История с малазийским «Боингом» всё больше начинает напоминать известную историю, которую мы знаем, как «дело Локерби». С определенными нюансами, что, понятно, неизбежно, но в целом, сценарий откатанный и шаблонный. За некоторыми любопытными, на мой взгляд, дополнениями.

Проводить аналогии и сравнивать ту и другую истории я не стану, просто нет смысла. Изложу свое видение и понимание нашего, отечественного Локерби. Как я его к настоящему моменту понимаю и вижу.

К сожалению, не могу и не буду приводить отдельные детали и подробности, но не из-за опасений личного характера, а скорее, чтобы не подставить других людей, которые волей-неволей, но оказались втянуты в эту историю.

И еще момент — есть два варианта детективного повествования: в одном интрига раскрывается в самом конце, в другом — сразу. Оба варианта интересны по-своему, и в данном случае я не стану подводить к развязке и интриговать, а начну сразу и с самого начала.

На мой взгляд, 17 июля была проведена спецоперация, в которой сошлись интересы многих заинтересованных сторон и участников в разных странах, включая и Россию.

По каким-то причинам у ряда очень высокопоставленных аппаратчиков в российских эшелонах власти возникла настоятельная необходимость не допустить в 2012 году возвращения к власти Владимира Путина. Почему — можно выдвигать версии и допущения. Может, Медведев был более удобной фигурой для манипуляций и кукловодства из-за спины, может, по каким еще причинам. Неважно.

Важно то, что у них не сложилось. Цветной переворот в 12 году не удался, хотя шансы у него, стоит отметить, были. Однако по каким-то причинам Медведев не рискнул воспользоваться имевшейся у него в руках властью, хотя имел все шансы сорвать выборы 12 года (а значит, исключить возможность выдвижения Путина на повторных выборах — все абсолютно законно) и пойти самому, как единственному кандидату, на новый, подготовленный для Путина 6-летний срок (а возможно, что и на два срока — так как можно было сделать хитрый финт, которым уже пользовались наши братские диктаторы, меняя конституцию и начиная отсчитывать свои новые сроки по-новой).

Путин, вне всякого сомнения, знал и понимал происходящее, и определенные перестановки произвел, в том числе и среди этих самых высокопоставленных аппаратчиков. Хотя все они остались на весьма серьезных позициях и, казалось, смирились с произошедшим.

Украинский кризис стал крайне неожиданным, а поведение в нем Януковича и реакция России на события были настолько неадекватными, что нельзя не объяснить происходящее игрой против интересов Януковича из Москвы. Для чего это делалось, в 13-14 годах было совершенно непонятно, однако необъяснимая вялость и трусость Януковича при всех его личных качествах (а он действительно трус и истерик — вспомним его падение в обморок от страха от запущенного в него куриного яйца) были невозможны без жесткого сопровождения его действий как со стороны своих собственных приближенных, так и с внешней стороны.

Аналогично необъяснимо вяло и неадекватно вел себя и Путин — создавалось впечатление, что он либо получает неадекватную информацию, либо не может найти баланс решений, что автоматически означало жесткую игру в его собственном окружении — как политическом, так и аппаратном. Венцом неадекватности стали крымские события, когда не было просчитано вообще ничего — присоединение Крыма было как в сказке, которая заканчивается свадебкой и пирком. Что далее — рассказчика совершенно не беспокоит, хотя мы все понимаем, что после свадьбы жизнь тоже есть, и не всегда сахарная для молодоженов.

Крым был взят, после чего Путин полностью утратил интерес к происходящему, реагируя на происходящее все менее и менее внятно.

Здесь небольшое отступление. Чтобы не превращаться в клиентов и врачей психиатрического заведения, достаточно предположить, что за всей неадекватностью и в то же время действиями стояли люди (или человек), который и отвечает на аппаратном уровне за внешнюю политику. Повторюсь — на аппаратном. Министр иностранных дел — должность политическая, хотя исключить и его вовлеченности в происходящее нельзя. Тем не менее, в аппарате президента есть крайне знаковая точка — должность, где внешнеполитические решения руководства переводятся на язык аппаратных решений. И из этой же точки наверх идет информация, конвертированная в язык политический, из аппаратных недр.

Тот, кто контролирует эту точку, фактически формирует внешнюю политику страны, так как любое политическое решение вне его аппаратного перевода повисает в воздухе, а аппарат способен адекватно отрабатывать задачи, изложенные на понятном ему языке. Понятно, что таких точек несколько — точка, отвечающая за формирование внутренней политики, экономической, социальной и так далее. Их не так уж и много, и важнейшими являются именно две — там, где создается внутренняя и внешняя политика руководства.

