Вот так, буднично и негромко, под дымовой завесой масс-медиа (вовсе не злонамеренных, а просто таких же обывательски неграмотных, как и потребители) происходят сдвиги геополитических платформ, определяющие судьбы континентов.

Увы, реакция СМИ и записных политологов заставляет опять вспомнить про обсуждаемый ими «палец, который указывает на небо». Много пишут про резолюцию СБ ООН 2254 по Сирии (жаль что ее пока нет на сайте ООН), и совсем упустили из виду намного более глобальную и значимую резолюцию 2253, которая ей предшествовала. Ну, понятно, что всемирная война с глобальным терроризмом тянется уже давно и всеми воспринимается как некое дежурное блюдо на саммитах и заседаниях СБ ООН.

Однако нынешняя резолюция из 99 нормативных пунктов, не считая столь же обширной мотивировочной части и приложений, фактически конституирует механизм глобального финансового контроля. Особенно если учесть, что заказчиками или конечными покупателями нелегально вывозимых культурных ценностей из Ирака, Сирии и прочих мест активности ИГИЛ и Аль-Каеды являются, прежде всего, банкстеры.

Достаточно очевидно по всем внешним признакам, что принятие резолюции 2254 по Сирии почему-то более всего было нужно госсекретарю Керри и стоящим за ним кланам американской и британской элиты. Но вовсе не факт, что это было столь же нужно Обаме или тем более Путину. Однако судя по ходу пьесы резолюцию по Сирии одобрили на саммите 18-ти и утвердили в СБ ООН только после принятия резолюции по ИГИЛ, как обязательного условия для второй резолюции. А вот это уже совершенно точно интерес коалиции финконтроля и спецслужб, на которую опираются и Обама, и Путин.

Но и глобальная резолюция 2253 по контртеррористическому финконтролю – это уже не локальный сирийский «палец», но и не самые небеса – так, сгустившиеся на небе облака. Главным событием, практически совпавшим с резолюцией 2253, стало решение ФРС США о поднятии учетной ставки, первое за 10 лет. Вот и возникает естественный вопрос, почему такое совпадение? И почему мистер Керри так спешил согласовать с Путиным сирийскую резолюцию до заседания ФРС?

Так спешил и желал этого, что даже вытерпел унизительное публичное четырехчасовое ожидание аудиенции, пока Путин якобы решал вопросы с еще более великим мировым политиком батькой Лукашенко. Есть, впрочем, большие сомнения в том, что все это время Путин был с батькой – там просто нет такого объема вопросов для обсуждения. Похоже, что оставил его скучать и одновременно наслаждаться внешним впечатлением от происходящей мистификации, а сам в это время обсуждал с подчиненными привезенные Керри предложения.

Любопытна мизансцена с «сочувствием» Путина в начале переговоров с Керри. Она показывает общение двух мужчин, у которых есть некая общая скрытая основа для такого панибратского выражения чувств. То есть намек на заговорщическое общение Керри и Путина еще в Сочи. В этой же фразе содержится недовольство Путина тем, что партнеры по закулисной политической сделке заставляли пристально отслеживать их действия, то есть вели войну нервов с целью давления на Кремль ради очень нужной им сделки. Ну и наконец, и само словесное похлопывание по плечу, и предшествующее этому долгое ожидание – бессонное из-за наступившего по вашингтонскому времени утра – все это указывает на подчиненное положение Керри по отношению к Путину в рамках их общего «заговора». Именно Керри как глобального политика, а не Обамы или США. Отношения между державами такими нюансами не определяются, там другая техника дипломатии.

Так почему же именно для Керри и его госдеповско-гарвардского крыла американской политической элиты, ближе к ротшильдовскому крылу финансовой олигархии, так важно было иметь основополагающую резолюцию о принципах сирийского урегулирования именно в среду, перед началом заседания ФРС? Потому что в директорате ФРС заседают тоже люди, а не хладнокровные терминаторы. И они сильно опасаются исхода выборов осенью 2016 года в пользу кандидатов, активно спонсируемых рокфеллеровским, глобалистским крылом банкстеров. А это и Хиллари от «ослов», и многие из кандидатов-«слонов». Да и текущий лидер Трамп, хоть и себе на уме, и на крючке у финконтроля, наверняка сложил в свою корзину Фаберже от разных спонсоров.

А еще больше директора ФРС опасались той сложившейся на БВ неопределенности, когда именно действия российской военной группировки по приказу Путина могли привести к серьезной эскалации войны и втягиванию в нее Пентагона и НАТО по полной программе, что автоматически вело бы к мобилизации избирателей в пользу глобалистов от обеих партий еще на этапе праймериз – с фактическим отсутствием выбора на самих выборах. Скорее всего, ультрапатриотическая, но при этом пропутинская риторика темной лошадки Трампа как раз и является одним из внутриполитических способов упредить такое развитие событий. Однако гораздо более надежным способом гарантировать вашингтонскую элиту от возрождения уже было подавленных милитаристов является внешнеполитическое решение СБ ООН, обязательное и для России, но и для турецких генералов, саудитов и прочих союзников вашингтонских «ястребов».

