Корпорации захватывают Среднюю Азию

Япония начнёт добычу урана в Узбекистане. Соответствующее соглашение было подписано 8 июля сего года между Японской национальной корпорацией нефти, газа и металлов (JOGMEC) и Государственным комитетом Республики Узбекистан по геологии и минеральным ресурсам в ходе турне японской экономической делегации по странам Центральной Азии.

JOGMEC инвестирует порядка 700 млн долларов в исследование залежей редкоземельных металлов в Казахстане, Киргизии, Таджикистане, Туркмении и Узбекистане. В Киргизии уже начались работы по геологоразведке.

Впрочем, не только Япония проявляет повышенный интерес к недрам среднеазиатских республик. Самые лакомые месторождения полезных ископаемых в регионе уже давно распределены и сданы в концессии. В данной статье речь пойдёт о том, кто и на каких условиях осуществляет добычу минералов в Центральной Азии, а главное, что от этого получают страны региона.

Парадокс изобилия Центральной Азии

Во времена СССР советскими геологами в Центральной Азии была проведена масштабная геологоразведка, результатом которой стало обнаружение огромных запасов полезных ископаемых. Разрабатывалась лишь малая часть ресурсов, остальное же было разведано «про запас».

После краха Союза Центральная Азия превратилась в полигон, на котором соперничают корпорации развитых стран, стремящиеся с минимальными затратами обеспечить себя сырьём.

Самыми интересными в плане освоения для инвесторов являются месторождения энергоносителей — нефти, газа и урана. Наиболее крупными запасами ископаемого топлива обладает Казахстан. С началом промышленной добычи на нефтегазовом месторождении Кашаган Казахстан войдёт в пятёрку крупнейших нефтедобывающих государств мира. Также запасы урана объёмом 651 800 тонн ставят республику на вторую строчку после Австралии в рейтинге государств, обладающих запасами урановых руд.

Огромными запасами газа обладает Туркменистан, что позволяет туркменским элитам проводить изоляционистскую политику, торгуя газом со странами Азии.

Не обделила природа нефтью и газом и Узбекистан, добывающий газ совместно с «Газпромом». В недрах республики залегают свыше 114 тыс. тонн урановой руды (2,1% общемировых запасов), столь необходимой Японии, оставшейся без доступа к урановым рудам и ядерному топливу для своих 55 ядерных реакторов. По запасам золота Узбекистан занимает четвёртое место в мире, а по меди и вольфраму входит в первую десятку стран мира.

Помимо энергоносителей, компании интересуются золотом, редкими и редкоземельными металлами, а также цветными металлами, в частности медью.

Лидером по запасам редких и редкоземельных металлов в регионе выступает Китай. К тому же КНР обладает средствами и возможностями осуществлять самостоятельную добычу данных ресурсов и оказывать существенное влияние на мировые цены. Именно политика Китая, который поднял цены на редкоземельные металлы, ужесточив квоты на экспорт для защиты своих производителей, заставила Японию искать альтернативных поставщиков ценных ископаемых.

Большие запасы золота обнаружены в Киргизии. Медь активно добывают в Монголии, попутно извлекая золото из породы.

Страны региона в подавляющем большинстве не в состоянии самостоятельно извлекать полезные ископаемые из своих недр, а потому им достаётся роль сырьевых придатков для корпораций из стран развитого мира.

Как разрабатывают недра

Воспользовавшись хаосом, в регион пришли канадские и китайские корпорации, получившие контроль над крупными месторождениями золота и цветных металлов. Учитывая отсутствие государственной власти, тотальную коррумпированность и алчность республиканских элит, компании легко установили свои правила добычи полезных ископаемых. Интересующие участки залежей минералов были сданы в концессии в результате заключения соглашений о разделе продукции (СРП).

Суть СРП состоит в передаче инвестору права на разработку и добычу полезных ископаемых, государство же получает определённую долю в добытой продукции. Характерными особенностями данных соглашений являются кабальные условия распределения продукции (как правило, 70 на 30% в пользу компании), а также занижение объёмов добычи ископаемых и разнообразные бухгалтерские махинации.

Так, в Киргизии канадская Centerra Gold Inc., навязав СРП парламенту и бывшему президенту Аскару Акаеву, добывает золото на руднике «Кумтор».

В 2009 году Centerra добилась увеличения концессионной области на 4080 гектаров за счёт территории Сарычат-Эрташского национального заповедника.

Условия добычи золота для Киргизии кабальные, хотя сама компания, судя по информации на официальном сайте, пытается убедить всех в обратном, заверяя о масштабных инвестициях и существенных налоговых отчислениях в бюджет республики.

При этом корпорацию небезосновательно обвиняют в серьёзных бухгалтерских махинациях и занижении показателей выручки с целью уменьшения налоговых отчислений.

Крайне сомнительно, что в монгольском золотом месторождении Гацуурт, 100% акций которого также принадлежат Centerra, корпорация ведёт себя иначе.

Аналогичным образом ведут себя и китайцы в разработке чужих недр. В конце мая стало известно о возбуждении киргизскими правоохранительными органами уголовного дела по факту незаконного вывоза китайской компанией Full Gold Mining серебра на сумму свыше 109 тыс. долларов. Другая китайская компания ELKO–service в 2009–2010 годах скрыла от налогообложения почти 20 килограммов золота.