Уже поэтому аппаратный руководитель, контролирующий любую из этих точек, имеет возможность практически бесконтрольно вести либо лояльную руководству, либо свою собственную игру, так как только он — и более никто — является транслятором, переводящим язык разных по своему смыслов.

По стечению обстоятельств на внешнеполитической точке находится человек, который и стоит за «Белой лентой» и прочими безобразиями 12 года. Строго формально его действия способствовали избранию Путина, так как создали из «белоленточной оппозиции» тот фон, на котором Путин выглядел наименьшим злом. Что, в общем-то, было нетрудно — тот суповой набор, из которого состояла «Белая лента», точнее, ее медийная часть, был настолько омерзителен, что был идеален в своей мерзости. Хуже уже придумать было невозможно. На таком контрасте можно было избирать вообще любого — хоть Путина, хоть кого еще. Вот только этот «кто-то еще» в последний момент сбледнул с лица и перетрусил, за что и получил отступной в виде второго поста в государстве.

Но если бы не сбледнул , то мерзость «Белой ленты» отработала бы свое предназначение уже для него — и по полной программе.

Собственно, это конец отступления. Вернемся к продолжению изложения.

Итогом «Русской весны» стало ее поражение, о котором я даже не стану распространяться. Бандиты и уголовники, по сравнению с которыми «Белая лента» - образец чистоты помыслов и недосягаемого интеллекта, стали лицом «Русской весны» после удаления с площадки харизматичных и идейных лидеров ее первой волны. Отвращение к «Русскому миру» по обе стороны линии фронта стало главным итогом событий. И символом предательства стал, как мы все понимаем, именно Путин — причем вполне заслуженно. Чего тут стыдиться — уж предал, так предал. По полной программе. За кулисами, естественно, остался тот самый скромный и неприметный публике, но исключительно значимый для всех остальных участников происходящего держатель контрольной точки, о котором я говорил в отступлении.

Часть дела была сделана — Путин стал одинаково ненавистен для тех, для кого идеи Русской весны были не пустым звуком, для тех, кто ее ненавидел с самого начала, ну, а для международных партнеров Путин стал просто изгоем, быкующим гопником, с которым приличным людям за одним столом сидеть стало невместно.

Однако не хватало последнего штриха, после которого никакие в принципе договоренности были бы невозможны, а главное — никогда. Ни сейчас, ни через год, ни через пять или десять лет.

Понятно, что в такой ситуации «Боинг» был обречен. Однако в лоб такую проблему решить в принципе невозможно — и вне всякого сомнения, для ее решения и был создан пул работников аналогичного профиля и положения из разных стран и структур. Способных не только организовать, но и прикрыть всю операцию перед своим руководством — для каждого из которых были приготовлены свои версии произошедшего.

Сама по себе история с «Боингом» выглядит, как ни странно, более чем тривиально. Обилие версий и не значащих деталей, значительная часть из которых либо искажены, либо совсем лживы, дополняется неисчислимым количеством добровольных расследований, по понятным причинам предельно ангажированным и предвзятым — что в сумме создает белый шум настолько высокой интенсивности, который хоронит любую реальную информацию надежнее какой угодно по сложности операции прикрытия.

В реальности все укладывается в четкую схему. Из России был переброшены две машины комплекса «Бук», которого никто не ждал, не просил и не был готов к его приему. Что с ним делать — командованию ДНР было непонятно, да и некогда разбираться. Есть — и спасибо. Нам бы танков побольше, патронов, пулеметов, артсистем и прочего полезного железа. «Бук» - ну пусть будет «Бук», черт с ним. Примите и поставьте вон там — пусть стоит, авось сгодится.

Любопытно, но этот самый «Бук» анонсировал внезапно и неизвестно по какой причине появившийся на Донбассе Кургинян. Причем именно «Бук» и как раз за несколько дней до 17 июля. Важно было, чтобы прозвучало название — оно и прозвучало. Не С-300, как тот же Кургинян особо подчеркнул, а именно «Бук». Который к тому моменту уже был готов, двигался и отмерял километры, причем и с запада, и с востока от Снежного.

Появление «Бука» из России тоже оказалось примечательным — он засветился по всему маршруту следования, попал на фото и видео, причем как при входе, так и при выводе. Кто вводил и кто выводил — я знаю, хотя, понятно, без деталей и подробностей, но с выводом получилась вообще забавная штука — на точку встречи прибыли с разницей в полчаса три встречающие группы, каждая из которых знала и пароль, и место встречи. Это, кстати, позволяет предполагать число «высоких договаривающихся сторон», которые и организовали всю операцию. Как водится, партнеры не доверяли друг другу ни на грош, а потому столь ценный вещдок каждый хотел получить в свое собственное и безраздельное пользование.

