеличивает невежественное большинство».

Отчаяние, беспомощность и безнадёжность ослабляют эмоциональную и интеллектуальную устойчивость, которая должна противостоять реальности. Отверженные пытаются зацепиться за развлекательные формы самообольщения, распространяемые правящей элитой. Эта категория населения легко мобилизуется для зачистки страны от диссидентов и «очернителей народа». Тоталитарные системы, в том числе и наша собственная, никогда не испытывают недостатка в волонтёрах-палачах.

Многие люди, возможно даже большинство, никогда не проснутся. Повстанцы, которые восстанут против власти деспотического режима, столкнутся с насилием не только государственной системы, но и линчевателей, которые обмануты пропагандой. Система пропаганды постоянно демонизирует диссидентов, мусульман, мигрантов, экологов, негров, гомосексуалистов, феминисток, интеллектуалов и художников. Система пропаганды поддерживает сторонников утопии и уничтожает её противников. Наши политики поддерживают эту систему.

Немецкий психоаналитик и социолог Эрих Фромм в своей книге «Бегство от свободы» объясняет стремление тех, кто считает себя неполноценным, «отказаться от своей свободы». Тоталитарные системы, отмечает он, функционируют как мессианские религиозные культы. «Напуганный индивид», - пишет Фромм. - «ищет кого-то и что-то, чтобы присоединиться; он не может выдержать собственную индивидуальность, старается избавиться от неё, и чувствует безопасность, лишь избавившись от бремени личной индивидуальности».

Именно в этом мире мы и живём. Тоталитарные системы прошлого использовали различные символы, иконы и страхи. Они появлялись на различных этапах истории. Но они также подавляли слабых и преследовали сильных. Они также обещали слабым людям, что присоединившись к демагогам или сильным организациям, они станут сильными. На самом деле, это всегда было ложью. Разочарование, беспомощность и репрессии заставляют этих обманутых нападать сначала на слабых изгоев, а затем на тех из них самих, кто недостаточно идеологически чист. В конце концов, наступает оргия саморазрушения. Инстинкт смерти, как говорил Зигмунд Фрейд, обладает обольстительным очарованием.

История никогда не повторяется буквально. Но она бывает собственным эхом. Человеческая натура, в конечном счёте, не меняется. Мы не будем относиться иначе к тем, кто шёл впереди нас. Мы не должны отказываться от сопротивления, но борьба предстоит длительная и сложная. И прежде чем она начнётся, по улицам прольётся кровь.

http://antizoomby.livejournal.com/475119.html