Наверное, если бы американцы лучше понимали русских, они бы после сочинских договоренностей не стали бы играть на нервах условного союзника. Путин с Лавровым и Шойгу все равно бы выполнили взятые на себя обязательства, если уж они подписались на действия в Сирии, где интересы условных союзников-заговорщиков совпали против группировок глобалистов. Но американцы судят по себе, а они бы сами себя перестали уважать, если бы имели шанс кинуть доверившихся партнеров, но не кинули.

Между тем после того, как Россия ввела войска в Латакию и начала воздушную операцию по всей Сирии – с точки зрения американских партнеров-заговорщиков они очень сильно рисковали. Если бы Обама с Керри не гарантировали России молчаливое согласие на начало операции против ИГИЛ, а заодно и «умеренных» террористов, то еще на этапе развертывания мировые СМИ и американские официальные представители имели шанс заклеймить Россию агрессором, создающим реальную угрозу американским союзникам и так далее. Эскалация информационной войны, ужесточение финансовых санкций вплоть до отключения от СВИФТа и тому подобное. То есть у Обамы с Керри были рычаги влияния, чтобы не допустить игры Кремля на военную эскалацию на БВ, как они были у них в 2014 году, чтобы не допустить ее на Б/У.

А вот после начала успешной военной кампании против ИГИЛ на фоне нарастания европейских проблем с беженцами и террористами, Россия уже стала относительно неуязвима для информационной контратаки. И после завоевания господства не только в воздухе, но и в военной хронике мировых СМИ Путин, при желании, мог бы позволить себе «кинуть» партнеров, если бы, скажем, получил от соперничающей группировки банкстеров-глобалистов солидные финансовые бонусы.

Только при этом понятно, что без согласия финконтроля во главе с Обамой такие финансовые бонусы получить было бы сложно. Но можно было прислать на переговоры со стороны глобалистов тех же саудитов, которые пообещали бы закупить оружие и атомных реакторов на многие миллиарды. И ведь действительно засылали. А вдруг бы и Обама во главе финконтроля, которому нужна опора на Путина, тоже согласился бы на такой размен, кинув партнеров по коалиции «не-ястребов» информационной войны?

Наверное, именно такого «кидка» со стороны своих же американских союзников, Обамы, а не Путина, более всего и боялись в Госдепе. А потому и осуществляли довольно жесткое давление на условного союзника в Кремле, игру на нервах. Скорее всего, и катастрофа над Синаем и сбитие турками Су24 были провокациями именно этого крыла американской элиты, имеющей большое влияние и на Эрдогана, и на производителей и сертификаторов Аэробусов. Целью провокаций было, с одной стороны, максимально ослабить и без того «слабые звенья» антиигиловской коалиции Обамы – турецкий генералитет и их египетских коллег, а с другой стороны – обложить флажками Кремль, максимально уменьшить степени свободы действий для Путина. Ничего не попишешь, в наше время с волками выть – по-волчьи жить.

Другое дело, что решив сегодня свои животрепещущие проблемы по удержанию финансовой власти в США, это крыло американской элиты нажило себе неизбежные ответные проблемы в будущем со стороны России. И одними бессонными прогулками по Арбату они не отделаются. Иначе российских политиков не поймут партнеры на самом высшем уровне. Именно поэтому победа любой условной коалиции заклятых партнеров над общим недругом всегда оборачивается взаимным выяснением отношений между бывшими союзниками.

Ну и, наконец, нужно ответить на вопрос, едва различимый в высоте за свинцовыми тучами глобальной контртеррористической кампании – а зачем, собственно, нужно было подкрепить максимальными международно-правовыми и внешнеполитическими гарантиями решение ФРС по учетной ставке. Ведь вроде бы ничего особенного и нового, в прошлом такие решения принимались неоднократно. Но – не в таких условиях, не после семилетнего удержания ставки на нулевом уровне и накопления многотриллионного навеса долгов.

Я не стану долго пересказывать уже многократно сделанные расклады и прогнозы о том, что возобновление движения остановленного финансового маятника в ту или иную сторону означает практически неизбежное сваливание либо в гибельную для реальной экономики дефляцию, либо в столь же гибельную для финансовой элиты гиперинфляцию. То есть сам факт прекращения со стороны ФРС финансово-политической прокрастинации и начала движения, скорее всего, означает переход всей мировой финансовой системы, а с нею и глобальной политики в принципиально иной режим функционирования – уже не оттягивания Величайшего кризиса, а управления этим кризисом при почти полном отсутствии опыта такого управления в таких условиях.