В итоге командир группы сопровождения принял самое разумное решение — не отдавать никому и ничего и самому переправить имущество через «ленточку», что и было исполнено. Ряд перехватов, которые затем озвучило СБУ, весьма любопытно описывают некоторую нервозность тех, кто был в курсе происходящего, так как соломоново решение командира группы сопровождения, оказавшееся наиболее верным, стало неожиданным вообще для всех и, видимо, сбило многие планы.

За эту часть (с российским «Буком»), вне всякого сомнения, отвечали российские партнеры по операции. Их уровень компетенции можно оценить по возможности отдать приказ армейскому руководству очень высокого ранга, по возможности контролировать ситуацию в самой ДНР, способности организовать встречу по приемке груза после приказа о выводе и главное — прикрыть все это перед высшим руководством, которому, конечно же, в итоге было доложено и о «Буке», и о всей неприятной истории. Создать непротиворечивую версию событий, которая удовлетворит первое лицо и вынудит его принять ее — это уровень невероятно высокий, и без контроля той самой ключевой точки, позволяющей переводить смыслы из аппаратного в политический в нужной тональности в принципе невозможно.

Сам несчастный «Боинг», естественно, сбивали украинские партнеры. С двойной надежностью, как можно теперь понять. С помощью «Бука», и на всякий случай был и дублирующий вариант с самолетом. Что, кстати, и создало определенный и дополнительный разнобой в версиях произошедшего.

Для украинцев эта часть работы была вполне по силам, а главное — была уверенность в надежности ее выполнения. Украинские «Буки» были в полной комплектации (в отличие от привезенного демо-образца из России, который представлял из себя усеченный вариант из огневой машины СОУ и автомата заряжания ПЗУ, теоретически способный на проведение операции, но с крайне низкой степенью надежности). Украина «вела» «Боинг» по всей своей территории и имела возможность в любой момент давать целеуказание своим военным.

Кстати, еще одно отступление. Само по себе появление ПВО Украины вблизи зоны конфликта было обставлено тоже не абы как, а по вполне веской причине — луганское ополчение торжественно анонсировало появление своей собственной авиации и даже показало фото некого летательного аппарата, якобы отреставрированного и способного не только на полеты, но даже на боевые вылеты. Эту лапшу повесили на уши обывателю, но все понимающие происходящее поняли его однозначно: Россия осуществляет полеты боевой авиации уже над территорией ЛНР, а сообщение о боевом вундеркукурузнике должно лишь объяснить, откуда у ополчения вдруг взялась поддержка в воздухе. Опять же — уровень людей, способных отдать приказ о проведении подобных демонстративных полетов наших самолетов был явно очень высоким.

Понятно, что перемещение украинского ПВО в зону конфликта для украинского руководства, которое было не посвящено в предстоящую операцию подчиненных и их партнеров, при таких обстоятельствах не вызывало и не могло вызвать удивления и вопросов — а зачем?

Третьим партнером, и, понятно, главным, были американцы (или конгломерат из западных профи высочайшего уровня), которые и взяли на себя самую сложную работу — руководство процессом. И это не ирония.

Уровень мастерства западных партнеров сомнений не вызывает. Они буквально за год до описываемых событий умыли и поставили на место самого Обаму с его «красными линиями» в Сирии. Обама (или его люди — что, в сущности, одно и то же) стал проявлять избыточную самостоятельность, красиво устранив Клинтон с поста госсекретаря через небольшой, но очень эффективный ход в Бенгази, по итогам которого ни Клинтон, ни ее команда уже не могли рассчитывать на место во второй администрации Обамы, и выразив уважение трудам бешеной Хиллари, ее с почетом выпроводили, как казалось Обаме, навсегда из политики.

В итоге Обаму не менее красиво подставили с сирийской «красной линией», организовав провокацию в Восточной Гуте, после которой он был вынужден входить в клинч с перепугавшимся до полной невменяемости Путиным. Но в том и высший профессионализм, что люди Клинтон не только поставили обнаглевшего Обаму на место (а в скобках отмечу, что после осени 13 года Обама более ни разу не рискнул произносить фразы, которые могли быть истолкованы как необратимые, а главное — он теперь главный по проталкиванию Клинтон в качестве своего преемника, причем отрабатывает Обама вполне не за страх, а на совесть).