Сейчас же китайские корпорации с новой силой пытаются войти в Центральную Азию. А японская JOGMEC не прочь потеснить канадцев и англичан в битве за ресурсы и прибыль.

Борьба за месторождения

Россия в регионе занимает скорее оборонительную позицию, в силу чего наиболее привлекательные месторождения, такие как Кумтор и Оюу-Толгой, достались англосаксонским компаниям.

Впрочем, купив канадскую Uranium One Inc., «Росатом» стал монополистом по добыче урана в Казахстане.

Показательно, но золотомедный рудник «Оюу-Толгой» ещё в 2009 году обещали отдать РЖД в рамках СП «Развитие инфраструктуры», в который Россия обещала внести 1,5 млрд долларов, а Монголия — лицензии на Оюу-Толгой и крупнейшее угольное месторождение мира Таван-Толгой.

Однако в нарушение договорённостей Оюу-Толгой было передано альянсу Rio Tinto и канадской Turquoise Hill.

Теперь же альянс разрабатывает одно из самых богатых медными рудами месторождений в мире. Ежегодно Оюу-Толгой даёт корпорации 450 тыс. тонн меди и 13 тонн золота. К 2020 году прибыль от продаж добытой на руднике меди составит 30% монгольского ВВП, доходы канадцев и вовсе сложно подсчитать, но очевидно, что они будут ещё более высокими.

Китай же пытается использовать редкоземельные металлы в качестве инструмента внешней политики, а также уменьшить их добычу на своей территории. Кроме того, китайские горнодобывающие компании и сами не прочь увеличить свою долю в проектах по добыче ископаемых в Центральной Азии. Только в Киргизии, по неофициальным данным, порядка 70% лицензий на разработку золотых месторождений принадлежат компаниям из Поднебесной.

Немаловажным для КНР является обеспечение бесперебойных поставок энергоносителей из Центральной Азии, особенно в условиях дальнейшего роста напряжённости в отношениях с США, а также разработанного плана морской блокады побережья Китая. Пытаясь выбить конкурентов, китайцы подают иски в суды, оспаривая предоставленные канадцам лицензии.

Так, в мае канадская Stans Energy Corp. заявила о том, что китайская компания Hongbo Baotou пытается оспорить право разработки киргизского месторождения Куттисай 2, на котором в 1960–1991 годах добывалось около 80% редкоземельных металлов в СССР.

Вошедшая в Среднюю Азию Япония также пытается обеспечить себя ресурсами. И тут у японцев два приоритетных направления деятельности. Первым является обеспечение ураном, от которого Япония оказалась отсечена. После окончания программы ВОУ-НОУ, обеспечивающей солидную долю потребностей США в ядерном топливе, необходимо наращивать добычу урана.

Основными поставщиками урановых руд могут стать Канада и Австралия, однако быстро нарастить темпы добычи крайне сложно. Следовательно, основной приоритет по поставкам будут негласно получать США. Япония же рискует испытать на себе последствия уранового «голода». Кроме того, японская промышленность очень зависима от поставок редкоземельных металлов, которые получает в основном из Китая. Желая уменьшить стоимость сырья и снизить зависимость от КНР, японцы попытаются максимально увеличить своё присутствие в Средней Азии.

Туркестан

Естественно, интересы народов центрально-азиатских республик в расчёт никто не берёт.

Без суверенитета и союза — никак

В сущности, практически все республики региона, разве что за исключением Казахстана, не обладают реальным суверенитетом, а потому не способны отстаивать свои интересы, контролируя деятельность горнодобывающих компаний.

Китайские и англосаксонские корпорации, закрепившиеся в регионе раньше всех, активно работают с национальными элитами, судами и НКО, пытаясь максимально отстоять свои интересы. Таким образом, иностранные горнодобывающие компании дестабилизируют республики, в которых осуществляют деятельность, покупая чиновников разных рангов и уровней.

При этом махинациями занимаются практически все иностранные инвесторы, ведь главный интерес подобных структур — получение сверхприбылей. Кроме того, конкурируя между собой и республиканскими элитами, данные структуры неизбежно вовлекают в политическую борьбу массы, порой создавая причудливые организации, будь то киргизские отряды баб особого назначения или же монгольские нацисты — защитники природы.

И вновь главными врагами среднеазиатских республик являются их национальные элиты. Например, бывший киргизский президент Аскар Акаев «подарил» канадцам золотоносный «Кумтор», а его коллега Курманбек Бакиев отдал китайцам за бесценок месторождение Иштамберди, занизив показатели объёмов золота почти в четыре раза.

Правительства национальных республик не в состоянии самостоятельно навести порядок в горнодобывающей отрасли своих экономик. Пожалуй, единственным выходом из сложившейся ситуации является восстановление суверенитета стран региона, что невозможно без участия в евразийской интеграции. Только после восстановления суверенитета республик появится возможность расторгнуть договоры с иностранными корпорациями.

Полагаю, что по мере укрепления Таможенного союза и формирования Евразийского стоит рассмотреть возможность создания союзной горнодобывающей компании, наделив её полномочиями по добыче полезных ископаемых на территории объединения.

В противном случае жители республик рискуют в среднесрочной перспективе оказаться без средств к существованию, но зато с опустошёнными недрами, глубокими котлованами и необъятными отвалами пустых пород.

http://www.odnako.org/blogs/show_27033/

Опубликовано 21 Окт 2017 в 10:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.