Единственный способ для финансовой олигархии и в целом для глобальной элиты сохранить свое влияние на события – это предотвратить если не появление, то нарастание спекулятивных волн, сопутствующих любому из выбранных трендов – хоть повышения, хоть понижения ставки до отрицательных величин. Значит, нужно «идти галсами» и вовремя тормозить при неизбежном нарастании негативных симптомов. Насколько я понял из новостей о решении ФРС, Дж.Йеллен сопроводила объявление о повышении ставки на четверть процента предупреждением о возможности перехода в будущем к отрицательным ставкам, если ситуация потребует. То есть ровно то самое.

Однако погасить инерцию спекулятивной волны при любом развороте политики возможно только при активном воздействии финконтроля на банкстеров и прочих крупных спекулянтов, в том числе прячущихся по оффшорам и переводящим активы в такие страны, как Аргентина. Без вышеназванной резолюции 2253 СБ ООН, конституирующей жесткий глобальный финконтроль, такое антикризисное управление глобальными финансами просто было бы немыслимо. А сейчас именно самые активные и нелояльные финансовые игроки, вроде показательно приземленного бывшего главы «Тоталь», погрязли и запачкались в спекуляциях контрабандными активами.

Начало кризисного управления с повышения ставки объективно усиливает глобалистское, «рокфеллеровское» крыло финансовой олигархии. Именно поэтому нельзя было допустить его усиления на уровне глобальной политики, для баланса там дали усилиться их оппонентам (Керри и Ко), которым выгоднее политика отрицательных процентных ставок. Однако это означает, что это условно «ротшильдовское» крыло олигархии будет наращивать информационно-психологические атаки на конкурентов. Следует ждать неожиданных разоблачений и очередных провокаций в духе «имитации сбития малайзийского Боинга».

Период повышенной ставки вряд ли продлится до завершения праймериз, это было бы слишком опасным креном в сторону глобалистов. Значит, после разворота в сторону нулевых или, скорее даже, отрицательных ставок, усилия по военным провокациям и эскалации напряженности начнут прилагать «ястребы». Так что на информационных фронтах спокойнее не станет, как и дымовых завес не убавится. Но реальной эскалации военных действий или перерастания провоцируемых протестов в очередные «цветные перевороты» не будет, чтобы не рисковать удерживаемым балансом.

Определенным индикатором скрытой от нас ситуации на политических небесах я бы посчитал настроение Путина на годовой пресс-конференции. Он, конечно, умеет прятать свои настроения, если нужно, особенно если есть цель. Но в конце столь напряженного полугодия после майских глобальных договоренностей и по достижении результата, очень сложно спрятать полное равнодушие к вопросам, которые уже не имеют принципиального значения, вроде судьбы бывшей Украины или татарско-турецких гешефтов. Редкие моменты, когда Путин, отвечавший почти на автомате, возвращался в аудиторию и его взгляд оживлялся – это вопросы про пенсионеров и военных, про политическую опору в предстоящие сложные времена.

Почти ничего нового Путин не сказал, хотя расставил акценты и приоритеты вопросами президентского пула. Самое важное из сказанного – это подтверждение уже известной ставки на так называемое «проектное финансирование», то есть выстраивание рядом со «свободной», подверженной спекулятивным атакам финансовой системы параллельной фактически плановой системы управления. Либералы из ЦБ и правительства могут продолжать играть по своим либеральным правилам, заведомо проигрышным, а консерваторы из АП и ВЭБ играют по другим правилам. И у кого лучше выйдет. Судя по всему, точно такая же двуслойная политика будет осуществляться и ФРС, и ЕЦБ. Плановая раздача доходных бондов пенсионным фондам с последующей утилизацией спекулятивных волн и субъектов контртрендами. Или что-то в этом роде.

Ну и в конце обзора могу лишь поздравить коллег-политологов, превзошедших даже генералов, которые всегда готовятся к прошлой войне. Почти все аналитики, кроме двух-трех буквально, усиленно помогают накачивать дымовую завесу масс-медиа, все еще прогнозируя мировую войну или окончательное разрушение России цветными переворотами. Ухитрились не заметить уже закончившейся победой России и ее условных союзников «третьей мировой» информационной войны. А все потому, что по-прежнему меряют величие политиков числом принесенных жертв.

Хотя на мой взгляд, таких жертв во время информационно-психологических операций «арабской весны» и «украинской революции» было и так слишком много. И речь даже не о кровавых преступлениях и физических смертях, а о миллионах духовно искалеченных и духовно умерших, и даже просто необратимо сведенных и сводимых с ума. Увы, это не последние жертвы, как и Победа в 1945-м не предотвратила 10-летней войны с бандеровцами и «лесными братьями», корейской войны, и экономических жертв ради ракетно-ядерного щита.

И все равно, можно считать этот день и этот год удачным, ведь все мы, как Штирлиц, были на грани грандиозного провала. Но вроде обошлось. Хотя отползать от грани будет тоже нелегко и опасно.

http://oohoo.livejournal.com/196103.html