Саксы не были бы саксами, если бы не смогли из ситуации выжать две и даже три выгоды — мастерство есть мастерство. Плюс вековой опыт. Второй выгодой провокации в Восточной Гуте стала ликвидация химического оружия Асада, которую (тадам!) своими руками провел не кто иной, как Путин, которому война в Средиземном море не улыбалась еще больше, чем Обаме. Обама в самом тяжелом случае терял несколько кораблей и самолетов, Путин — весь Черноморский флот и имидж брутального парня, причем без вариантов. Поэтому Путин был мотивирован на выкручивание рук Асаду по самой высшей мерке. Какой такой Асад? Тут бы самим отползти без проблем. В общем, руководство «русским Локерби» попало в надежные руки.

Но возвратимся в 14 год.

Понятно, что в дружной команде вопросов, кто будет командовать, возникнуть не могло. Да и возможностей по международной части у младших партнеров не было в принципе, так что тут все ясно с самого начала.

Смысл операции — в создании той же самой ситуации с делом Локерби, но теперь уже не для Каддафи, а для Путина. Теперь ни малейших шансов договориться с Западом у Путина не было, хотя, судя по сирийской авантюре, у него какие-то иллюзии на этот счет еще оставались. А возможно, и остаются. Опять же любопытный вопрос — кто создает такую иллюзию, аккуратно подавая информацию в нужном для подобного колдунства ракурсе.

Я сознательно опускаю сюжетные линии целыми десятками — и историю с первым малазийским Боингом, и массу запутывающих все и вся деталей с Боингом вторым (главным), и тянущееся уже несколько лет расследование. Каждая из этих сюжетных линий интересна и по ним есть что сказать и детализировать. Есть четкие свидетельства того, что несчастный «Боинг» был предназначен не просто на заклание, а и на максимальную хаотизацию всего информационного пространства вокруг него. Но главное сейчас не это. За массой деталей — нужных и ненужных, полезных и совершенно фейковых — скрывается основное.

Я полагаю, что наиболее рациональным объяснением происходящему является версия о дружном триумвирате (а возможно, и большем — хотя и не слишком — по числу участников), который сошелся в интересах. Личных, шкурных, политических, тактических и оперативных. За рамками этих интересов позиции могут расходиться и, возможно, кардинально, но здесь любовь была вполне рассудочной.

Не исключаю, что в такой версии есть слабые места, кое-где я опираюсь на точечные рассказы участников событий, которые проверить невозможно в принципе — но они лишь дополняют уже известное, не противореча ему ни в целом, ни в деталях. Скорее наоборот — по ним можно находить более четкие акценты. Сознательно не развиваю тему, углубляясь в разного рода расклады и мотивы каждого из участников, детали, связанные с отдельными персонажами донбасских событий - это займет избыточно большое место, но ничего принципиально нового не добавит. Хотя, конечно, там интересного и полезного тоже более чем. Но повторюсь - моя версия не является даже для меня железобетонной, и я безо всякого трепета готов ее дополнить и изменить, если появится что-то, что покажется мне существенным и достоверным. В конце концов, правду знает буквально десяток человек на земле, и я точно не вхожу в их число.

Итогом операции, понятно, должен стать холодильник в торговом центре, в котором и завершит свой земной путь наш нынешний Отец нации. Возможно, что у разных участников операции есть разные представления о таком холодильнике — но точка должна быть здесь. В этом и заключается совместный интерес. У каждого свои мотивы, но в таких делах это как раз входит в правила игры.

А история с «Боингом», без сомнения, ждет своего Рекса Стаута, Стивена Кинга и Дэна Брауна — сюжет на самом деле выглядит коммерчески бездонным. Здесь не одна и не десять линий, и чуть ли не каждую из них можно разворачивать в сериал. При должном подходе и мастерстве «Игра престолов» и какой-нибудь «Лост» станут бледной немочью по сравнению с ним.

И да — если у кого-то возникнет впечатление, что изложенное выше есть попытка назвать Путина безвинной жертвой злобных заговорщиков — то увы. То, что за ним идет охота, никак не отменяет ни степени его вины за тот кошмар, в котором теперь оказались люди на Украине, ни за их предательство, ни за то, что происходит в нашей собственной стране. Шапка не по Сеньке, и личная судьба не слишком умного диктатора меня совершенно не интересует. Ни слезинки выжать из меня печальная повесть о ней не сможет. Особенно после трагедии Донбасса и десятков тысяч убитых ни за что людей. В данном конкретном случае мне одинаково омерзительны все участники этой спец-Олимпиады.

http://el-murid.livejournal.com/2969726.html